Регулярная армия царской России родилась из петровских реформ и закончила своё существование 1917 году. Большевистский Декрет о мире, принятый после Октябрьского переворота, резко ослабил позиции самой России. Ускорилось разложение армии, было потеряно управление фронтами. Патриотически настроенному офицерскому корпусу, выступав­шему за продолжение войны до победного конца, защиту национальных интересов, противостоял рядовой состав, стремившийся домой для участия в начавшемся переделе земли. Огромная армия численностью около 8 млн. человек оказалась фактически небоеспособной.

Первоначально советская власть попыталась претворить в жизнь программные положения РСДРП(б) о замене регулярной армии всеобщим вооружением народа. Единоначалие в армии было заменено выборностью командного состава вплоть до Верховного Главнокомандующего; им вскоре стал прапорщик Крыленко Н.В. Также были отменены все армейские чины и звания. Реализация этих мероприятий окончательно разложила армию.

Верховный главнокомандующий русской армии генерал Духонин Н.Н. сразу же после октябрьских со­бытий в Петрограде попытался сосредоточить войска в районе Луги для удара по революционному Петрограду. Однако больше­вистское правительство приказало ему 7 ноября установить кон­такт с командованием немцев с целью начала проведения перего­воров о перемирии. Когда же генерал Духонин категорически отказался выполнить этот приказ новой власти, он был отстранен от должности.

Вместо него Совнарком направил в ставку большевика прапорщика Крыленко Н.В. для замены главковерха. Сол­датские организации, находившиеся под полным контролем большевиков, до прибытия Крыленко изолировали прежнего Вер­ховного главнокомандующего. Тем самым мятеж против Совет­ской власти, тщательно готовившийся в эти дни, был сорван, а сам генерал Духонин позже был убит восставшими солдатами.

Красная Армия в годы Гражданской войны

I — Красногвардейский патруль. II — Двухбашенный пулемётный бронеавтомобиль. III — Красноармейцы и красный партизан (в центре) с карабинами, 1918 г. IV — Красные кавалеристы в годы Гражданской войны. V — Пулемётная тачанка.

После всех этих событий войска Северного и Западного фрон­тов русской армии признали большевистское правительство. Вслед за этим новую власть признали на Юго-Западном и Румынск­ом фронтах. Советизация войск Кавказского фронта не была осуществлена полностью, так как этому процессу помешало пре­обладание меньшевистских и буржуазно-националистических партий в ближайшем тылу этого фронта, значительно затруднив­шее связи с большевистской Россией.

Все эти процессы, имевшие место в ноябре-декабре 1917 г., свидетельствовали о переходе основных сил действующей армии на сторону советской власти. Это не могло не оказать помощь новому большевистскому правительству, несмотря на все трудности перио­да становления, в процессе усиления его влияния вплоть до безого­ворочной поддержки в прифронтовых областях России, все еще на­ходившейся в состоянии воины с кайзеровской Германией.

Добровольцы в Петрограде вступают в ряды Красной Армии, 1918 г.

Добровольцы в Петрограде вступают в ряды Красной Армии, 1918 г.

Испытывая из-за вооружённых столкновений с противниками быстро нараставшую уже в первые месяцы после Октябрьского переворота угрозу утраты власти, большевики действовали решительно и целенаправленно. Новый, 1918 год Советская Россия встречала, находясь в состоянии войны, и фактически без собственных вооруженных сил, так как находившиеся на фронте части утратили последние остатки дисциплины. Наступали не только германские войска, но и их союзники. На Кавказском фронте успешно действовали турки, они возвращали ранее утраченные территории: Трапезунд (24 февраля), Эрзерум (3 марта). А русские части просто грузились в эшелоны и уезжали…

Еще в январе 1918 г. Совнарком принял декреты об организации на добровольчес­ких началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Однако желающих служить в армии было намного меньше, чем того требовала обстановка. Сражаться с врагом были готовы только некоторые национальные части: латыши или чехословаки, которым возвращаться все равно было некуда.

Первый отряд Красной Армии, 1918 г.

Первый отряд Красной Армии, 1918 г.

