Среди крупных государственных деятелей Рос­сии трудно найти личность сколь незаурядную, яр­кую, столь и неоднозначную, противоречивую, ка­ким был Сергей Юльевич Витте. Этому человеку было суждено испытать головокружительный взлет — подняться от третьеразрядного канцелярского чиновника до самого влиятельного министра; в переломные для судеб России годы — быть председателем Комите­та министров, а затем стать главой осажденного ре­волюцией правительства.

Ему довелось ярко блис­тать на дипломатическом поприще, быть свидетелем Крымской войны, отмены крепостного права, ре­форм 60-х годов, бурного развития капитализма, русско-японской войны, первой революции в Рос­сии. С. Ю. Витте — современник Александра III и Николая II, Столыпина П.А. и Коковцо­ва В.Н., Зубатова С.В. и Плеве В.К.

Жизнь, политическая деятельность, нравствен­ные качества Сергея Юльевича Витте всегда вызыва­ли противоречивые, порой полярно противополож­ные оценки и суждения.

Родился Витте С.Ю. 17 июня 1849 г. на Кавказе, в Тиф­лисе, в семье провинциального чиновника. Предки Витте по отцовской линии — выходцы из Голлан­дии, переселившиеся в Прибалтику, — в середине XIX в. получили потомственное дворянство. По ли­нии матери его родословная велась от сподвижни­ков Петра I — князей Долгоруких. Отец Витте, Юлий Федорович, дворянин Псковской губернии, лютера­нин, принявший православие, служил директором департамента государственных имуществ на Кавка­зе.

Министр финансов России Витте С.Ю.

Министр финансов России Витте С.Ю.

Мать, Екатерина Андреевна, была дочерью члена главного управления наместника Кавказа, в прошлом Саратовского губернатора Андрея Михайловича Фадеева и княжны Елены Павловны Долгорукой. Сам Витте очень охотно подчеркивал свои родственные узы с князьями Долгорукими, но не любил упоми­нать, что происходил из семьи малоизвестных обру­севших немцев.

В семье Витте было пятеро детей: три сына (Александр, Борис, Сергей) и две дочери (Ольга и Софья). Детские годы Сергей провел в семье своего деда Фадеева А.М., где получил обычное для дво­рянских семей воспитание, причем «первоначальное образование, — вспоминал С. Ю. Витте, — мне дала бабушка …она выучила меня читать и писать».

В Тифлисской гимназии, куда он был затем от­дан, Сергей учился очень плохо, предпочитая за­ниматься музыкой, фехтованием, верховой ездой. В результате в шестнадцать лет он получил аттестат зрелости с посредственными отметками по наукам и единицей по поведению. Несмотря на это, буду­щий государственный деятель отправился в Одессу с намерением поступить в университет.

Но юный возраст (в университет принимали людей не моло­же семнадцати лет), а ко всему — единица по пове­дению закрыли ему туда доступ… Пришлось снова поступить в гимназию — сначала в Одессе, потом в Кишиневе. И только после усиленных занятий Вит­те сдал экзамены успешно и получил приличный ат­тестат зрелости.

В 1866 г. Сергей Витте поступил на физико-ма­тематический факультет Новороссийского универ­ситета в Одессе. «… Я занимался и днем, и ночью, — вспоминал он, — и поэтому все время пребывания моего в университете я действительно был в смысле знаний самым лучшим студентом».

Так прошел первый год студенческой жизни. Весной, отправившись на каникулы, по дороге домой Витте получил известие о кончине отца (незадолго до этого он потерял деда – Фадеева А.М.). Вышло так, что семья осталась без средств к существованию: незадолго до смерти дед и отец вложили весь свой капитал в компанию Чиатурских копей, которая вско­ре потерпела крах. Таким образом, Сергей получил в наследство лишь отцовские долги и был вынужден взять на себя часть забот о матери и маленьких сест­рах. Продолжить учебу ему удалось лишь благодаря стипендии, которую выплачивало Кавказское намест­ничество.

