После убийства 1 марта 1881 г. Александра II на российский престол вступил его сын — Александр III, с именем которого и современники, и исследова­тели более позднего времени связывают наступле­ние политической реакции «под маской народности и православия».

Великий князь Александр Александрович Рома­нов был вторым из шести сыновей Александра II (Николай, Александр, Владимир, Алексей, Сергей и Павел). Он родился 26 февраля (10 марта) 1845 г. и не являлся наследни­ком престола. «Александр III совсем не приготов­лялся быть императором,.. — читаем в воспоминаниях Витте С.Ю., — можно сказать, он был несколько в загоне: ни на его образование, ни на его воспитание особого внимания не обращали». Наследником был Николай, скончавшийся в 1865 г.

Новый наследник, судя по отзы­вам его воспитателей, личным дневникам, не отли­чался широтой интересов. И хотя курс истории ему читал Соловьев С.М., законоведение — Побе­доносцев К.П., стратегию — генерал Драгомиров М.И., успех в науках был небольшой, военные таланты отсутствовали. По воспоминаниям воспитателя Гогеля, Александр «всегда был ленив» и начал учиться только сделавшись наследником.

В раннем возрасте он был крайне застенчив, что вызывало в нем некоторую резкость и углова­тость. В семье Сашу звали «бульдожкой». И в зре­лые годы Александр III «не был красив, по манерам был скорее… медвежатый; был очень большого ро­ста, причем при всей своей комплекции он не был особенно силен или мускулист, а скорее был несколь­ко толст и жирен». Таким видел его С. Ю, Витте, бывший при Александре III министром финансов.

Император Александр III, Н. Борель, хромолитография, 1895 г.

Император Александр III, Н. Борель, хромолитография, 1895 г.

Император Александр III, не в пример своим предшествен­никам, был хорошим семьянином. После смерти старшего брата, цесаревича Николая, он на­следовал не только престол, но и его невесту — датскую принцессу Дагмару (после принятия пра­вославия получила имя Марии Федоровны). Алек­сандр III любил свою жену, сохранял ей верность. После свадьбы чета поселилась в Аничковом двор­це. Дети следовали один за другим: Николай, Георгий, Михаил, Ксения, Ольга.

Цесаревич Александр Александрович с семьёй, 1878 г.

Цесаревич Александр Александрович с семьёй, 1878 г.

Семейная нравственность, присущая самому императору, давала ему право требовать от домо­чадцев достойного поведения. Нередко причиной монаршей немилости и удаления от двора была супружеская неверность великих князей и княгинь. «Император Александр III был действительно гла­вой царской семьи, — считает Витте, — он держал всех… в соответствующем положении, все его не только почитали и уважали, но и чрезвычайно боя­лись».

Победоносцев, К.П., 1904 г.

Победоносцев, К.П., 1904 г.

В быту Александр III был прост и скромен. Будучи наследником, Александр любил выпить. Дело доходило до настоящих запоев, от которых его впоследствии вылечил Боткин С.П. Но пристрастие осталось. Вместе со своим собутыльником начальни­ком его охраны генералом Черевиным П.А. Алек­сандр III выпивал втихомолку… Современники отмечали и несдержанность Алек­сандра III. Выражения «скотина», «каналья» являлись для него обычными словами.

Александр III не отличался большим умом. Даже его почитатель министр финансов Витте вынужден был признать, что «… император Александр III был совершенно обы­денного ума; пожалуй, можно сказать, ниже средне­го ума, ниже средних способностей и ниже средне­го образования… У императора Александра III был небольшой ум рассудка, но у него был громадный, выдающийся ум сердца».

Граф Лорис-Меликов М.Т., гравюра, 1882 г.

Граф Лорис-Меликов М.Т., гравюра, 1882 г.

