В октябрьских боях 1941 г. наши летчики героически защищали московское небо. Наступил ноябрь. Как и в мирные дни, намечалось проведение торжественного заседания Моссовета и военного парада на Красной площади. Правительство поставило перед войсками ПВО столицы задачу — обеспечить проведение праздничного торжества без помех со стороны вражеской авиации. С этой целью истребительная авиация 6-го авиакорпуса ПВО должна была не только прикрывать небо столицы, но и активно блокировать вражеские аэродромы в пределах радиуса действия своих самолетов. 5 ноября началась воздушная операция по уничтожению гитлеровской авиации на аэродромах.

Несмотря на принятые меры по блокированию немецких аэродромов и постоянное барражирование наших истребителей в небе столицы, командование Люфтваффе накануне праздника, 6 ноября 1941 г., все же предприняло отчаянную попытку обрушить на Москву бомбовый удар. Массированный налет 250 бомбардировщиков в сопровождении сильного прикрытия истребителей проходил в дневное время.

Летели в три яруса. Предполагалось, что первые два яруса завяжут бой с истребителями ПВО, а верхний ярус прорвется к столице. Героями боев стали летчики-истребители 34-го истребительного авиаполка во главе с командиром майором Рыбкиным Л.Г. Они перехватили большую группу Ю-88 и завязали бой. На помощь пришли летчики 16-го и 27-го истребительных авиаполков. Ожесточенное воздушное сражение продолжалось в течение пяти часов. 34 самолета потеряли фашисты в этом бою.

Командир 1-й эскадрильи 16 иап капитан Дунаев Н.П., 1942 г.

Командир 1-й эскадрильи 16 иап капитан Дунаев Н.П., 1942 г.

Летчики 16-го истребительного авиаполка делали до шести боевых вылетов, вступая в бой с бомбардировщиками и истребителями врага. Встречая большую группу бомбардировщиков, наши летчики стремительными атаками расстраивали их боевой порядок, используя реактивные снаряды, разбивали оборонительный круг, преследовали и уничтожали.

Иван Голубин в кабине МиГ-3, Люберцы, 1941 г.

Иван Голубин в кабине МиГ-3, Люберцы, 1941 г.

Капитан Дунаев повел семерку МиГ-3 в заданный район. Встретив группу бомбардировщиков противника, троекратно превосходящую в количественном соотношении, командир принял решение — атаковать! Строй фашистских самолетов был разбит, и они стали удирать, яростно отстреливаясь. Летчики эскадрильи, преследуя их, в одиночных боях уничтожили пять самолетов. Сам комэск сбил Ме-109 в районе села Ильинское. Отличился младший лейтенант Александр Митюшин. Ему удалось сбить Ю-88 в районе деревень Толеж — Мелихово и Ме-109 в районе деревни Воробьи — села Тарутино.

Иван Шумилов даёт старт на взлёт МиГ-3, декабрь 1941 г.

Иван Шумилов даёт старт на взлёт МиГ-3, декабрь 1941 г.

По одному бомбардировщику Ю-88 уничтожили Николай Семенов у деревни Бородухино и Иван Заболотный у города Лопасня (Чехов). Четверку Ю-88 Иван атаковал в районе Наро-Фоминска. Несмотря на сильный пулеметный огонь с «юнкерсов», отважный летчик сразился с одним из них и сбил, преследуя до Лопасни. Но и его МиГ-3 был изрешечен пулями. Заболотный дотянул до своего аэродрома. Подбежавший к самолету командира техник Владимир Егоров был поражен увиденным: машина вся побита, пробоины на винте и крыльях, от двигателя идет пар… 127 пробоин насчитал Егоров и его товарищи-техники. С их помощью к утру МиГ-3 был восстановлен.

6 ноября звено МиГов 2-й эскадрильи под командованием Ивана Голубина выполняло задание по прикрытию наших войск. В районе Каменка-Каменское летчики вступили в схватку с шестью бомбардировщиками Ме-109Ф. Ведомые Николай Макаров и Александр Супрун помогли своему ведущему так построить бой, что в считанные минуты два вражеских самолета горящими факелами пошли к земле, а остальные скрылись в облаках. Эти победы были одержаны в районе деревень Воробьи — Чернецкая и Машково — Пашино. Затем МиГи атаковали колонну грузовиков, двигавшуюся к фронту. Летчик 1-й авиаэскадрильи лейтенант Иван Шумилов в этот день в одиночном бою сбил Ю-88 в районе г. Высокиничи (у Малоярославца). За 5 и 6 ноября немцы потеряли 61 самолет.

Николай Семенов в кабине МиГ-3, 1941 г.

Николай Семенов в кабине МиГ-3, 1941 г.

