Весной 1919 г. Россия вступила в третий, самый тяжелый, этап Гражданской войны. Верховный совет Антанты разработал план очередного военного похода. На сей раз действия против красных должны были выражать­ся в комбинированных военных операциях русских антиболь­шевистских сил и армий соседних государств.

Ведущая роль в предстоящем наступлении отводилась белым армиям, а вспомогательная — войскам малых погра­ничных государств — Финляндии, Эстонии, Латвии, Лит­вы, Польши. Все они получили щедрую экономическую и военную помощь Англии, Франции и США. Буржуазные правительства Эстонии, Латвии и Литвы, удерживавшие к началу года лишь незначительные территории, быстро реорганизовали свои армии и перешли к активным наступательным действиям. В течение 1919 г. советская власть в Прибалтике была ликвидирована.

Северо-Западной армии оказывали помощь союзники, главным образом англичане. Военный министр Великобритании Уинстон Чер­чилль позднее говорил: «Наступит день, когда во всём цивили­зованном мире с несомненностью будет признано, что удуше­ние большевизма при его рождении явилось бы величайшим благодеянием для человечества». Но о помощи «союзников» — ниже…

Рассказывая о ликвидации Белого дела на северо-западе России, нельзя вновь не упомянуть события на Балтийском флоте. После его спасения наморси Щастным А.М., после актив­ных попыток его уничтожить большевиками наступила не­большая передышка. Финны вели себя тихо, немцы не на­ступали, поэтому никаких причин для подрыва собственного флота у Троцкого уже не оставалось. Так корабли благополуч­но дожили до падения Германии.

Советский плакат, 1919 г., худ. А. Апсит

Советский плакат, 1919 г., худ. А. Апсит

Потом большевики начина­ют немедленное наступление в Прибалтике, которую сами же отдали германцам полгода назад. Раз уж корабли сохрани­лись, то пусть послужат красному делу. Вот в такой обстанов­ке и решает товарищ Троцкий направить балтийцев на Ревель (Таллин). Руководителем похода Троцкий назначил Федора Рас­кольникова, который пять месяцев назад руководил затоплением Черноморского флота. Экспедиция была совершенно не подготовлена.

План был таков: эсминцы идут к Ревелю на разведку, а в случае опасности быстренько возвращаются назад под прикрытие орудий «Андрея Первозванного» и крейсера «Олег». То, что эти суда не смогут соревноваться со всей мощью британской эскадры, никого не волновало. Но если даже на бумаге вся опе­рация выглядела абсурдом, то в жизни все случилось еще ху­же.

Из-за нехватки топлива свою и так бесполезную позицию покинул «Андрей Первозванный». Закончилось все очень пе­чально: севший на мель миноносец «Спартак» сдался в плен британцам. Команда заместителя комиссара по морским де­лам Раскольникова смогла сделать лишь несколько безре­зультатных выстрелов. В плен попал и сам губитель Черно­морского флота.

На следующий день британцы перехватили подошедший миноносец «Автроил». Корабль попытался уйти, но затем тоже сдался англичанам, правда, без единого выстре­ла. Фактически он перешел на сторону противника, на сторо­ну белых, ведь именно так воспринимали «союзников» напич­канные красной пропагандой матросы.

Но вместо того чтобы передать сдавшие­ся миноносцы белым, трофейные корабли передаются бри­танцами в… состав эстонского военно-морского флота. Но та­кой стране только месяц от роду! Ничего, теперь у нее есть флот — эсминцы «Вамбола» («Спартак») и «Леннук» («Ав­троил»). Таким образом англичана­ми решены сразу четыре задачи: красные ослаблены, белые не усилены, у эстонцев свои корабли, русский флот лишился двух эсминцев. Красиво…

Тем временем ситуация поменялась. Эстония была осво­бождена от большевиков, а белогвардейцы теперь находились там на правах бедных родственников. Антанта, активно оде­вавшая и вооружавшая эстонцев, белым не давала ничего. Они с завистью смотрели на одетых с иголочки эстонских солдат. В конце концов, всех белых добровольцев собрала идея вой­ны с большевизмом, а в Эстонии его уже не было. Для реаль­ной борьбы за освобождение Родины белым было необходи­мо вырваться на собственно русскую территорию. Надо выйти на простор, захватить боеприпасы и продовольствие, а также пополниться численно.

