Уроженец Ирландии, пред­ставитель древнего рода, Питер Лэси, или Ласи (Ласси), родился 30 октября 1678 г. Служил сначала на родине, потом во французской армии. Участвовал в Савойской войне, за что пожалован первым офицерским чином в 1697 г. В следующем году перешел в австрийскую армию, воевал с турками. С началом Северной войны поступил, вместе со многими другими иностранцами, на службу к Петру I. Участвовал в первом же сражении под Нарвой.

В следующем году, когда развернулась «малая война» в Прибалтике, он в составе армии Шере­метева Б.П. отличился в походах на Кокенгаузен и Ригу. Командующий произвел его в чин капитана, поручил командование гренадерской ротой, которую в 1702 г. тот повел в сражение под Гуммельсгофом, победном для русских. В следующем году Ласси Петр Петрович командовал, тоже в походе по Лифляндии, «дворянской ротой», затем действовал при осаде и штурме Дерпта (1704 г.).

В 1705 г. стал майором, участвовал в гродненской операции, именным указом Петра (1706 г.) ему было присвоено звание подполковника. За участие во взятии Быхова пожалован (1708 г.) полковником. При переправе через Десну Ласси, будучи командиром Сибирского полка, получил тяжёлое ранение в голову, но остался в строю.

Фельдмаршал Ласси П.П.

Фельдмаршал Ласси П.П.

Ласси служил честно, исправно и храбро. Как командир Гренадерского полка, он участвовал в походе к Решетиловке, в Полтавской битве, во время которой его снова тяжело ранило. В 1710 г., после взятия Риги, в которую он вступил в числе первых, был назначен комендантом крепости. Затем, как участник Прутского похода (1711 г.), стал бригади­ром.

Преследовал отряд Грасинского, сторонника швед­ского короля, получил чин генерал-майора (1712 г.). В составе войска Меншикова ходил против шведов в Померанию и Голштинию; участвовал в сражении под Фридрихштадтом (1713 г.), разгроме шведского гене­рала Штейнбока и захвате Штеттина. Затем вместе с ар­мией Шереметева Б.П. воевал в Польше, Померании и Мекленбурге.

Летом 1719 г. отряд Ласси П.П. высадился с галер на шведском побережье, у Стокгольма, опустошил его окрестности. Действия русских десантов, в том числе и Ласси, способствовали ускорению переговоров со шведа­ми, заключению Ништадтского мира, и Петр наградил его чином генерал-лейтенанта (1720 г.).

В последние годы жизни Петра I Ласси состоял чле­ном Военной коллегии (1723-1725 гг.). При вступлении на престол Екатерина I пожаловала его орденом святого Алек­сандра Невского, чином генерал-аншефа. Вскоре он стал главнокомандующим армией в Петербурге, Ингрии, Нов­городской губернии, Эстляндии и Карелии, а также в 1726 г. рижским генерал-губернатором. В 1727 г. Меншиков А.Д. поручил Ласси следовать с корпусом к Курляндии, чтобы не допустить туда Морица Саксонского. Он выполнил поручение, стал губер­натором Лифляндии.

После воцарения Анны Иоанновны Петр Петрович получил новое назначение  — во главе 20-тысячной армии действовал в Польше во время войны за польское наследство в пользу избра­ния на польский престол Августа III, саксонского кур­фюрста, против Станислава Лещинского. Корпус Ласси состоял из 11 пехотных, 3 драгунских полков, при 25 ору­диях. Он хорошо подготовил армию к походу. Ласси, перепра­вив войско через Вислу, вошел в Варшаву, а затем, 5 октября, и в Краков, столицу Польши, куда отошел неприятель.

Лещинский со своими сторонниками засел в Гдань­ске, и Ласси пошел туда. У него было к тому времени (ноябрь — декабрь 1733 г.) только 12 тыс. человек; у Лещинского — свыше 30 тысяч и гораздо больше орудий. Командующий вел себя осторожно, не спешил. Это не понравилось в Петербурге, и к Гданьску прибыл Миних. Он решительно высказался за штурм города, Ласси был против.