Студентом Витте С.Ю. мало интересовался общественными проблемами. Его не волновали ни политический радикализм, ни философия атеисти­ческого материализма, будоражившие умы молоде­жи 70-х годов. Витте не принадлежал к числу тех, чьими кумирами были Писарев, Добролюбов, Толс­той, Чернышевский, Михайловский. «… Я всегда был против всех этих тенденций, ибо по моему воспита­нию был крайним монархистом… а также и че­ловеком религиозным», — писал впоследствии С. Ю. Витте. Его духовный мир складывался под влиянием родных, в особенности дяди — Ростислава Андреевича Фадеева, генерала, участника покорения Кавказа.

Несмотря на свои монархические убеждения, Витте был избран студентами в комитет, заведовав­ший студенческой кассой. Эта невинная затея чуть было не закончилась плачевно. Эта так называемая касса взаимопомощи была закрыта, как опасное учреждение, а все члены комитета, в т. ч. Витте, ока­зались под следствием. Им грозила ссылка в Сибирь. И только случившийся с ведшим дело прокурором скандал помог Витте С.Ю. избежать судьбы полити­ческого ссыльного. Наказание свелось к штрафу в 25 рублей.

Окончив в 1870 г. университет, Сергей Витте задумался о научной карьере, о профессорской кафедре. Однако родные — мать и дядя — «очень косо смотрели на мое желание быть профессором, — вспо­минал  Витте. — Главный их довод заключался в том, что… это не дворянское дело». К тому же научной карьере помешало пылкое увлечение актри­сой Соколовой, после знакомства с которой Витте «не желал больше писать диссертации».

Избрав карьеру чиновника, он был причислен к канцелярии одесского губернатора графа Коцебу. И вот через два года первое повышение — Витте был назначен столоначальником. Но неожиданно все его планы изменились.

В России бурно развивалось железнодорожное строительство. Это была новая и перспективная от­расль капиталистического хозяйства. Возникали раз­личные частные общества, которые вкладывали в железнодорожное строительство суммы, превышав­шие капиталовложения в крупную промышленность. Атмосфера ажиотажа, сложившаяся вокруг строи­тельства железных дорог, захватила и Витте. Министр путей сообщения граф Бобринский, знавший его отца, уговорил Сергея Юльевича попытать счастья в качестве специалиста по эксплуатации железных дорог — в чисто коммерческой области железнодо­рожного дела.

Стремясь досконально изучить практическую сторону предприятия, Витте сидел в станционных кассах, исполнял обязанности помощника и началь­ника станции, контролера, ревизора движения, по­бывал даже в роли конторщика грузовой службы и помощника машиниста. Полгода спустя он был на­значен начальником конторы движения Одесской железной дороги, вскоре перешедшей в руки част­ного общества.

Однако после многообещающего начала карь­ера Витте С.Ю. чуть было не оборвалась совсем. В конце 1875 г. недалеко от Одессы произошло круше­ние поезда, повлекшее за собой много человеческих жертв. Начальник Одесской железной дороги Чихачев и Витте были преданы суду и приговорены к четырем месяцам тюрьмы. Однако пока тянулось расследование, Витте, оставаясь на службе, сумел отличиться в перевозке войск к театру военных дей­ствий (шла русско-турецкая война 1877-1878 гг.), чем обратил на себя внимание великого князя Ни­колая Николаевича, по велению которого тюрьма для обвиняемого была заменена двухнедельной гауптвах­той.

В 1877 г. Витте С.Ю. становится уже начальни­ком движения Одесской железной дороги, а после окончания войны — начальником эксплуатационно­го отдела Юго-Западных железных дорог. Получив это назначение, он переехал из провинции в Петер­бург, где принял участие в работе комиссии графа Баранова Э.Т. (по исследованию железнодорожно­го дела).

Служба в частных железнодорожных обществах оказала на Витте чрезвычайно сильное влияние: дала опыт управления, научила расчетливому, деловому подходу, чувству конъюнктуры, определила круг интересов будущего финансиста и государственно­го деятеля.

