Центром российской внешней политики во второй половине XIX в. являлся восточный вопрос — вопрос о режиме черноморских проливов и судьбе балканских народов, находящихся под властью Турции. После поражения в Крымской войне согласно статьям Парижского мирного договора России было запрещено иметь военный флот на Черном море, строить крепости и форты.

Такое решение наносило удар по безопасности России. Поэтому главной задачей российской внешней политики после окончания Крымской войны стала борьба за отмену ограничительных статей Парижского мира.

Для выполнения этой задачи России необходимо было най­ти союзников в Европе. Во второй половине 1850-х гг. наме­тилось сближение России с Францией; однако впоследствии стали укрепляться связи России с Пруссией. Этому способст­вовали и попытки Франции поддержать освободительное дви­жение поляков, и незаинтересованность Пруссии в ближне­восточных делах, и династические связи русского и прусского дворов (Александр II был племянником прусского короля Вильгельма).

В 1856 г. министром иностранных дел был назначен князь Александр Михайлович Горчаков (1798 -1883), ли­цейский друг Пушкина. В годы Крымской войны он был по­сланником в Вене и приложил немало сил к тому, чтобы удержать Австрию от участия в войне. Новый министр был просвещенным человеком и сторонником реформ.

Портрет князя Горчакова А.М., худ. Богатский, 1876 г.

Портрет князя Горчакова А.М., худ. Богатский, 1876 г.

Желая обеспечить для них благоприятную обстановку, он вел осто­рожную политику, избегая вступления в военные коалиции и конфликты. «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит, — писал он. — Говорят, что Россия дуется. Рос­сия не дуется, она собирается с силами».

Тем временем в Европе произошли важные события. В июле 1870 г. началась франко-прусская война, а 2 сентября того же года Наполеон III, окруженный под Седаном, сдался в плен. Воспользовавшись моментом, Горчаков уведомил ев­ропейские державы, что Россия более не считает себя свя­занной обязательством не держать военный флот на Черном море. Через год это решение было утверждено международной Лондонской конференцией. Россия по­лучила возможность ускоренно осваивать Новороссийский край и со­здать военные укрепления на побережье.

Военный министр генерал Милютин Д.А.

Военный министр генерал Милютин Д.А.

Объединение Германии изменило соотношение сил в Ев­ропе. На западных рубежах России возникла мощная держава. Появилась угроза образования австро-германского союза, направленного против России. Франция, ослабленная воен­ным поражением, не могла быть надежным союзником. Что­бы не допустить складывания австро-германского союза, рус­ская дипломатия пошла на заключение соглашения с Герма­нией и Австро-Венгрией.

В 1873 г. возник «Союз трех императоров». Три монарха: Александр II, Вильгельм I и Франц Иосиф — обещали друг другу устранять разногласия между собой путем консультаций, а при угрозе нападения какой-то другой державы договориться о совместных дейст­виях. В то же время, стре­мясь сохранить равновесие в Европе, Россия не давала Герма­нии окончательно разгромить Францию.

Германское правительство надеялось с помощью этого договора обеспечить себе свободу действий в отношении Франции. Однако этого не произошло. В 1875 г., когда вновь обост­рились франко-германские отношения, Горчаков дал понять, что Россия не допустит вторичного разгрома Франции. В свою очередь, русской дипломатии не удалось приостановить австро-германское сближение. «Союз трех императоров» не оправдал надежд ни одной из сторон. Но он просуществовал длительное время, обеспечивая мирные отношения в центре Европы.

Прощание русских воинов при отъезде на театр военных действий. Гравюра 1878 г.

Прощание русских воинов при отъезде на театр военных действий. Гравюра 1878 г.

Надо отметить, что в 1873 г. турецкий султан издал ряд указов, ограничивающих права христианского населения, проживающего в Боснии и Герцего­вине, что послужило поводом к мощному национально-освободитель­ному восстанию в этих землях.

Необходимость проведения глубоких реформ и сложная общественно-политическая обстановка внутри России не­сколько ослабили её внешнеполитическую активность. Однако восстания на Балканах (в 1875 г. — в Боснии и Герце­говине, в 1876 г. — в Болгарии) вновь сделали восточный вопрос острейшей проблемой российской внешней политики. Турецкие каратели действовали крайне жестоко.