Находясь в Эстонии, всего этого бе­лые были лишены. Генерал-майор Родзянко А.П. (родствен­ник бывшего главы Государственной думы), возглавивший Северный корпус, начинает планировать наступление. В это время и родится название, под которым белогвардейцы шаг­нули в историю, — Северо-Западная армия, которую к лету 1919 г. возглавил генерал Николай Николаевич Юденич.

«Мы не получали ниоткуда помощи, не имели ни сапог, ни шинелей, а снаряды и патроны брали с боем у противни­ка», — пишет в своих «Воспоминаниях о Северо-Западной ар­мии» ее прежний командир генерал Родзянко. В наступление его сол­даты часто шли в атаку босиком, а офицеры — в гражданских пальто.

В течение 1919 г. белогвардейские войска Юденича дважды предпри­нимали наступление на Петроград — в мае и октябре. В мае 1919 г., когда Красная Армия развер­тывала решающее наступление против Колчака, чтобы помочь Верховному правителю России, войска генерала Юденича Н.Н., воспользовавшись переброской многих частей Красной Армии на Восточный фронт, начали наступление, тесня красные полки.

На красный Петроград движется «страшная сила»: 4700 штыков и 1100 са­бель с 11 легкими орудиями. Историки упорно говорят нам о наступлении белых на Петроград. Нет, это была просто по­пытка спастись от медленного растворения на территории Эстонии, нельзя взять полуторамиллионный город с 6 тыс. солдат. В октябре 1917 г. было можно, а вот ле­том 1919-го этого не получится, если только сами горожане не захотят сдаваться.

Наступление началось в три часа утра 13 мая 1919 го­да. Большевики бегут, почти не сражаясь, идет массовая сда­ча в плен. Захватив город Ямбург (Кингисепп), корпус берет станцию Волосово и вплотную приближается к пригороду Петрограда — Гатчине. Такого быстрого краха Красной ар­мии не ожидал никто, и, прежде всего, сами белогвардейцы. Воинство Троцкого и Ленина стало невероятно быстро отка­тываться под ударами крохотной Белой армии.

Красноармей­цы не просто в массовом порядке сдаются в плен, а переходят на сторону противника. Таким образом происходит формирование новых частей в Севе­ро-Западной армии. К белым уш­ли посланные против них вятичи — получился Вятский полк, гарнизон форта «Красная Горка» образовал Красногорский полк. Вскоре на сторону русских патриотов переходит и гвар­дейский Семеновский полк. Как это ни странно, но часть, по­давившая в 1905 г. московское восстание, большевиками не была расформирована, а спокойно несла в Петрограде ка­раульную службу. Ее отправляют на фронт. Зайдя в тыл белых у города Выры, полк с музыкой (!) переходит в Северо-Запад­ную армию, убив своих комиссаров.

Такого развития событий не ожидали Троцкий и Ильич, не ожидали столь ошеломительного успеха кучки смельчаков и «союзники». Военная удача белых была настолько серьез­ной, что пришлось срочно принимать меры. «Вскоре после на­чала наших удачных действий стали прибывать на фронт одна за другой различные иностранные комиссии», — указывает генерал-майор Александр Павлович Родзянко в своих «Вос­поминаниях о Северо-Западной армии».

Результатом приезда военных миссий «союзников» стал переход в наступление 2-й эстонской дивизии. Но свои дей­ствия с белыми она координировать отказывается, а, вос­пользовавшись деморализацией красных, просто занимает Псков. Точно так же не идет на контакт и руководство бри­танского флота.

Кро­шечная Белая армия рвется к колыбели революции. Шан­сы на успех малы. Но кажется, что белым действительно везет. На подступах к Петрограду, на берегу Балтийского моря, было расположено несколько сильных фортов. Начина­ется мятеж в фортах «Красная Горка» и «Серая Лошадь». Гарнизоны этих двух крепостей арестовывают комиссаров и коммунистов. Возглавляет восстание поручик Неклюдов. Командующему английской эскадрой адмиралу Коуэну он передает по радио: «Красная Горка в вашем распоряжении».

