Крымская война 1853-1856 гг. была не первой и не последней в череде кровопролитных столкновений великих держав за обладание терри­ториальным «наследством» распадавшейся Османской империи (Турции). Россия и Турция с XVII в. сражались за господство на берегах Чёрного моря, а на протяже­нии XVIII в. Россия постепенно, шаг за шагом занимала всё новые земли Османской империи в Причерно­морье и на Балканах, а в XIX в. нача­ла теснить её и в Закавказье.

На владения Турции претендовали также Франция и Англия, военная мощь которых стремительно возрастала в результате их ро­мышленного развития. Тогда как крепостная Россия сильно от­ставала от этих развитых капитали­стических стран. Например, корабельных паровых машин Рос­сия не выпускала, и их приходилось покупать за границей, а из-за отсут­ствия железных дорог переброска войск в нужном направлении затяги­валась на многие месяцы.

Оценивая перспективу новой войны с Турцией, царь Николай I полностью ис­ключал возможность вмешательства западных стран, продолжая в изменившихся условиях считать Россию самой могущественной державой. Прямым поводом к развязыванию войны стал старый кон­фликт между православной и католической церковью за право контроля над святыми для христиан местами в Палестине. Под­держиваемая в первую очередь Францией, Турция отказалась удовлетворить притязания России на приоритет православной церкви в этом вопросе.

Конфликтная ситуация накалилась до предела в июне 1853 г., когда Россия разорвала дипломатические отношения с Турцией и оккупировала дунайские княжества. В ответ на действия России турецкий султан 4 октября 1853 г. объ­явил ей войну. Война началась одновременно на дунайском и кавказском направлени­ях.

На Дунайском театре военных действий Россия терпела поражения, а на Кавказе сложилась иная ситуация. Войска Кавказского фрон­та одержали блестящие победы. Инициативно и дерзко действовали моряки русского флота. Эскадра в составе восьми кораблей под командованием вице-адмирала Нахимова П.С. одержала одну из самых ярких побед в истории русского флота.

Синопское сражение

Синопское сражение произошло на сломе эпох в военном искусстве. На флотах всего мира дерево и сила ветра уступали место стали и пару. С одной стороны, это была последняя битва парусных флотов. С другой стороны — первая, в которой применялись бомбические орудия.

Синопское сражение

Синопское сражение

К середине XIX века Османская империя находилась в столь глубоком упадке, что от полного развала ее спасали лишь противоречия между великими державами. Россия и Австрия претендовали на значительную часть турецких владений в Европе. Англичане готовы были согласиться на некоторые уступки при условии получения азиатских частей Турции. Франция не желала усиления никого из перечисленных, а Пруссия, хоть и рада была насолить британцам и французам, но настаивала на сохранении статус-кво: просто потому, что не могла претендовать ни на что из «османского наследства».

Между тем Турция распадалась и без внешнего воздействия. Дважды Константинополь едва не был взят армией египетского мятежника Мохаммеда Али только потому, что Англия, Франция, Россия и Австрия оказали султану прямую военную помощь. В то же время, видя слабость центральной власти, активизировали борьбу за независимость христианские народы, составлявшие около трети населения Османской империи.

Вице-адмирал Павел Степанович Нахимов - командующий русским флотом при Синопе

Вице-адмирал Павел Степанович Нахимов — командующий русским флотом при Синопе

Видя все это, русский царь Николай I пришел к мысли об отделении от Турции земель, населенных православными народами, а при успешном стечении обстоятельств — и об отторжении Константинополя. Правда, он мыслил старыми категориями, когда авторитет России в мире был непререкаем и он мог навязывать свою волю хоть всем великим державам разом.

Россия оказалась перед лицом враждебной коалиции, к которой готова была примкнуть даже такая «мелкая рыбешка», как Швеция, Сардиния и Дания. Тем временем Петербург наводнили сербские, молдавские, болгарские и греческие авантюристы, поверившие в то, что стоит только России перейти турецкую границу, как везде вспыхнут восстания, а национальные элиты поддержат любые действия Петербурга.

