К осени 1941 года врагу удалось блокировать Ленинград с суши, полностью оккупировать Украину, прорваться к Ростову-на-Дону и выйти на подступы к Москве. Решающим сражением Великой Отечественной войны стала бит­ва за Москву. Эта битва, продолжавшаяся более шести меся­цев, подвела черту под замыслом плана «Барбаросса» разгромить Советский Союз в ходе одной скоротечной кампании и по­ставила Рейх перед военной катастрофой.

Когда в середине сентября 1941 г. сражение за Киев близилось к финалу, немецкое военное командование готовило стратегический план по возобновлению наступления на Москву. Немецким войскам, потерявшим в ходе боевых действий с 22 июня по сентябрь 1941 г. большое количество своих самых опытных сол­дат и офицеров и значительное число танков, предстояло не позднее начала октября вновь двинуться на восток, к еще далекой, но маня­щей к себе столице Советского Союза.

К сентябрю 1941 г. политическое положение Рейха ухудшилось. Япония начала рассматривать военную обста­новку на Восточном фронте как не вполне благоприятную для Германии. Итальянский Генштаб неофициально выска­зывался в том смысле, что немцы переоценили свои возмож­ности. Турция, Испания и Франция приняли решение со­хранять нейтралитет.

Население Германии стало высказывать недовольство «за­тянувшейся войной на востоке». А. Гитлеру необходима была победа, и победа громкая. На Восточном фронте оставалась лишь одна цель, достиже­ние которой сулило должный психологический эффект. 6 сентября Гитлер подписал документ № 35 о новом большом наступлении на Вос­точном фронте (операция «Тайфун»). Германский генштаб полагал, что группа армий «Центр», подобно тайфуну сметет советскую оборону и захватит столицу СССР до наступления зимы.

30 сентября «Тайфун» начал свое движение на Москву. Четыре армии (9-я и 4-я полевые, 3-я и 4-я танковые) выступили против войск Западного и Резервного фронтов. Две группировки двигались по сходящимся направлениям к Вязьме. Цель — окружить главные силы Западного и Резервного фронтов. Обстановка на всем советско-германском фронте в конце сентября оставалась напряженной, неблагоприятной для наших войск. Инициатива действий была у врага.

Московская битва — это два периода боевых действий: Первый период: 30 сентября — 5 декабря 1941 года — Московская стратегическая оборонительная операция. Второй период: 5 декабря 1941 года — 20 апреля 1942 года — Московская стратегическая наступательная операция.

Фронтовые оборонительные операции:
30 сентября — 23 октября — Орловско-Брянская;
2-13 октября — Вяземская;
10-30 октября — Можайско-Малоярославецкая;
10 октября — 4 декабря — Калининская;
23 октября — 17 ноября — Тульская;
15 ноября — 5 декабря — Клинско-Солнечногорская;
18 ноября — 5 декабря — Тульская (вторая);
1-5 декабря — Наро-Фоминская.

Фронтовые наступательные операции:
5 декабря 1941 года — 7 января 1942 года — Калининская;
6-25 декабря — Клинско-Солнечногорская;
6-16 декабря — Елецкая;
6-17 декабря — Тульская;
18 декабря 1941 года — 6 января 1942 года — Калужская;
24 декабря 1941 года — 8 января 1942 года  Наро-Фоминско-Боровская;
8 января — 20 апреля 1942 года — Ржевско-Вяземская.

Схема. Битва за Москву 30 сентября - 5 декабря 1941 г.

Схема. Битва за Москву 30 сентября — 5 декабря 1941 г.

План «Тайфун» был составлен из расчета на предполагаемое пре­восходство вермахта и не учитывал его слабых сторон. Основное немецкое оружие — танки — требовали для своего про­движения хороших дорог, а для поражения противника им надо бы­ло приближаться к советским позициям на небольшую дистанцию.

Немецкое командование считало, что окружение частей Западно­го и Брянского фронтов приведет к существенному уменьшению со­противления со стороны Красной Армии. Однако развитие событий сильно отличалось от прогнозов немецкого генералитета и планов проведения операции «Тайфун».

Разведка немецких танковых колонн. Группа армий "Центр", октябрь 1941 г.

Разведка немецких танковых колонн. Группа армий «Центр», октябрь 1941 г.

Можайская линия обороны, хотя и была не до конца подготовлена, представляла заградительный рубеж, на преодоление которого немец­ко-фашистские войска затратили значительное время. На оборони­тельных рубежах трудящимися Подмосковья и других городов были вырыты противотанковые рвы и подготовлены укрытия для пехоты и артиллерии.

