7 октября

Издан приказ Народного комиссариата обороны СССР № 330 «О введении красноармейской книжки в военное время в тылу и на фронте» для личного состава Советских Вооруженных Сил. Введение красноармейской книжки способствовало усилению борьбы со шпионами и диверсантами, стремившимися использовать красноармейскую форму одежды для того, чтобы проникать в ряды Советской Армии и вести там подрывную работу.

В результате встречи танковых и моторизованных дивизий 3-й и 4-й танковых групп противника упорно обороняющиеся войска 19-й и 20-й (командующий генерал-лейтенант Ершаков Ф.А.), 24-й (командующий генерал-майор Ракутин К.И.) и 32-й (командующий генерал-майор Вишневский С.В.) армий Западного фронта в районе Вязьмы попали в окружение и вели ожесточенную борьбу в условиях полной блокады до середины октября.

Отражая непрерывные атаки врага, они сковали крупные силы немецко-фашистских войск и уничтожили тысячи вражеских солдат и офицеров, вывели из строя массу боевой техники. В результате крупная немецкая группировка не добилась решающего успеха на московском направлении. Но организованно прорвать кольцо окружения советским войскам не удалось. Лишь части окруженных войск удалось с боями пробиться на восток и выйти на Можайскую линию обороны.

Маршал Тимошенко С.К. и генерал Жуков Г.К. (справа) на учениях войск Киевского особого военного округа, 1940 г.

Маршал Тимошенко С.К. и генерал Жуков Г.К. (справа) на учениях войск Киевского особого военного округа, 1940 г.

Наступавшие войска 1-й танковой армии противника, прорвав оборону войск Южного фронта, соединились в районе Бердянска с 11-й немецкой армией. Часть войск 18-й (командующий генерал-лейтенант Смирнов А.К.) и 9-й (командующий генерал-майор Харитонов Ф.М.) армий Южного фронта попали в окружение и стали пробиваться на Волноваху и Мариуполь.

По мнению некоторых историков, именно 7 октября 1941 г. в Кремле между Сталиным и Жуковым произошел следующий разговор. В кабинете были только Сталин и Берия. Оба считали, что Красная Армия терпит поражение. Настало время последовать ленинскому примеру, который в марте 1918 года, не видя иного выхода, подписал с Германией позорный мир, сказал Сталин. Обратившись к Берии, Сталин поручил ему найти пути заключения мира с Германией, пусть даже ценой прибалтийских республик, Белоруссии, Молдавии и части Украины. Берия через своих людей обратился к послу Болгарии Стотенову с просьбой быть посредником. Стотенов согласился, но все его попытки были отвергнуты немцами.

Одна из батарей БМ-13 («Катюша») под командованием капитана Ивана Флерова (Западный фронт) оказалась в окружении. Двигаясь на восток, батарея попала в засаду, большая часть личного состава батареи и Флеров погибли, расстреляв весь боезапас и взорвав установки. Флеров будет посмертно награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что население Москвы внесло в фонд обороны 64 945 147 руб. деньгами и на 10 263 190 руб. облигаций государственных займов.

8 октября

ЦК ВКП(б) принял Постановление о создании на местах комитетов помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной Армии. Комитеты должны были также организовывать шефство над госпиталями, оказывать помощь в проведении ремонта, в приобретении оборудования и культинвентаря, принимать и распределять подарки, оказывать помощь органам здравоохранения в приеме и размещении больных и раненых бойцов и командиров в госпиталях, помогать в проведении культурно-массовой работы.

Подводная лодка «М-175» (командир капитан-лейтенант Мелкадзе М.Л.) прорвалась в гавань Хавнингберг, атаковала и потопила транспорт противника.

ГКО принял постановление о проведении спецопераций в Москве — о подготовке к уничтожению 1119 предприятий и объектов.

9 октября

На базе войск фронта Можайской линии обороны был образован Московский Резервный фронт (командующий генерал-лейтенант Артемьев П.А.) в составе Волоколамского, Можайского, Малоярославецкого и Калужского укрепленных районов и вновь сформированной в составе фронта 5-й армии.

Началась Калининская оборонительная операция войск Западного фронта против немецко-фашистских войск 9-й полевой армии и 3-й танковой группы (командующий генерал танковых войск Рейнгардт) (заверш. 4.12.41 г.).

Советские истребители отразили попытку 25 немецко-фашистских самолетов, которые стремились нанести бомбовый удар по Мурманску. В воздушном бою сбито 8 вражеских самолетов. Авиация Черноморского флота нанесла удар по нефтеносному району Плоешти, снабжавшему горючим гитлеровскую армию.

