В обращении к войскам 2 октября 1941 г. Гитлер говорил: «Создана, наконец, предпосылка к последнему огромному удару, который еще до наступления зимы должен привести к уничтожению врага. Все приготовления, настолько это возможно для человеческих усилий, уже окончены… Сегодня начинается последнее, решающее сражение этого года».

Внимание советского политического и военного руководства в те дни было приковано к западному направлению. Для защиты Москвы Ставка Верховного Главнокомандования развернула войска трех фронтов: Западного, Резервного и Брянского, во главе которых стояли генерал И.С. Конев, маршал С.М. Буденный и генерал А.И. Еременко. Основные силы Резервного фронта располагались за Западным фронтом, составляя второй эшелон войск в стратегической оборонительной операции.

В официальных источниках состав войск противоборствующих сторон представлен следующими цифрами: «…группа армий «Центр» была усилена за счет резервов и танковых соединений группы армий «Север». В ней насчитывалось свыше 1  млн. 800 тыс. человек, 74,5 дивизии (в том числе 14 танковых и 8 моторизованных), свыше 14 тыс. орудий и минометов, 1700 танков, 1390 самолетов. Противнику в 350-550 км от Москвы в полосе 730 км противостояли три советских фронтовых объединения… Всего в составе этих фронтов насчитывалось 1 млн. 250 тыс. человек, 95 соединений (в том числе 3 механизированные дивизии и 13 танковых бригад), 7600 орудий и минометов, 900 танков и 667 самолетов. Группа армий «Центр» превосходила противостоявшие ей советские войска в людях в 1,4 раза, в орудиях и минометах — в 1,8 раза, в танках — в 1,7 раза, в боевых самолетах – в 2 раза».

По данным «Книги потерь», «6 сентября Гитлер издал директиву № 35, согласно которой группе армий «Центр» надлежало подготовиться к решительному наступлению на Москву. Этой операции было присвоено условное наименование «Тайфун». Планом ее проведения предусматривалось ударами трех танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки расчленить оборону советских войск, окружить их под Вязьмой и Брянском, а затем сильными подвижными группами охватить Москву с севера и юга и одновременно с фронтальным наступлением пехотных соединений овладеть столицей нашего Отечества.

Операция «Тайфун» началась 30 сентября наступлением 2-й немецкой танковой группы против войск Брянского фронта. 2 октября в наступление перешли 3-я и 4-я немецкие танковые группы против войск Западного и Резервного фронтов. 7 октября они окружили западнее Вязьмы основные силы Западного и Резервного фронтов, которые в течение 12-13 октября сковывали в боях до 28 дивизий противника. Часть советских войск сумела выйти из окружения, многие бойцы остались за линией фронта и продолжали борьбу в партизанских отрядах. 9 октября неприятель расчленил и отрезал пути к отходу трем армиям Брянского фронта. 14 октября немцы захватили Ржев и Калинин, на юге возникла угроза Туле.

Уже 3 октября глубина прорыва немцев на Западном фронте достигала 50 километров, на Резервном — 80, а в полосе Брянского фронта противник преодолел 200 километров и ворвался в Орел. Брянский фронт, будучи рассечен на ряде направлений, потерял свою боеспособность и, неся потери, разрозненными группами отходил на восток. Над его войсками нависла угроза окружения. Сгущались тучи над Западным и Резервным фронтами, оборона которых была разбита. Обстановка с каждым часом накалялась, а приказа на отход все не было. Лишь в 19 часов 45 минут начальник Генерального штаба приказал войскам Западного фронта начать отход. Одновременно Ставка приняла решение об отводе в ночь на 6 октября войск Резервного и Брянского фронтов.

