Лучшие из тех, что прибыли в поис­ках денег и приключений служить Петру Великому, составляли костяк офицерства, готовили русские кад­ры, создавали из скопления приобретенных различными путями судов действу­ющий флот и оставались гражданами России. К ним относился и Петр Петрович Бредаль. Именно с его каперских действий начинались успехи российского кора­бельного флота.

Питер Бредаль родился в 1678 г., в семье пастора, службу начал в датском флоте. Норвежец Бредаль 1 мая 1703 г. по рекомендации К. Крюйса поступил на службу в русский гребной флот в чине унтер-лейтенанта. Очевидно, он был опытным моряком, ибо уже в 1705 г. командовал у Кроншлота бомбардирским кораблем «Гут-Дрегер», затем другими судами эскадры вице-адмирала К. Крюйса, оборонявшей подсту­пы к Санкт-Петербургу, и в 1709 г. был произведен в капитан-поручи­ки.

Два года Бредаль служил в Азовской флотилии, крейсировал в море, ходил по Дону, а заем вернулся на Балтику. В начале марта 1713 г. его командировали в Ревель для перевода в Кроншлот фрегата «Св. Яков». Но не успел Бредаль выступить, как генерал-адмирал Апраксин Ф.М. послал ему приказ проверить известие о том, что у Гельсингфорса зимовали несколько шведских кораблей. Льды задержали выход «Св. Якова»; он отпра­вился лишь в мае, а к началу июня присоединился к флоту: 8 июня фре­гат числился в линии баталии.

Весной 1714 г. П. Бредаля назначили командиром фрега­та «Св. Павел», который он готовил к кампании в Кронштадте. Затем он командовал отрядом из 16 кораблей, 8 фрегатов и шняв. Однако подготовка еще несплаванного русского флота была так низка, что царь Петр I не решился его вести против опытного неприятеля и перенес усилия в Финляндию, откуда вдоль берега генерал-адмирал Апраксин Ф.М. провел гребной флот к Гангуту.

Скампавея - боевое гребное судно, первая половина XVIII в.

Скампавея — боевое гребное судно, первая половина XVIII в.

Бредаль доставил Петра I к Гангуту, где царь взял на себя организацию прорыва. Моряк участво­вал в Гангутском сражении, находясь в отряде скампавей (легких галер), которые со стороны моря обошли неприятельский флот, и был награж­ден золотой медалью в 25 червонцев.

Карл XII, несмотря на поражение под Полтавой и при Гангуте, не отказывался от реванша на море. Он издал в 1714 г. «Каперский устав», в котором объявил беспо­щадную войну всем торговым судам, следовавшим в Санкт-Петербург и другие российские порты. Король полагал, что без подвоза всего необхо­димого из Западной Европы Россия не сможет продолжать успешную войну.

Однако он просчитался. Война с судоходством вызвала недовольство ев­ропейских держав, в том числе Англии. В 1714 г. было конфисковано 24 английских судна, в следующем — свыше 30. Великие морские держа­вы приняли меры для охраны судоходства. Но еще ранее такие меры при­нял Петр I, послав эскадру Бредаля.

Бредаль П.П. разослал все суда своего отряда, чтобы охватить большее пространство, а сам в начале апреля 1715 г. на корабле «Самсон» во главе эскадры из 3 фрегатов и шнявы вышел из Ревеля для борьбы со встреченными каперами. 11 апреля «Самсон» у берегов Курляндии, в 5 милях от Виндавы (Вентспилс) встретил капер «Единорог» капитана Авемана (18 орудий, 62 че­ловека экипажа). На «Самсоне» было 32 пушки и 200 моряков. Тем не менее, один из лучших шведских каперов Авеман вступил в схватку, но был вынужден сдаться; так как капер был разбит снарядами. Бредаль предпочел уничтожить судно, сняв орудия и другие ценности.

Повреждённые корабли Балтийского флота

Повреждённые корабли Балтийского флота

На рассвете следующего дня с «Самсона», патрулировавшего в 8 ми­лях от Виндавы, заметили второй капер «Эсперанс» капитана Миллера, который спустил флаг без боя. 16 апреля Бредаль встретил на рассвете третий капер и до 3 часов дня гнался за ним, после чего судно «Стокгольм-галей» капитана Строма (10 орудий, 49 человек) сдалось в 6 милях от Готланда. Всего за время каперства было захвачено 157 пленных, в том числе 3 капитана, из которых Строма и Авемана считали главнейшими швед­скими каперами. Бредаль был произведён в капитаны 3-го ранга.