В окружении под Вязьмой, в бою погиб 40-летний командующий 24-й армией Резервного фронта генерал-майор Константин Иванович Ракутин (1901-1941). Ракутин встретил войну начальником погранвойск Прибалтийского округа. С его именем связана героическая оборона Лиепаи, Таллина и других городов Прибалтики. С июля 1941 года — командующий 24-й армией — той самой армией, которая осуществляла ликвидацию Ельнинского выступа и 6 сентября освободила Ельню. Звания Героя Советского Союза Ракутин будет удостоен в 1990 году.

10 октября

Ставка Верховного Главнокомандования в целях объединения руководства войсками Западного направления расформировала Резервный фронт, а его войска были переданы в состав Западного фронта (командующий генерал армии Жуков Г.К.).

Жуков принял все, что осталось от Западного и Резервного фронтов, — 90 тысяч человек и 1 снаряд на орудие в день. Бывшего командующего Западным фронтом  Конева И.С. Сталин трижды в течение первой половины дня, пока не был подписал приказ о назначении Жукова, требовал отправить в Москву. Жуков понял, что Сталин хочет поступить с Коневым, как с Дмитрием Павловым, и попросил оставить Ивана Степановича своим заместителем. Так Жуков Г.К. спас жизнь Коневу И.С.

Войска правого крыла Западного фронта — 22, 29 и 31-я армии (командующий 31-й армией генерал-майор Долматов В.Н.) после тяжелых боев отошли на рубеж Осташков, Ржев, Сычевка. Отвод других армий проходил в еще более тяжелых условиях и завершен не был. На калининском направлении развернулись упорные бои.

Приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота СССР адмирала Кузнецова Н.Г. и начальника Главного управления Северного морского пути при СНК СССР Папанина И.Д. было создано Управление Беломорскими ледовыми операциями (УБЛО) с постоянным местопребыванием в Архангельске. Начальником УБЛО был назначен известный ледовый капитан Герой Советского Союза Белоусов М.П. В распоряжение УБЛО были переданы ледоколы «Сибирь», «Ленин», «Ф. Литке», ледокольные пароходы «Дежнев», «А. Сибиряков», «Георгий Седов», «Садко» и др., авиационный отряд под командованием Героя Советского Союза Мазурука И.П.

ГКО принял решение перебазировать из Москвы в глубокий тыл металлургические заводы и все основные предприятия, производившие боевую технику, вооружение и боеприпасы.

11 октября

Войска 29 и 31-й армий Западного фронта вели оборонительные бои с противником, прорвавшимся в районе юго-восточнее Ржева, вдоль Волги, на северо-восток, в направлении Калинина.

В Подмосковье бушевала настоящая зимняя пурга. Немецкие войска заняли Мценск и Медынь.

Подводная лодка Северного флота «Д-3» в районе Лонгсфьорда потопила транспорт противника водоизмещением 5000 т.

12 октября

ГКО принял решение о строительстве оборонительной линии непосредственно в районе Москвы. Оборонительная линия включала в себя полосу обеспечения и два оборонительных рубежа. В последующем вся система обороны ближних подступов к городу получила наименование Московской зоны обороны. В нее входили части Московского гарнизона, дивизии народного ополчения и дивизии, прибывшие из Резерва Ставки Верховного Главнокомандования.

Московская зона обороны состояла из двух рубежей: главного (подмосковного) по линии Хлебникове — Сходня — Звенигород — Кубинка — Наро-Фоминск — Подольск — река Пахра — река Москва и городского. Городской рубеж состоял из 3 оборонительных полос: первая полоса проходила по окружной железной дороге, вторая — по Садовому кольцу, третья — по бульварному кольцу.

Войска 8-й армии начали тяжелые оборонительные бои с противником, высадившим десанты на о. Даго (Хиума).

Советские войска оставили Калугу. Партизаны Уваровского, Можайского и Шаховского районов Московской области сосредоточились в лесах Подмосковья для борьбы с немецко-фашистскими оккупантами.

13 октября

Военный совет Западного фронта приказал войскам, развернувшимся на Можайской линии обороны, не допустить прорыва немецко-фашистских войск в восточном направлении.

Красная Армия оставила Вязьму. Развернулись ожесточенные бои на всех главных направлениях, ведущих к Москве. Войска противника вторглись в пределы Московской области и оккупировали 17 районов полностью и 10 частично. Над Бородинским полем появились «юнкерсы» и «мессершмитты». Закончили сопротивление советские войска, окруженные в вяземском «котле».