С рассветом 7 ноября крупные группы вражеских самолетов появлялись в районах от Московского моря до Наро-Фоминска и от Подольска до Серпухова. Разгорелось 33 воздушных боя на высотах 1000-2500 м. К Москве не прорвался ни один самолет врага. Военный парад в честь 24-й годовщины Октября, подготовка к которому велась в обстановке строгой секретности, начался в 8 часов утра.

Войска с Красной площади уходили на фронт. В этот день все части и соединения ПВО находились в повышенной боевой готовности. Командный пункт 6-го истребительного авиакорпуса имел прямую связь с трибуной Мавзолея.

9 ноября в групповом бою (Макаров, Шишковский, Супрун) у г. Лопасня был уничтожен бомбардировщик Ю-88. Еще два Ю-88 не долетели до Москвы: они были сбиты Супруном у г. Серпухова и Киреевым у станции Комно в районе аэродрома Дягилево Рязанской области. Наши аэродромы, особенно Кубинка, Люберцы, Клин, Тушино, Раменское, Кашира, Липицы, начиная с октября, при приближении линии фронта подвергались налетам немецкой авиации, но эффективность их была низка.

В ноябре советские ВВС впервые добились численного превосходства над противником. 14 ноября немецкая авиация предприняла очередной массированный налет на Москву. Более двухсот бомбардировщиков в сопровождении истребителей с запада и юго-запада пытались прорваться к столице. В воздухе возникали многоярусные бои, в которых участвовало до 250 советских истребителей. Во взаимодействии с зенитной артиллерией они сбили в районе Красногорска, Тушино, Кунцево 48 немецко-фашистских самолетов.

Все попытки 2-го воздушного флота противника уничтожить Москву с воздуха терпели поражение. Гитлеровское командование рассчитывало своими налетами на город навести панику на население, дезорганизовать работу столицы, но не получилось. Жители всегда предупреждались о воздушной тревоге и продолжали трудиться, тушили пожары, ликвидировали завалы от разрушений.

В середине ноября немецкие войска, обойдя левый фланг 50-й армии на левом крыле Западного фронта, подходили к Кашире. Из одиннадцати железных дорог, ведущих к Москве, противник перехватил уже семь. Создавалось угрожающее положение. 2-я танковая армия генерала Гудериана возобновила атаки юго-восточнее Тулы. Главный штаб обороны принял меры по отражению ударов бронированного кулака Гудериана и фон Клюге. На отдельных участках наши гвардейские части переходили в контратаки и ломали планы противника по окружению Москвы.

Подтягивались резервы на особо важные направления. Исключительно необходимо было удержать дорогу от Москвы на Рязань — Ряжск — Сталинград и на Воронеж — Ростов для связи с Южным фронтом, 6-му иак ПВО было поручено с воздуха прикрыть разгрузку на станции Ряжск 105 воинских эшелонов 61-й резервной армии.

Сюда же, под Рязань, перебрасывались части формировавшейся 10-й армии генерал-лейтенанта Голикова Ф.И., и необходимо было обеспечить безопасность их выгрузки. Группа наших летчиков перебазировалась на аэродром Дягилево, под Рязань, где до войны располагалось штурманское авиационное училище. Как только самолеты стали возвращаться на свой аэродром после первого вылета, появилась большая группа «юнкерсов» Ю-88 и стала засыпать летное поле бомбами.

Техник Егоров в это время обслуживал самолет Заболотного, который только что вернулся из боевого вылета и, не снимая парашюта, стоял в стороне, пока заправляли бензобак. Увидев вражеские бомбардировщики, Заболотный приказал убрать бензовоз, вскочил в кабину, запустил двигатель и пошел на взлет. Набрав небольшую высоту, с ходу атаковал первого попавшегося «Юнкерса». Фашистские летчики не ожидали, что их здесь встретят истребители. А Иван уже устремился за вторым бомбардировщиком и открыл по нему огонь. Ю-88 задымил, стал уходить со снижением за границу аэродрома и там рухнул с большим грохотом и дымом.

Иван Заболотный продолжал отгонять немецкие самолеты от аэродрома, чтобы дать возможность взлететь своим товарищам. В воздух поднялись еще три наших истребителя. Оружейники и техники тоже действовали, они открыли огонь из пулеметов РНП. Яростный налет вражеской авиации был отражен. Мгновенная реакция и мужество Заболотного спасли эскадрилью от гибели, хотя немцам все-таки удалось сбросить на аэродром несколько бомб.