К началу 80-х годов имя Витте С.Ю. было уже достаточно хорошо известно в среде железнодорож­ных дельцов и в кругах русской буржуазии. Он был знаком с крупнейшими «железнодорожными коро­лями» — Блиохом И.С., Губониным П.И., Ко­коревым В.А., Поляковым С.С., близко знал будущего министра финансов Вышнеградского И.А. Уже в эти годы проявилась многогранность энергичной натуры Витте: качества превосходного администра­тора, трезвого, практичного дельца хорошо сочетались со способностями ученого-аналитика. В 1883 г.  Витте опубликовал работу «Принципы железнодорож­ных тарифов по перевозке грузов», принесшие ему известность среди специалистов. Это была, кстати, не первая и далеко не последняя работа, вышедшая из-под его пера.

В 1880 г. Витте С.Ю. был назначен управляю­щим Юго-Западными дорогами и поселился в Кие­ве. Удачная карьера принесла ему и материальное благополучие. Как управляющий Витте получал боль­ше любого министра — свыше 50 тысяч рублей в год. Активного участия в политической жизни в эти годы Витте не принимал. Серьезной политике мо­лодой предприниматель предпочитал «общество ак­трис».

Убийство народовольцами Александра II резко изменило отношение Витте С.Ю. к политике. После 1 марта он активно включился в большую полити­ческую игру. Узнав о гибели императора, Витте на­писал своему дяде Фадееву Р.А. письмо, в котором подал идею создания дворянской конспиративной организации для охраны нового государя и борьбы с революционерами их же методами. Фадеев Р.А. подхватил эту идею и с помощью генерал-адъютан­та Воронцова-Дашкова И.И. создал в Петербурге так называемую «Священную дружину».

В середи­не марта 1881 г. Витте С.Ю. был торжественно по­священ в члены дружины и вскоре получил первое задание — организовать в Париже покушение на известного революционера-народника Гартмана Л.Н. К счастью, вскоре «Священная дружина» ском­прометировала себя неумелой шпионско-провокаторской деятельностью и, просуществовав чуть более года, была ликвидирована. Надо сказать, что пребывание Витте в этой организации отнюдь не украсило его биографию, хотя и дало возможность продемонстри­ровать горячие верноподданнические чувства.

К середине 80-х годов масштабы Юго-Западных железных дорог перестали удовлетворять кипучую натуру Витте. Честолюбивый и властолюбивый же­лезнодорожный предприниматель упорно и терпе­ливо стал готовить свое дальнейшее продвижение. Этому немало способствовало то, что авторитет Витте С.Ю. как теоретика и практика железнодо­рожного хозяйства привлек внимание министра фи­нансов Вышнеградского И.А.  И, кроме того, помог случай.

17 октября 1888 г. в Борках произошло круше­ние царского поезда. Причиной этого было наруше­ние элементарных правил движения поездов: тяже­лый состав царского поезда с двумя товарными паровозами шел с превышением установленной ско­рости. Витте С.Ю. ранее предупреждал министра путей сообщения о возможных последствиях. С при­сущей ему грубоватостью он сказал как-то в при­сутствии Александра III, что императору сломают шею, если будут водить царские поезда с недозво­ленной скоростью.

После крушения в Борках (от которого, впрочем, ни император, ни члены его семьи не пострадали) Александр III вспомнил об этом пред­упреждении и выразил желание, чтобы на вновь утвержденный пост директора департамента желез­нодорожных дел в Министерстве финансов был на­значен Витте С.Ю.

И хотя это означало сокращение жалованья в три раза, Сергей Юльевич без колебаний расстался с доходным местом и положением преуспевающего дельца ради манившей его государственной карьеры. Одновременно с назначением на должность дирек­тора департамента он был произведен из титуляр­ных сразу в действительные статские советники (т. е. получил генеральский чин). Это был головок­ружительный скачок вверх по бюрократической лест­нице. Витте попадает в число ближайших сотрудни­ков Вышнеградского И.А.

Вверенный Витте департамент сразу становится образцовым. Новому директору удается на практи­ке доказать конструктивность своих идей о государ­ственном регулировании железнодорожных тарифов, проявить широту интересов, недюжинный талант администратора, силу ума и характера.

В феврале 1892 г., удачно использовав конфликт двух ведомств — транспортного и финансового, Витте С.Ю. добивается назначения на пост управ­ляющего Министерством путей сообщения. Однако пробыл он на этом посту совсем недолго. В том же 1892 г. тяжело заболел Вышнеградский И.А.

