В Европе сложилось два фронта — За­падный (во Франции и Бельгии) и Восточный (против России). Рус­ский фронт делился на Северо-Западный (Восточная Пруссия, При­балтика, Польша) и Юго-Западный (Западная Украина, Закарпатье по границе России с Австро-Венгрией). Германия планировала молниеносным ударом разгромить Фран­цию, а затем перебросить войска против России, что позволяло ей избежать войны на два фронта.

С началом войны главнокомандующим русской армии был назначен великий князь Николай Николаевич Романов, прозванный в армии «лукавым». Он устроил Ставку верховного главнокомандования в Барановичах. Верховный главнокомандующий получил неограниченные пра­ва на вверенном ему театре военных действий. Ему, подчинен­ному «исключительно и непосредственно царю», ни одно прави­тельственное учреждение не имело права давать никаких указа­ний.

В свою очередь, военный министр Сухомлинов В.А. был совершенно свободен от указаний Николая Николаевича, т. к. войска в тылу подчиня­лись по-прежнему военному министру. Су­хомлинов пользовался неизменным расположе­нием Николая II. Лишь когда возникла острая ситуация со снабжением армии боеприпасами, вооруже­нием, царь 11 июня 1915 г. уволил его  и приказал произвести следствие.

Одновременно Верховный Главноко­мандующий не мог приказывать и Главному артиллерийскому управлению (ГАУ), следовательно, все боевое снабжение армии было вне его компетенции, не говоря уже об интендантском доволь­ствии.

Русский солдат

Русский солдат

Таким образом, вся территория России разделялась на две части — театр военных действий и внутренние области государства, или глубокий тыл. Бескомпромиссное разделение на фронт и тыл, вопреки логике вооруженной борьбы и здравому смыслу, обернулось для России самыми тяжкими последствиями.

С началом войны на должность начальника штаба Верховного Главнокомандующего был назначен другой Николай Николаевич — Янушкевич, который совер­шенно не был знаком с полевой службой, ни­когда не командовал войсками, не имел никакого боевого опыта, что вызвало недоумение в русской армии.

«Главнокомандующим Юго-Западного фронта стал ге­нерал  Н.И. Иванов. Обязанный своей карьерой ряду случайных обстоятельств, в том числе подавлению Кронштадского восстания, он — человек мирный и скром­ный — не обладал большими стратегическими познания­ми и интересовался больше хозяйственной жизнью округа. Но начальником штаба дан был ему ген. М.В. Алексеев — большой авторитет в стратегии и главный участник предварительной разработки плана войны на австрийском фронте». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 242).

Император Николай II благословляет русских солдат перед отправкой на фронт, август 1914 г.

Император Николай II благословляет русских солдат перед отправкой на фронт, август 1914 г.

Юго-Западный фронт состоял из четырех армий (с севера на юг): 4-й — Эверта А.Е., 5-й — Плеве П.А., 3-й – Рузского Н.В. На крайнем левом фланге находилась 8-я армия. Ее возглавил Брусилов А.А.

Надо отметить, что русская полевая армия была мощным для того времени объединением. К началу Первой мировой войны она, как правило, состояла из 4-5 армейских корпусов, 3-4 отдельных пехотных дивизий (в армии могло быть 11-13 пехотных дивизий) и 4-5 кавалерийских дивизий. Численность армии достигала 220-250 тысяч человек.

Во главе Северо-Западного фронта стоял генерал Жилинский Я.Г., «бывший на­чальником штаба дальневосточного наместника, адм. Алексеева, во время японской войны. Вслед за сим он занимал высокие посты начальника Российского Генерального штаба и командующего войсками Варшавского военного округа.

Карьера Жилинского в широких военных кругах вызывала большое недоумение и объяснялась какими-то «оккультными» влияниями. Потому его провал как главнокомандующего, выпустившего совершенно из рук управление войсками и направлявшего их не туда куда следовало, не был неожиданным. Но двумя армиями фронта командовали генералы, 1-й — Ренненкампф и 2-й — Самсонов, вынесшие блестящую боевую репутацию из Японской кампании, и на них-то мы возлагали надежды». (Там же с. 247-248).

После поражения русских армий в Восточной Пруссии в августе 1914 г. генерал Жилинский, не сумевший скоординировать их действий, был смещён с поста главнокомандующего Северо-Западным фронтом и заме­нён генералом Рузским Н.В.

