Более успешно для русской армии сложилась ситуация на Юго-Западном фронте. Потерпев поражение в Восточной Пруссии, Россия получила большую мораль­ную компенсацию от разгрома австро-германской армии на полях Галиции. Были разгромлены австро-венгерские войска; занята вся Га­лиция. Германия спасла Австро-Венгрию от окончательного пораже­ния, направив в Польшу подкрепление, что заставило русских перей­ти к обороне.

21 день, с 23 августа по 12 сентября, в Галиции, на пространстве между Днестром и Вислой (ныне часть Западной Украины и Польши), на 500-верстном фронте шла ожесточённая Галицийская битва. С обе­их сторон в ней участвовало более миллиона человек. Вначале русские армии с трудом выдерживали мощный натиск против­ника. Но затем в боях произошёл перелом.

Пока шло сосредоточение армий, в некоторые приграничные русские города врывались немцы или австрийцы. Поведение их было неописуемо. Мир еще не знал фашизма, Освенцима, Дахау, гитлеровского геноцида, но с началом Первой мировой войны мирное население Бельгии, Франции, России – стран, куда успел уже ступить кованый сапог немецкого солдата, было потрясено чудовищными звер­ствами, которые чинили захватчики: расстрелы детей и заложников, насилия над женщинами, осквернение храмов, массовые грабежи  и т.д. Один из примеров: местом жуткой, кровавой бойни стал Калиш (старинный город в Польше), который немцы  разгромили артиллерий­ским огнем, при этом погибли сотни жителей.

Уже тогда, в августе 1914 г., враг систе­матически нарушал законы и обычаи войны. Пытки и убийство пленных в руках германцев и австрийцев были не исключением, а правилом. В первые недели войны немцы стали применять раз­рывные пули, запрещенные Гаагской конвенцией

Карта Галицкой битвы

Карта Галицкой битвы

23 августа на русско-австрийском фронте начались встречные бои между 3, 4, 5-й и 8-й русскими армиями и 1, 2, 3-й и 4-й австрийскими, принесшие германскому блоку большое ра­зочарование. В этих боях приняло участие 582 тыс. русских сол­дат и 518 тыс. австро-венгров. Наши армии должны были осуществить охват противника с обоих флангов, с целью отрезать его от Днестра и Кракова.

«Западная группа, бо­лее слабая (4-я и 5-я армии), должна была наступать между Вислой и Бугом в общем направлении на Перемышль, а восточная группа (3-я и 8-я армии), развер­нувшаяся в районе Ровно и Проскурова, — в направле­нии на Львов.

Наша восточная группа далеко еще не была обеспечена транспортными средствами и тыловыми учреждения­ми и, кроме того, к нам не подошел еще 2-й корпус. Комплектовалась группа корпусами изнутри страны, и по­тому мобилизационная ее готовность была далеко не полная. Тем не менее, во исполнение франко-русского договора, армии Юго-Западного фронта перешли в на­ступление». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 254).

В начале боев 1-я и 2-я австрий­ские армии, имевшие более выгодные стратегические позиции, оттеснили 4-ю и 5-ю русские армии к Люблину и Холму. Но пере­шедшие в наступление 3-я и 8-я русские армии из района Лубны — Проскуров — Каменец-Подольский взломали оборону 3-й и 4-й австрийских армий и начали успешно продвигаться на Рава-Русскую — Львов — Стрый.

Вступление русских войск во Львов

Вступление русских войск во Львов

Вторгнувшись в пределы Австрии, армия генералам Рузского Н.В. на восточных подступах ко Львову, а армия генерала Брусилова А.А. — южнее, отбросили австрийцев у Злочева. В сражениях на реках Золотая Липа и Гнилая Липа (26-28 августа) австрийские войска были разбиты. Они поспешно и в беспорядке отступили, бросая оружие, обозы и артиллерию. Тысячи австрийских солдат сда­вались в плен…

Однако русское командование, не имело достоверных данных о численности противника, поэтому не преследовало его, а приступило к подготовке планомерной осады Льво­ва, который считался сильной крепостью и имел, кроме того, политическое значение, как столица Галиции. Но со­вершенно неожиданно 2-го сентября австро-венгерские части оставили Львов, и на следующий день наши войска всту­пили в него. Точно так же на Днестре почти без сопро­тивления был захвачен русской армией сильно укрепленный город Галич.

Армия генерала Рузского, после занятия Львова, двинулась се­вернее на выручку нашей западной группы. С разрешения штаба фронта армия Брусилова продолжила наступление. Но генерал Конрад – начальник австро-венгерского генштаба — тремя армиями, из которых одна была переброшена с сербского фронта, начал наступление на на­ши 3-ю и 8-ю армии, с охватом их обоих флангов. В течение 6-12 сентября происходило кровопролитное Гродекское сражение, главная тяжесть которого легла на растянутую 8-ю армию и особенно на 24-й корпус – её левый фланг.