В око­лоправительственных кругах началась закулисная борьба за влиятельный пост министра финансов, в которой Витте принял самое активное участие. Не слишком щепетильный и не особенно разборчивый в средствах для достижения цели, пустив в ход и интригу, и сплетню о психическом расстройстве сво­его покровителя Вышнеградского И.А. (который совсем не собирался оставлять свой пост), в августе 1892 г. Витте добился места управляющего Минис­терством финансов. А 1 января 1893 г. Александр III назначил его министром финансов с одновременным производством в тайные советники. Карьера 43-лет­него Витте достигла своей сияющей вершины.

Правда, путь к этой вершине был заметно осложнен женитьбой Витте С.Ю. на Матильде Ивановне Лисаневич (урожденной Нурок). Это был не первый его брак. Первой женой Витте была Спиридонова  Н.А. (урожденная Иваненко) — дочь черниговского предводителя дворянства. Она была замужем, но не была счастлива в браке. Витте поз­накомился с ней еще в Одессе и, полюбив, добил­ся развода.

Витте С.Ю. и Спиридонова Н.А. обвенчались в 1878 г. Однако прожили они недолго. Осенью 1890 г. супруга Витте скоропостижно скон­чалась. Примерно через год после ее смерти Сергей Юльевич встретил в театре даму (тоже замужнюю), которая произвела на него неизгладимое впечатле­ние. Стройная, с серо-зелеными грустными глазами, загадочной улыбкой, чарующим голосом, она пока­залась ему воплощенным очарованием. Познакомив­шись с дамой, Витте стал добиваться ее расположе­ния, убеждая расторгнуть брак и выйти замуж за него. Чтобы добиться от ее несговорчивого мужа развода, Витте пришлось заплатить отступные и даже прибегнуть к угрозам административными мерами. В 1892 г. он женился-таки на горячо любимой женщине и удочерил ее ребенка (своих детей у него не было).

Новый брак принес Витте семейное счастье, но поставил в крайне щекотливое социальное положе­ние. Сановник высшего ранга оказался женатым на разведенной еврейке, да еще в результате скандаль­ной истории. Сергей Юльевич даже был готов «по­ставить крест» на карьере. Однако Александр Ш, вникнув во все подробности, сказал, что этот брак только увеличивает его уважение к Витте. Тем не менее, Матильда Витте не была принята ни при дво­ре, ни в высшем обществе.

Надо заметить, что отношения и самого Витте с высшим светом складывались далеко не просто. Ве­ликосветский Петербург косо смотрел на «провин­циального выскочку». Его коробили резкость Витте, угловатость, неаристократичность манер, южный выговор, плохое французское произношение. Сер­гей Юльевич надолго стал любимым персонажем столичных анекдотов. Его быстрое продвижение вызывало неприкрытые зависть и недоброжелатель­ство со стороны чиновников.

Наряду с этим к нему явно благоволил импера­тор Александр III. Государю импонировали прямота Витте, его смелость, независимость суждения, даже резкость его выра­жений, полное отсутствие подобострастия. Да и для Витте Александр III остался до конца жизни идеа­лом самодержца.

Заняв кресло министра финансов, Витте С.Ю. получил большую власть: ему теперь были подчине­ны департамент железнодорожных дел, торговля, промышленность, и он мог оказывать давление на решение самых важных вопросов. И Сергей Юльевич действительно показал себя трезвым, расчет­ливым, гибким политиком. Он заявил о своей готовности в течение короткого срока вы­вести Россию в разряд передовых промышленных держав.

К началу XX в. экономическая платформа Витте приобрела вполне законченные очертания: в те­чение приблизительно десяти лет догнать более раз­витые в промышленном отношении страны Европы, занять прочные позиции на рынках Востока, обес­печить ускоренное промышленное развитие России путем привлечения иностранных капиталов, накоп­ления внутренних ресурсов, таможенной защиты промышленности от конкурентов и поощрения вы­воза.

Особая роль в программе Витте отводилась иностранным капиталам; министр финансов высту­пал за их неограниченное привлечение в русскую промышленность и железнодорожное дело, называя лекарством против бедности. Вторым важнейшим механизмом он считал неограниченное государствен­ное вмешательство.

