К 5 декабря 1941 г. ударные группировки немецко-фашистских войск на ближних подступах к Москве утратили свои наступательные возможности и повсеместно были вынуждены перейти к обороне. Подойдя на 25-40 километров к Москве, немецкие войска стали строить опорные укрепленные пункты, все еще рассчитывая возобновить наступление. Их танковые и пехотные дивизии занимали по отношению к войскам Красной Армии охватывающее положение. Противник был по-прежнему силен и угрожал Москве.

3-я танковая группа совместно с 23-й пехотной дивизией обосновалась в районе Дмитров — Яхрома, на западном берегу канала Москва — Волга. Город Клин служил для этих войск центром снабжения и возможного пополнения резервами. 4-я танковая группа и 5-й армейский корпус, потеснившие войска Западного фронта непосредственно на ближние подступы к Москве, закрепились в Крюково и Красной Поляне, угрожая Москве с северо-запада. 2-я танковая армия не прекращала попыток захватить Тулу, и ее головные части находились в районе Мордвеса.

Пехотные дивизии 9-го немецкого армейского корпуса заняли позиции восточнее и юго-восточнее Звенигорода, а войска 20-го армейского корпуса — по реке Нара, где ими была сооружена оборонительная линия с окопами, отрытыми в полный рост, и противотанковыми укреплениями. Немецкое верховное командование придавало большое значение удержанию рубежа по реке Нара. На этот счёт командующий 4-й армией генерал-фельдмаршал Клюге имел прямое указание Гитлера держаться до последнего солдата и не помышлять об отходе с занимаемых позиций. Это объясняется тем, что 4-я армия обеспечивала прикрытие 4-й танковой группы и 2-й танковой армии с флангов.

Схема начала контрнаступления Красной Армии под Москвой, 6-17 декабря 1941 г.

Схема начала контрнаступления Красной Армии под Москвой, 6-17 декабря 1941 г.

Немцы отходить от Москвы не планировали и считали, что у противника нет сил преодолеть их оборону. Удержание с трудом завоеванной территории было для Гитлера важнейшей задачей. В этих условиях контрнаступление Красной Армии, нацеленное на уничтожение немецких танковых группировок к северу и югу от Москвы, становилось суровой необходимостью, которую осознала Ставка Верховного главнокомандования и Генеральный штаб Красной Армии еще в ноябре 1941 г.

Победа, одержанная нашими войсками в оборонительном сражении, воодушевляла военное руководство и войска на дальнейшие решительные действия. Жуков Г.К. вспоминал: «29 ноября я позвонил Верховному главнокомандующему и, доложив обстановку, просил его дать приказ о начале контрнаступления. Сталин слушал внимательно, а затем спросил:

— А вы уверены, что противник подошел к кризисному состоянию и не имеет возможности ввести в дело какую-нибудь крупную группировку?

— Противник истощен. Но если мы сейчас не ликвидируем опасные вражеские вклинения, немцы смогут подкрепить свои войска в районе Москвы крупными резервами за счет северной и южной группировок своих войск, и тогда положение может серьезно осложниться» (Жуков Г.К. «Воспоминания и размышления», в 3-х т. т. 2. М., 1990 г., с. 244).

Схема сражения за Клин, 6-17 декабря 1941 г.

Схема сражения за Клин, 6-17 декабря 1941 г.

Жуков совместно с начальником штаба Фронта Соколовским представил план контрнаступления Западного фронта, с которым Сталин согласился. Кроме войск, участвовавших в ходе оборонительного сражения, в распоряжении Жукова были три дополнительные армии, вновь введенные в состав Западного фронта, — 1-я ударная, 20-я и 10-я. Действия Западного фронта по распоряжению Генерального штаба должны были поддержать Калининский фронт с севера и правое крыло Юго-Западного фронта с юга. Утром 6 декабря 1941 г. Западный фронт перешел в наступление и атаковал всеми имеющимися силами 3-ю, 4-ю танковые группы и 2-ю танковую армию противника.