Однако генерал Конрад совершил ошибку, оставив против наших 4-й и 5-й армий только заслон. Ценой большого усилия русская 8-я армия устояла. В это время на севере наши 4-я и 5-я армии, перейдя неожиданно в наступление, опрокинули заслон неприяте­ля, а у Равы Русской части 5-й и 3-й армии разбили и погнали противника. В ночь на 13 сентября вся австрий­ская армия начала отступление, вскоре принявшее панический харак­тер.

Русские армии, продолжая успешное наступление, бло­кировали крупнейшую крепость Перемышль, в результате чего открывалась дорога на Венгерскую равнину, а австрий­ские силы были отброшены за реку Сан. Попытка австрийских войск закрепиться на новом рубеже не была успешной: в боях 17 сентября они вновь потерпели поражение и вынуждены были отойти за реку Дунаец.

Поражение австро-венгерских войск и отход их к Карпатам и за реку Дунаец вынудили Германию прийти на помощь своей союзнице — Австро-Венгрии, ибо продвижение русских армий к Кракову угрожало непосредственно жизненно важным германским районам и открывало перед русской армией широкую возможность быстро принудить Австро-Венгрию к выходу из войны.

«Юго-Западный фронт поставил австрийскую армию перед лицом катастрофы. Немцам нужно было принимать срочные меры для ее спасения… Положение осложнялось с каждым днем; русские шли к Верхней Силезии, району, куда более важному для Германии, чем Восточная Пруссия. Пришлось срочно тянуть резервы на австрийский фронт.

От вторжения русских войск Германию спасло не сопротивление австро-немецких войск, а нараставшая нехватка снарядов на Юго-Западном фронте. С первых же дней боевых действий выяснилось, что артиллерия начинала бой, вела его и решала исход. Противник называл русскую артиллерию «волшебной», пехота боготворила ее, именуя «спасительницей». (Николай Яковлев «1 августа 1914», М., «Москвитянин», 1993 г., с. 80-81).

При наступлении русские войска опирались на мощ­ную поддержку артиллерии. Орудия стреляли так часто, что на­калялись докрасна. Если солдат ронял на орудие фуражку, она немедленно вспыхивала, как в горящей печи. При такой стрель­бе, конечно, расходовалось очень много снарядов.

Таким образом, «великая Га­лицийская битва», как её называли, окончилась полным пораже­нием австро-венгерской армии. Она лишилась более трети сво­его состава и до конца войны уже не смогла оправиться от это­го удара. Все дальнейшие активные операции австро-венгров теперь могли успешно осуществляться только при поддержке германских дивизий. А это в свою очередь заставляло Германию снимать свои войска с Западного фронта.

В Галицкой битве (в литературе можно встретить и такое название) австрийцы потеряли 326 тыс. человек (из них 100 тыс. пленными) и 400 орудий. Австрийские дивизии, потерявшие в сред­нем по 7,5 тыс. человек, были обескровлены. Потери русских составили 230 тыс. человек, или по 4,5 тыс. человек в среднем на дивизию, а также 94 орудия. В Галицийской битве русские войска продвинулись на 200 км.

Интересно, что в Галицкой битве молодым офицером сражался Шапошников Б.М., в будущем маршал Советского Союза. 8 сентября 1914 г. у города Жолква штабс-капи­тан Нестеров П.Н. (первым выполнил «мёртвую петлю») в воздушном бою впервые таранил вражеский самолет с тремя летчиками. Легендарный русский военный летчик при этом погиб, а г. Жолква стал называться Нестеров.

В конце 1914 г. на Восточном фронте были проведены ещё две операции: Варшавско-Ивангородская (15.09 – 26.10) и Лодзинская (29.10 – 6.12). Главное значение Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операций заключается в том, что русская наступательная инициатива в течение первого полугодия войны надломила Австро-Венгрию и вынудила германское руководство не только проиграть «План Шлиффена», но и спустя всего четыре месяца с начала войны отказаться от ударов по Франции впредь до поражения Российской империи.

С Западного фронта на Восточный с ноября 1914-го по март 1915 года были переброшены восемь корпусов, по сути, составивших две армии. Если же вспомнить, что сформированные в конце 1914 года три резервные корпуса также были переданы командующему Гинденбургу (участие в Августовской и 1-й Праснышской операциях в январе — феврале), то видно, что русская помощь своим союзникам отнюдь не ограничилась ударом по Восточной Пруссии в августе 1914 года.