И это была не простая декларация. В 1894-1895 гг. Витте С.Ю. добился стабилизации рубля, а в 1897 г. сделал то, что не удавалось его предшественникам: ввел золотое денежное обращение, обеспечив вплоть до Первой мировой войны стране твердую валюту и приток иностранных капиталов. Кроме того, Витте резко увеличил налогообложение, особенно косвен­ное, ввел винную монополию, которая вскоре стала одним из основных источников правительственного бюджета.

Еще одним крупным мероприятием, про­веденным Витте в начале его деятельности, было за­ключение таможенного договора с Германией (1894 г.), после чего Витте С. Ю. заинтересовался даже сам О. Бисмарк. Это чрезвычайно льстило са­молюбию молодого министра. В условиях экономического подъема 90-х годов система Витте работала превосходно: в стране было проложено небывалое количество железных дорог; к 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по до­быче нефти; облигации русских государственных зай­мов высоко котировались за границей.

Авторитет Витте С.Ю. вырос неизмеримо. Министр финансов России стал популярной фигурой среди западных предпринимателей, привлек благосклонное внимание иностранной прессы. Отечественная же печать рез­ко критиковала Витте. Бывшие единомышленники об­виняли его в насаждении «государственного социа­лизма», приверженцы реформ 60-х годов критиковали за использование государственного вмешательства, русские либералы восприняли программу Витте как «грандиозную диверсию самодержавия», отвлекавшую внимание общества от социально-экономических и культурно-политических реформ».

Обвиняли его даже в дружбе с А. Же­лябовым, в попытке привести к упадку сельское хо­зяйство России, чтобы доставить выгоды Германии. В действительности же вся политика Витте С.Ю. была подчинена единственной цели: осуществить индустриализацию, добиться успешного развития экономики России, не затрагивая политической сис­темы, ничего не меняя в государственном управле­нии. Витте был ярый сторонник самодержавия. Не­ограниченную монархию он считал «наилучшей формой правления» для России, и все, что им дела­лось, делалось с тем, чтобы укрепить и «сохранить самодержавие.

С этой же целью Витте начинает разработку крестьянского вопроса, пытаясь добиться пересмот­ра аграрной политики. Он сознавал, что расширить покупательную способность внутреннего рынка мож­но только за счет капитализации крестьянского хо­зяйства, за счет перехода от общинного землевладе­ния к частному.

Витте С.Ю. был убежденным сторонником частной крестьянской собственности на землю и усиленно добивался перехода правитель­ства к буржуазной аграрной политике. В 1899 г. при его участии правительством были разработаны и приняты законы об отмене круговой поруки в кресть­янской общине. В 1902 г. Витте добился создания специальной комиссии по крестьянскому вопросу («Особое совещание о нуждах сельскохозяйствен­ной промышленности»), которая ставила целью «во­дворить личную собственность в деревне».

Однако на пути Витте встал его давний против­ник Плеве В.К., назначенный министром внутрен­них дел. Аграрный вопрос оказался ареной противо­борства двух влиятельных министров. Реализовать свои идеи Витте так и не удалось. Однако инициато­ром перехода правительства к буржуазной аграрной политике был именно Витте С.Ю.

События начала XX в. поставили под сомнение все грандиозные начинания Витте. Мировой эконо­мический кризис резко затормозил развитие про­мышленности в России, сократился приток иностран­ных капиталов, нарушилось бюджетное равновесие. Экономическая экспансия на Востоке обострила рус­ско-английские противоречия, приблизила войну с Японией.

Экономическая «система» Витте явно пошатну­лась. Это дало возможность его противникам (Плеве, Безобразову и др.) постепенно оттеснить министра финансов от власти. Кампанию против Витте охотно поддержал Николай II. Надо заметить, что между Витте С.Ю. и Николаем II, вступившим на российс­кий престол в 1894 г., установились довольно слож­ные отношения: со стороны Витте демонстрировались недоверие и презрение, со стороны Николая — недо­верие и ненависть.

