Светлейший (1871) князь Александр Михайлович Горчаков — русский дипломат, министр иностранных дел в (1856-1882 гг.), канцлер (1867) проис­ходил из древнего аристократиче­ского рода. Канцлер в российской «Табели о рангах» — высший чин на государственной службе.

«Это был уже пожилой человек, чрезвычайно симпатичный по сво­ей внешности, обладавший изы­сканной вежливостью в обращении и производивший впечатление чис­токровного сановника-аристокра­та» — так описывал Горчакова А.М., находившегося на вершине славы и могущества, один из его современ­ников. Не было в русской диплома­тии XIX столетия человека более эрудированного и хитроумного, чем князь Горчаков А.М.

Родился Александр Михайлович 4 (16) июня 1798 г. в г. Гапсале (северо-запад Эстонии) в семье генерал-майора, князя Михаила Алексеевич Горчакова и Елены Васильевны Ферзен. Александр Горчаков окончил с золотой медалью Царскосельский лицей, где был то­варищем Пушкина А.С. «Питомец мод, большого света друг, обычаев бле­стящих наблюдатель», — писал о Горчакове Пушкин.

По окончании Лицея Александр Горчаков был определен в Коллегию иностранных дел. Дипломатиче­скую карьеру он начал в возрасте 19 лет и прошёл долгий путь от второ­степенного посольского чиновника до министра иностранных дел Рос­сии.

Горчаков А.М., 1865 г.

Горчаков А.М., 1865 г.

Пушкин назвал Горчакова «счастливцем с первых дней», однако дипломатическая карьера князя складывалась весьма непросто. При императоре Николае I будущий министр не играл, да и не мог играть первых ролей в российской дипломатии, поскольку его недолюбли­вал глава дипломатическо­го ведомства Российской империи граф Нес­сельроде К.В., пользовавший­ся огромным доверием царя. В 1838 г. Горчаков А.М. даже вышел в отставку и вернулся в Министерство иностранных дел только через три года.

В 1820-1854 гг. Горчаков состоял на дипломатической службе в Европе, тщательно изучал все закулисные пружины международной политики. Горчаков был светским, остроумным человеком, имел бесспорное литературное дарование, считался мастером дипломатического красноречия, проявлявшегося в нотах по тем или иным вопросам. Он не разделял убеждений Николая I в том, что Европа должна быть благодарна ему за подавление революции 1848-1849 гг. и не вмешается в русско-турецкие отношения.

В 1854 г. Горчакова направили послом в Вену, он сделал все, чтобы Пруссия в Крымской войне осталась нейтральной, помешал Австрии привлечь её на сторону антирусского блока. Горчаков оказал­ся ключевой фигурой во внешней политике Рос­сии благодаря чрезвычай­ным и весьма печальным обстоятельствам. Пора­жение в Крымской войне 1853-1856 гг. привело к то­му, что на международной аре­не авторитет страны упал. По усло­виям Парижского мирного договора Россия обязывалась уничтожить ос­татки боевого флота на Чёрном мо­ре, а на побережье ликвидировать крепости. В результате южная грани­ца страны была открыта любому не­приятельскому вторжению.

На Бал­канах позиции Российской империи как великой державы пошатнулись из-за ряда стеснительных ограниче­ний. Согласно статьям того же Па­рижского трактата, Турция также от­казывалась от своего черноморского флота, но «нейтрализация моря» была только видимостью: через про­ливы Босфор и Дарданеллы турки всегда могли ввести туда из Среди­земного моря грозные боевые эскад­ры своих союзников или даже соб­ственные.

Вскоре после восшествия на престол молодой император Алек­сандр II отправил престарелого Нес­сельроде в отставку: тот был послуш­ным исполнителем воли прежнего государя, но для самостоятельной деятельности не годился. Между тем перед российской дипломатией встала труднейшая и сверхважная за­дача — добиться отмены унизитель­ных и тяжёлых для России статей Парижского договора. Страна нахо­дилась в полной политической изо­ляции и не имела союзников в Евро­пе. Министром иностранных дел вместо Нессельроде был назначен Горчаков А.М.

Можно без преувели­чения сказать, что главным делом всей жизни Александра Михайло­вича стала борьба за ликвидацию горестных результатов Крымской войны на дипломатической арене. В то время Горчаков говорил: «Россия не обижается, а сосредотачивается». Эта фраза стала очень популярной в дипломатических кру­гах Европы и была принята за точ­ную характеристику политического положения России после Крыма.

Нужно было восстановить престиж страны, подорванный поражением в Крымской войне. Одну из главных своих задач новый министр видел в отмене унизительных статей Парижского договора о нейтрализации Черного моря. России необходимо также было восстановить утраченное влияние на Балканах. Решение этих непростых задач требовало поиска новых путей и дипломатических ходов.

Горчакова А.М. отличала незави­симость суждений, он умел точно соотносить возможности России и её конкретные действия, блестяще владел искусством дипломатической игры. Выбирая союзников, Алек­сандр Михайлович руководствовался практическими целями, а не симпа­тиями и антипатиями или умозри­тельными принципами. Для решения поставленных задач Горчаков сделал ставку на Францию как на наиболее реального союзника. Россия оказывала французскому им­ператору Наполеону III содействие в делах общеевропейской политики.