Учитывая, что оборона Москвы создавалась на основе строитель­ства оборонительных сооружений автострады Минск — Москва, немцы планировали, как и в ходе сражения за Киев, обойти эти обо­ронительные рубежи с севера и юга, сначала в районе Вязьма — Брянск, а затем в районе Калинин (Клин) — Тула. Для поддержки основных охватывающих маневров были запла­нированы малые танковые клещи, которые предполагалось исполь­зовать при окружении войск, защищавших столицу Советского Союза на ближних подступах к ней. Планы немецкого командова­ния по преодолению оборонительного рубежа под Вязьмой и Брян­ском в начале октября 1941 г. полностью аналогичны действиям немецких войск по обходу Киевского укрепленного района.

Оборона Волоколамска 316 сд, уничтожавшей немецкие танки на подступах к городу, 16-27 октября 1941 г.

Оборона Волоколамска 316 сд, уничтожавшей немецкие танки на подступах к городу, 16-27 октября 1941 г.

Поскольку проходимость немецких танков T-III и T-IV была не­высокой, то их быстрое продвижение вперед можно было обеспе­чить только по автострадам либо по другим видам дорог с твердым покрытием. Поэтому основным направлением для продвижения 4-й армии было выбрано шоссе Рославль — Малоярославец, для 4-й танковой группы — шоссе Вязьма — Москва, для 2-й танковой груп­пы — шоссе Орел — Тула. Для продвижения 4-й танковой группы также резервировалось шоссе Волоколамск — Москва. 3-я танковая группа ориентировалась на шоссе Ржев — Калинин. Прикрытие на флангах наступающих в центре немецких войск обес­печивали 9-я армия с севера и 2-я армия на юге.

Боевые действия по плану «Тайфун» предполагалось развернуть на фронте в 640 километров в ширину и 400 километров в глубину. Планом предусматривалось безостановочное продвижение немец­ко-фашистских войск к Москве без временных перерывов. Немцы считали, что войска Красной Армии будут разгромлены на дальних подступах к Москве, и защищать Москву уже будет некому.

Части Красной Армии отправляются из Москвы на фронт, октябрь 1941 г.

Части Красной Армии отправляются из Москвы на фронт, октябрь 1941 г.

Следует признать, что немецкий Генеральный штаб не ошибся в части выбора направлений главных ударов, то есть нанесло эти удары там, где советское Верховное командование их не ожидало. В связи с этим необходимо заметить, что в это время (в конце сентября — начале октября 1941 г.) Красная Армия не располагала необходимым количеством войск и техники для прикрытия всех возможных направлений, по которым вермахт собирался наступать Москву.

Итак, замыслом операции на первом этапе предусма­тривалось: 9-й армии и 3-й танковой группе из района городка Духовщина, 4-й армии и 4-й танковой группе из района города Рославль, 2-й армии и 2-й танковой группе из района города Шостка в восточном и северо-­восточном направлениях расчленить фронт обороны советских войск, окружить и уничтожить войска Западного и Брянского фронтов в районах Вязьмы и Брянска, не допустив их отхода к Москве.

К началу сентября положение советских войск под Ленинградом оценивалось как «крайне тяжелое», а на юге — как «траги­ческое», и можно было рассчитывать, что в последующие неде­ли оно только ухудшится. Во всяком случае, фланги группы армий «Центр» могли отныне считаться обеспеченными. Однако немцам следовало спешить. 22 сентября в северном по­лушарии заканчивается астрономическое лето, через две-три недели после этой даты русские грунтовые дороги станут не­проходимыми.

С начала кампании прошло три месяца, по­степенно советские войска и их командование набирались опыта современной войны. Вермахт еще обладал качественным превосходством, но воевать становилось все труднее. На подготовку операции у фон Бока и фон Браухича было меньше месяца, причем до двадцатых чисел августа было неясно, успеет ли к началу сражения армия Гудериана. На ее место срочно перебрасывалась 4-я танковая группа из-под Ленинграда, для усиления этой группы предназначал­ся 40-й корпус резерва ОКХ (2-я и 5-я танковые дивизии). Дополнительно в состав группы армий «Центр» был введен 27-й армейский корпус, переброшенный из Франции.

Гудериан все-таки успел перевезти свои танки из-под Лохвицы к Брянску и даже настоял, чтобы его армия пере­шла в наступление на два дня раньше, нежели остальные войска: генералу был нужен каждый час хорошей погоды. Включение 2-й танковой группы в боевую линию рас­ширило фронт наступления до 600 километров.

Группа армий «Центр» под командованием генерал-полковника фон Бока имела в своём распоряжении 79 дивизий (в том чис­ле 14 танковых и 8 моторизованных), 1,9 миллиона солдат, 14 000 орудий и минометов, 1390 самолетов, 1700 танков, кор­пус ПВО. Воздушную поддержку войск группы армий «Центр» осуществлял 2-й флот люфтваффе.