С первых же дней война пошла несколько иначе, чем пред­полагали ее вести генеральные штабы воюющих стран. Мольтке-младший — главнокомандующий немецкой армией, раз­вертывая боевые действия, фактически не выполнил «завещание» Шлиффена, который и умирая говорил в 1913 г.: «Крепите правый фланг». Но опасность французского контрудара во фланг немецкой наступающей армии заставила Мольтке с самого начала выделить для осуществления плана Шлиффена не пять армий, а несколько меньше.

Вскоре выяснились и другие просчеты немецкого плана войны. 4 августа 1914 г., когда немецкие наступающие колонны во­рвались в Бельгию, которая еще до войны заявила о своем нейтра­литете на случай возникновения военных действий в Европе, и этот нейтралитет был гарантирован всеми главнейшими европей­скими державами, в том числе и Германией, бельгийская армия, хотя и малочисленная, оказала решительное противодействие на­ступающим немцам.

Войска Германии рассчитывали пройти тер­риторию Бельгии и подойти к северной границе Франции в два-три дня. В результате сопротивления бельгийских войск немецкая армия смогла продвинуться к бельгийско-французской границе только через 15 дней.

Кроме того, очевидным нарушением нейтралитета Бельгии Гер­мания вызвала против себя величайшее возмущение во всем мире, Англия как будто бы ждала этого момента. Английский посол 4 августа явился к канцлеру Бетман-Гольвегу и от имени своего правительства в ультимативной форме потребовал отвода всех не­мецких войск из Бельгии. В противном случае, заявил посол, Ан­глия как страна, гарантирующая нейтралитет Бельгии, будет счи­тать себя в состоянии войны с Германией.

Заявление Бетман-Гольвега, что договор Англии с Бельгией, — «всего-навсего только клочок бумаги» и ему не следует придавать большого значения, давало лишний аргумент английскому правительству в его политике развязывания войны. Англия добилась своего. Она теперь под благовидным предлогом защиты Бельгии вступила в войну.

Вскоре английские дивизии стали высаживаться на континен­те — во Франции и Бельгии — и уже в двадцатых числах августа смогли принять участие в боях против Германии. Германское ко­мандование, конечно, этого не предвидело.

Правда, развернув­шиеся бои в северной французской пограничной полосе не дали возможности союзникам задержать наступление немцев, но важно было то, что здесь, на севере Франции, оказа­лось огромное количество французских и английских войск, и не­мецкое молниеносное продвижение было сорвано, немцы с ходу не смогли ни окружить французские войска, ни взять Париж.

Вскоре просчеты Германии оказались еще более тяжелыми, они привели к окончательному срыву плана войны. Германское командо­вание считало, что Россия не способна быстро начать боевые действия. Действительность и здесь разрушила немецкие расчеты.

Не успели еще немецкие войска дойти до северной границы Франции, как 1-я русская армия под командованием генерала Ренненкампфа П.К., расположенная на реке Неман, в районе Ковно — Сувалки, и 2-я армия под командованием генерала Самсонова А.В., рас­положенная на южной границе Восточной Пруссии, получили при­каз начать 17 августа общее наступление против 8-й немецкой армии, находившейся в Восточной Пруссии.

Надо отметить, что в спешке начатое русское наступление двух армий, которые не были полностью укомплектованы и не были снабжены всем необходимым для наступательных действий, началось в результате решительных требований Франции.

Русское командо­вание в это время еще не закон­чило мобилизации армии и со­средоточения войск у границы с Германией. Тем не менее, рус­ские армии перешли в наступ­ление против немцев в Восточ­ной Пруссии и нанесли им серь­езный удар. Германскому коман­дованию пришлось срочно снять часть войск с Западного фрон­та и перебросить в Восточную Пруссию, чтобы отбить наступ­ление русских, тем самым, ослабив натиск на англо-французские войска.

После кровопролитного сра­жения на реке Марне 5-12 сентября, в кото­ром было убито и ранено око­ло 400 тыс. человек, ни немцы, ни англо-французская армия не смогли добиться заметного успе­ха. Противники предпринимали безуспешные атаки, — ежедневно гибли тысячи солдат, но ни од­ной армии не удавалось про­двинуться. Под сильным огнем артиллерии, пулеметов и винтовок пехота зарылась в землю. Период маневренной (подвижной) войны окон­чился. Началась позиционная (окопная) вой­на.

Однако русская армия из-за ошибок командо­вания не смогла удержать Восточную Пруссию. Но план молниеносной войны  Шлиффена был сорван…