13 июня 1919 года восставшие форты предъявляют ультиматум Кронштадту с требованием присоединиться к ним. От­вет требуется дать в течение 15 минут. Проходит отведен­ное время, и тяжелые орудия «Красной Горки» открывают огонь по базе флота. Пушки у мятежных фортов мощные, калибр, как на дредноутах: 305 мм, 280 мм, 254 мм! Ситуа­ция для большевиков критическая: если английский флот поддержит восставшие форты, то сдача Кронштадта — во­прос решенный. При падении главной базы флота не удер­жать и Петроград.

Выправлять ситуацию Ленин отправляет Сталина. Тот от­дает приказ о выводе на внешний рейд Балтийского флота для обстрела фортов. Для захвата белыми Петрограда надо помочь восстанию, поддержать восставшие форты. Если атаковать ко­рабли и загнать их обратно в Кронштадт, открывается возмож­ность захвата Петрограда — колыбели революции. Это сильно деморализует всю Красную Армию. Одним словом, момент ре­шающий.

Большевистский Балтийский флот разложен и мало боеспособен. Месяцы пропаганды сделали свое дело, матросы отвыкли воевать, привыкнув к митингам и собраниям. Англи­чане это прекрасно знают, имели возможность убедиться, ко­гда взяли в плен без боя два красных миноносца. Вот такой слабый, возможно желающий сдаться противник стоит на пу­ти белых к победе в этом сражении, а может и во всей Граждан­ской войне.

Риск для британцев невелик. Возможно, его даже нет совсем. Ведь силы англичан очень внушительны: 8 крей­серов, 8 эскадренных миноносцев, 5 подводных лодок, а также авиатранспорт «Виндиктив» с 12 гидросамолетами на борту и монитор «Эребус». Его вооружение — мощнейшие на Бал­тике 381-миллиметровые орудия.

Вот как по прямому проводу из Петрограда 18 июня 1919 г. Сталин И.В. описал выше изложенные события Ленину В.И.: «В районе Кронштадта от­крыт крупный заговор… Цель заговора взять в свои руки кре­пость, подчинить флот, открыть огонь в тыл нашим войскам и прочистить Родзянко путь в Питер. Теперь для меня ясно то нахальство, с которым шел Родзянко на Питер сравнитель­но небольшими силами». Далее Сталин подчёркивал, что в решительный момент «союзники» отвели свои корабли и никакой поддержки бе­лым не оказали.

Поручик Неклюдов, руководитель мятежа в фортах, позднее напишет: «Я послал два радио, одно русскому флоту, другое англий­ским судам, поздравляя с переворотом. В радио англичанам я добавил, кроме того, что прошу поддержки. Она не пришла никогда».

Интересно, что английский флот не только «растаял» неожиданно, но и лишил мятежные форты всякой надежды на помощь рус­ских белогвардейцев. Отправленные поручиком Неклюдовым связные благополучно вышли на белые позиции, попав в рас­положение части, состоящей из этнических финнов. Коман­дир подразделения капитан Тополайненен доложил о мятеже в фортах не руководству белых, а командующему английской эскадрой. От командования русских войск информация скры­валась!

«Если бы английский флот своевременно оказал бы нам поддержку, то и Кронштадт перешел бы на нашу сторону, — пишет генерал Родзянко. — После обстрела с Красной Горки три форта Кронштадта выкинули белые флаги, с частью фло­та велись переговоры, и если бы английская эскадра показалась бы во время обстрела, участь Кронштадта и большевист­ского флота была бы, вероятно, решена».

