Место, где Нева вытекает из Ладоги, издавна привлекало внимание защитников Северо-Запада Руси. И не удивительно, что на острове Ореховом, расположенном у истока Невы, около 700 лет назад появилось первое укрепление. Желание построить здесь крепость было вполне закономерным: ведь отсюда можно было держать под контролем путь из Ладоги в Неву. И недаром впоследствии эту твердыню постоянно кто-то пытался захватить: от шведов до немцев. Она несколько раз переходила из рук в руки, пока весь Приладожский край по Ништадтскому мирному договору окончательно не отошел России.

Первыми, кто решил возвести крепость на пустынном острове, именуемом Ореховым, были древние хозяева здешних мест — жители Великого Новгорода. В 1323 году московский князь Юрий Данилович, внук Александра Невского, построил на острове у истока Невы крепость, названную Орешком.

Но шведы — вечные конкуренты новгородцев — все время пытались ее отобрать. В 1348 году войска шведского короля Магнуса Эриксона захватили цитадель. Новгородцы не смирились и через год вернули себе право собственности на… остатки построенных ими ранее укреплений, поскольку деревянные стены Орешка во время боя полностью сгорели.

Понимая, что любое последующее нападение может закончиться таким же пожаром, новгородские фортификаторы решили возводить новую цитадель из камня. Так что привычные нам контуры были определены уже тогда: крепостные стены имели протяженность 351 метр, высота достигала 5-6 метров, ширина — около 3 метров. Три невысокие прямоугольные башни были сложены из крупных валунов и плит известняка.

Крепость Орешек

Крепость Орешек

После покорения Великого Новгорода Московским государством было решено перестроить крепость с учетом новых способов осады и обороны укреплений. В течение нескольких десятилетий шло строительство, и то, что было возведено, соответствовало всем канонам фортификационных сооружений того периода.

Крепость стен Орешка высоко оценили даже враги. Вот что писал шведский хронист Тегель в 1555 году: «Замок нельзя обстрелять и взять штурмом из-за его мощных укреплений и сильного течения реки». Строители возвели новую твердыню в форме многоугольника с семью башнями, которые несколько раз меняли свое название. Мы приведем их имена, ставшие окончательными: Головина, Государева, Королевская, Флажная, Головкина, Меншикова и Безымянная — две последние до настоящего времени не сохранились. Башни располагались друг от друга на расстоянии до 80 метров. За исключением прямоугольной Государевой, все прочие башни были круглыми, и их высота достигала 14-16 метров, толщина — 4,5 метра, диаметр внутренних помещений нижнего яруса — 6-8 метров. А толщину стен самой грозной — Головиной башни — и вовсе трудно вообразить — она достигает 6 метров!

Государева башня, словно отвечая своему державному наименованию, была построена на уровне лучших европейских образцов фортификации. Мало того что въезд в крепость в первом ярусе изогнут под прямым углом, что исключало применение таранов, входной проем защищали также тяжелые кованые решетки — герсы.

По верху стен — так называемому боевому ходу — зодчие устроили крытый боевой ход, который соединял все башни. Благодаря этому защитники могли быстро и незаметно для врага перемещаться в самые опасные места. Внутри крепости, как матрешка в матрешке, располагалась еще одна твердыня — так называемая цитадель. Она была отделена от основной крепости 12-метровым каналом, заполненным водой. Стены цитадели достигали 12-14-метровой высоты, три башни позволяли отслеживать перемещение противника и наносить упреждающие удары.

Штурм русскими войсками под командованием Петра I крепости Нотебург, октябрь 1702 г.

Штурм русскими войсками под командованием Петра I крепости Нотебург, октябрь 1702 г.

Но, невзирая на это, в 1612 году, когда в России началась Смута, неуемные шведы все же сумели ее захватить. Для этого понадобились девять месяцев осады и огромные потери со стороны осаждающих. Почти 90 лет в крепости, переименованной в Нотебург, хозяйничали шведы. Она была настолько хорошо устроена в техническом плане, что скандинавы за эти годы ничего не изменили, разве что по плану шведского фортификатора Эрика Дальберга перестроили Королевскую башню.

То, что удалось шведам за девять месяцев, русский государь Петр I осуществил за полмесяца. И в первую очередь потому, что сам царь участвовал в штурме крепости. И не в качестве главнокомандующего, а в качестве капитана бомбардирской роты Преображенского полка.

В ходе Северной войны перед русской армией возникла необходимость возвращения Орешка «законному» владельцу. В этой операции участвовали 12 тысяч российских солдат. Русская армия применила множество тактических приемов: вначале крепость была обстреляна из 12 мортир и 31 пушки. Потом из полусотни лодок был устроен наплавной мост, и солдаты Семеновского и Преображенского полков переправились на правый берег Невы и захватили шведские укрепления. Затем с 1 октября 1702 года в течение одиннадцати дней русские пушки и мортиры вели огонь по крепости, сея страх и панику в рядах шведов. Пробить толстые стены они, конечно, не смогли. Но петровские пушкари метким огнем «снимали» послойно ряд за рядом кладку, в конечном счете сумев пробить в одном месте солидную брешь.