Вероятно, «обыденность ума» и отсутствие ка­ких бы то ни было «военных талантов» явились од­ной из причин того, что Александру II отсоветовали назначать наследника главнокомандующим всей ар­мией во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Цесаревичу Александру была поручена скромная должность командира Рущукского отряда.

Главнокомандующий же великий князь Николай Николаевич, дядя Александра, пору­чил ему охранять дорогу от переправы через Дунай у Систово к Тырново. Отряд почти не принимал учас­тия в боевых операциях, представления к наградам офицеров отряда игнорировались.

Княгиня Юрьевская Е.М. с детьми - Георгием и Ольгой

Княгиня Юрьевская Е.М. с детьми — Георгием и Ольгой

Заурядный ум, недостаток познаний не позво­ляли Александру самостоятельно ориентироваться в многообразии встававших перед ним вопросов. По­этому после вступления его на престол в министер­ствах была заведена практика сопровождать каждый письменный доклад, ежедневно направлявшийся императору, коротенькой запиской, излагавшей суть дела, — для облегчения труда государя.

В часы досуга Александр III читал не много. Это были романы Лескова, Мельникова; очень нра­вились произведения Маркевича; не любил и не понимал многие произведения Толстого, сочинений Тургенева не знал. Газет император не читал вооб­ще. Для царя составлялся из газетных сведений своеобразный обзор, который после просмотра его начальником Главного управ­ления печати и министром внутренних дел пред­ставляли Александру.

Последний год царствования Александра II ознаменовался не только обострением внутриполитической ситуации в империи, но и серьёзными переменами в жизни семьи государя и всей императорской фамилии. Как известно, вскоре после кончины долго болевшей императрицы Марии Александровны, последовавшей 22 мая 1880 года, Александр II женился на своей давней возлюбленной и матери его детей княжне Екатерине Михайловне Долгоруковой. Женитьба императора оказала существенное влияние на взаимоотношения цесаревича Александра Александровича с отцом, а кроме того, с видными сановниками — председателем Верховной распорядительной комиссии, затем министром внутренних дел графом Михаилом Тариеловичем Лорис-Меликовым и генерал-адмиралом великим князем Константином Николаевичем.

Цесаревич и цесаревна после женитьбы Александра II приехали в Ливадию, имея от государя обещание, что княжна Долгорукова (теперь княгиня Юрьевская) будет по-прежнему жить в своём доме, вместо того они застали её в комнатах императрицы, в её спальной комнате, в её постели. Государь с ними и со всеми приближёнными говорил о своей женитьбе как о всем известном факте, разъезжал везде с княгиней Юрьевскою, делая визиты. Видимо, цесаревич, в принципе понимавший, что отец женится на своей давней возлюбленной, и готовый примириться с этим, тяжело воспринял желание Александра II навязать новую семью всей остальной императорской фамилии и прежде всего семейству самого Александра Александровича.

Убийство Александра II произвело на сына оше­ломляющее впечатление. Страх перед покушением буквально отравлял его жизнь. Боязнь, что революционеры воспользуются торже­ством для покушения, вынуждала правительство по­стоянно откладывать коронацию; она состоялась лишь 15 мая 1883 г.

Однако опасения не были беспочвенными. В опубли­кованном после смерти Александра II письме к Алек­сандру III Исполнительный комитет «Народной воли» объявлял, что он не намерен слагать оружие, и пове­дет борьбу с еще большим ожесточением, если но­вый царь сохранит самодержавную форму правле­ния.

1 марта 1887 г. народовольческой группой под названием «Террористическая фракция «Народной воли», основанной в декабре 1886 г. в Петербурге Шевыревым П.Я. и Ульяновым А.И., было совер­шено покушение на Александра III. Участники не­удавшейся попытки убийства царя Андреюшкин П.И., Генералов В.Д., Осипанов В. С., Ульянов А.И., Шевырев П.Я. 7 марта 1887 г. были повешены.