Самоуверенный Миних, не вняв предостережениям Ласси и других военачальников и начал военные действия, правда, не добившись успеха, он все же понял, что нужны дополнительные силы и средства. Потребовал из Петербурга осадных орудий и подкреплений.

Между тем Миних в начале апреля 1734 г. послал Ласси с тремя тысячами драгун против отряда Тарло в восемь тысяч конников-конфедератов. На равнине у Висичина произошло сраже­ние. Сражение про­должалось час, и неприятель обратился в бегство.

Вскоре прибыла артиллерия из Риги. Миних провел неудачный штурм Гагельсберга — более двух тысяч солдат и офицеров были убиты или ранены; остальных (около тысячи человек), укрывшихся во рвах около неприятельских укреплений, Ласси с риском для жизни вывел из-под огня. После этой неудачи Миних наконец принял другие меры — стянул полки, русские и саксонские, из Польши…

Ласси, очень хорошо показавший себя под Данцигом, получил от Августа III орден Белого Орла. Специалисты по истории военного дела отмечают, что он продолжал в русской армии 30-х годов традиции Петра I, его армии.

В феврале 1735 г. императрица произвела Петра Петровича в фельдмаршалы, во главе 20-тысячной ар­мии Ласси выступил согласно союзному русско-австрий­скому договору на помощь императору Священной Рим­ской империи Карлу VI, на владения которого напа­ли французы. В том же году началась война с Турцией (1735-1739 гг.), и Ласси опять на фронте военных действий.

16 апреля 1736 г. он, вернувшись из заграничного похода, прибыл в Царицынку. Здесь встретились два фельдмаршала — Ласси и Миних. Ближайшей задачей для России в этой войне был возврат Азова, утерянного после Прутского похода 1711 г.

К войне с Турцией русское правительство начало готовиться задолго. Уже с сентября 1733 г. армию пополнили людьми и лошадями, провиантом и припаса­ми. А через два года Миних, назначенный главно­командующим, начал осаду Азова. Но недостаток ору­дий, других средств заставил его отказаться от немед­ленных действий. Неудачным стал и предпринятый в том же году поход Леонтьева в Крым.

После дополнительной подготовки война началась. Миних из своей главной  квартиры в Изюме торопил полки, идущие из Польши и Литвы, принимал меры для прикрытия южных границ от крымцев, снабже­ния армии всем необходимым. Его армии подчинили Донскую флотилию вице-адмирала Бредаля П.П.

План кампании предусматривал наступление по двум направлениям — на Азов и на Крым. Донскую армию, нацеленную на Азов, возглавил Ласси. В нее вошли 37,5 тыс. солдат и драгун регулярных войск, 8 тыс. донских казаков, при 284 осадных орудиях и 36 полковых пушках. Но к началу весны гото­вых к военным действиям оказалось около 9 тысяч.

В марте Миних, начавший осаду Азова, овладел двумя каланчами-башнями, стоявшими на обоих берегах Дона, и крепостью Лютик, к северу от города. Но вскоре командующий уехал в Царицынку для подготовки Днепровской армии к походу в Крым. Под Азовом, блокада которого продолжалась, за начальника остался генерал-лейтенант Левашов. 4 мая сюда прибыл Ласси. Фельдмаршал нашёл русские части не в лучшем виде: одни плохо обучены, другие в мундирной одежде, которая «весьма изношена», у иных ее вовсе не было; недостаток провизии, дров и прочего. Нао­борот, гарнизон Азова был в полном порядке.

Ласси и его инженерные офицеры провели тщатель­ные рекогносцировки. С судов выгрузили осадные орудия. Вскоре приплыли 46 будар с провиантом. Прибыли новые воинские команды. Так что постепенно число осаждав­ших дошло до 25 тыс. человек. Велись инженерные работы. Отбивали вылазки турок. Начались бомбардировки осажден­ного города-крепости из батарей, расположенных в зем­ляных редутах и на судах.