Наибольшую опасность для столицы представляла северная группировка немецких войск. 3-й танковой группе противостояли 30-я армия генерал-майора Лелюшенко Д.Д. и вновь вводимая в сражение 1-я ударная армия генерал-лейтенанта Кузнецова В.И. Оборонительный этап сражения за Москву 30-я армия завершала, располагая весьма незначительными силами: 5-й стрелковой дивизией (сд), 21-й танковой бригадой, 107-й мотострелковой и 18-й кавалерийской дивизиями. В состав 30-й армии была включена 8-я танковая бригада полковника Ротмистрова П.А. и 58-я танковая дивизия.

Советские кавалеристы под Москвой, декабрь 1941 г.

Советские кавалеристы под Москвой, декабрь 1941 г.

Больше резервов у Западного фронта не было, и командующий, генерал армии Жуков Г.К., приказал стоять на обороняемых рубежах насмерть. Сил, которыми располагала 30-я армия, было недостаточно для нанесения удара по 3-й танковой группе. Поэтому в состав 30-й армии в канун наступления были переданы пять свежих стрелковых дивизий, прибывших из Сибири и с Урала (348-я, 371-я, 365-я, 379-я и с 13 декабря — 363-я сд). 30-я армия к началу контрнаступления располагала всего 20-ю танками против 150 немецких. Основную силу 30-й армии составляли стрелковые дивизии с легким вооружением.

Перейдя утром 6 декабря 1941 г. неожиданно для противника в наступление, стрелковые и кавалерийские дивизии 30-й армии прорвали немецкую оборону, нанеся главный удар в сторону города Клина. В ходе первого боя частям армии удалось к вечеру 6 декабря продвинуться на 15 километров, образовав в немецкой обороне прорыв шириной до 25 километров по фронту, было захвачено 38 немецких танков.

Руководство группы армий «Центр», обнаружив, что за 7 декабря прорыв в сторону Клина между 36-й и 14-й моторизованными дивизиями войсками наступавшей 30-й армии расширен до 35 километров, приняло решение о срочной переброске в зону боевых действий дополнительных сил, снятых с других участков фронта. На помощь 36-й и 14-й немецким моторизованным дивизиям были брошены 1-я и 6-я танковые дивизии.

Лелюшенко Д.Д. пришлось ввести в бой все свои резервы и вновь прибывшую 379-ю сд. К 8 декабря 8-я танковая бригада и 379-я стрелковая дивизия вышли на Ленинградское шоссе и овладели населенным пунктом Ямуга, к северу от Клина. Борьба за Клинский выступ приобретала все более ожесточенный характер. Клин и дороги от него в сторону Лотошино и Теряево были единственным спасением для остатков 3-й танковой группы, начавшей отводить разбитые дивизии на запад. Поэтому все свои силы немецкое военное руководство сконцентрировало вокруг Клина.

Наступление 30-й армии на левом фланге поддерживалось 1-й ударной армией, которая отвлекла на себя значительные силы противника в районе Яхромы и Дмитрова. Немецкие 7-я танковая и 23-я пехотная дивизии из последних сил сдерживали наступательный порыв 1-й ударной армии.

Фактически все танковые дивизии 41-го и 56-го танковых корпусов 3-й немецкой танковой группы вели сражение за Клин. Учитывая важность Клина как ближайшего к Москве центра коммуникаций, немецкое командование начало переброску в район Клина частей еще двух танковых дивизий — 2-й и 5-й.

9 декабря, преодолев упорное сопротивление 14-й моторизованной немецкой дивизии, 348-я стрелковая и 18-я кавалерийская дивизии овладели Рогачево. В этот же день 185-я сд вышла на Ленинградское шоссе в районе Завидово.

12 декабря командование 56-го танкового корпуса попыталось остановить продвижение 30-й армии и имеющимися силами контратаковать наши 371-ю и 365-ю сд в районе Новощапово. В контратаке противника принимало участие до 150 танков — все, что могли привлечь немцы из состава 7-й, 6-й, 1-й и 2-й танковых дивизий. В этом бою противнику не удалось перехватить из рук 30-й армии наступательную инициативу, и боевые действия развернулись непосредственно на подступах к Клину.

