В 1812 г. на защиту отечества от завоевателей поднялся весь народ. Армия Наполеона натолкнулась на упорное сопротивление русских войск и ведущих войну «не по правилам» партизан. «Война народная час от часу является в новом блеске, — писал участник военных событий Двенадцатого года Глинка Ф.Н. — Кажется, что сгорающие села возжигают огонь мщения в жителях.Тысяча поселян, укрываясь в лесах и превратив серп и косу в оружия оборонительные, без искусства, одним мужеством отражают злодеев. Даже женщины сражаются».

Не ожидая официального указания властей о созыве ополчения, крестьяне и ремесленники сами выступили инициаторами создания «народной военной силы».

Они подавали прошения помещикам и местному начальству с просьбой вооружить их и как можно быстрее направить на врага, надеясь за свое участие в изгнании неприятеля с родной земли получить освобождение от крепостной зависимости. Патриотический подъем среди селян и горожан был так велик, что июльский манифест правительства являлся лишь правовой основой формирования ополчения.

«Война 1812 года пробудила народ русский к жизни и составляет важный период в его политическом существовании. Все распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгшихся в Россию галлов, если бы народ остался в оцепенении», — справедливо отмечал участник войны декабрист Якушкин И.Д.

В июле 1812 г. началось формирование ополчения в Московской губернии. Его командующим был единодушно избран Кутузов М.И. Однако в связи с возложением на него обязанностей по руководству Петербургским и Новгородским ополчениями, а затем и всеми русскими войсками начальником Московского ополчения был назначен боевой генерал Марков И.И. 10 августа 1812 г. он писал: «Дух в воинах бесподобный, и они лишь имеют желание идти на неприятеля».

Мемориальная доска на здании Хамовнических казарм

Мемориальная доска на здании Хамовнических казарм

Запись добровольцев в «Московскую военную силу» была обставлена празднично. В разных местах столицы — на Новинском бульваре, в Марьиной роще и др. — стояли большие красочные шатры. Внутри стены их были украшены рисунками на военные темы, оружием, атрибутами военного снаряжения. В центре шатра стоял покрытый ярким сукном стол, на котором лежала книга, обтянутая пунцовым бархатом. В нее вносились имена ополченцев. К середине августа сбор ратников был в основном закончен. В Московское ополчение вступали и представители передовой интеллигенции. Ополченцами стали известные поэты Жуковский В.А. и Вяземский П.А.

Вооружены ратники были в подавляющем большинстве пиками. Только треть воинов имела ружья, и то благодаря вмешательству Кутузова, прекрасно понимавшего, что залог победы России — в народной войне, и потребовавшего выдать в каждый полк по 500 ружей из московского Арсенала. Но, боясь вооружения народа, московский генерал-губернатор Растопчин не снабжал ополченцев патронами вплоть до выступления их к воюющей армии.

В Москве центром формирования «военной силы» стали Хамовнические казармы. Здесь размещался сборный пункт Московского народного ополчения. Об этом рассказывает мемориальная доска из дымчатого ямцевского гранита работы архитектора Кудряшова К.В. Она была открыта 18 октября 1962 г. на центральном здании казарм у бывшего парадного входа.

Хамовнические казармы не только интересный архитектурный памятник (проект здания разработан сыном замечательного русского зодчего архитектором Казаковым М.М.), но и памятник героическому прошлому столицы и мужеству ее защитников.

Московское ополчение, насчитывающее 34 тысячи человек, прошло славный боевой путь. За несколько дней до сражения оно прибыло к Бородину. «Скорое прибытие Московского ополчения к армии, — писал Кутузов, — значущим образом увеличило действующие ее силы, ибо помещено будучи в ряды с прочими войсками, во многих сражениях оказывало величайшую пользу».

Под Бородином произошло боевое крещение Московской военной силы. Накануне сражения ополченцы самоотверженно трудились над возведением Бородинских укреплений, вооружившись лопатами, пилами, тачками, а в день битвы твердо встали плечом к плечу с солдатами армии. «Люди, на время для защиты отечества вооруженные», как называл ополченцев Кутузов, неудержимо рвались в бой. В жарких и кровопролитных схватках каждый ратник «оказывал мужество и неустрашимость, достойную имени русского».

После Бородинского сражения ополчение стало неотъемлемой частью армии, ее достойным пополнением. «Московское ополчение, восчувствовав всю важность настоящего положения, яко верные сыны отечества, представили себя в ряды с нашими храбрыми войсками», — говорилось в приказе Кутузова. Полки Московского ополчения участвовали во всех основных сражениях Отечественной войны — под Тарутином, за Малоярославец и Вязьму, у Красного и Борисова.

Ратники 1-го егерского полка Московского ополчения «отличили себя примерною храбростью в сражениях, бывших с неприятелем 21 октября близ Вязьмы, при разбитии неприятельских колонн». Два батальона 7-го пехотного ополченского полка в бою под Красным «следовали под выстрелом, поражая неприятеля штыковыми ударами».

Активное участие народного ополчения непосредственно в военных действиях и в обеспечении боевых операций периода контрнаступления русской армии в значительной мере способствовало быстрейшему изгнанию захватчиков за пределы нашей Родины. За свои подвиги многие ратники были награждены Знаком отличия военного ордена — солдатским Георгиевским крестом и медалями участников Отечественной войны 1812 г.

Победа России в войне не принесла сражавшимся крестьянам желаемого раскрепощения. Официальный роспуск Московского ополчения в апреле 1813 г. вернул к помещикам Московской губернии вчерашних воинов — ополченцев.

История сохранила нам ничтожно малое количество имен этих доблестных защитников отечества. Об их подвигах напоминает лишь небольшая мемориальная доска на Хамовнических казармах. Им, солдатам, ополченцам, партизанам — рядовым титанической борьбы с полчищами Наполеона, Россия была обязана своей независимостью, как и Европа своим освобождением. Они стали олицетворением поднявшегося на борьбу отечества, дав тем самым войне имя Отечественной.