Летом 1715 г. Бредаль во главе эскадры из 4 фрегатов и 3 шняв ходил к острову Готланду, высадил десант и, взяв пленных, благополучно вернулся. Первые успехи показали, что хотя бы легкие силы флота выходят из младенчества и способны действовать активно, а шведы не могут чувствовать себя абсолютно спокойно даже у своих берегов. Взятые пленные помогли русским морякам получить важные сведения о проходах к шведскому побережью.

Походами 1715 г. Питер (или, как его именовали в России, Петр Петрович) Бредаль доказал, что способен командовать как кораблем, так и отрядом. Осенью ему поручили важное и ответственное задание. Балтий­ский флот требовал пополнения за счет купленных за границей судов. В октябре Бредаль, командуя 3 кораблями, ходил в Англию для привода 2 новых кораблей, зимовал на Темзе. В мае 1716 г. он с эскадрой из 5 кораблей оставил Англию, соединился во Флекере с 3 кораблями из Архангельска и пришел в Копенгаген, выдержав жестокий шторм у ост­рова Рема.

В последующие годы командиром различных кораблей Бредаль пла­вал в Балтийском море, выполнял разнообразные поручения; 14 мая 1720 г. его произвели в капитаны 1-го ранга. В декабре 1723 г. он исправлял обязанности главного командира в Кронштадте, в следующем, за недостатком флагманов, был определен в члены Адмиралтейств-кол­легий. 9 декабря его назначили директором адмиралтейской конторы.

В 1725 г. Бредаль командовал кораблем «Св. Александр», на кото­ром держал флаг генерал-адмирал, плавал в Финском заливе и оказался под судом за нанесение побоев подчиненному офицеру. 21 ноября 1726 г. за оскорбление капитана Лоренса Бредаля разжаловали в матросы на 3 месяца, но в январе 1727 г. прежний чин возвратили; в июле он вступил в заведование корабельной командой и полковым двором в Санкт-Петербурге, 12 октября стал шаутбенахтом красного флага (флаг­маном арьергарда флота).

В январе 1730 г. Бредаль был назначен главным командиром в Ревеле, его послали в Курляндию для приветствия императрицы Анны Иоанновны от лица коллегии. Через два года назначили членом Воинской Морской комиссии «для рассмотрения и приведения флота в надлежащий поря­док». В апреле 1733 г. Бредель был назначен главным командиром возобнов­ленного Архангельского порта.

Все это была обычная, рутинная служба. Но в 1735 г. началась русско-турецкая вой­на, которая позволила Бредалю отличиться уже как флагману, командовавшему Азовской флотилией. После смерти Змаевича М.Х. 3 сентября 1735 г. моряка перевели главным командиром в Тав­ров, с подчинением генерал-фельдмаршалу графу фон-Миниху. Тавров стал центром возрождения Азовской флотилии.

Подготовка судов для пе­реброски и снабжения войск началась до его приезда. Из построенных ранее кораблей в 1736 г. Бредаль сформировал флотилию, которой предстояло поддерживать наступление армии генерал-фельдмаршала Ласси П.П.

45-тысячная армия Ласси весной 1736 г. блокировала Азов; 8 мая начались осадные работы, в которых участвовали суда флотилии, состо­явшей из 9 больших, 6 малых прамов, 35 галер и 29 меньших судов с 2200 человек. Суда обстреливали крепость со стороны Дона, не допускали турок в устье реки. 18 августа Азов пал. Бредаль П.П. принимал деятельное участие в покорении города, потом производил промеры фарватера из Дона в Азовское море, составил карту промерных работ, укрепил Воро­нежскую верфь и заложил новую в Брянске. В октябре, по случаю назна­чения нового главного командира, он остался начальствовать только над Донской флотилией.

Зимой 1737 г. контр-адмирала вызвали в Санкт-Петербург, 23 фев­раля произвели в вице-адмиралы и вновь ко­мандировали в Донскую экспедицию начальником флотилии с подчине­нием генерал-фельдмаршалу графу фон-Ласси.

40-тысячная армия Ласси от реки Миус выступила в мае, направля­ясь к Крыму. Донская флотилия из 449 лодок с 10 600 человек от Таганро­га шла вдоль берега Азовского моря, переправляла войска армии через реки и заняла позиции в проливе, соединявшем море с Сивашем. Под ее прикрытием по наведенному на лодках мосту армия перешла на Арабатскую стрелку и двинулась в Крым. Флотилия обеспечивала ее охранение и снабжение.