К началу операции удалось пополнить пехотные дивизии до 90% штатной численности. С танками тоже дело обстоя­ло, вроде бы, благополучно: 1700 единиц в четырнадцати дивизиях: по 120 танков на дивизию при штате 147-209 ма­шин. Но на 22 июня фон Бок имел 1 967 танков в семи тан­ковых дивизиях…

С советской стороны против группы армий «Центр» действовали  войска трех фронтов: Западного, Резервного и Брянского, опирающихся на две заранее подготовленные линии обороны: Ржевско-Вяземскую и Можайскую — 2 250 км. противо­танковых рвов, 1 000 дотов и дзотов. В составе фронтов насчитывалось 1,25 млн. человек, 7 600 (по другим данным — 10 000) орудий, 990 (по другим данным — 849) танков, 677 (по другим данным 936) самолетов.

Немецкое командование предполагало нанести рассекающие удары по обе сто­роны шоссе Вязьма — Москва и окружить в районе Вязьмы основные силы Западного Фронта. Глубина наступления не превышала 120 километров. Соединениям Гудериана была поставлена отдельная, не связанная с общим замыслом сражения задача — во взаимо­действии со 2-й армией захватить Орел.

30 сентября танковая группа Гу­дериана перешла в наступление, обходя Брянск с юга. Днем раньше советские войска сами вели активные действия в полосе 2-й танковой группы, наткнулись на изготовившегося к атаке про­тивника, понесли большие потери и отошли, не успев организовать оборону.

К полудню Гудериан вышел на оперативный простор. Резервы генерала Еременко А.И. находились в районе Брянска, задер­жать немецкие танки было нечем. 1 октября в час дня был взят Севск, находящийся в 60 километрах восточнее исходной линии фронта. 3 октября 2-я танковая группа, пройдя за 72 часа 200 км, занимает Орел, который по мне­нию командующего Брянским фронтом генерала А. Еремен­ко находился «за пределами района, отводимого Брянскому фронту». Интересно, что весь ход событий на Восточном фронте в июне-сентябре 1941 г. показывает, что тактика блицкрига в этот период неизмен­но приносила немцам успех.

Таким образом, в руки врага попал без боя важный административный центр, крупный узел железных и шоссейных дорог, ставший базой для дальнейших действий немецких войск, а Еременко возложил вину за сдачу Орла на военного коменданта города. 3 октября глубина продвижения немцев на За­падном фронте возросла до 50 км, а на Резервном до 80 км. В полосе фронта Еременко части противника ворвались в Орел. По словам Гудериана, «захват города произошел для противника настолько неожиданно, что, когда наши танки ворвались в Орел, в городе еще ходили трамваи».

3-я танко­вая группа нанесла удар через Белый, Холм, реку Днепр на Вязьму, и прорыв развивался настолько успешно, что её командующий генерал-полковник Г. Гот даже стал опасаться, что противник заранее отошел на тыло­вые позиции. 4-я танковая группа столь же легко преодолела оборону на стыке 24-й и 43-й армий и тоже начала быстро продвигаться вперед. Воспользовавшись этим прорывом, пе­решла в наступление и 2-я армия Вейхса: она обошла с севера Брянск, соединившись восточнее города с левофланговыми дивизиями группы Гудериана.

Ценой больших потерь в людях и технике врагу удалось принудить красноармейцев к отступлению и сильно потеснить наши войска. Опасность, навис­шая над Москвой, усилилась с прорывом немецко-фашистских войск под Каширой, к Серпухову, Туле и Калинину…

5-я стрелковая дивизия (сд) 30-й армии, которая должна была защищать Калинин, не успела развернуть свои оборонительные позиции у города, и 14 октября 1941 г. 1-я танковая дивизия 3-й танковой группы немцев за­хватила Калинин. Легкость, с которой это удалось сделать, позволяла врагу наде­яться, что путь на восток для охвата Москвы с севера свободен. Однако Конев И.С., назначенный 17 октября командующим Ка­лининского фронта, сумел остановить продвижение немецко-фа­шистских войск по направлению восточнее Калинина.

Уже 15 октября 5-я сд 30-й армии несмотря на вынужденный отход из города вела бой на юго-восточной окраине города. 16 октября в сражение за северо-восточную часть Калинина вступили части 256-й сд; 246-я стрелковая ускоренным маршем подходила на помощь 5-й сд. 17 октября 30-я армия силами всех своих стрелковых дивизий пе­решла в наступление на немцев, закрепившихся в Калинине. 19 октября по приказу Генштаба 30-я армия после артподготовки перешла силами 256-й и 5-й сд в решительное наступление на го­род, и 20 октября 256-я сд вела бои на северной окраине Калинина.

На помощь 30-й армии начала на­ступление на Калинин и 31-я армия силами 135-й и 252-й сд. К 31 октября 1941 г. ни одна из сторон не смогла существенно переломить ситуацию в районе Калинина в свою пользу. реальных успехов в уличных боях смогла достичь только 133-я сд, которой удалось овладеть пятью кварталами в городе. Потеряв в боях за Калининский плацдарм до 150 танков, 3-я тан­ковая группа противника была вынуждена прекратить наступление.