Впервые один из советских руководителей — секретарь ЦК и МГК Александр Щербаков — официально заявил, что Москва находится в опасности, и то это произошло на закрытом собрании партийного актива Москвы. На собрании было решено мобилизовать для защиты столицы всех, кто мог держать оружие в руках. В ближайшие же часы были сформированы и отправлены на фронт 25 рот и батальонов (11,5 тысячи бойцов и командиров). До середины октября к ним присоединились еще 40 тысяч москвичей.

14 октября

Красная Армия оставила Калинин (освобождён 16.12.41 г.).

Государственный Комитет Обороны постановил эвакуировать из Москвы в Куйбышев часть партийных и правительственных учреждений, а также весь дипломатический корпус, аккредитованный при Президиуме Верховного Совета СССР. В связи с тем, что участились воздушные бомбардировки Москвы, грозившие разрушить предприятия, уничтожить научные и культурные ценности столицы, ГКО признал целесообразным срочно вывезти оставшиеся еще в городе и области крупные оборонные заводы, научные и культурные учреждения. Эту колоссальную по объему работу нужно было осуществить в очень сжатые сроки.

Началась наступательная операция войск Ленинградского фронта (заверш. 1.11.41 г.). Ставка приказала войскам Ленинградского фронта (командующий генерал-майор Федюнинский И.И.) организовать и провести наступательную операцию против войск 18-й армии противника с целью деблокады Ленинграда.

Развернулись ожесточенные бои войск 5-й армии на подступах к Можайску, в районе Бородина. Основную тяжесть боев на Бородинском поле вынесла 32-я стрелковая дивизия полковника Полосухина В.И., поддержанная 18, 19 и 20-й танковыми бригадами. Несмотря на превосходство в силах противника, отважные воины этих соединений четверо суток сдерживали врага западнее Можайска, уничтожили десятки танков и несколько тысяч вражеских солдат и офицеров.

Часть сил окруженных под Вязьмой советских армий вырвалась из окружения и отошла на можайский рубеж обороны.

Воспоминания писателя Кожанова В.И.

Писатель Василий Кожанов вспоминал: «14 октября 1941 года меня, 19-летнего комсомольца, рядового, прослужившего всего лишь 2 месяца, отобрали в заградотряд. Из роты связи, состоящей из колхозников Раменского района, взяли меня и единственного партийца, бывшего председателя колхоза… Через несколько недель после начала воины регулярная Красная Армия понесла огромные потери… Тогда наступила тотальная мобилизация, формирование отрядов «народного ополчения» даже из стариков и подростков… Из тыловых нестроевых частей, из войск ПВО вырывались роты и батальоны, которыми затыкались бреши, где порой линию фронта «держали» несколько милиционеров.

Необстрелянные полки бросались в огонь прямо с колес, и многие бойцы, вооруженные трехлинейкой и «карманной артиллерией», обращались в паническое бегство перед стальной немецкой армадой. Тогда против них, против своих, было пущено в ход последнее и единственно эффективное средство — жестокость. Свои стреляли в своих. Именно тогда, под Москвой, приступили к созданию так называемых заградительных отрядов — отрядов «партзаслона» и отрядов комиссарского авангарда. Партзаслоновцы придавались пехотным частям и шли второй цепью, препятствуя отступлению, но, как правило, передние цепи быстро таяли, а следом за ними гибли и сами заслоновцы…

Только по чистой случайности на третий день, не успев отправить на передовую, меня выдернули из этой команды в обычную часть… Кроме того, под Москвой была применена другая жестокая затея. Нелюдимый, мрачный доносчик Мехлис, главный комиссар Красной Армии, отыскивал старых комиссаров, имевших опыт гражданской войны, и небольшие группами рассылал по частям. Они поднимали в атаку передние цепи с криком: «За Родину! За Сталина!» — и первыми падали под огнем противника.

О них мне рассказал бывший командир мехполка Степан Васильевич Юдин. В 41-м под Москвой к нему, тогда лейтенанту, явилась группа старых комиссаров из 18 человек перед отправкой на передовую с просьбой: «Сынок, перепиши нас в свой списочек с домашними адресами, нам никому не вернуться, а ты, может, сумеешь потом сообщить нашим семьям»… Эти смертники в списках частей не значились и бесследно уходили в небытие…»

продолжение