К середине октября в обороне Красной Армии образовалась огромная брешь шириной до 500 км. Немецкому командованию после такого впечатляющего успеха казалось, что ничто уже не сможет воспрепятствовать захвату Москвы. Но германская сторона переоценила свои возможности…

11 октября 1941 года на Смоленщине части четырех армий — 19,20, 24, 32 — пытались вырваться из окружения. Общее командование осуществлял М.Ф. Лукин. 85 тысячам человек удалось выйти из окружения. На полях боев остались около 400 тысяч, а 685 тысяч человек попали в плен (по данным немцев). Сотни тысяч людей ценою своих жизней удерживали врага, сковывая силы фашистов на подступах к Москве. Там же, на Смоленщине, из 12 июльских дивизий московского народного ополчения 1941 года погибли 9…

Лукин Михаил Федорович (6(18) ноября 1892 года). Русский. Генерал-лейтенант (1940). Родился в деревне Полухтино, ныне Зубцовского района Тверской области в крестьянской семье. В Русской армии с 1913 года. Участник Первой мировой войны. В 1916 году окончил школу прапорщиков, затем командир роты, поручик. В Красной Армии с июля 1918 года. Окончил курсы разведчиков при Полевом штабе РККА (1918) и курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии им. Фрунзе (1925 и 1931).

Лукин М.Ф.

Лукин М.Ф.

В годы Гражданской войны воевал на Южном фронте под Царицыном и на Северном Кавказе против войск генерала Деникина, на Западном фронте против белополяков: командир запасного батальона, помощник начальника штаба стрелковой дивизии, командир стрелкового полка и бригады, начальник штаба 1-й кавалерийской дивизии. В 11-й Петроградской стрелковой дивизии — командир 94-го стрелкового полка и 33-й стрелковой бригады. Был ранен и контужен.

После войны Лукин — начальник 92-х пехотных курсов в г. Лубны, а затем помощник командира 23-й стрелковой дивизии в Харькове. С 1923 года — начальник штаба 7-й стрелковой дивизии, с ноября 1924-го — начальник строевого отдела штаба Украинского округа, с июня 1927-го — начальник 1-го отдела Управления по командно-начальствующему составу Главного управления РККА, с января 1929-го — командир 23-й стрелковой дивизии.

В 1935 году Лукин назначен комендантом Москвы, а в 1937 году находился в распоряжении по командно-начальствующему составу РККА. В декабре назначен заместителем начальника, затем начальником штаба, а в декабре 1939-го — заместителем командующего войсками Сибирского округа. В июне 1940 года назначен на должность командующего 16-й армией этого округа. 21 ноября 1935 года присвоено звание комдива, а в июне 1940-го — генерал-лейтенанта. С начала Великой Отечественной войны генерала-лейтенант М.Ф. Лукин продолжал командовать этой же армией в составе резерва Ставки ГК (с середины июля — Западного фронта). Участвовал в Смоленском сражении.

С 10 по 20 июля войска группы армий «Центр» противника прорвали оборону Западного фронта на его правом крыле и в центре и захватили гг. Орша, Смоленск, Ельня, Кричев. В течение всей второй половины июля соединения 16-й армии под командованием М.Ф. Лукина вели тяжелые бои на подступах и на окраине Смоленска, имея задачу овладеть городом. Однако части, измотанные и обескровленные непрерывными боями в течение месяца, не могли выполнить эту задачу. Войска понесли большие потери и оказались в окружении. 2 августа войскам армии удалось прорвать кольцо окружения, выйти к Днепру, переправиться на левый берег и соединиться с основными силами фронта.

8 августа в ходе Смоленского сражения М.Ф. Лукин был назначен командующим 20-й армией этого же фронта. В августе — сентябре соединения армии вели упорные оборонительные бои южнее Ярцево, прикрывая дорогобужское направление. За умелое командование войсками и проявленное при этом личное мужество в Смоленском сражении М.Ф. Лукин был награжден орденом Красного Знамени (Лукин награжден тремя орденами Красного Знамени: 1921, 1925, 1941 и орденом Трудового Красного Знамени -1932).

С 10 сентября 1941 г. генерал-лейтенант М.Ф. Лукин — командующий 19-й армией Западного фронта. В начале октября 1941 г. в ходе Вяземской оборонительной операции соединения 19-й, а также 20, 24 и 32-й армий Западного и Резервного фронтов были окружены в районе западнее г. Вязьма. Ставкой ВГК было приказано окруженным армиям под общим руководством М.Ф. Лукина прорываться на Гжатск. При выходе из окружения 14 октября М.Ф. Лукин был тяжело ранен, попал в плен к немцам…

Начальник штаба 19-й армии генерал Малышкин в плен попал несколько позже своего командующего. Вот как об этом пишет К.М. Александров: «Бои по прорыву из окружения 11-12 октября окончились безрезультатно. 24 октября во время ночевки у костра Малышкин захвачен в плен немецким патрулем. В момент пленения был в гражданской одежде и назвался рядовым Володиным. Отправлен в лагерь военнопленных под Вязьму, где опознан и выдан одним из сотрудников штаба армии».

