Генерал Деникин Антон Иванович в период Гражданской войны был главнокомандующим вооруженны­ми силами юга России. Фотографий генерала Деникина А.И., в кото­рые можно всмотреться, чтобы попытаться понять этого человека, дошло до нас не так много. На наибо­лее известном фотопортрете генерал запечатлен в папахе. Силь­ное, волевое лицо, уже больше чем наполовину се­дые усы, борода «клинышком», взгляд хоть и твер­дый, но не жесткий, без тени надменности и самодовольства. Кажется, что в нем было нечто не только военное. Такое лицо совершеннейшим обра­зом гармонировало бы с университетской кафедрой, было бы привычным и естественным для академи­ческих коридоров.

Жизненный путь будущего главнокомандующе­го Добровольческой армией начался в 1872 г. в небольшой деревушке Шпеталь Дольный, расположенной около города Влоцлавска Варшавской губернии. Его отец был военным, служил во благо Отечества на границе. Неудивительно поэтому, что после окончания ремесленного учили­ща Антон Деникин в 1889 г. был зачислен в Киевское пе­хотное юнкерское училище, которое и закончил весьма успешно.

Затем была  нелёгкая служба пехотного и артиллерийского офицера. Но настойчивость и природные способности сделали свое дело — Антону Деникину удалось поступить в академию Генштаба. В русско-японской войне 1904-1905 гг. Деникин был начальником штаба дивизии. В 1910 г. Деникин А.И. становится командиром полка, а в 1914 г. в возрасте 42 лет получает звание генерал-майора. Едва ли такое про­движение по службе можно назвать «блестящим», если не учитывать простого происхождения Антона Ивановича. Во время войны с Германией Деникин на румынском фронте командовал бри­гадой, дивизией, армейским корпусом. В мае 1917 г. Деникин был назначен командую­щим Западным фронтом. В ночь на 26 октября 1917 г. большевики при­шли к власти в Петрограде. Новым главнокомандующим большевики назначили прапорщика Крыленко Н.В.

Генерал Деникин А.И.

Генерал Деникин А.И.

Начавшийся еще при Временном правительстве развал страны, не мог не затронуть Северный Кавказ. Была объявлена «Кубанская рес­публика» во главе с войсковым атаманом полковни­ком Филимоновым. Деникин, как и многие офицеры царской армии, юнкера, экзальтированная молодёжь и дру­гая весьма разношерстная публика, с немалыми трудностями пробирается на Дон. Был уже конец ноября, когда он прибыл в Ново­черкасск, столицу Войска Донского, где хозяином положения продолжал оставаться генерал Каледин. Вскоре началось формирование Добровольческой армии под командованием Корнилова Лавра Георгиевича.

В середине марта 1918 г. войска Добровольче­ской армии выступили в поход на Екатеринодар. А уже 31 марта, во время подготовки к штурму Ека­теринодара, прямо в своей комнате Корнилов был убит артиллерийским снарядом, пробившим глино­битную стенку дома. Командование перешло в руки Деникина А.И.

По приказу Деникина осада Екатеринодара была снята, а армия отведена к Новочеркасску. Кубан­ское казачество во главе со своим атаманом Филимоновым А.П. хоть и согласилось поддер­жать Добровольческую армию, но весьма болезненно реагирова­ло на любой приказ, исходивший из штаба Деникина. Донские же казаки вообще повели свою особую по­литику. 16 мая 1918 г. их атаманом был избран хорошо известный в тех местах генерал Краснов П.Н., который весьма скептически относился как к самому Корнилову Л.Г., так и к Деникину А.И. Он повел политическую игру с нем­цами, которые к тому времени уже ступили на дон­скую землю. Появление немецких частей в мае 1918 г. на Дону, несомненно, сыграло свою роль.

В начале августа 1918 г. армии Деникина вместе с кубанским войском атамана Филимонова удалось вы­бить части Красной Армии из Екатеринодара. Надо сказать, что Деникину сопутствовал успех. Начало 1919 г. было отмечено рядом новых побед деникинской армии. Сначала был занят Пя­тигорск, а 10 февраля — столица Терской области город Владикавказ.

В это время острый кризис пе­реживала армия генерала Краснова. Постоянные бои с Красной Армией изрядно измотали ее, а уход немцев, после поражения Германии в войне, с тер­ритории Дона, а потом и с Украины, лишил Крас­нова необходимой ему материальной и политиче­ской поддержки. Генерал подал в отставку, а Деникин, пользуясь своими связями в среде дон­ских казаков, выдвинул на должность атамана Дон­ской армии своего ставленника генерала Богаевского. С Красновым же он заключает своеобразное соглашение о подчинении Донской армии единому командованию, создавая таким образом «вооружен­ные силы юга России». Однако аналогичную попыт­ку в отношении кубанского войска к тому времени провести еще не удавалось.