Поручик Мирович у тела убитого "императора-младенца" Иоанна Антоновича

Поручик Мирович у тела убитого «императора-младенца» Иоанна Антоновича

После этого петровские добры молодцы пошли на штурм, который длился без перерыва тринадцать часов. Наши потери достигли 500 солдат убитыми и около тысячи ранеными. Видя остервенение, с которым русская армия штурмует стены крепости, комендант Нотебурга полковник Шлиппенбах предпочел сдаться.

Когда шведские солдаты покидали крепость, они держали в зубах по пуле. Это означало, что они хоть и сдали доверенную им королем твердыню, но сохранили в неприкосновенности свою честь. По указанию Петра, всем им оставили личное оружие. «Правда, что зело жесток сей орех был, однако же, слава Богу, счастливо разгрызен… Артиллерия наша зело чудесно дело свое исправила», — писал позднее Петр I.

В тот же день царь приказал переименовать крепость из Нотебурга в Шлиссельбург, что в переводе с немецкого означает «ключ-город». С этого времени в крепости развернулось большое строительство. Часть из этих фортификационных новшеств впоследствии применили при возведении Петропавловской крепости. Так что крепость Орешек может по праву считаться «отцом» Петропавловки.

Но уже со второй половины XVIII века крепость, овеянная дымом сражений и боевыми отметинами, превратилась в государственное учреждение. Вначале это была петровская «нумерная» казарма, где отбывали заключение впавшие в немилость приближенные к царю люди, такие как сестра Петра I Мария Алексеевна и его первая жена, царица Евдокия Лопухина.

В конце XVIII века крепость Орешек, казалось бы, окончательно утратила свое оборонительное значение — она стала государственной тюрьмой. Здесь в 1764 году произошло убийство «железной маски» дома Романовых. Содержавшийся в одиночной камере Шлиссельбургской крепости, свергнутый с престола «император-младенец» Иоанн Антонович во время бунта поручика Мировича был убит охранявшими его приставами.

Первое специальное тюремное здание в цитадели — Секретный дом (Старая тюрьма) — построили в 1826 году. Это было одноэтажное сооружение с десятью одиночными камерами. Здесь находились в заключении декабристы: Пущин, Кюхельбекер, братья Бестужевы. Потом наступил черед польских мятежников, а после них здесь содержались народовольцы: Андреюшкин, Генералов, Шевырев. Именно в Шлиссельбургской крепости казнили Александра Ульянова — брата вождя пролетарской революции Владимира Ленина.

В 1869 году крепость была обращена в военно-арестантские роты. В 1881 году здесь находились дисциплинарный батальон и катерная матросская команда. Общее число заключенных нижних чинов достигало 411 человек. Прежняя секретная тюрьма была в то время приспособлена под четырнадцать карцеров, в которые заключали провинившихся солдат из дисциплинарного батальона.

К 1883 году старая тюрьма была перестроена. Было возведено новое двухэтажное здание на 40 заключенных. Дисциплинарный батальон был выведен из крепости, и в ней стали содержать только политических заключенных. Для них было построено новое здание, получившее название Новая тюрьма (в противоположность Старой). Условия содержания в тюрьме были очень суровы: известно, что из 68 заключенных пятнадцать умерли от болезней, восемь сошли с ума, трое покончили жизнь самоубийством

С 1907 года Орешек служил центральной каторжной тюрьмой (каторжным централом). Начались реконструкция старых и строительство новых корпусов. К 1911 году был закончен 4-й корпус — самое большое здание крепости, где были устроены 21 общая и 27 одиночных камер. В крепости содержались многие знаменитые политические заключенные.

В феврале 1917 года старый режим рухнул, и крепость оказалась новой власти не нужна. Здесь был открыт филиал Ленинградского музея Октябрьской революции, который существовал до 1941 года. Однако с началом войны оказалось, что крепость, построенная несколько веков назад, может снова выполнять боевые задачи. Благодаря бойцам гарнизона, составленного из стрелковой роты и бойцов 409-й морской батареи, крепость стала важным оборонительным центром. Бойцы были вооружены стрелковым оружием и пулеметами, пять «сорокапяток» разместили в крепостных башнях. Защитники старинной русской твердыни дали клятву:

«Мы, бойцы крепости Орешек, клянемся защищать ее до последнего. Никто из нас при любых обстоятельствах не покинет ее. Увольняются с острова: на время — больные и раненые, навсегда — погибшие. Будем стоять здесь до конца».

Несмотря на то, что немцы находились совсем близко — на левом берегу Невы — и обстреливали крепость из дальнобойных орудий и минометов, крепость стояла. Она выдержала даже тогда, когда на нее обрушился град авиабомб. Все было разрушено, но гарнизон ушел в подземные казематы и вел огонь прямо из-под земли. Это продолжалось почти 500 дней — благодаря мужеству защитников крепости гитлеровцы так и не смогли переправиться на правый берег Невы.

В том последнем сражении плечом к плечу с нашими солдатами стояли и незримые воины далеких эпох, которые превратили крепость Орешек в настоящую святыню русского духа.

Статья Д. Куприянова «Орех алмазной твёрдости», журнал «Военная история» №8, 2015, с. 6-8.