И, в конце концов, Николай решился. Он поссорился с Наполеоном III (дав ему понять, что не считает его легитимным императором) и проигнорировал требования Парижа в поддержку турок. Более того, посланник в Константинополе, князь Меншиков, предъявил султану Абдул Меджиду оскорбительный ультиматум, после чего оккупировал Молдавию и Валахию.

1 июня 1853 года дипломатические отношения между Турцией и Россией были разорваны. В Вене собралась конференция, которая предложила Николаю вывести войска из дунайских княжеств, а взамен получить право защиты православного населения Османской империи и контроль за святыми местами в Палестине. В Петербурге эти требования было решено принять, но турецкий султан, ждавший английскую военную помощь, стал вносить поправки, реакции на которые со стороны Николая не последовало.

Тогда Абдул Меджид потребовал очистить Молдавию и Валахию в двухнедельный срок, но Россия это условие нe выполнила. 4 октября Турция объявила войну. Боевые действия начинались вяло, все надежды турок, помимо англо-ранцузской помощи, были связаны попыткой прорыва на Кавказ, где можно было опереться на войска Шамиля и нанести России максимальный урон. Пройти туда по суше было нельзя, так что султанский штаб решил действовать посредством морских десантов.

Схема Синопского сражения

Схема Синопского сражения

Для этого под командованием адмирала Османа-паши были собраны все лучшие силы турецкого флота. Это: 7 фрегатов, 3 корвета, 2 парохода и 2 вооруженных транспорта при 476 орудиях старого образца. Эти силы должны были по данным разведки сопровождать конвой с десантом в Поти и Сухуми. Российский Черноморский флот превосходил турецкий на порядок. Даже разделив его на несколько эскадр, русское военно-морское командование смогло загнать османов в порты.

11 ноября на рейде Синопа появилась эскадра Нахимова, состоявшая всего из трех 84-пушечных линейных кораблей. В гавани, под защитой шести батарей, обнаружился и весь флот Османа-паши. Он имел полную возможность прорваться и уйти, пользуясь малочисленностью русских кораблей, но лишь отправил нарочного к султану. Вероятно, он был уверен в том, что на выручку придет англо-французский флот. Этим же обстоятельством объясняется и то, что Осман-паша не принял никаких мер к укреплению позиций. Все батареи были не доукомплектованы, замена устаревших пушек бомбическими шла неспешно, а одна из батарей располагалась прямо посреди городской набережной.

16 ноября к Нахимову в помощь подошла эскадра контр-адмирала Новосильцева в составе четырех 120-пушечных линкоров и двух фрегатов. Преимущество в артиллерии стало подавляющим: 720 стволов против 476 и 44 на берегу у турок. Посовещавшись, русские флотоводцы решили атаковать, так как со дня на день ожидали выхода в Черное море британцев. Нахимов же мог в качестве подкреплений рассчитывать только на отряд из трех пароходов вице-адмирала Корнилова.

В ходе четырёхчасового боя в Синопской бухте (военно-морская база Турции) противник потеряли полтора десятка кораблей и свыше 3 тыс. человек уби­тыми, все береговые укрепления были разрушены. Только 20-пушсчный быстроходный пароход «Таиф» с английским советником на борту смог вырваться из бухты. Командую­щий турецким флотом был взят в плен. Потери эскадры Нахимова составили 37 че­ловек убитыми и 216 ранеными. Не­которые корабли вышли из боя с сильными повреждениями, но пи один не был потоплен. Синопский бой золотыми буквами вписан в ис­торию российского флота. Синопский бой оказался последним крупным сражением парусного флота.