Панихида по Александру III в его спальне в Малом дворце в Ливадии, худ. М. Зичи

Панихида по Александру III в его спальне в Малом дворце в Ливадии, худ. М. Зичи

Меры предосторожности были предприняты и на случай, если бы заговорщики захотели отравить государя. За провизией посылали каждый раз в но­вое место и к новому лицу. Поставщики не знали, что их припасы забираются для царского стола. Им­ператор распорядился, чтобы ежедневно назначались новые повара, причем в последний момент, неожи­данно для них. Повара и поварята тщательно обыс­кивались дежурными офицерами.

При дальних переездах государя и его семьи (на юг, за границу) за 1 — 2 недели до прохождения царского поезда солдаты становились цепью вдоль рельсов. Ружья заряжались огнестрельными патро­нами, солдаты получали приказ стрелять во всякого, кто бы ни приблизился к путям. Императорская глав­ная квартира, созданная в 1884 г. для улучшения ох­раны царя и его семьи, применяла и другие хитрос­ти. Менялось направление следования, и войска выставлялись по различным железным дорогам. В другой раз пускали с небольшими промежутками один за другим три одинаковых поезда, и никто не знал, в каком находится царь.

Однако эти предупредительные меры не пред­отвратили крушение государева поезда 17 октября 1888 г, близ станции Борки. Весь состав упал на на­сыпь, несколько человек погибло. Из членов императорской семьи более всех пострадала старшая дочь Ксения, которая оста­лась горбатой. Причиной катастрофы было нарушение правил движения поездов.

Из жизнеописания следует, что Александр III не принадлежал к числу людей, которые заботились о своем здоровье. Действительно, ему удавалось долго скрывать свою болезнь почек. Но когда обычно туч­ный государь стал худеть, близкие обратились к из­вестному московскому профессору Захарьину. Тот определил безнадежность положения. С весны до осени 1894 г. Александр III продержался на ногах. Скончался он 20 октября 1894 г. в Ялте, сидя в крес­ле, в полном сознании. Таков был человек, который в течение 13 лет управлял Россией.

Александр III вступал на престол в сложной политической и экономической обстановке: терро­ристическая деятельность народовольцев достигла своего апогея, война с Турцией совершенно расстро­ила финансы и денежную систему. В этих условиях молодому государю предстояло сделать выбор — либо продолжить буржуазные преобразования, либо твер­до и жестоко начать борьбу со всякими либераль­ными настроениями и устремлениями. Российское общество замерло в ожидании.

Но Александр III в первые месяцы правления не спешил провозглашать принципы своей полити­ки. Это порождало надежды в обществе. И действительно, первые заявления и распоряжения императора были совершенно в духе прежнего курса. Извест­но, что в январе 1881 г. министр внутренних дел граф Лорис-Меликов М.Т. предложил Александру II свою программу. В первой ее части предусматривалось расширение прав земств, печати, частичная децен­трализация административного управления, некото­рые финансовые и экономические меры, в том чис­ле завершение крестьянской реформы.

Утром 1 марта Александр II подписал эти бумаги и приказал опубликовать их в «Правительственном вестнике». Но после его смер­ти они не могли быть обнародованы без согласия и подписи нового государя. Лорис-Меликов обратился к Александру III с вопросом, не следует ли приостановить опубликова­ние этого документа. Император не колеблясь отве­тил, что последняя воля покойного царя должна быть выполнена. Казалось, наконец-то свершилось: Рос­сия получит конституцию. «Либеральная партия» может торжествовать победу.

Но и сторонники реакционного курса не без­действовали. Цареубийство окрылило их. 1 марта 1881 г., поздно вечером, Победоносцев К.П. явился в Аничков дворец и умолял Александра III уволить Лорис-Меликова. И хотя царь не счел это возмож­ным, тем не менее, в два часа ночи Лорис-Меликов получил из Аничкова дворца повеление приостано­вить печатание программы и подвергнуть ее новому обсуждению.