Однажды, а это случилось 3 июня, турки пошли на очередную вылазку — напали на рабочую команду (шестьсот человек) левого фланга и начали ее теснить. Проезжавший мимо фельдмаршал увидел отступление своих, собрал около двухсот драгун из ближайших пике­тов и резервов, перешел с ними в контратаку. Турки бежали, и, преследуя их, Ласси занял укрепленный вражеский пост в каких-нибудь пятнадцати шагах от ограды форштадта. Приказал устроить здесь три бата­реи. На них несколько раз нападали турки, но всякий раз неудачно.

В дальнейшем Ласси также действовал энергично и умело. Перебежчики-армяне указали ему на слабые места крепости, и в ночь с 17 на 18 июня начался штурм. На третий день Азов сдался. Город, потерянный Россией, снова был освобожден от турок. Русским доста­лись 135 пушек и мортир. В занятом Азове Ласси дал армии более чем месяч­ный отдых. Все осадные сооружения, возведенные око­ло города, он приказал уничтожить, орудия с них поста­вить на вооружение крепости. После этой победы Петр Петрович стал гото­виться к походу в Крым, на помощь армии Миниха, которая действовала на этом направлении без успеха.

Однако разногласия с Минихом, обидчивым и жестоким челове­ком, малоинициативным командующим, переписка с Пе­тербургом задерживали Ласси. В июле и августе Ласси направил полки, один за другим, к Перекопу. 8 августа фельдмаршал, будучи на реке Миусе, получил известие об отступлении Миниха от Перекопа (после рейда в Крым), появлении ногайских татар у Бахмута. Это заставило его повернуть в другую сторону, и 26 авгу­ста он прибыл в Изюм. Его войска расположились в районе Северского Донца на зимние квартиры.

В следующем году военные действия возобновились. Их цель — наступление против Крыма и ногайских та­тар между Доном и Днепром. В ходе осуществления плана военной кампании армия Миниха действовала по нижнему Днепру, заняла турецкую крепость Очаков. Армия Ласси (в нее включили 40 тыс. регуляр­ного войска и 15 тыс. иррегулярных частей) должна была идти на Крым. В помощь фельд­маршалу придали суда флотилии Бредаля.

4 мая Ласси с 25-тысячным войском вы­ступил из Азова на запад — к рекам Миус и Калмиус. Соединившись, армия и флот направи­лись к Сивашу. Затем по Арабатской косе (стрелке), длиной в 106 верст, фельдмаршал двинул свои полки на юг, в Крым. Крымцы, уверенные, что русские пойдут через Перекоп, не ожи­дали их появления со стороны Арабата.

Но, узнав о при­ближении Ласси, крымский хан поспешил навстречу со своей армией. Часть ее он направил к Генчи, чтобы уничтожить мост, возведенный русскими из судов для пе­реправы через пролив на Арабатскую косу. Появив­шийся у Арабатской косы турецкий флот напал на фло­тилию Бредаля, сопровождавшую армию Ласси. Но на­падение отбили.

Фельдмаршал, пройдя косу, подошел к городу Арабату, где его ждал хан. С помощью моста из судов, по отме­лям Ласси провел армию в обход вражеской позиции. А перед ней устроил ложную военную демонстрацию. Операция прошла успешно, и армия вступила в Крым. Неприятель ретировался без сопротивления. Ласси, разоряя села и деревни по рекам Салгир и Индаки, шел в глубь полуострова, к Карасубазару.

12 июля в 29 верстах от него произошло первое сражение, в котором ханское войско потерпело пораже­ние. Его потери составили шестьсот человек. Русские преследовали крымцев на 15 верстах, вплоть до гор, где те скрылись. Через день, уже близ самого Карасубазара, русские полки разгромили около 15 тыс. крым­цев, заняли город и разорили его. На следующий день на реке Карасу Ласси разбил 70-тысячное крым­ское войско.