Командующий турецким флотом Осман-паша в русском плену

Командующий турецким флотом Осман-паша в русском плену

Командующий турецкой эскадрой Осман-паша хоть и оказался бездарным флотоводцем (справедливости ради, заметим, что ему был всего 31 год), но не струсил и до конца оставался на мостике горящего флагмана, умоляя матросов продолжать огонь. Однако еще до конца боя он оказался в плену. Многие задавались вопросом: почему Осман-паша после взрыва флагмана, оказавшись в воде, поплыл в сторону русских кораблей, а не к берегу? В Стамбуле его поспешили обвинить в измене и желании сдаться. Он, находясь в плену в Севастополе, оправдаться не мог. После войны стало известно, что при взрыве Осман-паша был ранен, а его подчиненные, вместо того, чтобы спасать своего командира, ограбили его каюту, а потом стали срывать с него украшения и даже сломали палец, пытаясь снять перстень.

***

Синопское морское сражение стало предлогом для вступления в войну Франции и Англии. В декабре 1853 г. английская и французская эскадры вошли в Черное море, а в марте 1854 г. Англия и Франция объявили войну России. В конце июня англо­-французский флот сосредоточился в Финском заливе и двинулся к россий­ским хорошо укреплённым военно-морским базам — Крон­штадту и Свеаборгу.

После некоторых колебаний союзники отказались от попыток штурмовать эти базы. Но обстреляли из пушек почти беззащитный Соло­вецкий монастырь. В нём жили монахи и богомольцы, а гарнизонную службу нёс маленький отряд, имевший па вооружении десять пушек, который отказался сдаться в плен и сумел защитить монастырь.

Сокрушительный отпор получи­ли союзники при попытке захватить Петропавловск-Камчатский. С сентября 1854 г. развернулись основные боевые действия за Крым. Здесь находи­лась главная военно-морская база России на Чёрном море Севасто­поль, и союзники считали, что её уничтожение лишит Россию воз­можности вести активную внешнюю политику на Балканах и Ближнем Востоке.

Главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму князь Меншиков А.С. не сумел организовать оборону полуострова и препятствовать высадке союзниками более чем 60-ти тысячного десанта. Через неделю, подгото­вившись, противник атаковал и нанёс российским войскам поражение в районе реки Альмы, затем осадил Севастополь. Севастополь был первоклассной воен­но-морской базой, неприступной с моря. Перед входом на рейд — на полуостровах и мысах — стояли мощные форты.

Русский флот не мог противостоять неприятельскому, поэтому часть кораблей затопили перед входом в Севастопольскую бухту, что ещё больше укрепило город с моря. Более 20 тыс. моряков сошли на берег и встали в строй вместе с сол­датами. Сюда же перевезли и 2 тыс. корабельных пушек. Вокруг города были сооружены восемь бас­тионов и множество других укрепле­ний. В ход шли земля, доски, домаш­няя утварь — всё, что могло задержать пулю.

Но для работ не хватало обыкновен­ных лопат и кирок. В армии процве­тало воровство. В годы войны это обернулось катастрофой. В связи с этим хочется напомнить читателю один эпизод. Николай I, возмущенный обнаружившимися едва ли не повсюду всевозможными злоупотреблениями и хищениями, в беседе с наследником престола (будущим императором Александром II) поделился сделанным им на старости лет и потрясшим его открытием: «Кажется, во всей России не воруют только два человека — ты да я».

Но вернёмся к обороне Севастополя… Оборона  под руководством адмиралов Корнилова В.А., Нахимова П.С. и Истомина В.И. продолжалась 349 дней силами 30-тысячного гарнизона и флотскими экипажами. За этот период город был подвергнут пяти массированным бомбардировкам, в результате чего была практически уничтоже­на часть города — Корабельная сторона.

В июле 1855 г. был смертельно ранен адми­рал Нахимов. Попытки же русской армии под командованием князя Меншикова А.С. оттянуть на себя силы осаждающих окончились неудачей (сражение под Инкерманом, Евпаторией и Черной Речкой). Действия полевой ар­мии в Крыму мало помогли герои­ческим защитникам Севастополя. Вокруг города постепенно сжи­малось кольцо противника.