Германское наступление началось 18 февраля 1918 года, немцы просто садились в захваченные железнодорожные составы и ехали от станции к станции. Где железных дорог не было, или при отсутствии локомотивы, вперед высылались «летучие отряды», перемещавшиеся на санях или грузовых автомашинах. К примеру, такой стратегически важный пункт, как Двинск (Даугавпилс), был взят всего лишь одной ротой. 8-я немецкая армия продвигалась в сутки до 50 километров. В Петрограде царила паника…

Генерал М.Д. Бонч-Бруевич

Генерал М.Д. Бонч-Бруевич

Для организации сопротивления в Петроград из Могилева был вызван начальник штаба Ставки генерал М.Д. Бонч-Бруевич. Войск не было, а отряды Красной гвардии, сумевшие захватить для большевиков власть в Петрограде, вести полевые сражения не стремились. В конце концов, защиту Петрограда возложили на Комитет революционной обороны, возглавляемый Я.М. Свердловым.

22 февраля вышло воззвание Совнаркома — «Социалистическое отечество в опасности!» А на следующий день Ленин опубликовал в «Правде» статью «Мир или война», в которой выступал за немедленное заключение мира на немецких условиях, давая понять, что со временем есть шанс обратно вернуть утраченные территории. Надо только «готовить революционную армию не фразами и возгласами… а организационной работой, делом, созиданием серьезной, всенародной, могучей армии».

Текст декрета-воззвания "Социалистическое отечество в опасности"

Текст декрета-воззвания «Социалистическое отечество в опасности!»

Взятие немцами Пскова не было для врага безболезненным, о чём свидетельствует официальная сводка германского командования от 25 февраля, подписанная генералом Людендорофом, в которой сообщалось: «Южнее Пскова наши войска наткнулись на сильное сопротивление. В ожесточенном сражении они разбили врага, город взят». А комиссар штаба Северного фронта Б.П. Позерн сообщал в столицу: «Город был взят небольшими силами немцев. Наша беда в отсутствии подготовки, а также в том, что никакими приказами нельзя изменить заранее подготовленного настроения — не продолжать войну».

Нарком по военными морским делам Дыбенко П.Е.

Нарком по военными морским делам Дыбенко П.Е.

Немцы подошли к Нарве, где начальником обороны был вожак балтийских матросов Павел Дыбенко. Кроме отряда «братишек», под его командой были красноармейские отряды латышей, а также группа интернационалистов во главе с бывшим военнопленным и будущим лидером Венгерской Советской Республики Белой Куном. После боя днём 3 марта матросы на железнодорожных путях обнаружили цистерну спирта и сразу потеряли боевой настрой. «Братишки» укатили в Гатчину, а латыши отошли к Ямбургу (Кингисепп), где военспец генерал-лейтенант Д.П. Парский пытался организовать новую линию обороны. На рапорт о сложившейся ситуации из Петрограда пришло сообщение о подписании Брестского мира.

Красную Армию при­ходилось создавать из разношёрстных красно­гвардейских частей, почти незнакомых с дисци­плиной, плохо вооружённых, не говоря уже об обмундировании. Первые красные отряды имели весьма живописный внешний вид: нередко в строю рядом стояли бойцы в кепках, шапках, ко­телках, даже в цилиндрах.

С развертыванием боевых действий все очевиднее стано­вилась необходимость массовой, а главное, регулярной, строго дисциплинированной армии. К ее формированию приступи­ли с конца мая 1918 г., когда было принято решение о пер­вой мобилизации рабочих и крестьян призывных возрастов. 29 мая 1918 г. ВЦИК принял постановление «О принудительном наборе в РККА». Специальное секретное постановление СНК давало разрешение при­нимать на службу в Красную Армию военных специалистов старой армии. Вместе с тем имущие слои населения лишались права служить в армии и иметь оружие.

С июня 1918 г. стала проводиться мобилизация военных специалистов, в Красную Армию и на флот было привлече­но до 75 тыс. бывших генералов и офицеров (в отрядах бе­лых формирований их было около 100 тыс. человек). Остальные офицеры из 250-тысячного офицерского корпуса царской армии не принимали участия в вооруженной борьбе.