Но начались трудности и для армии Ласси. Барятинский, который должен был сделать диверсию к Перекопу, медлил, не подходил. Не хватало провианта, воды и фура­жа. Стояла сильная жара. Досаждали болезни. На Кафу и Керчь полководец идти не решился. 17 июля двинулись в обратный путь, разоряя селения. Привели с собой до трех тысяч волов и сто тысяч баранов. 21 июля пришли к урочищу Шунгары, к востоку от Перекопа.

Здесь Сиваш очень суживался между полуостровом и материком. На следующий день армия по понтонному мосту перешла на противоположный берег. Подошедших к месту переправы крымцев и турок отбили нерегуляр­ные части и артиллерия. Ласси вывел свое войско к Молочным Водам, на хо­рошее пастбище для лошадей и скота. В октябре он привел армию в русские пределы, распустил полки на зимние квартиры по Донцу и Дону.

В кампанию 1738 г. 35-тысячная армия Ласси вновь участвовала в походе на Крым. 26 июня он пере­правил армию через Сиваш. Хан, узнав о переходе Ласси, отступил от Перекопа. Фельдмаршал подошел к крепости, взял форт Чиваш-кале (Чиваскула). Затем приступил к осаде главных укреплений Перекопа. Начался артиллерийский обстрел, и 29 июня сдалась крепость Op-Кап с двумя тысячами янычар.

Ласси направился в глубь полуострова. Но полное его разорение в предыдущих кампаниях не давало армии возможности добыть продовольствие, а шедший из Азова флот с провизией был разбит бурей. Снова не было в нужных количествах воды и фуража. Ласси решил от­ступить к Перекопу, оттуда — к Днепру. У Перекопа командующий стоял до конца августа. Потом, взорвав его укрепления, ушел на Украину. Его полки встали там на зимние квартиры.

К лету 1739 г. Ласси снова возглавил регуляр­ную армию, усиленную шестью тысячами донских, шестью тысячами слободских (из Слободской Украины) казаков и десятью тысячами калмыков. Ему же подчинили Днепровскую флотилию, запорожских казаков. Но новый поход на Крым не состоялся — воюющие стороны заклю­чили Бахчисарайский мир. Ласси с армией ушел на се­вер, к Петербургу, — надвигалась война со Швецией, не оставлявшей надежд на возвращение земель, утерянных в ходе Северной войны.

В феврале 1740 г. Ласси назначили лифляндским и рижским генерал-губернатором, в ноябре пожаловали в рейхсграфы Священной Римской империи. В 1741 г. Ласси стал главнокомандующим русской армией в войне против Швеции, с августа того же года — членом Воен­ной коллегии.

Швеция объявила 24 июля 1741 г. войну России. Ласси составил проект военной кампании. К тому времени он имел славу опытного, неустрашимого полководца, просвещенного и доброго человека. Умел быть и решительным, и осторожным. Преданный военной службе, сторонился политических интриг и амбиций.

Положение России в начавшейся войне осложнялось упадком флота, выпестованного в свое время Петром Великим. Хотя на рейде Кронштадта летом 1741 г. стояло 14 линейных кораблей, 2 фрегата и 6 мелких судов (галиоты, брандеры, прамы), ни один из них нель­зя было вывести в море — или они сгнили, или отсутство­вали матросы и снаряжение. Тем не менее, начали спешно готовить, оснащать кораб­ли.

Сухопутная русская армия насчитывала до 28 тыс. Военные действия начались в Финляндии. Ласси прибыл в Выборг к армии 20 августа. Русские войска в ожесточённой схватке выбили шведов из Вильманстранда, крепости расположенной на полуострове, с трех сторон омываемом водами озера Сайма. Русские захватили полторы тысячи пленных, 16 знамен, 13 орудий. Оставшиеся после страш­ного разгрома шведы попрятались в лесах и болотах. Три или четыре эскадрона кавалерии спаслись бегством.

Шведский корпус Будденброка стоял у Фридрихсгама в бездействии. Русские войска терпели недостаток в продовольствии и фураже, тяжелой артиллерии и телегах. Потому они и не пошли сразу на Фридрихсгам. Расположились на зимние квартиры в Выборге, Кексгольме, Олонце. Кавалерию отвели в Петербург, часть войск в Ингерманландию, Лифляндию, Москву. В столице организовали торжества по случаю победы Ласси.