В ходе боёв прославились тысячи ге­роев: контр-адмирал Истомин В.И., генерал-лейтенант Хрулёв С.А., заме­чательный русский хирург Пи­рогов Н.И., и многие другие. Но беззаветное муже­ство севастопольцев не могло ком­пенсировать недостатки в вооруже­нии и обеспечении. 27 августа 1855 г. французские войска штурмом овладели южной частью города и захватили господствующую над городом высоту — Малахов курган.

Русские войска вынуждены были ос­тавить город. Наступление противника на этом закончилось. Пос­ледующие военные действия в Крыму, а также в других районах страны для союзников решающего значения не имели. Несколько лучше обстояли дела на Кавказе, где русские войска не только остановили турецкое наступление, но и заняли крепость Карс. В ходе Крымской войны были подорваны силы обеих сторон.

За три года убитыми, ранеными и плен­ными Россия потеряла 500 тыс. че­ловек. Большой урон понесли и союзники: около 250 тыс. убитых, ра­неных и умерших от болезней. В результате войны Россия уступила свои позиции на Ближ­нем Востоке Франции и Англии. Ее престиж на международной арене был сильно подорван. 13 марта 1856 г. в Париже был подписан мирный договор, по условиям которого Черное море объявлялось нейтральным, русский флот сводился до минимума и крепостные сооружения уничтожались. Аналогичные требования были выставлены и Турции. Кроме этого, Россия лишалась устья Дуная и южной части Бессарабии, должна была вернуть крепость Карс, а также лишилась права покровительствовать Сербии, Молдавии и Валахии.

Сражение при Инкермане

Александр Сергеевич Меншиков (1787-1869 гг.) в период Крымской войны, с сентября 1854 года до февраля 1855 года, был главнокомандующим сухопутными и морскими силами в Крыму, где он не смог противостоять силам англо-франко-турецкой коалиции. Самой крупной его неудачей стала битва при Инкермане, произошедшая 5 ноября 1854 года.

Князь Меншиков А.С.

Князь Меншиков А.С.

Задача Меншикова заключалась в том, чтобы снять осаду с Севастополя. Для этого требовалось нанести поражение обложившим город англо-франко-турецким войскам. Главный удар планировалось нанести по позициям 2-й британской дивизии, находившейся к северу от города (вместе с резервной 4-й дивизией — около 7,5 тысячи человек). Для отвлечения французского корпуса генерала Пьера Боску южнее Севастополя на Балаклавской равнине предполагалось провести серию демонстраций.

Схема битвы при Инкермане

Схема битвы при Инкермане

Непосредственно против англичан должен был действовать IV корпус генерала Петра Данненберга, состоявший из двух отрядов — Федора Соймонова и Прокофия Павлова (общая численность — 19 тысяч человек). После овладения так называемой Казачьей горой им предстояло атаковать три узловые точки — ущелье (на левом фланге противника), Барьер (каменную насыпь в центре) и Укрепленную батарею (заброшенные артиллерийские позиции на правом фланге). В начале операции руководство должен был осуществлять Меншиков, но после соединения Соймонова и Павлова на Казачьей горе командование переходило к Данненбергу.

Не имея карт и сколько-нибудь внятных планов местности, отряды подошли к указанной точке с большим временным разрывом, увязли в стычках с передовыми пикетами неприятеля и слишком долго сосредотачивались для решающего штурма. Однако туман серьезно затруднял и действия британцев. В результате битва рассыпалась на несколько схваток, самая ожесточенная из которых кипела вокруг Укрепленной батареи.

Между этой точкой и Барьером образовался разрыв, практически не прикрытый войсками союзников. Британский командующий лорд Раглан приказал подоспевшей к месту событий 4-й дивизии Джорджа Каткарта перекрыть опасный участок. Но Каткарт решил атаковать в районе Укрепленной батареи, где и напоролся на превосходящие силы русских. В этот критический для англичан момент на помощь им прибыл французский корпус Боску (8 тысяч). Однако у Данненберга еще имелись резервы и шанс переломить ход сражения, которым он, к сожалению, не воспользовался. Битва была проиграна. Общие потери русских убитыми, ранеными и пленными достигли почти 12 тысяч, более чем в два раза превысив потери противника.

