После июльских событий 1917 г. Ленин В.И. спешил забрать ускользающую из рук Керенского власть, опасаясь, что малейшее промедление обернет­ся потерей для большевиков авторитета и влияния в массах. Осенью 1917 г. положение для его сторонников складывалось чрезвычайно благоприятно. В конце сентября большевики впервые за все время революции стали полными хозяевами столичных Советов.

Попытки Временного правительства ввести монополию на хлеб, твердые цены на важнейшие продукты, нормировать снабжение (за счет карточек) эффекта не давали. Окончательная потеря управления выражалась в общем хаосе и катастрофическом росте преступности. Близился общий экономический паралич. Вследствие недовольства масс с новой силой развернулось рабочее движение. Число забастовок перевалило за миллион. Экономические требования рабочих перерастали в политические.

В деревне также нарастали революционные настроения. Не дожидаясь Учредительного собра­ния, крестьяне практически приступали к аграрной революции. В армии во многих частях под давлением солдат и матросов проводилась чистка офицерского состава, действовали армейские ко­митеты. Столь же мощным было движение народов за национальную независимость на окраинах. Сложившуюся ситуацию Ленин характеризовал как «общенациональный кризис».

Большевик, худ. Б. Кустодиев

Большевик, худ. Б. Кустодиев

К диктатуре пролетариата большевики шли под лозунгами защитников свободы и революции, утверждая, что растущая анархия позволит правым силам консолидироваться и разгромить де­мократию. Ленин не ошибся, делая ставку на Советы как на удобную форму легитимации власти большевистской партии. После переворота, утром 26 октября 1917 г. II Всероссийский съезд Советов легализовал переход власти к большевикам.

Группа красногвардейцев, участников становления Советской власти в Екатеринодаре (ныне Краснодар)

Группа красногвардейцев, участников становления Советской власти в Екатеринодаре (ныне Краснодар)

Для завоевания доверия народных масс Ленин и его сторонники очень точно отреагировали на поднимающуюся волну народного нетерпения, поставив перед гражданами цели понятные и привле­кательные. Уже на втором заседании съезд принял декреты «О мире», «Об отмене смертной казни», «О полноте власти Советов», «О земле», «Об армейских революционных комитетах».

Первый период деятельности советского правительства (до весны 1918 г.) Ленин называл де­кретным. Не обладая еще реальной властью, большевики с помощью популистских декретов весьма успешно завоёвывали доверие населения, призывая его к самодеятельности, революци­онному творчеству, умело направляя ненависть низов к «богатеям» и старым порядкам.

В первые послеоктябрьские месяцы Ленина интересовали не столько вопро­сы стабилизации экономики, повышения ее эффективности, сколько необходимость ликвидации не поддающихся государственному контролю имущих классов. Поэтому вопреки сопротивлению наркомата финансов он настаивал на ускоренном решении вопроса о ликвидации старых бумаж­ных денег. Нетерпение и желание ускорить ход истории сыграли важную роль в складывании в 1918-1920 гг. основных черт «военного коммунизма».

Группа рабочих Ликинской мануфактуры, участвовавших в её национализации в ноябре 1917 г.

Группа рабочих Ликинской мануфактуры, участвовавших в её национализации в ноябре 1917 г.

Надо отметить, что на протяжении всех лет Гражданской войны в России существовал частный сектор, устояв­ший, несмотря на все попытки властей его ликвидировать, продолжали функционировать деньги. На «черном рынке» можно было купить любой товар — от булавок до бриллиантов.

Чтобы заручиться поддержкой рабочих, в ноябре 1917 г. был декретирован рабочий контроль, и рабочие получили возможность контролировать обоснованность найма и увольнений. Фактически же рабочий контроль в это время сводился к распределению доходов между теми, кто работал на данных предприятиях. Эта мера позволила большевикам решить сразу два вопроса: склонить на свою сторону определенную часть рабочих, поддерживавших меньшевиков, и завоевать боль­шинство в фабричных комитетах.

Большевик с картины худ. Кустодиева Б.М., 1920 г.

Большевик с картины худ. Кустодиева Б.М., 1920 г.

В отсутствие конкретного плана социально-экономических преобразований Ленин предложил начать преобразования «сразу и снизу и сверху». Именно благодаря инициированному властями давлению снизу, со стороны рабочих коллективов, процесс экспроприации частной собственности приобрел широкий размах и высокие темпы. Натолкнувшись на растущее сопротивление пред­принимателей, принимавшее форму саботажа, локаутов, закрытия предприятий, рабочие коллек­тивы стихийно пошли по самому короткому пути — захвату предприятий.