Витте теснил собой сдержанного, внешне корректного и прекрасно воспитанного царя, постоянно оскорблял его, сам того не замечая, своей резкостью, нетерпеливостью, самоуверенностью, не­умением скрыть свое неуважение и презрение. И было еще одно обстоятельство, которое превращало про­стое нерасположение к Витте в ненависть: все-таки без Витте никак нельзя было обойтись, особенно, когда требовались большой ум и изворотли­вость.

В августе 1903 г. кампания против Витте увен­чалась успехом: он был снят с должности министра финансов и назначен на пост председателя Комите­та министров. Несмотря на громкое название, это была «почетная отставка», так как новый пост был несоизмеримо менее влиятелен. Вместе с тем Нико­лай II не собирался окончательно удалять Витте, ибо тому явно симпатизировали императрица-мать Ма­рия Федоровна и брат царя великий князь Михаил. Кроме того, на всякий случай Николай II и сам хо­тел иметь под рукой такого опытного, умного, энер­гичного сановника.

Потерпев поражение в политической борьбе, Витте не вернулся к частному предпринимательству. Он поставил себе целью отвоевать утраченные по­зиции. Оставаясь в тени, он добивался того, чтобы не потерять окончательно расположения царя, по­чаще привлекать к себе «высочайшее внимание», укреплял и налаживал связи в правительственных кругах. Начать активную борьбу за возвращение к власти позволила подготовка к войне с Японией. Однако надежды Витте на то, что с началом войны Николай II призовет его, не оправдались.

Летом 1904 г. эсером Созоновым Е.С. был убит давний противник Витте министр внутренних дел Плеве. Опальный сановник приложил все усилия, чтобы занять освободившееся место, но и здесь его ждала неудача. Несмотря на то, что Сергей Юльевич успешно выполнил возложенную на него миссию — заключил новое соглашение с Германией, — Нико­лай II назначил министром внутренних дел князя Святополка-Мирского.

Пытаясь обратить на себя внимание, Витте при­нимает самое активное участие в совещаниях у царя по вопросу о привлечении выборных от населения к участию в законодательстве, пытается добиться рас­ширения компетенции Комитета министров.

Наконец 17 января 1905 г. Николай II, несмотря на всю свою неприязнь, все-таки обращается к Вит­те и поручает ему организовать совещание минист­ров по «мерам, необходимым для успокоения стра­ны» и возможным реформам. Сергей Юльевич явно рассчитывал на то, что это совещание ему удастся преобразовать в правительство «западноевропейско­го образца» и стать во главе его. Однако в апреле того же года последовала новая царская немилость: Николай II совещание закрыл. Витте вновь оказался не у дел.

Правда, на сей раз опала длилась недолго. В кон­це мая 1905 г. на очередном военном совещании окон­чательно прояснилась необходимость скорейшего прекращения войны с Японией. Вести нелегкие пе­реговоры о мире было поручено Витте, который не­однократно и весьма успешно выступал в качеств дипломата (вел переговоры с Китаем о постройке КВЖД, с Японией — о совместном протекторате над Кореей, с Кореей — о русском военном инструктаже и русском управлении финансами, с Германией — о заключении торгового договора и др.), проявляя при этом недюжинные способности.

На назначение Витте чрезвычайным послом Николай II пошел с большой неохотой. Витте давно подталкивал царя начать мирные переговоры с Япо­нией, чтобы «хотя немного успокоить Россию». Он вообще считал войну гибельной для самодержа­вия. 23 августа 1905 г. был подписан Портсмутский мир. Это была блестящая победа Витте, подтверждав­шая его выдающиеся дипломатические способнос­ти.

Из безнадежно проигранной войны талантливому дипломату удалось выйти с минимальными потеря­ми, добившись при этом для России «почти благоп­ристойного мира». Несмотря на свое нерасположе­ние, царь по достоинству оценил заслуги Витте: за Портсмутский мир ему был присвоен графский ти­тул (кстати, Витте тут же издевательски прозовут «графом Полусахалинским», обвинив тем самым в уступке Японии южной части Сахалина).