Малышкин Василий Федорович (26 декабря 1896 года). Русский. Генерал-майор (1941). Родился на Марковском руднике под Юзовкой в семье служащих. С 1908 по 1916 год учился в Новочеркасской гимназии. В Русской армии с октября 1916 года. Окончил юнкерское Чугуевское военное училище. Прапорщик. В апреле 1918 г. вступил в Красную Армию. Окончил Военную академию РККА (1927). Участник Гражданской войны. Первая должность — командир роты 2-го Донецкого советского полка. С мая 1919 года — командир батальона и помощник командира 334-го стрелкового полка. В дальнейшем: командир 339-го стрелкового полка, командир 351-го стрелкового полка, командир 174-го стрелкового полка. С октября 1921 года — командир 7-го Кавказского стрелкового полка.

После окончания академии в 1927 году Малышкин назначен начальником штаба 33-й стрелковой дивизии в Могилеве. С октября 1930-го — начальник штаба Высших стрелково-тактических курсов усовершенствования командного состава «Выстрел», с 1931-го — начальник сектора Управления военно-учебных заведений РККА, с 1933-го — начальник Киевской пехотной школы. В мае 1935 года назначен военным комиссаром и командиром 99-й стрелковой дивизии, а в декабре 1936-го — заместителем начальника штаба Забайкальского военного округа. С августа 1937-го — начальник штаба 57-го особого корпуса в Монголии.

В августе 1938-го был арестован и обвинен в участии в антисоветском заговоре и шпионаже. В октябре 1939 года освобожден. С декабря 1939-го — старший преподаватель Военной академии Генерального штаба. В декабре 1939 года присвоено звание комбриг. В июле 1941 года назначен начальником штаба 19-й армии. С 7 октября 1941 года присвоено звание генерал-майор. Награжден орденами Красного Знамени и «Знак Почета».

«В сентябре — октябре 1941 года Ф.А. Ершаков — командующий 20-й армией Западного фронта, которая вела упорные оборонительные бои южнее Ярцево, прикрывая дорогобужское направление, в октябре — принимала участие в Вяземской оборонительной операции, — говорится в книге «Командармы». — В этой операции, вследствие прорыва противником обороны Западного фронта севернее Ярцево и юго-западнее Ельни и выхода его ударных группировок в район Вязьмы, войска армии оказались в окружении. В тяжелой обстановке они продолжали вести оборонительные бои. Часть войск армии, прорвав фронт окружения, с боями вышла на Можайскую линию обороны, однако в этих боях Ф.А. Ершаков попал в плен». Случилось это 2 ноября 1941 года в районе г. Сухиничи.

Ершаков Филипп Афанасьевич (22 января 1893 года). Русский. Генерал-лейтенант (1940). Родился в селе Таганки Смоленской губернии в семье крестьянина. В Русской армии с 1914 года. Участник Первой мировой войны на Северо-Западном фронте, командир роты, подпрапорщик. В Красной Армии с апреля 1918 года. Окончил Стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава РККА «Выстрел» им. Коминтерна (1924), курсы единоначальников при Военно-политической академии (1930), особый факультет Военной академии им. Фрунзе (1935).

Генерал-лейтенант Ершаков Ф.А. а плену

Генерал-лейтенант Ершаков Ф.А. в плену

В годы Гражданской войны воевал на Северном фронте против войск генерала Миллера, против войск генерала Юденича и на Западном против белополяков: командир роты, помощник командира полка и командир полка. После Гражданской войны Ершаков проходил службу в Белоруссии: помощник командира и командир стрелкового полка, помощник командира и командир стрелковой дивизии. После окончания академии в 1935 году командовал 29-й стрелковой дивизией и 5-м стрелковым корпусом. С 1938-го — заместитель командующего войсками Харьковского военного округа, а с июля — командующий войсками Уральского округа. В 1940 году Ершакову присвоено звание генерал-лейтенанта, а в июне 1941-го он назначен командующим 22-й армией.

