Духонин Николай Николаевич, генерал-лейтенант, родился 1 (13) декабря в Киеве, в семье военного, происходившего из дворян Смоленской губернии. В ноябре-декабре 1917 г. исполнял обязанности Верховного главнокомандующего русской армией. Один из самых одарённых русских офицеров, ставший первой жертвой советской власти.

Николай Духонин окончил Владимирский кадетский корпус в Киеве. По окончании в 1895 г. 3-го Александровского военного училища в Москве, в чине подпоручика армейской пехоты был выпущен для прохождения службы в лейб-гвардии Литовский полк. После производства в поручики гвардии он в 1899 г. поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, которую закончил в 1902 г. по первому разряду.

Штабс-капитан Духонин Н.Н. командовал ротой, батальоном, с ноября 1904 г. служил старшим адъютантом штаба 42-й пехотной дивизии, с января 1906 г. — помощником старшего адъютанта штаба Киевского военного округа, а через год он был назначен штаб-офицером для поручений того же округа. С сентября 1908 г. Николай Николаевич преподавал в Киевском военном училище. В 1911 г. Духонин Н.Н. был произведен в полковники, а в сентябре 1912 г. его вновь возвратили в штаб Киевского военного округа на должность старшего адъютанта.

Генерал Духонин Н.Н.

Генерал Духонин Н.Н.

Начало Первой мировой войны Духонин Н.Н. встретил в должности старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии Юго-Западного фронта. В то время 3-й армией командовал генерал от инфантерии Рузский Н.В. Николай Николаевич принял участие в знаменитой Галицийской битве 1914 г., он курировать вопросы разведки. За отличное проведение рекогносцировки в сентябре 1914 г. у мощной австрийской крепости Перемышль Духонин был награжден орденом святого Георгия 4-й степени.

В январе 1915 г. по личной просьбе полковник Духонин оказался на передовой — был назначен командиром 165-го пехотного Луцкого полка. Участвовал во главе полка в боях против наступающего противника. За умелое командование и личное мужество получил орден святого Георгия 3-й степени.

В начале сентября 1915 г. Духонина возвращают на штабную работу. Он был назначен на должность исполняющего делами Генерала для поручений при главнокомандующем Юго-Западным фронтом генерала от артиллерии Иванова Н.И. В конце 1915 г. Духонин получает чин генерал-майора и назначается сначала помощником, а затем — генерал-квартирмейстером Юго-Западного фронта.

С марта 1916 г. генерал Духонин Н.Н. принимал самое активное участие в разработке плана знаменитого «Брусиловского прорыва». В своих воспоминаниях генерал от инфантерии Брусилов А.А., который критически отзывался о большинстве офицеров из своего окружения, отмечал Духонина как самоотверженного молодого сотрудника и боевого товарища.

После Февральской революции Духонин Н.Н., как лояльно настроенный, по отношению к Временному правительству генерал, в мае 1917 г. был назначен исполняющим делами начальника штаба армий Юго-Западного фронта. В августе он был произведён в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба главнокомандующего армиями Западного фронта.

После провала выступления генерала Корнилова Л.Г. сам он был отстранён от должности Верховного главнокомандующего и посажен в тюрьму, а его начальник штаба генерал Алексеев М.В. подал в отставку. 9 сентября 1917 г. Керенский А.Ф. подписал приказ о назначении Духонина Н.Н. начальником штаба Верховного главнокомандующего русской армией, приняв на себя 30 августа полномочия главковерха.

Выбор главы Временного правительства Александра Керенского был не случайным. Николай Николаевич вызывал у него доверие, Керенский считал Духонина «честным человеком, далёким от политических дрязг и махинаций…» Александру Фёдоровичу импонировало, что Духонин «отнюдь не идеализировал старую армию. Он не испытывал ужаса перед солдатскими комитетами и правительственными комиссарами, понимая их необходимость». Так Духонин стал последним начальником штаба Верховного главнокомандующего.

На этой должности генерал проработал менее 2-х месяцев, до 25 октября 1917 г., но успел проделать огромную работу. Духонин составил подробный отчет о материальном и политическом положении вооруженных сил России, из которого следовал главный вывод: армию необходимо сократить, реорганизовать и очистить от нелояльных лиц среди офицерского состава и рядовых. После этого она будет способна охранять границы России и, если не предпринимать крупных наступательных операций, защитить ее коренные интересы.

Кроме этого генерал Духонин Н.Н. разработал также проект создания Русской народной армий, в основу которого был положен принцип территориального и добровольного комплектования частей. По приказу Духонина в составе русской армии были созданы национальные части, такие как, например, Чешско-Словацкий корпус. Основную массу солдат корпуса  составляли бывшие военнопленные австро-венгерской армии, готовые сражаться на стороне России за свободу своей родины.