Особым изуверством от­личались башибузуки — отряды ир­регулярной турецкой кавалерии, истребившие тысячи людей. По ту­рецким законам и в мирное время покушение на имущество и жизнь «райя» (т. е. «стада» — так турки назы­вали христиан) было ненаказуемо. В 1876 г. жизнь болгарина или серба не стоила ничего. Тогда в Болгарии поя­вились башкала (башни из голов). Сербия и Черногория летом 1876 г. начали войну против  Турции. Но силы были неравные. Плохо вооруженные сла­вянские армии терпели неудачи.

Только в Болгарии турки вырезали около 30 тыс. человек, разграбили и сожгли десятки болгарских деревень. Сербия терпела поражения от турецких войск. Малень­кая черногорская армия укрылась высоко в горах. Без помощи евро­пейских держав, и в первую очередь России, борьба этих народов была обречена на поражение.

Сочувствуя южнославянским народам в их борьбе, русское общество требовало от правительства реальной помощи и вмешательства в эти события. Активно действовали русские славянские комитеты Петербурга, Москвы и некоторых других городов. В их дея­тельности участвовали виднейшие представители интеллигенции (писа­тель и публицист Аксаков К.С., литературный критик Стасов В.В., скульптор Антокольский М.М., ученые Мечников И.И., Мен­делеев Д.И. и др.).

Комитеты занимались сбором средств для «братьев по крови и вере», направляли для поддержки восставших сербов, болгар и других балканских народов тысячи русских добровольцев и военных инструкторов. Среди них: меди­ки Склифосовский Н.Ф. и Боткин С.П., писатель Успенский Г.И., художники Поленов В.Д. и Маковский К.Е.

Весь русский народ решительно поддержал справедливую борьбу южных славян, «Никто в России, — писал прогрессивный журнал “Отечественные записки”, — не думает о другом, не хочет слышать, разговаривать и читать о другом, кроме как о том, что делается по ту сторону Дуная».

Правительство Александра II, принимая во внимание незавершенность перевооружения армии, неготовность Черноморского флота, сложность финансового положения в стране, а также усиливающееся народническое революцион­ное движение, было против решительных действий, пыталось избежать войны, уповая на дипломатические средства.

По инициативе Горчакова А.М. в 1876 г. Россией, Австро-Венгрией и Германией был подпи­сан Берлинский меморандум (к нему присоединились Франция и Италия), по которому страны требовали от Турции начать реформы на Балканах и уравнять христиан в правах с мусульманами. К этому документу не присоединилась Англия, желавшая сохранить свое влияние на Осман­скую империю.

По инициативе России в Константинополе состоялась конференция европейских держав, на которой был принят проект автономии Боснии, Герцеговины и Бол­гарии. Порта, поддерживаемая Англией, отказалась выполнить реше­ние конференции и продолжала провоцировать войну.

Сербский князь Милан после поражения его армии обратился к русскому царю с просьбой о помощи. Россия предъявила Турции ультиматум: немедленно заключить с Сербией перемирие. Вмешательство России предотвратило падение Белграда. Путем негласных переговоров России удалось обеспечить нейтралитет Австро-Венгрии, хотя и очень дорогой ценой. Русское правительство согласилось на оккупацию Боснии и Герцеговины австро-венгерскими войсками.

В марте 1877 г. в Лондоне представители России, Великобритании, Австро-Венгрии, Герма­нии, Италии и Франции подписали протокол, содержащий требование проведения реформы на Балканах и установления равноправия славянских народов. Но Турция, посчитав эти требования вмешательством в свои внутренние дела, отвергла их.

После того, как Турция отвергла требование европей­ских держав провести реформы в пользу балканских народов, а турецкая армия продолжала ак­тивные действия, задушила восстание в Боснии и Герцеговине, втор­глась в Болгарию, России уже нельзя было занимать пассивную позицию. 12 (24) апреля 1877 г. Александр II подписал манифест о начале войны с Османской империей.

Наконец, хочется отметить, что правительства Александра II и Александра III уделяли боль­шое внимание борьбе славянских народов с турецким гнетом, стремясь использовать эту борьбу в своих интересах…