Из книги «Командармы»: «С началом Великой Отечественной войны Ф.А. Ершаков — командующий этой армией, находившейся в резерве Ставки ВГК. В конце июня армия начала выдвижение в район Полоцка и 2 июля передана в состав Западного фронта. Войска армии под командованием Ф.А. Ершакова, не закончив сосредоточения и развертывания, вступили в сражение с соединениями 16-й армии и 3-й танковой группы немецко-фашистских войск на рубеже Идрица, Витебск. В дальнейшем войска армии участвовали в Смоленском сражении на великолукском направлении. В ходе этого сражения 6 стрелковых дивизий армии под командованием Ф.А. Ершакова вели ожесточенные бои на фронте 220 км с наступавшими 16 дивизиями противника, в т.ч. 3 танковыми и 3 моторизованными.

Под ударами превосходящих сил противника войска армии вынуждены были отходить. Упорно обороняя каждый выгодный рубеж, они наносили по вражеским войскам контрудары, мужественно отстаивали каждую пядь земли. Несмотря на большие потери от огня и контратак соединений армии, немецко-фашистские войска продолжали наступление и 20 июля заняли г. Великие Луки. В июле — августе соединения армии сорвали попытки немецко-фашистского командования уничтожить невельскую группировку советских войск и создать условия для глубокого обхода левого крыла Северо-Западного и правого крыла Западного фронтов. В конце августа 1941 г. Ф.А. Ершаков проявил мужество и умение руководить войсками армии в условиях окружения при ведении оборонительных действий на торопецком направлении». Награжден двумя орденами Красного Знамени (1919 и 1920).

Прохоров И.П.

Прохоров И.П.

Начальник артиллерии 20-й армии генерал Прохоров также попал в плен при попытке прорваться из окружения. Прохоров Иван Павлович (27 апреля 1901 года). Русский. Генерал-майор артиллерии (1940). Родился в деревне Коверино Тульской губернии в крестьянской семье. Окончил 4 класса сельской школы. В Красную Армию вступил в 1919 году. Окончил Саратовские артиллерийские курсы (1920), Бакинские артиллерийские курсы, Петроградскую высшую школу комсостава и Военную артиллерийскую академию им. Дзержинского (1936). Участник Гражданской войны. Воевал в составе 3-го Украинского полка. До 1931 года командовал различными артиллерийскими подразделениями. После окончания академии в 1936 году командовал артиллерийским полком в Ленинградском военном округе, с 1938-го — артиллерией дивизии, с 1940-го — артиллерией корпуса. 4 июня 1940 года Прохорову было присвоено звание генерал-майора, а в 1941 году его назначили начальником артиллерии 20-й армии Орловского военного округа. Награжден орденами Красного Знамени (1940) и Красной Звезды (1940).

24-я армия вошла в состав Резервного фронта 30 июля 1941 года, а уже в августе-сентябре участвовала в Ельнинской операции. Однако в ходе Вяземской оборонительной операции была окружена. По данным Ф.Д. Свердлова, «артиллерия, которой командовал Мошенин, вела бои до середины октября 1941 года, пока у нее не кончились снаряды. 4 ноября 1941 года Мошенин попал в плен вместе с несколькими офицерами своего штаба при попытке выйти из окружения». При таких же обстоятельствах попал плен и генерал Сиваев, начальник военных сообщений 24-й армии.

Мошенин Степан Арсентьевич (28 марта 1898 года). Русский. Генерал-майор артиллерии (1940). Родился в Санкт-Петербурге в семье садовника. Окончил начальную школу и три класса сельскохозяйственного училища (1914). В Русской армии с 1914 года. Участник Первой мировой войны. Воевал на Западном и Юго-Западном фронтах. Был ранен. В Красной Армии с 1918 года. Окончил 2-ю Петроградскую артиллерийскую школу (1919), Томское артиллерийское училище (1928). Участник Гражданской войны. Принимал участие в боях против войск Юденича, белополяков и в ликвидации Тамбовского восстания.