Героизм русских моряков в Синопском бою

Во время Крымской войны. Три русских линейных корабля — «Ростислав», «Императрица Мария» и «Чесма» — несли крейсерство у турецких берегов. Отрядом командовал прославленный моряк вице-адмирал Нахимов П.С. 18 ноября 1853 года на Синопском рейде Нахимов обнаружил большую турецкую эскадру. Под прикрытием береговых пушек в бухте полумесяцем стояли 7 фрегатов, 3 корвета, 2 военных парохода, 7 транспортов и один шлюп.

"Императрица Мария" - легендарный флагман Нахимова

«Императрица Мария» — легендарный флагман Нахимова

Выстрелом с турецкого флагманского корабля «Авни-Аллах» началось это знаменитое сражение. 84-пушечный «Ростислав» отдал якорь вблизи турецкого корвета «Фейзи-Меабуд», ведя огонь по нему из пушек левого борта. Второй целью командир «Ростислава» капитан 1 ранга Кузнецов избрал фрегат «Низамие». Вскоре и этих двух целей показалось мало Кузнецову. И он приказал стрелять еще по одной из береговых батарей.

Виртуозно действовали комендоры «Ростислава». Их огонь повредил сначала один, а затем и второй корабль. Оба турецких судна, загоревшись, выбросились на берег. Подавлена береговая батарея. Но вдруг одна из турецких гранат накрыла орудие верхней палубы. Орудие вышло из строя. Загорелся обвес, через который шла подача зарядов с нижней батареи. Огонь удалось потушить, но горящий кусок парусины упал в люк порохового погреба. Все замерли. Казалось, взрыв «Ростислава» неминуем.

Но тут, подвергаясь смертельной опасности, в горящий погреб бросился мичман Колокольцев с двумя матросами. Они заперли за собой люк и хладнокровно, накрыв порох брезентом, погасили пожар. Геройским подвигом моряков гибель корабля была предотвращена. В четвертом часу дня бой прекратился. Турецкой эскадры больше не существовало. Удалось спастись бегством одному пароходу «Таиф». Русские не потеряли ни одного корабля.
«Ростислав» произвел около 5000 выстрелов, больше чем любой другой корабль русской эскадры. В его борту насчитывалось 25 пробоин. 22 ноября эскадра Нахимова возвратилась в Севастополь.

Нахимов держал свой флаг на новейшем 84-пушечном корабле «Императрица Мария», построенном всего несколько месяцев зад на Николаевской верфи под руководством корабельного инженера Дмитриева. Командовал кораблем капитан 2-го ранга Барановский П.И. Сблизившись под плотным неприятельским огнем с головным кораблем турок на 250 саженей, «Императрица Мария» стала на якорь, стреляя своим правым! бортом. И уже через полчаса подожженный фрегат Осман-паши пылал ярким пламенем.

Отклепав якорный канат, фрегат, пытаясь спастись, направился на мелководье. Огонь «Императрицы Марии» перенесли на другой фрегат. Вскоре загорелся и он. Следуя за своим флагманом, и этот фрегат выбросился на мель. Затем подавлена была береговая батарея.

Не отставал от «Императрицы Марии» в меткости артиллерийского огня и линейный корабль «Париж». Командовал «Парижем» будущий герой Севастопольской обороны капитан 1 ранга Истомин В.И. На мачте корабля в бою развевался флаг младшего флагмана контр-адмирала Новосильского. Следовавший в колонне за «Императрицей Марией» линейный корабль «Вел. кн. Константин» в течение пяти минут взорвал береговую батарею, а затем потопил фрегат. Еще один фрегат взлетел на воздух от огня «Трех святителей». На «Императрице Марии» 16 убитых и 59 раненых. Корабль сильно пострадал. Перебиты мачты, реи, такелаж, паруса. В борту насчитывалось 60 пробоин и 11 других повреждений.