Военспецы служили во фронтовых частях, готовили попол­нение, преподавали в академиях и военных школах. Из офицеров царской армии вышли советские военачальники: Вацетис И.И., Каменев С.С., Карбышев Д.М., Туха­чевский М.Н., Шапошников Б.М., Станкович А.Б., Николаев А.П. и др.  Ленин В.И. говорил в те годы: «Вы слыша­ли о ряде блестящих побед Красной Армии. В ней работают десятки тысяч старых офицеров и полковников. Если бы мы их не взяли на службу и не заставили служить нам, мы не могли бы создать армии».

Численность армии быстро росла. Если в добровольческий период в рядах Красной Армии сражалось до 300 тыс. чело­век, то к концу 1918 г. — свыше 1 млн., а осенью 1920 г. — уже около 5,5 млн. человек.

Германские войска на Украине

Германские войска на Украине

Одновременно расши­рялись права военных комиссаров, назначаемых в войско­вые части уже с весны 1918 г. обычно из числа профессио­нальных революционеров и рабочих-коммунистов с дооктябрь­ским партийным стажем. Без их подписи приказы команди­ров не имели силы; при отказе от выполнения приказов вы­шестоящих штабов военспецы тут же подлежали аресту. Семьи офицеров были превращены в заложников.

В отличие от антибольшевистских сил, в Красной Армии политические комиссары во всех частях вели постоянную воспитательную и пропагандистскую работу среди солдат и офицеров, внедряя единую коммунистическую идеологию. Комиссар стал синонимом идеологической нетерпи­мости, беспощадности к врагам, фанатической преданно­сти социалистическим идеалам. Сотни тысяч коммунистов, направлявшихся по мобилизациям в армию, внедряли ком­мунистическую идеологию в остальную «серую» массу воен­нослужащих.

Строгая кара грозила также и красноармейцам за дезертирство из рядов Красной Армии (оно, тем не менее, достигало в среднем 25%-30% от призванных на военную службу рабочих и крестьян). Зинаида Гиппиус замечала в 1919 г.: «Воевать мужик так же не хочет, как не хотел при царе…» Однако, как писала она далее, «в деревне, особенно зимой, и делать нечего, и хлеб на сче­ту; в красной же армии — обещают паёк, одёвку, обувку. Вёснами, едва пригреет солнышко и мож­но в деревню, — бегут неудержимо и без паники: просто текут, прячась по лесам, органически превращаясь в «зелёных».

Вот характерный отрывок из письма яро­славского крестьянина (август 1919 г.): «Полтора месяца я был де­зертиром, но теперь иду в Красную Армию, так как сенокос окон­чил и вообще убрал тяжёлую работу». Крестьяне с готовностью защищали своё поле, деревню, во­лость (так воевала, например, «Зелёная армия» Нестора Махно). Но уходить далеко от родных мест, бросать на произвол судьбы свою землю и дом они совершенно не хотели. В течение 1919-1920 гг. при облавах было задержано более 800 тыс. дезертиров. Ещё свыше 1,5 млн. добровольно явились обратно на службу…

Важное место в Красной Армии того времени начала занимала кавале­рия, способная к быстрым переходам, неожиданным ударам в тыл противника. Понимая это, нарком Троцкий Л.Д. выдвинул лозунг «Пролетарий, на коня!». Звучал этот призыв довольно непривыч­но — ведь до сих пор кавалерия считалась аристократическим, «дворянским» родом войск… Вскоре в Красной Армии была соз­дана мощная конница. Она сыграла во многом решающую роль в ходе Гражданской войны. Красная армия создавалась в боях с интервентами.

Создавались новые кадры из рабочих и крестьян, появились яркие советские самородки: Буденный С.М., Котовский Г.И., Фрунзе М.В., Чапаев В.И., Щорс Н.А., Блюхер В.К., Пархоменко А.Я., Лазо С.Г. и многие другие. 2 сентября 1918 г. ВЦИК объявил Советскую республику «единым военным лагерем», был образован новый высший военный орган — Революционный военный совет Республики (РВСР) во главе с нарком по военным делам Троцким Л.Д. РВСР осуществлял непосредственное руководство армией.