Михаил Ломоносов написал торжественную оду по сему случаю:

Войну открыли шведы нам:
Горят сердца их к бою жарко.
Гремит Стокгольм трубами ярко…
При Вильманстранде слышен треск,
Мечей кровавых виден блеск.

Ласси к зиме вернулся в Петербург. Во время дворцового переворота в пользу Ели­заветы, он присягнул государыне. На совете при новой императ­рице предложил план военной кампании на 1742 год. Затем начал его осуществлять. К началу июня в Выборге у Ласси собрались 37 тыс. солдат. Их действия должны были поддерживать галеры, тоже с войсками, действуя в шхерах; галиоты — везти съестные припасы.

Шведы по-прежнему бездействовали. Во Фридрихсгаме собралось 15-тысячнос войско. Но условия проживания в сырых землянках, плохая еда, болезни косили шведских солдат. Дисциплина была слабой.

Русская армия вышла из Выборга. Несмотря на не­благоприятные условия похода — скалистую местность, обилие рек, она продвигалась вперед. 26 июня подошла к Фридрихсгаму. Шведы, не дожидаясь начала осады, подожгли город и оставили его. Победителям досталось 130 орудий. Русский же флот, как, впрочем, и швед­ский, бездействовал.

Шведская армия отступала к Гельсингфорсу, русская ее преследовала. В июле Ласси получил указание импе­ратрицы — армии стоять на реке Кюмени, «сделать кре­пость», перекрыть коммуникации неприятеля с морем, чтобы отрезать пути снабжения шведской армии из Стокгольма. Но реальная ситуация сложилась так, что Ласси и военный совет решили идти на Гельсингфорс.

Вскоре Ласси занял Борго. Шведы, несмотря на на­личие сильных позиций для борьбы с наступающими русскими полками, отходили на запад. Настроение сол­дат падало, многие дезертировали, особенно из финских полков. «В крайнем беспорядке» шведская армия (17 тыс. человек) отступила в Гельсингфорс. Здесь Ласси (у него – 17,5 тысяч человек) окружил ее, отрезав пути отступления к Або. В конце августа шведская армия капитулировала.

Солда­там Ласси, вошедшим в город, достались 90 орудий с припасами, 30 знамен. Финские полки из шведской армии отказались ехать в Стокгольм, перешли в русский лагерь, чтобы потом, сдав оружие, разойтись по домам. Всего в них было более семи тысяч солдат и драгун. Остатки же шведской армии поплыли домой на судах, но буря, смертность добили ее, и на родину вернулись немногие.

В ходе этой кампании в руки русских попали также крепости Нейшлот и Тавастгуст. Полное поражение шведской армии привело ее коман­дующих Левенгаупта и Будденброка к суду и казни.

Ласси проявил, как обычно, немало распорядитель­ности, предусмотрительности, трудолюбия, заботы о вой­ске. Армия, хорошо снаряженная и снабженная, спло­ченная, показала отличные боевые качества, как это было во времена действий армии Петра I в той же Финляндии.

Начались переговоры о заключении мира. Но, по­скольку шведы не принимали русских условий, в мае 1743 г. Ласси на кораблях с полками вышел в море. Он планировал высадить русскую пехоту с галер в Швеции, как при Петре Великом. В июне встретился со шведским флотом в районе Гангута, но повторить по­беду 1714 г. не удалось. Противники разошлись в разные стороны, не решившись начать сражение.

Ласси хотел вести флот к берегам Швеции. Но по­ступили вести о заключении в Або мирного договора. После этого Ласси, осыпанный милостями императрицы, вернулся в Ригу, к исполнению должности лифляндского генерал-губернатора. Здесь он и скончался 19 апреля 1751 г.

Статья написана по материалам книги Буганов В.И., Буганов А.В. «Полководцы. XVIII в.», М., «Патриот», 1992 г., с. 222-238.