Британский же адмирал о восстании вообще никому ниче­го не сообщил! Сам фортам не помог и не дал этого сделать бе­лым. Будем справедливы: британский адмирал Коуэн, спас­ший красный Петроград, а возможно и всю советскую власть, без сомнения заслужил у большевиков памятник или по край­ней мере памятную доску. По понятным причинам ставить ее было как-то неудобно…

Получив такую порцию «поддавков» от англичан, красный Балтийский флот действительно сыграл в обороне Петрогра­да летом 1919 г. ключевую роль. На прямую наводку стре­лять по восставшим фортам выходят дредноуты «Петропав­ловск», линкор «Андрей Первозванный» и крейсер «Олег». Они развивают просто невероятную интенсивность стрельбы, не жалея орудий и снарядов. Восставшие форты огрызаются, но постепенно превращаются в груду обломков…

16 июня 1919 г. большевики захватывают форты. Около 6 тыс. человек, взорвав свои орудия, уходят к белым. Сразу после падения фортов, на следующий день, анг­лийский флот приступает к действиям по уничтожению русских кораблей. 17 июня 1919 г. британский торпед­ный катер под командованием лейтенанта Эйгера пото­пил крейсер «Олег», до этого четыре дня спокойно об­стреливавший восставшие форты! Ни раньше ни позже. Если поспешит британская торпеда к цели — большевики могут не взять «Красную Горку», подождешь еще — уплы­вет красная эскадра обратно в Кронштадт. Стояли, ждали британцы и спокойно наблюдали, как подавляют мятеж, и только убедившись, что его подавили, отправили на дно большевистский крейсер.

И тут англичан словно подменили. Не оказавшие никакой поддержки наступавшему Юденичу, британцы вдруг развива­ют бешеную активность в попытках утопить остатки русско­го Балтийского флота. Еще до восстания фортов британские корабли делали неоднократные попытки выманить русские корабли в Копорский залив и атаковать их подводными лод­ками. Первые попытки англичан потопить там «что-нибудь» заканчиваются для них печально. 17 июня 1919 г. мино­носцы «Азард» и «Гавриил» потопили британскую подводную лодку Л-55. Теперь уничтожением «Олега» британцы как бы берут реванш. Но на этом не успокаиваются.

18 июня 1919 года группа базирующихся на территории Финляндии анг­лийских самолетов сбросила бомбы на Кронштадт. Этот день и открыл печальную статистику питерских бомбежек. С тех пор налеты стали регулярными: 29, 30 и 31 июля — бомбежки; с 1 по 13 августа — почти ежедневные налеты английских само­летов. В результате 3 августа 1919 года Кронштадт подожжен с четырех сторон. Британские летчики не менее пунктуальны, чем немецкие. Все налеты утром и вечером — по часам, в одно и то же время. Эффективность их крайне низка, как, впрочем, и потери самих самолетов. Зенитной артиллерии Кронштадта удалось впервые сбить вражеский аэроплан только через три месяца после начала бомбардировок.

18 августа 1919 г. англичане решают атаковать Крон­штадт по-другому. Авиаудары отвлекают внимание, а ночью 8 британских торпедных катеров под руководством капитана 2-го ранга Добсона должны уничтожить ос­новные корабли Балтийского флота прямо в гавани. Кате­ра проходят через минное поле (британская разведка снова на высоте!) там, где их не ждут. Результатом атаки стало серь­езное повреждение линкора «Андрей Первозванный» и по­топление плавбазы «Память Азова». Основная цель британ­цев — дредноуты остались целы. Ответным огнем уничтожено три английских катера.

После упущенного шанса с восставшими фортами начинает сказываться  неподготовленность белой Северо-Западной армии к столь масштабному наступлению. В то же самое время у белых заканчиваются боеприпасы. Помощь обещали приезжавшие «союзные» миссии. Они же сообщили, что все поставки будут осуществляться через Юде­нича, который в июне 1919 г. указом Верховного правителя России адмирала Колчака был назначен главнокомандующим войсками.

И тут случайно независимые гордые эстонские вой­ска, которые от совместных действий отказались, вдруг неожи­данно, без предупреждения, начали откатываться назад. Эстонское правительство опасалось воз­растания мощи Северо-Западной армии, которая вела бои под лозун­гом «Единая и Неделимая».

В результате своего отхода Северо-Западная армия к кон­цу августа сохранила за собой небольшой плацдарм (120 км в ширину и 20 км в глубину) вокруг города Гдова. Уставшая, но численно возросшая в несколько раз армия отдыхала и пе­реформировывалась. Но у «союзников» на нее совсем другие виды. Вслед за Колчаком и Деникиным в гибельное наступле­ние должна броситься и армия Юденича.

Статья написана по материалам книги Н. Старикова «Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне?», изд. «Питер», 2012 г.