Уже 17 ноября 1917 г. была национализирована Ликинская мануфактура (Орехово-Зуево), владелец которой отказался подчиниться рабочему контролю. К весне 1918 г. было национализи­ровано свыше 800 предприятий, включая Путиловский завод в Петрограде и каменно-угольные предприятия в Юзовке в Донбассе.

С каждым месяцем масштабы национализации нарастали. В мае 1918 г. СНК принял решение о национализации отдельных отраслей промышленности, в июне — всей крупной промышленнос­ти. К концу года основная масса предприятий тяжелой индустрии была обобществлена, открытое сопротивление собственников подавлено, однако распад экономики ускорился…

С точки зрения финансов и устойчивости денег «всеобщая национализация» означала полную катастрофу. Переходящие государству предприятия освобождались от уплаты всех долгов, их полное содержание, в том числе выплата заработной платы сотням и тысячам рабочих и служа­щих, перекладывалось на госбюджет. Источником подобного финансирования могла быть только денежная эмиссия. Финансовая стабилизация, ограничение инфляции, укрепление рубля стано­вились невозможными.

Весной 1918 г. сорвалась первая общегосударственная кампания по организации обмена с деревней (промышлен­ные товары на продукты питания). Не хватило ни кадров, ни товаров. Также не удалась попытка насильственно привлечь кооперацию к заготовкам и распределению продуктов питания. Заго­товки в деревне сократились до катастрофического уровня. Тщетными были попытки оживить транспорт. «Грозящая катастрофа» в экономике, о которой писал Ленин до переворота, стала ре­альностью.

В первые недели после Октябрьского переворота диктатура пролетариата «походя, мимоходом, как побочный продукт … главной, настоящей пролетарско-революционной, социалистической ра­боты» совершила ряд важных демократических преобразований. Декретом Совета народных ко­миссаров от 10 ноября 1917 г. отменялись чины и сословия, права и привилегии чиновников. Уничтожалась старая судебная система. Создавались народные трибуналы, которые руководс­твовались не законами, а «революционным правосознанием». В армии также отменялись чины, звания, титулы. Был установлен гражданский брак.

Созыв Учредительного собрания до октября 1917 г., для немедленного, безотлагательного выявления народной воли, большевики решительнее других партий тре­бовали от Временного правительства. Легкость, с которой был осуществлен переворот, лишь укрепила их уверенность в отсутствии у оппозиции массовой поддержки. Однако выборы в Учредительное собрание это не подтвердили.

Выборы проводились как всеобщие, прямые, тайные, по партийным спискам. Население страны впервые участвовало в демократических выборах высшего органа власти. В голосовании приняло участие около 35 млн. человек. Результаты выборов для большевиков оказались не совсем благоприятными. Они потер­пели полное поражение в таких рабочих регионах, как Урал и Донбасс, но собрали большинство в армии.

Главный итог выборов состоял в том, что даже в условиях революционного подъема экстре­мистские политические силы не получили поддержки большей части голосовавших. В результа­те выборов социалистические партии в общем итоге набрали 58 % голосов; буржуазно-либераль­ные (кадеты и др.) — 17%; большевики — 25 %; остальные голоса достались национальным партиям, различным общественным союзам. По числу избранных депутатов на первое место вышли эсеры (410 из 715). Большевики получили 175 депутатских мест.

Таким образом, ради­кальный большевистский путь поддерживало очевидное меньшинство. В соответствии с демок­ратической процедурой большевики обязаны были передать власть в руки эсеров, получивших подавляющее большинство голосов (58 %). Однако они отказались это сделать, объясняя свое поражение тем, что выборы происходили по избирательным спискам, составленным еще до Ок­тябрьского переворота.

Большевистский лидер настойчиво убеждал граждан, что «Советы выше всяких парламентов, всяких Учредительных собраний». Аналогичной пози­ции в этот момент придерживалась и лидер левых эсеров Спиридонова М.А., считавшая, что не надо колебаться в вопросе о роспуске Учредительного собра­ния. Сотрудничество левых эсеров с большевиками и создание ими своей партии раскололи пар­тию эсеров. Ленин начал открыто готовить роспуск Учредительного собрания, разработав целый сценарий.

Написанная Лениным «Де­кларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая предрешала вопрос о власти, объявляя Россию Республикой Советов. Это был программный документ, закреплявший основ­ные результаты Октябрьского переворота. Сформулированный как постановление Учредительного собрания, проект провозглашал верховную власть Советов в центре и на местах, федеративное устройство России. В нем от имени Учредительного собрания заявлялось, что оно не имеет права противопоставлять себя советской власти.