Турецкий флот попытался помешать продвижению русских сил. Ког­да из-за плохой погоды 27 июня флотилия встала вблизи расположения войск Ласси, турецкие корабли обстреляли лагерь. На следующий день 2 корабля, фрегат, 15 галер и до 70 мелких гребных судов направились к русской флотилии, которая потеряла в шторм около 170 лодок. Уцелев­шие моряки установили орудия с затонувших судов на берегу. 30 июня турки атаковали, но импровизированные батареи отогнали их.

Ласси в июле переправил армию в Крым, нанес поражение татар­ским войскам, однако недостаток продовольствия и фуража заставил его в конце месяца оставить полуостров. Очевидно, что слабость флотилии явилась основной причиной неудачи.

27-28 июля Бредаль с 5 ботами и 284 лодками выступил из Геничи к Азову. 29 июля на флотилию напали 2 линейных корабля, 13 галер, 47 греб­ных судов противника у Федотовой косы. На сей раз Бредаль уже осознан­но применил оригинальную тактику, которая позволила скомпенсиро­вать превосходство противника и спасти суда: неприятеля отбили бата­реи, устроенные на берегу из снятых с лодок пушек.

После возвращения Бредаль составил карту Таганрогской гавани с промерами. За зиму флотилия была пополнена и состояла к весне из 118 гребных судов. В мае 1738 г., одновременно с наступлением Днепровской армии к Днестру, пришла в движение и 65-тысячная Донская армия, которая 26 июня форсировала Сиваш, а через три дня взяла Перекоп.

Донская флотилия еще 18 апреля вышла из Азова к Геничи для поддержки сухо­путных войск. Турки вновь появились на Азовском море. 5-9 июня отряд турецких кораблей заблокировал 146 военных и казачьих лодок у восточ­ного берега Федотовой косы; только прорыв канал через косу под при­крытием казаков и береговых батарей, удалось провести флотилию к Ге­ничи.

Но 15 июня 7 линейных кораблей и фрегатов, 15 галер и свыше сот­ни мелких судов приблизились к флотилии, и Бредаль приказал вытянуть лодки на берег. 17 и 18 июня установленные на высотах пушки отбивали турок, заставив их ограничиться блокадой. Почти месяц вице-адмирал не мог вырваться. 15 июля, уничтожив суда, моряки флотилии вернулись по суше в Азов. Без снабжения с моря Ласси был вынужден в августе опять оставить Крым.

На 1739 год вновь намечали наступление Днепровской армии на Хотин и Донской армии в Крым и на Кубань. Последняя начала движение в мае, но переправиться в Крым не смогла. Турки, учитывая прошлый опыт, сосредоточили у Геничи 5 фрегатов, 32 галеры, 29 кончебасов. Русские моряки не могли преодолеть такой заслон, тем более что в Азове была эпидемия чумы, от которой пострадал личный состав. Без снабжения по Морю наступление Ласси в Крым снова пришлось прекратить и в августе отвести армию.

В 1739 г., по прекращении военных действий в Крыму, Бредаля вызвали в Санкт-Петербург, в июле 1740 г. назначили присутствовать в Адмиралтейств-коллегии. В 1741 г. по случаю предстоящей войны со Швецией моряка отправили главным командиром Архангельского порта. 14 августа его наградили орденом Св. Александра Невского.

Летом 1741 г. шведы, добивавшиеся возвращения потерянных по Ништадтскому миру земель, начали войну с Россией. Шведский флот в мае сосредоточился у острова Аспэ, а гребной — у Фридрихсгама, но в течение кампании бездействовал, тогда как Ласси нанес шведам поражение у Вильманстрандта и вернулся в Выборг. Рус­ский флот в кампании стоял, ожидая в подкрепление — новопостроенные корабли из Архангельска.

Именно эти корабли предстояло доставить Бредалю. В 1742 г. вице-адмирал вышел из Архангельска в Кронштадт с эс­кадрой из 10 судов, но по причине повреждения большей их части воз­вратился к Кильдюину. В 1743 г. по вызову он прибыл в Санкт-Петер­бург и в 1744 г. находился под следствием. Адмиралтейств-коллегия признала причины возвращения неуважительными и представила свое мнение в Сенат. Архангельская эскадра прибыла на Балтику уже после подписания Абоского мира 7 августа 1743 г.

Любопытно, что судебный процесс длился свыше 12 лет, в чем мор­ской историк Берх находит злую волю генерал-адмирала Головина Н.Ф. – сына первого русского адмирала Головина Ф.А., избавлявшегося от соперника. Скончался Бредаль П.П. в 1756 г. Он так и не узнал о своем оправ­дании…