Всю неделю после 25 октября генерал провел в непрерывных переговорах по прямому проводу с командованием всех фронтов, для мобилизации верных присяге частей и соединений с целью оказания помощи Временному правительству, хотя Николай Николаевич прекрасно понимал, что Временное правительство не способно управлять страной.

После бегства из Петрограда Керенского А.Ф., Духонин, как начальник штаба Ставки 3 ноября вступил во временное исполнение должности Верховного главнокомандующего. В этих обстоятельствах генерал стремился всеми средствами сохранить и удержать все более разваливающийся фронт.

После подавления большевиками 1 ноября под Петроградом вооруженного выступления генерала Краснова, возможность оказать действенную и своевременную помощь Временному правительству значительно уменьшилась, Духонин пришёл к выводу о необходимости изоляции большевиков в Петрограде.

Бурные события в Петрограде в октяб­ре 1917 г. и приход к власти больше­виков в первые дни почти не наруши­ли обычную жизнь Ставки в Могилёве. Однако уже 8 ноября 1917 г. в Ставку пришла те­леграмма от Совнаркома, приказываю­щая генералу Духонину вступить в переговоры о перемирии с неприяте­лем.

Не получив ответа, в ночь на 9 но­ября глава советского правительства Ленин В.И. связался со Ставкой по пря­мому проводу. Он повторил своё тре­бование о необходимости начать пе­реговоры. Генерал отказался подчи­ниться, заметив, что такие перегово­ры может вести только «правительст­во, признанное армией и страной».

В ответ на это из столицы последовал приказ: «Именем правительства Рос­сийской республики мы увольняем Вас от занимаемой Вами должности за не­повиновение предписаниям правитель­ства… Главнокомандующим назначает­ся прапорщик Крыленко». Звучал этот приказ весьма необычно — впервые прапорщик (младший офицерский чин) назначался главой всей русской армии! Впрочем, до прибытия в Ставку Нико­лая Крыленко генерал Духонин должен был продолжать вести дела.

Следующие десять дней в Ставке про­шли в тревожном ожидании нового Верховного главнокомандующего. По распоряжению Ду­хонина Н.Н. из Быховской тюрьмы освобо­дили арестованных ранее участников «корниловского мятежа», в том числе Корнилова Л.Г. и  Деникина А.И. Могилёв постепен­но покидали воинские подразделения, которые могли бы противостоять отря­ду Н. Крыленко. Некоторые части не хотели участвовать в гражданской вой­не, другие уходили по приказу самого Н. Духонина.

«Я не хочу братоубийст­венной войны», — говорил он в эти дни. Духонин также вначале со­бирался уехать. Однако потом генерал решил, что тайное бегство главы рус­ской армии противоречит принципам воинской чести. «Я имел и имею тыся­чи возможностей скрыться, — призна­вался он. — Но я этого не сделаю. Я знаю, что меня арестует Крыленко Н.В., а может быть, меня даже расстреляют. Но это смерть солдатская». В конце концов, Духонин Н.Н. остался в Могилё­ве, хотя никакой зашиты у него здесь уже не было…

20 ноября в Ставку прибыл Н. Крылен­ко со своим отрядом. Духонина аре­стовали и поместили в вагоне Кры­ленко Н.В. на вокзале. Поезд окружила тол­па революционных солдат и матросов. Они требовали выдать им Духонина для самосуда. Кто-то возбуждённо вы­крикивал: «Корнилов сбежал, Керен­ский тоже сбежал… Но этот-то не дол­жен уйти от нас!»

Н. Крыленко попы­тался успокоить собравшихся, говорил им, что убить генерала они смогут, только расправившись с ним самим. Но разъярённая толпа ворвалась в ва­гон, оттолкнув в сторону Крыленко. В тот же момент Николая Духонина за­стрелили, а затем его тело подняли на штыки… Генерал Деникин А.И. в «Очерках русской смуты» об убийстве Духонина написал следующее: «На другой день толпа матросов — диких, озлобленных на глазах у «главковерха» Крыленко растерзала генерала Духонина и над трупом его жестоко надругалась».

С тех пор в течение всей гражданской войны немалой популярностью поль­зовалось выражение «отправить в ставку Духонина». Оно означало «рас­стрелять». Жестокая казнь Духонина Н.Н. потрясла тогда всю Россию… Красный террор начал набирать обороты… Вот как написал о его жертвах князь Федор Николаевич Касаткин-Ростовский:

Их отрывают каждый день,
Расстрелянных и обожженных,
Средь городов и деревень
Без отпеванья погребенных.
Их растерзали без суда
В бесцельной злобе исступленья;
Мы не узнаем никогда
Ни их вины, ни их мученья.

Русский генерал Духонин Николай Николаевич нашёл упокоение на Лукьяновском кладбище в Киеве…