Разрабатывая вторично операцию по захвату Москвы под прежним названием «Тайфун», немецкое командование провело перегруппировку своих сил, подтянуло свежие резервы с тыла и было уверено, что на этот раз их войска сокрушат сопротивление Красной Армии. Всего для захвата Москвы была выделена 51 дивизия, в том числе 13 танковых и 7 моторизованных, которые имели задачу мощным ударом танковых войск, поддержанных авиацией, прорвать нашу оборону на флангах Западного фронта, обойти Москву с севера и юга, окружить советские войска и овладеть столицей. 16 ноября 1941 г. немецкие войска начали второе «генеральное» наступление на Москву.

Авиаторы помогали нашим наземным войскам с воздуха. Вот что рассказал об одном из этих боев летчик 1-й эскадрильи 16-го истребительного авиаполка Иван Шумилов: «16 ноября 1941 г. звено капитана Дунаева получило задание прикрыть серпуховский железнодорожный мост через Оку. Вылетели втроем — командир эскадрильи Дунаев, Семенов и я. Невдалеке от пунктов Высокиничи и Угодский Завод проходила линия фронта. В этом районе мы заметили несколько немецких самолетов. Погнались за бомбардировщиком, открыли огонь. Преследовали чуть ли не до Калуги. Только там и удалось сбить его. Зенитки противника открыли сильный огонь по нашим самолетам. Один снаряд угодил в мой самолет, мотор был исправный, но я отстал от звена метров на двести.

Дунаев и Семенов, когда сбили бомбардировщик Ю-87, развернулись и пошли на Серпухов, не заметив моего отставания. В этот момент я увидел, как выскочили из дымки 18 немецких самолетов. Меня они, видимо, приняли за своего, и с дистанции 30 метров, будучи выше их ведущего, с третьей очереди я сразил его. Фашистский самолет Ме-109 упал в березовую рощу (деревня Слобода). Когда я прилетел на аэродром, то узнал, что самолет Семенова подбили зенитным снарядом — попали в бензобак. А летчик был ранен в руку и ногу. Это случилось при возвращении на аэродром вскоре после того, как он атаковал и сбил «Юнкерс-87». Через несколько минут вернулся капитан Дунаев и доложил, что сбил «мессера». Таким образом, в этом бою мы одержали четыре победы. Так мы и запомнили этот бой как «бой под Калугой» (А.Г. Федоров «Авиация в битве под Москвой», «Наука», М., 1975 г., с. 150).

23 ноября немцы захватили Клин, 24-го ворвались в Солнечногорск. В конце ноября сложилось опасное положение в районах Серпухова, Каширы, Московского моря, Завидово, Тургиново. Все авиаполки 6-го истребительного авиакорпуса были привлечены для боевых действий по наступающим войскам противника и его подходящим резервам. Были нанесены удары по скоплениям вражеских войск. Истребители уничтожали танки, автомашины, автофургоны и другую боевую технику, подавляли зенитно-пулеметные точки, штурмовали колонны пехоты противника. При встрече с фашистскими самолетами завязывались ожесточенные воздушные бои. 27 ноября Иван Заболотный, вылетев с аэродрома Дягилево, увеличил число лично сбитых вражеских машин. В районе деревни Захарово, под Рязанью, в одиночном бою он сбил бомбардировщик До-215.

Наши истребители поддерживали удары по врагу кавалерийского корпуса генерала Белова П.А. Летали на разведку и связь с конниками в районе Каширы, Венева, Михайлова. 27 ноября наши наземные части отбросили немцев от Каширы и Серпухова. К началу декабря 1941 г. в упорных оборонительных сражениях были окончательно остановлены гитлеровские полчища на ближних подступах к Москве. Попытки Гитлера разрушить нашу столицу ударами с воздуха потерпели провал. Успешное отражение налетов вражеской авиации на Москву способствовало полному провалу и ноябрьского «генерального» наступления гитлеровских войск. Немецко-фашистские армии были измотаны и уже не могли продолжать наступление. Были созданы условия для перехода в контрнаступление под Москвой.

В конце ноября 6-му авиационному корпусу было поручено надежно прикрывать с воздуха выгрузку войск, прибывавших из Сибири и с Дальнего Востока. Летчики видели, как из железнодорожных эшелонов выгружались танки, артиллерия, машины, солдаты и офицеры, одетые в новые светло-серые полушубки и валенки, и тут же маскировались в близлежащих лесах, куда-то исчезали, а железнодорожные эшелоны шли и шли в течение нескольких суток. Проходили выгрузки главных резервов Ставки, подошедших и подходивших из глубины страны. Красная Армия готовилась к контрнаступлению, в котором принимали участие и наши летчики.

Авиация противника пока еще по-прежнему продолжала налеты на подмосковные объекты и железнодорожные магистрали, но налеты непосредственно на Москву поубавились.

Статья написана по материалам книги К.В. Боброва «Крылатый полк шестнадцатый», М., «Голден-Би», 2006 г., с. 83-102.