Оборонительное сражение под Москвой можно раз­делить на три этапа. Выход немецких войск к Можайской линии обо­роны (с начала по конец октября 1941 г.) — первый этап. Два сле­дующих этапа приходятся на период решающего немецкого наступле­ния на Москву — боевые действия на дальних подступах к Москве (15-25 ноября 1941 г.) и оборонительное сражение на ближних подступах к Москве (25 ноября — 5 декабря 1941 г.).

Следует иметь в виду, что к началу операции «Тайфун» дальние подступы к Москве находились у Вязьмы и Брянска. С продвиже­нием немецко-фашистских войск в сторону Москвы граница даль­них подступов к Москве смещалась сначала к Можайской линии обороны, а затем в район северо-восточнее Тулы, восточнее Волоко­ламска и восточнее Можайска.

Герой Советского Союза генерал-майор Панфилов И.В., худ. Бондар С.М., 1942 г.

Герой Советского Союза генерал-майор Панфилов И.В., худ. Бондар С.М., 1942 г.

Удар по правому флангу Можайской линии обороны наносился 5-м армейским и 46-м танковым корпусами 4-й танковой группы, атаковавшими позиции 16-й армии генерал-лейтенанта Рокос­совского Е.К. на подступах к городу Волоколамску. Кавалеристы генерал-майора Доватора Л.М. и курсантский полк вместе со 126-й сд заняли позиции на левом фланге, севернее Волоколамска. Оборонять подступы к Волоколамску с юго-западного направления было поручено 316-й сд генерал-майора Панфилова И.В. (См. статью о 28 панфиловцах).

Преодо­левая упорное сопротивление 316-й стрелковой дивизии, немцам удалось 19 октября овладеть Осташево, после чего они предприняли первую попытку захватить Спасс-Рюховское. 316-я сд отбила эту атаку противника и, контратаковав, продвинулась 21 октября вперед, к Коняшино. Немцы, вводя в сражение новые танковые части, продолжали наступать. 25 октября при поддержке 125 танков они захватили станцию Волоколамск. В бою под Спасс-Рюховским враг снова был остановлен, потеряв из 80 танков 40. Немцы были вынуждены пойти в обход Спасс-Рюховского. Несмотря на серьезные потери они продолжали наступать и вынудили 316-ю сд отойти непосредственно на оборони­тельные рубежи города Волоколамска.

Волоколамск был оставлен нашими частями днём 27 октября 1941 г. 316-й сд Панфилова удалось измотать про­тивника в боях и перекрыть дорогу к Волоколамскому шос­се 46-му танковому и 5-му армейскому корпусам противника. За 11 дней непрерывного сражения под Волоколамском немцы поте­ряли до 200 танков, продвинувшись всего на 35-40 километров. Без пополнения потрепанных в боях танковых дивизий противник дальнейшее продвижение к Москве продолжить не мог.

Осуществление плана «Тайфун» по молниеносному захвату Москвы было прервано благодаря самоотверженным действиям Красной Армии, партизан и героическим усилиям всех народов СССР. Советские войска сражались на своей территории, что удесятеряло их силы. Героически сражались до 20 октября 1941 г. Бородинском поле полки 32-й стрелковой дивизии полковника Полосухина В.И.

Пройдя 960 километров от советско-германской границы, немец­кая военная машина остановилась. После 30 октября 1941 г. гитлеровцы не смогли продолжить наступатель­ные операции на московском направлении. Германские дивизии, привыкшие вести молниеносную войну, стали медлительными и неповоротливыми. Наступление на Москву потеряло темп. Действительно, противнику не хватало бронетехники, артиллерии, гренадерских полков, снабжения. Стрелковое оружие немцев не было рассчитано на использование в пыли и при низких температурах. Одежда немецких солдат была пригодна только для молниеносной войны в летних условиях. Всё это так. Но главным же, не учтенным немецким командованием, прервавшим наступление вермахта на Москву, было героическое сопротивление частей Красной Армии, которое нарастало вопреки не­мецким ожиданиям.

За октябрь и 15 дней ноября 1941 г. потери в личном составе группы армий «Центр» составили, по данным Рейнхарда Клауса, 88 тыс. человек, что снизило боеспособность наступавшего про­тивника; потери в танках на конец октября составили 1500 единиц. Немцы, как и в начале войны, опасались столкновений с нашими танками Т-34, признавая их преимущества перед техническим уров­нем немецкой бронетехники. Артиллерийские части наших стрелко­вых дивизий и особенно артиллерийские полки противовоздушной обороны обладали несомненным превосходством перед вооружени­ем немецких танков.