Для поддержки усилий подвижных групп 13 декабря была введена в бой вновь прибывшая 363-я сд, атаковавшая немецкие части в направлении Высоковска. 14 декабря 1941 г. наши войска приступили к решительному штурму города Клина: части 371-й и 365-й сд 30-й армии ворвались в Клин с северо-запада и севера. С юго-востока на окраины города вышли 348-я стрелковая, 18-я и 24-я кавалерийские дивизии и части 1-й ударной армии.

Используя последние возможности, через еще не занятую войсками Красной Армии юго-западную окраину Клина остатки немецких войск беспорядочно хлынули на запад, бросая тяжелую технику. Они уходили в сторону реки Лама на заранее подготовленные рубежи обороны. Пауль Карель цитирует воспоминания командира 56-го танкового корпуса генерала Шааля: «Дисциплина начала расшатываться. Все больше и больше солдат пробивалось на запад без оружия, ведя на веревке теленка или таща за собой санки с мешками картошки, — они просто брели на запад без командиров. Солдат, погибавших в ходе бомбежек с воздуха, больше никто не хоронил… Части тыла охватил психоз, вероятно, потому, что они в прошлом привыкли лишь к постоянным наступлениям и победам. Без еды, трясшиеся от холода, в полном смятении, солдаты шли на запад». (Карель П. «Восточный фронт. Книга первая. Гитлер идет на восток. От «Барбароссы» до Сталинграда 1941- 1943», М., 2003 г., с. 279).

15 декабря 1941 г. в 2 часа ночи после упорных уличных боев Клин был полностью освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Освобождение Клина в ходе битвы под Москвой стало одним из памятных событий для России. С 6 по 15 декабря 30-я армия уничтожила более 20 тыс. немецких солдат, вывела из строя и захватила свыше 120 танков противника. 6-я, 7-я и 1-я танковые дивизии 3-й танковой группы и 2-я танковая дивизия 5-го армейского корпуса были отброшены от Москвы далеко на запад. Клинский выступ был ликвидирован усилиями бойцов и командиров 30-й и 1-й ударной армий.

Политические круги Великобритании решили лично убедиться в поражении немецко-фашистских войск под Москвой. В Клин прибыла делегация союзников, возглавляемая министром иностранных дел Великобритании А. Иденом. Вот как об этом вспоминает Лелюшенко Д.Д.: «15 декабря к зданию военной комендатуры Клина подошла колонна легковых автомашин. Из них вышли гости — в шубах, в теплых пальто, закутанные в разноцветные шарфы, с фотоаппаратами и записными книжками.

Побеседовав с командирами и осмотрев город, А. Идеи и его спутники совершили поездку к линии фронта. Впрочем, это мало походило на поездку: шоссе на протяжении десяти-пятнадцати километров было завалено фашистской боевой техникой, и гостям пришлое не столько ехать, сколько идти пешком. Англичане увидели тысячи трупов, подбитые танки, исковерканные орудия, бронемашины транспортеры со штабным имуществом и награбленным у мирных жителей добром…» (Лелюшенко Д.Д. «Заря Победы», М., 1966 г., с. 135). Войска Калининского фронта, прикрывавшие северный фланг 30-й армии, к 16 декабря 1941 г. продвинулись на 20-25 километров. Ими был очищен от немецко-фашистских войск город Калинин.

4-я немецкая танковая группа, усиленная 5-м армейским корпусом, к 5 декабря 1941 г. ближе всех подошла к Москве; ее офицеры из района Красной Поляны наблюдали российскую столицу в стереотрубу. Близость победы над Красной Армией не давала им покоя, и в письмах в Германию они обещали уже через несколько дней оказаться на Красной площади.