Мошенин С.А.

Мошенин С.А.

До 1926 года командовал различными артиллерийскими подразделениями. С 1928-го — командир батареи, дивизиона, начальник штаба артиллерийского полка. С 1936 года командовал артиллерийским полком в Ленинградском округе, а с 1938-го — командующий артиллерией Сибирского военного округа. В июне 1940 года ему присвоено звание генерал-майора, и в том же году Мошенин назначен начальником артиллерии 24-й армии. Награжден орденом Красной Звезды (1936).

Сиваев Максим Наумович (1 января 1891 года). Русский. Генерал-майор (1940). Родился в деревне Хлысты Смоленской губернии в крестьянской семье. Окончил земскую начальную школу. Работал рабочим, экспедитором и чернорабочим. С 1916 года в Русской армии. Участник Первой мировой войны на Западном фронте.

В Красной Армии с октября 1918 года. Окончил Ленинградские курсы усовершенствования работников военных сообщений (1930) и Военно-транспортную академию (1936). До 1920 года работал на Железной дороге на Южном фронте, затем был помощником начальника военных сообщений этого фронта. До 1924 года — военный комиссар на железной дороге. С 1924-го — военный помощник начальника Читинской железной дороги. Участник конфликта на КВЖД (1929). После окончания академии занимал должности начальника военных сообщений военных округов. В феврале 1938 года ему присвоено звание военного инженера 1-го ранга, в апреле 1940-го — комбрига и в июне — генерал-майора. Через год Сиваев назначен на должность начальника военных сообщений 24-й армии.

Генерал Вишневский 32-й армией Резервного (Западного — с октября) фронта командовал с сентября 1941 года. «С 3 октября войска армии вели оборонительные бои под Вязьмой, с 7 октября — в окружении, — сообщается в книге «Командармы». — Вышедшие из окружения войска были переданы в другие армии, а управление 13 октября расформировано. Командующий армией С.В. Вишневский из окружения не вышел и 22 октября 1941 г. был пленен».

Вишневский Сергей Владимирович (18 апреля 1893 года). Русский. Генерал-майор (1940). Родился в г. Рогачев, ныне Республика Беларусь. Окончил кадетский корпус в г. Сумы (1912), Елизаветградское кавалерийское училище (1914). В Русской армии с 1912 по 1918 год. Участник Первой мировой войны на Юго-Западном фронте, командир взвода, эскадрона. Штабс-ротмистр. В Красной Армии с 1918 года. Окончил курсы усовершенствования высшего комсостава при Военной академии им. Фрунзе (1929) и Военную академию им. Фрунзе (1933).

Вишневский С.В.

Вишневский С.В.

В годы Гражданской войны помощник и временно исполняющий должность начальника штаба бригады, командир кавалерийского полка, командир кавалерийской бригады. Участвовал в боях против формирований Махно и басмачей на Туркестанском фронте. После войны состоял в распоряжении начальника штаба Туркестанского фронта, затем Инспекции кавалерии РККА. С октября 1923-го — командир кавалерийского полка, с мая 1924-го — заместитель начальника кавалерийской школы, с марта 1925-го — помощник командира и командир кавалерийской бригады и с октября 1926-го — помощник начальника отдела штаба Ленинградского округа.

В октябре 1927 года назначен на должность командира 7-й Самарской кавалерийской дивизии, в апреле 1929-го — на должность начальника штаба кавалерийской бригады. С мая 1933-го — преподаватель тактики Военной академии им. Фрунзе, с октября 1940-го — помощник генерал-инспектора кавалерии РККА. В декабре 1935 года Вишневскому присвоено звание полковника, а в апреле 1940-го — звание комбрига. В июне 1940-го он был переаттестован в генерал-майоры. Награжден орденами Красной Звезды (1940) и Красной Звезды 1-й степени Бухарской Народной Республики (1921).