В ходе военных действий все большую роль стали играть офицеры, имевшие про­чную научную подготовку и опыт Первой мировой войны. В крупных военачальников выросли многие быв­шие офицеры. К примеру, в течение года поручик Тухачевский М.Н. стал командующим армией.

Учреждается должность Глав­нокомандующего Вооруженными Силами РСФСР (с сентяб­ря 1918 г. ее занимал бывший полковник Вацетис И.И., с июля 1919 г. — бывший полковник Каменев С.С.). В ноябре 1918 г. создается Совет рабочей и крестьянской обороны под председательством Ленина В.И., сконцентрировавший в сво­их руках всю полноту государственной власти. Осенью 1919 г. Советы во фронтовых и прифронтовых районах были подчи­нены чрезвычайным органам — революционным комитетам.

В июне 1919 г. существовавшие республики — Россия, Украина, Белоруссия, Литва, Латвия и Эстония — заклю­чили военный союз, предусматривавший единое военное командование, управление финансами, промышленностью, транспортом. Хочу отметить, что в Красной Ар­мии в период Гражданской войны сражалось около 80 тыс. венгерских военнопленных, 30-40 тысяч китайских рабочих, тысячи ко­рейцев, чехов, поляков, сербов, немцев, румын и др. иностранных граждан.

Однако не все коммунисты одобряли превращение доброволь­ческих формирований в регулярную армию с жесткой дис­циплиной, привлечение туда в качестве военспецов бывших офицеров и генералов. В марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б) открыто выступила так называемая военная оппозиция (Бубнов А.С., Ворошилов К.Е.., Пятаков Г.Л. и др.), отстаивавшая полупартизанский принцип в строительстве вооруженных сил республики. Однако поддержки делегатов съезда она не по­лучила.

Коренного перелома в отношении армей­ской дисциплины советскому руководству уда­лось добиться ещё в конце 1918 г. Результаты это­го не замедлили сказаться. Барон А. Будберг, ми­нистр в правительстве Колчака А.В., писал в днев­нике в августе 1919 г.: «Смотрю на карту и наи­злющим образом злюсь… Против нас вместо про­шлогодних совдепов и винегрета из красноар­мейской рвани наступает регулярная Красная ар­мия, не желающая — вопреки всем донесениям нашей разведки — разваливаться; напротив того, она гонит нас на восток, и мы потеряли способ­ность сопротивляться и почти без боя катимся».

Иную картину представляла армия, создававшаяся под антисоветскими знаменами. Она была более многочисленной и лучше организованной, так как опиралась на имевшие опыт мировой войны кадровые соединения интервентов, дисцип­линированные и хорошо обученные части казаков.

У истоков ее стояли крупные военачальники, цвет российского офицер­ства. Армия использовала щедрую поддержку из-за рубежа, продукцию крупных промышленных центров (Урал), большие запасы продовольствия. Но имелись и непреодоли­мые трудности. У руководства стояли люди, представлявшие разные партии, программы, течения (от социалистов до мо­нархистов).

Кроме этого, непреодолимая стена возникла между рядовыми солдатами (из крестьян, рабочих, казаков) и командным со­ставом (значительной частью зажиточных слоев, дворян). Рядом сражались части, преследовавшие разные, подчас про­тивоположные цели. При выполнении крупных стратегиче­ских планов не было налажено фактическое взаимодействие между отдельными фронтами, армиями. В результате острой конкуренции между военными лидерами не удалось создать единого командования.

Надо отметить, что превратить 23 февраля в праздник решили, в общем, случайно, отталкиваясь от декрета-воззвания «Социалистическое отечество в опасности!», хотя он и был обнародован на день раньше. Впрочем, декрет о создании Красной Армии был и вовсе опубликован почти месяцем раньше. Однако  определенный смысл в этой дате имеется — из хроники боев видно, что в конце февраля — начале марта 1918 года действительно рождалась Красная Армия. В России 23 февраля отмечается как День защитника Отечества, являющийся к тому же главным мужским праздником и прямым преемником отмечавшегося в СССР Дня Советской армии и Военно-морского флота. В 2018 году исполнилось ровно 100 лет с событий, давших для этого основания.