Однако силы 4-й танковой группы были уже не те, что в начале операции «Тайфун». Она лишилась 10-й танковой дивизии, разбитой под Нефедьево частями Белобородова А.П. и отведенной в тыл для пополнения. В остальных танковых дивизиях 40-го и 46-го корпусов оставалось не более чем по 50 и 80 танков. Суровые зимние условия приводили к отказам их артиллерии и стрелкового оружия.

В контрнаступлении против 4-й танковой группы, кроме обескровленных 16-й и 5-й армий, главная роль отводилась 20-й армии. Ей предстояло освободить Красную Поляну, выбить противника из Солнечногорска и далее наступать вдоль северной оконечности Истринского водохранилища. 16-й армии после уничтожения немецкой группировки в Крюково и Каменке следовало наступать вдоль Волоколамского шоссе по направлению к Истре.

Разгром пехотных частей 9-го армейского корпуса 252-й, 87-й и 78-й пехотных дивизий поручалось выполнить 5-й армии. 20-я, 16-я и 5-я армии центрального направления перешли в контрнаступление 6 декабря 1941 г. с рубежа Красная Поляна — Крюково — Бакеево — Власово — оз. Полецкое.

Несмотря на внезапность начавшегося наступления немецкие войска не удалось застать врасплох. Наши части по всему фронту были встречены сильным артиллерийским огнем и только на отдельных участках сумели продвинуться на 3-4 километра. Наступление удалось развернуть только после трехдневных непрерывных боев, в ходе которых части 20-й армии овладели Красной Поляной, а части 16-й армии — Крюково, Бакеево и Рождествено.

Ощутимое продвижение вперед 5-й армии стало возможном после 11 декабря, когда были введены в сражение на участке 5-й армии дополнительные силы — 19-я, 329-я, 336-я сд, 18-я и 60-я стрелковые бригады, 2-й гвардейский кавалерийский корпус и танковые части.

Фронтальные атаки на опорные пункты немцев, которые они успели оборудовать до 5 декабря, ощутимых результатов не давали. Ожидалось, что сильное сопротивление немцы окажут и в районе Истринского водохранилища, и при форсировании реки Истры. Поэтому Рокоссовский К.К. принимает решение в целях скорейшего продвижения вперед и сокращения потерь обойти немецкий рубеж обороны у Истринского водохранилища с флангов.

Для этого он создает две подвижные группы. Группа генерал-майора Ремизова Ф.Т. в составе 145-й танковой и 17-й стрелковой бригад и 44-й кавалерийской дивизии получила приказ наступать в направлении Соколово — Поварово. Группа генерал-майора Катукова М.Е. в составе 1-й гвардейской, 17-й танковой и 40-й стрелковой бригад должна была обходить немецкую оборону у Истры с юга, выдвигаясь в сторону Волоколамского шоссе, в тыл немецким танковым дивизиям. Аналогичные задачи предстояло решать 2-му гвардейскому кавалерийскому корпусу генерал-майора Доватора Л.М., которому поручалось атаковать с тыла немецкие пехотные дивизии, находившиеся против войск 5-й армии Говорова Л.А.

Эти три соединения — Ремизова, Катукова и Доватора — сыграли значительную роль в разгроме частей 4-й танковой группы, 9-го и 7-го армейских корпусов на центральном направлении Западного фронта. Еще одна группа, образованная Рокоссовским К.К., — Белобородова А.П. (9-я гвардейская сд, 17-я танковая, 36-я и 40-я стрелковые бригады) — должна была наступать по направлению к Истре. Основную задачу по вытеснению 4-й танковой группы немцев от Москвы должны были выполнить 16-я и 20-я армии.

20-я армия, перешедшая к наступательным действиям 3 декабря 1941 г., вела ожесточенное сражение с немецкими войсками, засевшими в Красной Поляне. Она отвлекала на себя силы 2-й танковой и 106-й пехотной дивизий немцев. 8 декабря после освобождения Красной Поляны части 20-й армии начали продвижение вперед. Они уничтожили немецкие гарнизоны в Белом Расте и Никольском. 10 декабря 20-я армия вышла к Ленинградскому шоссе у Солнечногорска. 64-я стрелковая и 24-я танковая бригады обошли Солнечногорск с севера, а 35-я стрелковая и 31-я танковая бригады — с юга. После двух дней боев Солнечногорск был освобожден.