По замыслу Деникина Добровольная армия с самого на­чала своего существования являлась целостным во­енно-политическим организмом. Это предопредели­ло характер власти, которая была не чём иным, как военной диктатурой. Главнокомандующий само­стоятельно распоряжался казенными средствами, из­давал административные и законодательные акты. Это было закреплено в так называемой «граждан­ской конституции» Добровольческой армии, кото­рая сводилась к созданию совещательного органа при Деникине под названием «Особое совещание». Тезис о «единой и неде­лимой России» определял политическую линию деникинского правительства по отношению к новым государственным образованиям на территории быв­шей Российской империи.

Хотя деникинская армия была более централизованной и дисциплинированной, чем дру­гие белые армии, но довольно скоро начались разногласия между ко­мандованием армии и Кубанской Радой. Конфликты между ними приняли сначала форму скрытой, а затем и явной борьбы, которая ослабила и разложила обе стороны. В своих воспоминаниях начальник от­дела пропаганды деникинской армии профессор Со­колов писал: «Хорошего управления, которое могло бы за­воевать симпатии населения к национальной диктатуре, нет, да, пожалуй, нет и вовсе никакого управления. Провинция оторвана от центра… Правилом было беспрепятственное и систематиче­ское ограбление жителей, в котором принимали учас­тие лица разных рангов и положений». Не случайно в тылу у деникинской армии постоянно вспыхивали крестьянские восстания. Наиболее организованным и сильным крестьянское движение было на Украи­не, где во главе его стоял незаурядный руководитель «батька» Махно Н.И.

В ходе гражданской войны белое движение стало более нетерпимым, шовинистиче­ским и антисемитским. Просчётом Деникина как политика было то, что он не смог сделать добровольческое дви­жение объединяющей национальной силой. Кроме этого, Деникин не наладил действенного сотрудничества с кадетами, эсерами и меньшевиками, которые были бы очень не лишними в его правительственной администрации.

В начале июня 1919 г. в Екатеринодар прибыва­ют делегаты из Омска, от Колчака. Деникин не стал оспаривать первенство адмирала, и 9 июня была опубликована декларация о подчинении «вооружен­ных сил юга России» Колчаку, в ответ на это, Колчак вскоре издал директиву о замене его в случае смер­ти именно Деникиным А.И. Тогда же, в июне 1919 г., деникинская армия делает громадные успехи: зани­мает Харьков, Екатеринослав, Крым, Царицын, дру­гие большие и малые города.

В августе 1919 г. добровольческий корпус гене­рала Мамонтова К.К.занял Тамбов, а корпус генерала Бредова вступил в Киев, где вскоре вспыхивает своеобразное восстание петлюровцев, которое закан­чивается их изгнанием из столицы Украины. Каза­лось, что еще одно усилие — и Москва будет взята Деникиным. Но в середине октября 1919 г. армия С. Буденного в ожесточенном бою разбила конни­цу Мамонтова и Шкуро,  войска Деникина стреми­тельно откатились на юг.

Положение с каждым днем становилось все отчаянней. Внутри армии на­чалось брожение, усилилось недовольство командующим, и как следствие, — резко упала дисципли­на. В созданное Деникиным Южно-Русское прави­тельство чаще и чаще стали приходить сведения о том, что добровольцы, казаки и другие отряды «белой ар­мии» все чаще и со все большей жестокостью рас­правляются с пленными красноармейцами и с на­селением, сочувствующим большевикам.

21 марта Деникин обратился к военному совету: «Предлагаю военному совету избрать достойного, которому я передам преемственно власть и командование». Преемником Дени­кина стал барон Врангель, на которого указал воен­ный совет. Далеко не все считали эту замену пра­вильной, но, как говорится, свершилось.

Вечером 22 марта 1920 г. Антон Иванович Деникин на английском миноносце покинул русскую зем­лю, а вскоре был уже в Константинополе… Нельзя сказать, что все последующие переезды Деникина из страны в страну были «скитаниями». Генерала знали, помнили и уважали многие сильные мира сего. По прибытии в Англию, например, ему предложили пожизненную пенсию, и даже звание пэра. Однако и от того, и от другого русский генерал отказался. В эмиграции генерал занимался литературной и издательской деятельностью, выступал с лекциями.

Во время Второй мировой войны Деникин был во Фран­ции, но немецкие спецслужбы, пристально следив­шие за ним, не позволили себе его тронуть. Деникин был убеждённым противником советского строя, но горячо любил Россию, поэтому призывал эмигрантов не поддерживать Германию в войне с СССР. Последние годы жизни Деникин А.И. провел в США, где и скончался в августе 1947 г. В 2005 г. прах генерала Деникина был перевезён из США а Россию и перезахоронен в Москве в Донском монастыре.