После заседания Совета Минист­ров программа Лорис-Меликова была похоронена. 29 апреля 1881 г. был обнародован манифест «О незыблемости самодержавия». В обществе он произвел удручаю­щее впечатление. Лорис-Меликов М.Т. (министр внутренних дел), Абаза А.А. (министр финансов) и Милю­тин Д.А. (военный министр) подали в отставку. Борьба двух правительственных группировок — сторонников реакционного курса и группы Лорис-Меликова — закончилась победой первой.

Был ли Александр III убежденным реакционером в мо­мент вступления на престол? Думается, нет. Ско­рее, он был политиком консервативных воззрений. В бытность наследником ему не чужды были и ли­беральные мысли. Убийство отца разрушило эти настроения, вос­становило его против так называемой «либеральной партии» Лорис-Меликова, которую он считал винов­ницей гибели Александра II.

Во второй половине 80-х годов Александр III все менее склонен прислушиваться к советам своего учи­теля Победоносцева. Основной причиной потери влияния на госу­даря явилось отсутствие у него позитивной политической программы. В обстановке продолжавшегося брожения в стране Александр III не решался перейти к реакции. На политической сцене России появились фигуры переходного пери­ода: министр внутренних дел граф Игнатьев Н.П., министр финансов профессор Бунге Н.X., министр просвещения барон Николаи А.П.

Игнатьев не мог не понимать, что одними репрессивными мерами порядок установить трудно. В мае 1882 г. он представил государю проект сове­щательного Земского собора, созыв которого следо­вало приурочить к коронации Александра III. Вновь незамедлительно последовало вмешательство Побе­доносцева. Последняя попытка «обновления» России была пресечена. Министр внутрен­них дел Игнатьев становился нежелателен на этом посту.

30 мая министром внутренних дел был назна­чен Толстой Д.А. Вся либеральная общественность ахнула от негодования. По обще­му мнению, теперь должна была наступить диктату­ра… Появление на сцене графа Толстого Д.А. – человека ульт­раконсервативных воззрений —  свидетельствовало о решительном по­вороте в политике Александра III. Недолго возглавлял министерство народного просвещения и Николаи. Через год его сменил Делянов И.Д.

Итак, мобилизация сил, способных укрепить пошатнувшееся самодержавие, была в сущности за­кончена. Можно было приступать к реализации про­граммы, которая смогла бы вернуть Россию к доре­форменным временам.

Первыми жертвами новой политики стали пе­чать и школа. Новый цензурный устав преследовал цель удушения оппозиционной печати. В 1883-1884 гг. прекратили существование все радикальные и мно­гие либеральные периодические издания: «Отечественные записки» Салтыкова-Щедрина М.Е., «Дело» Шелгунова Н.В., «Голос», «Земство».

В 1884 г. была лик­видирована университетская автономия, для студен­тов вновь вводилась форменная одежда как «средство надзора» за ними, при поступлении в универ­ситет необходимо было представить характеристи­ку «о благонадежности», плата за обучение в уни­верситетах повышалась в пять раз.

В 1887 г. был издан циркуляр, известный как «о кухаркиных де­тях», по которому запрещалось принимать в гимна­зии детей кучеров, лакеев, прачек, мелких лавоч­ников. Все начальные школы были переданы церковному ведомству — Синоду. Этот циркуляр сознательно был направлен к тому, чтобы задержать просвещение русского народа.

Одной из наиболее реакционных реформ ста­ло введение в 1889 г. института земских начальни­ков. Земские начальники назначались министром внутренних дел из местных потомственных дво­рян по представлению губернаторов. Крестьяне во­обще потеряли право выбирать глас­ных, так как теперь их назначал гу­бернатор из среды крестьянских выборщиков — лиц, уполномоченных крестьянскими обществами участво­вать в выборах.