Вернувшись в Петербург, Витте с головой по­грузился в политику: принимает участие в «Особом совещании» Сольского, где разрабатывались проек­ты дальнейших государственных преобразований. По мере нарастания революционных событий Витте все настойчивее показывает необходимость «сильного правительства», убеждает царя, что именно он, Вит­те, сможет сыграть роль «спасителя России». В начале октября он обращается к царю с запиской, в которой излагает целую программу либеральных реформ.

В критические для самодержавия дни Вит­те внушает Николаю II, что у того не осталось иного выбора, кроме как либо учредить в России диктату­ру, либо — премьерство Витте и сделать ряд либе­ральных шагов в конституционном направлении. Наконец, после мучительных колебаний, царь подписывает составленный Витте документ, который вошел в историю как Манифест 17 октября. 19 ок­тября царь подписал указ о реформировании Сове­та министров, во главе которого был поставлен Вит­те. В своей карьере Сергей Юльевич достиг вершины. В критические дни революции он стал главой пра­вительства России.

На этом посту Витте продемонстрировал уди­вительную гибкость и способность к лавированию, выступая в чрезвычайных условиях революции то твердым, безжалостным охранителем, то искусным миротворцем. Под председательством Витте прави­тельство занималось самыми разнообразными вопро­сами: переустраивало крестьянское землевладение, вводило исключительное положение в различных регионах, прибегало к применению военно-полевых судов, смертной казни и других репрессий, вело под­готовку к созыву Думы, составляло Проект Основ­ных законов, реализовывало провозглашенные 17 октября свободы.

Однако возглавляемый Витте С.Ю. Совет ми­нистров так и не стал подобным европейскому ка­бинетом, а сам Сергей Юльевич пробыл на посту председателя всего полгода. Все более усиливавшийся конфликт с царем вынудил его подать в отставку. Это произошло в конце апреля 1906 г. Витте С.Ю. пребывал в полной уверенности, что выполнил глав­ную свою задачу — обеспечил политическую устойчивость режима. Отставка, по сути, стала концом его карьеры, хотя Витте и не отошел от политической деятельности. Он все еще являлся членом Государ­ственного совета, часто выступал в печати.

Надо заметить, Сергей Юльевич ожидал нового назначения и старался приблизить его, вел ожесто­ченную борьбу сначала против Столыпина, заняв­шего пост председателя Совета министров, затем против Коковцова В.Н. Витте рассчитывал, что уход с государственной сцены его влиятельных против­ников позволит ему вернуться к активной полити­ческой деятельности. Он не терял надежды вплоть до последнего дня своей жизни и даже был готов прибегнуть к помощи Распутина.

В начале Первой мировой войны, предсказывая, что она закончится крахом для самодержавия, Витте С.Ю. заявил о готовности взять на себя ми­ротворческую миссию и попытаться вступить в пе­реговоры с немцами. Но он был уже смертельно болен.

Скончался Витте С.Ю. 28 февраля 1915 г., не­много не дожив до 65 лет. Хоронили его скромно, «по третьему разряду». Никаких официальных це­ремоний не было. Более того, рабочий кабинет по­койного был опечатан, бумаги конфискованы, на вилле в Биаррице произведен тщательный обыск.

Смерть Витте вызвала довольно широкий резонанс в русском обществе. Газеты пестрели заголовками типа: «Памяти большого человека», «Великий реформатор», «Исполин мысли»… Многие из тех, кто близко знал Сергея Юльевича, выступили с воспоминаниями.

Политическая деятельность Сергея Юльевича Витте была действительно крайне противоречива. Порой она сочетала в себе несоединимое: стремле­ние к неограниченному привлечению иностранных капиталов и борьбу против международно-полити­ческих последствий этого привлечения; привержен­ность неограниченному самодержавию и понимание необходимости реформ, подрывавших его традици­онные устои; Манифест 17 октября и последующие меры, которые свели его практически к нулю, и т. д. Но как бы ни оценивались итоги политики Витте, несомненно одно: смыслом всей его жизни, всей де­ятельности было служение «великой России». И этого не могли не признать как его единомышленники, так и оппоненты.

При написании статьи использованы материалы книги «История России в портретах», под ред. Блохина В.Ф., т. 1, Смоленск, «Русич», 1996 г.