«С началом Великой Отечественной войны, — говорится в книге «Комдивы» (I том), — генерал-майор И.А. Пресняков приказом НКО СССР от 2 июля 1941 г. назначен командиром 5-й стрелковой дивизии народного ополчения Фрунзенского района Москвы. Формировал ее из добровольцев рабочих заводов «Каучук» и «Электросвет», текстильного комбината «Красная Роза», строителей Дворца Советов, работников некоторых оборонительных предприятий, сотрудников Наркомстроя СССР, студентов и преподавателей 1-го и 2-го медицинских институтов, Всесоюзного пединститута им. В.И. Ленина, Института иностранных языков.

К 6 июля в дивизию записалось около 8 тысяч человек, а к началу октября ее численность достигла 11 700 человек. В августе дивизия была передислоцирована в район Спас-Деменска и вошла в 33-ю армию Западного фронта. 26 сентября она была переименована в 113-ю стрелковую дивизию 2-го формирования. В конце сентября 1941 г. дивизия была выдвинута на рубеж р. Шауцы в район дер. Жорелово (западнее Спас-Деменска). Со 2 по 10 октября она в составе Резервного фронта вела оборонительные бои с перешедшим в наступление противником на восточном берегу р. Шуйцы на рубеже Гарь, Каширино, Выгорь (Смоленская обл.). С 15 октября дивизия вместе с армией вошла в состав Западного фронта и вела бои в Износковском районе Смоленской обл. Будучи контуженным, 18 октября 1941 г. попал в плен…»

Пресняков Иван Андреевич (22 августа 1893 года). Русский. Генерал-майор (1940). Родился в селе Гридино Нижегородской губернии. После окончания учительской семинарии в Арзамасе работал наемным работником. В Русской армии с 1915 года. Окончил Казанское военное училище (1917). Участник Первой мировой войны. Начальник команды пеших разведчиков, прапорщик. В Красной Армии с июня 1918 года. Окончил курсы при Военной академии РККА (1923), Стрелково-тактические курсы усовершенствования командного состава РККА «Выстрел» им. Коминтерна (1929, 1938).

В годы Гражданской войны сначала работал военным комиссаром, а затем военруком Ляписской волости Нижегородского уезда. С июля 1919-го командовал ротой и батальоном в 1-м стрелковом полку Особой стрелковой бригады. В составе войск 5-й армии участвовал в боях против войск Колчака. В феврале 1920-го формировал караульный батальон при Атбасарском уездном военкомате Акмолинской области, а затем был назначен командиром Крепостного полка Акмолинского укрепленного района.

С мая — помощник командира 525-го стрелкового полка 175-й Сибирской стрелковой бригады 35-й стрелковой дивизии, с июля — командир полка. В апреле 1921 года назначен преподавателем повторных курсов, а в июле — командиром отдельного отряда 35-й Сибирской стрелковой дивизии. Участвовал в боях по ликвидации частей генерала Унгерна. С июля 1921-го по июль 1923-го: командир резервного полка, заведующий разведкой и адъютант командующего 105-й бригадой, помощник командира 314-го стрелкового полка и временно исполняющий должность командира этого полка, помощник командира 107-го Владимирского стрелкового полка 36-й стрелковой дивизии Сибирского округа.

После обучения в академии назначен помощником командира 251-го стрелкового полка. С декабря 1924-го — помощник командира и командир 252-го стрелкового полка, с августа 1926-го — командир 76-го Карельского стрелкового полка 26-й стрелковой дивизии, с августа 1928-го — преподаватель Омской пехотной школы. В сентябре 1931 года назначен руководителем по тактике в той же школе. В период 1934-1938 годов возглавлял военную кафедру Московского института физической культуры, затем 2 года был старшим помощником инспектора пехоты Красной Армии. С февраля 1940-го — старший инспектор 1-го отдела Управления начальника пехоты Красной Армии и начальник отдела боевой подготовки штаба Архангельского округа. В июне присвоено звание генерал-майора.

280-я стрелковая дивизия была сформирована в июле 1941 года в Туле. В начале августа ее включили в состав 24-й армии Резервного фронта, а 26-го числа передали уже из состава Центрального фронта в состав войск Брянского. В этот день дивизия, встретив сильное сопротивление противника, приостановит свое наступление и будет вести бой в обороне. Пройдет еще месяц, и в конце сентября 280-я окажется в окружении. Командир дивизии генерал Данилов при выходе из окружения, будучи раненым, останется в тылу у немцев и будет выдан врагу. Случится это 24 ноября 1941 года в районе Орла, в обычной поселковой больнице.