Фак­тически это перечёркивало глав­ную идею земства — независимость от органов государственной власти и царя в решении вопросов мест­ного самоуправления. Смысл зем­ской контрреформы состоял в том, чтобы свести на нет возможность участия в работе земских органов «случайных» (нежелательных для ре­жима) людей, увеличить представи­тельство дворян — опоры трона и в конечном итоге сделать земства ло­яльными по отношению к самодер­жавной власти.

Соединив в своих руках функции администраторов и судей, земские начальники получили неограниченную власть. Мировой суд в деревне был уничтожен. Вся деятельность кресть­янского самоуправления находилась под их конт­ролем. Крестьяне не имели права жаловаться на земских начальников. Этим актом самодержавие, по сути, восстанавливало власть помещиков над крестьянами, утраченную по реформе 1861 г.

Изменению подверглась и судебная реформа: значительно ограничивалась деятельность суда при­сяжных. Существенные изменения про­изошли в низовых судебных орга­нах. Мировые суды, которые помимо разбора мелких дел решали спорные вопросы между крестьянами и по­мещиками, были в основном ликви­дированы. Сохранились они только в трёх крупных городах — Москве, Петербурге и Одессе. Мировые судьи заменялись земскими участковыми начальниками, должности которых предоставлялись исключительно дво­рянам с высоким имущественным цензом.

Результатом преобразований, проводимых Алек­сандром III и его правительством, явилась не просто консервация крепостнической политической систе­мы, но и усиление ее. Правительственная политика в области про­мышленности и финансов отличалась от политичес­кого курса. Объективно она способствовала даль­нейшему движению России по капиталистическому пути.

При Александре III расширились покровительственные меры в отношении промышленности, осуществлялся пере­ход к новым буржуазным принципам налогообложе­ния, началось «огосударствление» железных дорог, вводилась питейная и табачная монополия. Эти меры способствовали дальнейшему развитию торговли, промышленности, ликвидации дефицита бюджета, что позволило провести реформу — перейти к золо­тому обращению. Промышленная и финансовая по­литика Александра III создавала предпосылки мощ­ного экономического подъема второй половины 90-х гг.

Говоря о проводимой Александром III аграрной политике, необходимо отметить ее противоречивый характер. Еще министром финансов  Абазой был намечен ряд реформ, которые осуществил его пре­емник  Бунге: отмена временнообязанных от­ношений и переход крестьян на обязательный выкуп, понижение выкупных платежей, отмена подушной подати. В 1882 г. правительство учредило Крестьян­ский поземельный банк, который выдавал ссуды на покупку земли крестьянам. Это способствовало рас­пространению частной поземельной собственности среди крестьян.

Но одной рукой укрепляя буржуазные основы в деревне, другой рукой правительство создавало преграды на пути её капитализации. Для экономической поддержки поместного дворянства в 1885 г. был создан Дворянский поземельный банк, из которого дворяне получали ссуды на очень льгот­ных условиях. Но это были буквально выброшен­ные на ветер государственные деньги, ибо в боль­шинстве случаев они пропивались, проедались, проигрывались.

В области внешней политики Александр III ру­ководствовался национальными интересами России. Он не разделял прогерманских настроений отца — Александра II. Неблагожелательная позиция Герма­нии по отношению к России на Балканах еще бо­лее охладила русско-германские отношения, и на­чалось сближение с Францией. Тринадцатилетнее царствование Александра III прошло мирно, без крупных военных столкновений. Эта политика при­несла ему лавры царя-«миротворца».

Правление императора Алексан­дра III стало своего рода исторической паузой — временем осмысления великих преобразо­ваний прежнего царствования и вре­менем реакции, которое пришло на смену реформистскому натиску пред­шествующего 20-летия. В истори­ческой науке это время получило название эпохи контрреформ. Мероприятия правительства Александра III заключались в пере­смотре многих достижений предыду­щего курса в таких важнейших сфе­рах жизни российского общества, как земство, городское самоуправление, суд, образование и печать.