Наступление 16-й армии проходило примерно в том же темпе что и 20-й. К 8 декабря 16-я армия освободила Крюково, а 7-я гвардейская и 354-я сд выбили части 35-й пехотной и 11-й танковой дивизий немцев из Льялово. 9-я гвардейская сд Белобородова А.П. в районе Рождествено встретила упорное сопротивление немецкой моторизованной дивизии СС «Рейх», на помощь которой подошли части доукомплектованной 10-й танковой дивизии, брошенной немецким командованием в район предполагаемого прорыва. Это был последний резерв 4-й немецкой танковой группы. Группа Белобородова к 10 декабря сумела сломить сопротивление противника и подошла к Истре, 11 декабря овладела городом.

В районе водохранилища и по реке Истре сосредоточились 11-я, 5-я и 10-я танковые дивизии и моторизованная дивизия СС «Рейх». Группа Ремизова Ф.Т. совместно с 20-й армией, обойдя Истринское водохранилище с севера, начала выходить в тыл немецкого оборонительного рубежа. Группа Катукова М.Е., с 13 декабря стремительно продвигавшаяся от Павловской Слободы по направлению к Новопетровскому, обходила немецкие войска с юга. Немцы дрогнули и постепенно, начиная с 11 декабря, начали отводить свои основные силы на западный берег Истринского водохранилища, чем облегчили задачу по форсированию водного рубежа Истринского водохранилища и реки Истры частями 18-й сд и группы Белобородова А.П.

Немцы пытались любой ценой оторваться от преследовавших их войск 16-й армии. Поэтому несмотря на отвод своих основных сил с позиций вдоль водохранилища их оборону продолжали удерживать арьергардные части танковых дивизий, не давая возможности группе Белобородова и 18-й стрелковой дивизии форсировать Истру. Для этого они взорвали все переправы и открыли шлюзы водохранилища. Однако благодаря самоотверженным усилиям саперных подразделений войскам 16-й армии удалось переправиться на западный берег реки Истры и водохранилища и возобновить преследование отходящего противника.

Теснимые с фронта и атакованные с тыла конницей Доватора Л.М., 252-я, 87-я и 78-я немецкие пехотные дивизии начали паническое отступление в западном направлении. Неожиданное появление советских кавалерийских частей в тылу немецких пехотных дивизий стало драмой для многих немецких солдат и офицеров отступающего 9-го армейского корпуса.

Рейд корпуса Доватора Л.М. позволил сначала окружить, а затем и отбросить немецкие пехотные дивизии на 40 километров от ранее занимаемых ими позиций под Истрой, Звенигородом и Полушкино. За шесть дней боев войсками 5-й армии противник был отброшен на 80 километров от Москвы.

2-я танковая армия, не желая смириться со своим поражением во фронтальном бою с 50-й армией и рабочими отрядами под Тулой, не теряла надежды взять город, блокировав доступ к нему с севера. Гудериану в первых числах декабря силами 4-й танковой дивизии удалось на короткое время перекрыть шоссе и железную дорогу из Тулы в Москву.

В ходе непрекращающихся боев за Тулу еще до начала контрнаступления войск Западного фронта группировка противника, пытавшаяся прервать снабжение Тулы продуктами питания и боеприпасами, была уничтожена частями 49-й и 50-й армий. При этом немецкая 4-я танковая дивизия, потерявшая в боях почти все свои танки, была вынуждена начать отход в южном направлении. В боях за шоссе Тула — Серпухов коридор для связи Западного фронта с Тулой был расширен с 6 до 30 километров.

После начала контрнаступления — с 6 декабря 1941 г. — усилия Красной Армии по окончательной ликвидации 2-й танковой армии Гудериана резко активизировались. Генеральным штабом Красной Армии было также принято решение по нанесению ударов по 2-й танковой армии с юга, в районе города Ельца, что способствовало бы переходу 2-й танковой армии к отступлению.