Данилов Сергей Евлампиевич (5 октября 1895 года). Русский. Генерал-майор (1940). Родился в деревне Нечаевка Ильинского района Ивановской области. С 1907 года жил в Москве, где окончил реальное училище (1914). В Русской армии с 1914 года. Окончил юнкерское Алексеевское училище (1916). Участник Первой мировой войны, командир роты, поручик. В Красной Армии с июля 1918 года. Окончил Военную академию им. Фрунзе (1933). Участник Гражданской войны. В 1919 году воевал на Северном фронте командиром роты против войск Юденича, а в 1920 году — на Западном фронте командиром батальона и помощником командира полка против белополяков. Дважды был тяжело ранен. К концу Гражданской войны заболел тифом. После выздоровления командовал ротой 18-й стрелковой дивизии в Ярославле, затем батальоном 53-го стрелкового полка той же дивизии в Рыбинске.

Данилов С.Е.

Данилов С.Е.

После окончания академии служил в штабе Московского военного округа. С 1934-го — начальник учебной части военного факультета Инженерно-технической академии связи им. В.Н. Подбельского, затем — начальник кафедры Военной академии им. М.В. Фрунзе. Одновременно преподавал общую тактику в Военной академии Генерального штаба. 22 февраля 1938 года Данилову присвоено звание комбриг. В 1938-1939 годах он был помощником командира дивизии, затем сформировал на базе 97-го стрелкового полка 137-ю стрелковую дивизии и стал ее первым командиром. 4 июня 1940 года Данилову было присвоено звание генерал-майора. Войну встретил командиром новой формирующийся в Гороховецких лагерях 280-й стрелковой дивизии. Награжден орденом Красного Знамени.

«19 сентября 1941 года «Правда» в статье «Двадцать суток в боях» писала о том, что путь 280-й стрелковой дивизии под командованием генерала Данилова «усеян свежими могилами фашистов». Фронтовые спецкоры газеты Л. Митлицкий и М. Сиволобов видели на этом пути десятки немецких сгоревших пятитонных грузовиков, брошенные противотанковые пушки, цистерны с неиспользованным горючим, походную солдатскую утварь, простреленные каски, бидоны с недопитым вином. Радовали, окрыляли сердца миллионов людей такие строки: «Двадцать суток ведет непрерывные и жестокие бои дивизия тов. Данилова. Двадцать суток она пробивается все вперед и вперед, отвоевывая в ожесточенных боях населенные пункты, укрепленные рубежи. И за все это время дивизия ни разу не повернула вспять, врагу ни разу не удалось поколебать ее наступательный порыв…», — пишет о генерале Данилове Л. Далецкий. — Неделю спустя другая газета, «Красная Звезда», тоже рассказала о славных делах бойцов-даниловцев под командованием подполковника Груздова. Они наголову разгромили отборную германскую часть с устрашающим названием «Волчий полк», победным маршем прошагавшую по Европе.

Эти элитные вояки фюрера отличались особой жестокостью. «Из багажника серой вместительной машины штаба «Волчьего полка» помимо важных документов и карт были извлечены на свет божий награбленные белорусские вышивки, домотканые рубахи, украинские полотенца, женские чепцы, детские трусики, — сообщала «Красная Звезда» о грабителях-убийцах. — Пухлый альбом с фотографиями валялся в грязи. Владелец альбома — командир «Волчьего полка» — запечатлел свою жизнь садиста в 290 фотографиях… Открывался альбом жирной надписью: «Так мы живем». На фотографиях — виселицы, трупы замученных голландцев, сербов, греков. И под каждым фото — короткая запись: где, когда это сделано».

Столкновение не на жизнь, а на смерть со столь жестоким врагом генерал Данилов в письмах к жене называл «горячими днями» и «делом». О том, насколько это «горячо» и насколько «дело» — важное и серьезное, его верная подруга могла судить лишь по коротким, но емким фразам».