Первое заседание Учредительного собрания открылось в Таврическом дворце 5 января 1918 г. На нем председатель ВЦИК Свердлов Я.М. ультимативно потребовал принять Декларацию. По сущес­тву, речь шла о полной капитуляции собрания перед СНК, о том, что власть целиком и полно­стью должна принадлежать Советам. Но 237 голосами правых эсеров и меньшевиков против 146 голосов большевиков и левых эсеров Учредительное собрание фактически отказалось обсуждать Декларацию. Поздно ночью в знак протеста большевики вместе с левыми эсерами покинули зал.

Оставшиеся в зале правые депутаты по инерции пытались обсуждать обозначенные в повес­тке дня вопросы о войне и мире, о земле, о форме правления. Однако они не смогли поставить главного вопроса — о формировании законного, конституционного правительства. Это упущение «революционной демократии» носило судьбоносный характер, так как антибольшевистские силы не получили легитимной основы для будущего противостояния. На следующий день двери дворца оказались закрытыми, а СНК принял декрет о роспуске Учредительного собрания.

Большевики не захотели делиться властью. Демонстрации в Петрограде в поддержку Учреди­тельного собрания были разогнаны войсками. Советское правительство фактически сосредоточило в своих руках всю власть.

Созванный 13 января 1918 г. объединенный III Всероссийский съезд Советов рабочих, сол­датских и крестьянских депутатов одобрил разгон Учредительного собрания и создал конститу­ционную базу новой власти. Съезд принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» — первый конституционный акт Советской республики, определявший форму государс­твенного строя страны: «Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крес­тьянских депутатов».

С формально-юридической стороны многие положения первой советской Конституции, приня­той 10 июля 1918 г. V Всероссийским съездом Советов, соответствовали представлениям о парла­ментском режиме.

В соответствии с Основным законом высшей властью в республике являлся Всероссийский съезд Советов, в период между съездами — Центральный исполнительный комитет в составе 200 человек, избиравший правительство — СНК. Правда, в Конституции ничего не говорилось о боль­шевистской партии, которой принадлежала реальная власть в стране.

Консти­туция устанавливала и явное неравенство избирательных прав между рабочими и крестьянами. Крестьяне могли направлять от равного количества избирателей в Советы разных уровней в 5 раз меньше своих представителей, чем рабочие.

Основной закон создавал условия для концентрации всех ветвей власти в одних руках. С по­мощью конституционных ограничений избирательного права большевики получили возможность без особого труда обеспечивать нужный состав Съездов Советов и принимать нужные решения.

Первым внешнеполитическим декретом, изданным советской властью, стал Декрет о мире. До захвата власти вожди большевиков фактически не ка­сались вопросов будущих межгосударственных отношений. Они были уверены, что вслед за рево­люцией в России разразится мировая революция. Более того, Ленин и его ближайшие сторонники рассматривали победу мировой коммунистической революции как главное условие удержания власти. Поэтому, призывая воюющие народы и их правительства заключить мир без аннексий и контрибуций, они рассчитывали разрушить существующий миропорядок.

Обращение к народам, минуя их правительства, стало частью революционной стратегии большевиков: противопоставляя трудящихся буржуазным правительствам, они желали разжечь мировой революционный пожар. В то же время большевики понимали, сколь важна для укрепления их власти задача быстрейшего вывода страны из войны.

Для проведения социалистической внешней политики 9 ноября 1917 г. был учрежден Народ­ный комиссариат иностранных дел. Первый советский нарком иностранных дел Троцкий Л.Д. видел свою задачу на новом поприще в том, чтобы выпустить «несколько революционных про­кламаций… а потом закрыть лавочку». Только в ноябре — декабре 1917 г. НКИД, реализуя идеи Декрета о мире об отмене тайной дипломатии, опубликовал свыше 100 соглашений относительно сфер влияния и планов передела мира, заключенных Россией с другими странами.

Несмотря на всё выше сказанное, в начале 1918 г. большевикам казалось, что советская власть уже одер­жала полную победу над всеми своими вооружёнными против­никами. Так, они считали гражданскую войну закончен­ной. В эти месяцы Ленин В.И. заметил, что «гражданская война была сплошным триумфом Советской власти». Постепенно в различ­ных слоях населения нарастало недовольство политикой больше­виков. Крестьянство весьма отрицательно отнеслось к созданию «комбедов» и иным мероприятиям «военного коммунизма». Горожан раздражали мизерные продовольственные пайки, ограничение гражданских свобод. Многих раздражало отношение большевиков к культурному наследию России и к религии. Об­щественная борьба в стране только ещё постепенно разгоралась