В развернувшихся боях за Тульский выступ с нашей стороны принимали участие 49-я и 50-я армии, группа генерала Белова П.А. и вновь вводимая в сражение 10-я армия. Первыми вступили в бой и начали продвижение вперед части 10-й армии генерал-лейтенанта Голикова Ф.И. и группа генерала Белова П.А. Уже 7 декабря, через день после начала контрнаступления, они достигли значительных успехов. 10-я армия освободила Михайлов и Серебряные Пруды. Группа генерала Белова, начав наступление севернее Мордвеса, сумела отбросить группировку немецко-фашистских войск на рубеж реки Осетр и продолжала продвигаться вперед.

С целью сохранения уцелевшей в боях тяжелой техники немецкое командование в последующие дни пыталось организовать упорную оборону промежуточных рубежей на пути отступления войск. Этим немецкое руководство также пыталось предотвратить откровенное бегство и требовало от командиров частей планомерного отступления. Войска 50-й армии, имевшие незначительное количество танков и слабое артиллерийское вооружение, встретили сильное противодействие противника. Только 258-я стрелковая дивизия генерал-майора Сиязова М.А. смогла продвинуться в ходе наступления вперед на 20 километров и сумела сломить сопротивление 296-й немецкой пехотной дивизии, оттеснив ее от Тулы к югу.

10-я армия к 12 декабря прорвала оборону 112-й пехотной дивизии, 13 декабря овладела городом Епифань и начала продвигаться к Богородицку. 13-я армия и группа генерал-майора Москаленко К.С. Юго-Западного фронта после упорных боев 9 декабря овладели Ельцом и перерезали коммуникации противника в районе Тросны. Вторая ударная группа генерал-лейтенанта Костенко Ф.Я. вынудила немецкие войска 10 декабря оставить ранее захваченный ими опорный пункт Волово.

Войска Юго-Западного фронта после захвата Ельца и Волово стали угрожать южному флангу 2-й танковой армии Гудериана и сделали возможным продвижение своих частей на Орел. Немецкие войска, попавшие в окружение в районе Ельца, пробивались па запад, бросая вооружение и неся громадные потери. Введенная в сражение 3-я армия правого крыла Юго-Западного фронта 12 декабря овладела городом Ефремовом.

Командование 2-й танковой армии было вынуждено срочно создавать новый оборонительный рубеж на пути войск Юго-Западного фронта. Гудериан снял из-под Тулы 17-ю танковую дивизию и бросил ее навстречу 3-й армии. 34-й немецкий армейский корпус, который мог бы еще помочь Гудериану, был окружен частями Юго-Западного фронта и полностью разгромлен к 16 декабря 1941 г. Заключительный удар правого крыла Юго-Западного фронта по немецким войскам был нанесен 61-й армией, введенной в сражение из резерва. В этих условиях 2-я танковая армия была вынуждена продолжать отход, теснимая с северного, восточного и южного направлений.

К 16 декабря 1941 г. Тульский выступ был ликвидирован 3-я, 4-я, 17-я и 18-я танковые дивизии немцев потерпели сокрушительное поражение и лишились значительного числа своих танков. 16-17 декабря 1941 г., после разгрома 3-й, 4-й и 2-й танковых групп закончился начальный этап контрнаступления Красной Армии под Москвой. Немецко-фашистские войска потерпели сокрушительное поражение и были отброшены от Москвы. Немцы потеряли стратегическую инициативу и были вынуждены перейти к обороне.

Немецкая группа армий «Центр» оказалась отброшенной на 30-80 километров от последнего достигнутого ею рубежа. Красной Армией были освобождены города Калинин, Клин, Истра, Солнечногорск, Елец и многие другие. Начался второй этап нашего контрнаступления под Москвой.

Статья написана с использованием материалов книги В.Д. Барановский «Победа в битве за Москву. 1941-1942, М., «Голден-Би», 2009 г.