19 февраля (3 марта) 1859 г. в Париже был подписан секретный русско-французский договор о нейтралитете и сотрудничестве. Несмотря на то, что Россия не получила поддержки Франции при пересмотре статей Парижского мира, этот договор позволил ей выйти из изоляции, в которой она находилась после поражения в войне с Турцией. Князь Горчаков А.М. вёл дипломатическое сра­жение изо дня в день, из месяца в ме­сяц, из года в год — в течение полу­тора десятилетий, до полной победы.

Однако твёрдой почвы для франко-русского союза не возникло. Французские политики сочувствовали польскому восстанию 1863-1864 гг., жестоко подавлен­ному российскими войсками. Им­ператор Наполеон III переоценил прочность своего положения во Франции и в Европе и не сумел по достоинству оценить дружественные отношения с Россией. Это привело к краху и его самого, и всю француз­скую политику.

Злейшим врагом Франции в Европе стала Пруссия. Прусский канцлер Бисмарк, талантливый, энер­гичный и безжалостный политик, твёрдой рукой направлял диплома­тические усилия к насильственному объединению Гер­мании. После побед, одержанных в войнах с Данией и Австрией, Прус­сия почти достигла заветной цели. Созданию единого общегерманско­го государства мешало соседство сильной и воинственной Франции.

Но война против Наполеона III была невозможна, пока за спиной у прус­саков оставалась дружественная Франции держава — Российская им­перия. Однако Александр II и его первый дипломат Горчаков рез­ко изменили политический курс, и пошли на сближение с Пруссией. Ре­зультаты сотрудничества двух госу­дарств потрясли Европу.

Франко-прусская война 1870-1871 гг. закончилась полным раз­громом французов и свержением Наполеона III. Бисмарк уверенно на­правлял полки на запад, не чувствуя никакой угрозы за спиной: Россия придерживалась благожелательного для Пруссии нейтралитета. В об­мен на это российская дипломатия добилась согласия Пруссии (с 1871 г. Герман­ская империя) и находив­шейся под прусским влия­нием Австро-Венгрии на отмену «нейтрализации» Чёрного моря.

Разрыв Рос­сией Парижского догово­ра, заключённого в 1856 г., поверг великие державы Европы едва ли не в боль­шее изумление, чем падение Франции. Ограничительные статьи договора были отме­нены в 1871 г. на международной конференции в Лондоне. Подписав Лондонскую кон­венцию, Горчаков мог торжествовать победу, усилия Министерства иностранных дел России увенчались блестящим успехом. Этот документ перечеркнул позор Севастополя.

Интересно отметить, что, придавая большое значение историческим традициям и опыту  дипломатии России, для Горчакова образцом дипломата всегда оставался Петр I. А сам князь, обладая несомненными литературными способностями, так тонко и изящно составлял дипломатические документы, что они нередко напоминали художественные произведения. По словам одного из биографов Горчакова, князь «был весьма честолюбив. Ост­роумный и блестящий оратор, он с одинаковым красноречием говорил на французском и немецком языках…»

В 1862 г. Александр Михайлович получил чин вице-канцлера, а через пять лет он стал государственным канцлером России. В это время, являясь также и членом Государственного совета,  Горчаков не только оказывал большое влияние на внешнюю политику, но, занимая видное положение в правительстве России, влиял и на внутренние дела страны.

Горчаков сыграл ключевую роль в создании в 1873 г. «Союза трех императоров», пытаясь использовать его для подготовки будущей войны с Турцией. В январе 1877 г. он заключил с Австро-Венгрией Будапештскую конвенцию, благодаря которой Австро-Венгрия обязалась сохранять нейтралитет в случае русско-турецкой войны, которая не замедлила начаться три месяца спустя.

После нашей победы в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Россия с Турцией подписали  Сан-Стефанский договор, по которому Сербия, Румыния и Черногория приобретали независимость, а Болгария — широкую автономию. России же возвращалась Южная Бессарабия, отторгнутая от нее по условиям Парижского трактата.

Но против этих результатов решительно выступила Англия и Австро-Венгрия. На Берлинском конгрессе Горчаков возлагал большие надежды на поддержку Германии. Однако Бисмарк занял позицию нейтралитета. В результате успех русской армии в войне с турками и выгодный для России мирный договор были сведены практически к нулю.

После Горчаков писал государю: «Берлинский трактат есть самая черная страница в моей служебной карьере». После Берлинского конгресса Горчаков еще несколько лет возглавлял Министерство иностранных дел. Он прилагал все усилия для стабилизации внутреннего положения страны и сохранения «равновесия сил» в Европе, способствовал становлению государственности в балканских странах.

Из-за ухудшения здоровья в 1880 г. Александр Михайлович покинул Россию, выехав  на лечение за границу. Уже без его участия в Берлине велись русско-германские переговоры, приведшие к заключению в 1881 г. русско-германско-австрийского союза. В 1882 г. Горчаков вышел в отставку и занялся написанием мемуаров. Умер князь Горчаков А.М. в Баден-Бадене 27 февраля 1883 г. Похоронен в Петербурге, в фамильном склепе, рядом со своими близкими.