Далее в своей статье Л. Далецкий приводит свидетельство бывшего помкомвзвода разведроты 280-й дивизии Е.И. Пихтовникова о бое за придеснянскую деревню Святая: «Разведка донесла, что именно в этой деревне, занятой врагом, находится мост, по которому пробивавшаяся из окружения дивизия сможет переправиться через реку. Перед рассветом, еще затемно, наша пехота подобралась к деревенской околице на расстояние километра, а прикрывавшая ее артиллерия заняла удобные позиции несколько позади. Артогонь оказался внезапным и метким. Выбегавшие со сна из загоревшихся домов фашисты не сумели наладить оборону и отбить атаку наших стрелков. Кто уцелел, в панике бежал. Сопротивление оказывали лишь прятавшиеся на деревьях и в скирдах соломы снайперы. От их метких пуль погибло немало бойцов и командиров. Но вскоре покончили и с ними. От штаба какой-то немецкой дивизии, располагавшейся, как оказалось впоследствии, в деревне, остались несколько пленных да множество трупов, лошади, повозки, штабное имущество, документы. Главное, что уцелел мост, по которому, следуя приказу генерала Данилова, тут же началась переправа.

Мост был слабый, построенный, видимо, на скорую руку самими немцами, с узким проездом в одну повозку. А тут еще с противоположного обрывистого берега начался фланговый обстрел переправы, с каждым часом все усиливавшийся. Когда заухали вражеские минометы, на мосту образовалась пробка, поднялись шум и неразбериха. Даниловцы, залегшие в низине, в лугах, вели ответную стрельбу из винтовок, автоматов, ручных и станковых пулеметов. Они-то и заметили, как в решающий момент к мосту по скошенному лугу, где по-пластунски, где короткими перебежками пробирается наш командир дивизии! Он говорит — ничего-ничего, поддайте им жару как следует, а то видите, какой они нам создали беспорядок на переправе. По команде комдива мы усилили огонь.

Генерал лежит со мной, наблюдая в бинокль, а потом говорит мне: «ну как, жарко, товарищ помкомвзвода?» Я говорю: «жарковато, товарищ генерал». Он говорит: «ничего, все будет хорошо, вот только реку Десну форсируем и там соединимся с соседней дивизией». После этой короткой передышки и разговора со мной он короткими перебежками начал пробираться к мосту, до которого было уже не так далеко. Мы думали, что командир дивизии где-то в тылу, а он рядом с нами, на поле боя. После этого разговора с комдивом ровно сил у меня прибавилось и настроение поднялось. Вот это настоящий командир, который не страшится ни пуль, ни снарядов, обсуждали мы между собой.

Не получив ни отдыха, ни пополнения, ни боеприпасов, ни поддержки соседей, соединение к концу сентября выходило из окружения с непрерывными боями, но организованно. Оружием и боеприпасами зачастую пополнялись за счет разгромленных вражеских подразделений. Вдохновляло бойцов дивизии умелое руководство со стороны их несгибаемого командира. Он продолжал показывать личный пример подчиненным даже тогда, когда был тяжело ранен в обе ноги и остался один из командования дивизии (до сего дня не известно, что заставило покинуть боевые порядки комиссара соединения Мельникова, начальника штаба Мерзлякова, начальника политотдела Когана).

Тяжелораненый генерал Данилов в последний раз собрал совещание. Он сказал: «Дорогие мои боевые друзья, мы с вами крепко дрались с фашистами не на жизнь, а на смерть, отдавали все свои силы и умение, выполняя воинский долг перед матерью-Родиной. Но вот сейчас, в данную минуту, наше положение окончательно безвыходное, мы можем бесцельно погибнуть, не дав никакой пользы Родине. Передайте всем бойцам и командирам, пусть они разбиваются на мелкие группы по 5-7 человек и с оружием в руках пробиваются к своим»». Генерал-майора Данилова вынесли на руках в безопасное место и пристроили к надежным людям в больнице близлежащего поселка. А дальше был плен…

Статья написана по материалам книги Смыслов О.С. «Сталинские генералы в плену», М: Вече, 2014 с. 124 — 143.