В октябре 1941 г. фашисты произвели 31 массированный налет на Москву, из них 13 — днем и 18 — ночью. Общее количество самолетов противника, участвовавших в налетах, — 1998, из них прорвались к городу — 72. И эти прорвавшиеся бомбардировщики нанесли немалые разрушения. 28 октября днем фашистами была сброшена фугасная бомба весом 500 килограммов прицельно на Большой театр. Она упала и взорвалась снаружи здания перед колоннадой. Взрывной волной была разрушена часть фасадной стены театра, снесена часть крыши гостиницы «Метрополь».

29 октября в район Университета на Моховой прорвался бомбардировщик и сбросил бомбу такой же мощности, которая упала в сквер. Взрыв разрушил решетку, разнес памятник Ломоносову, выбил окна и двери в здании нового Университета. Была разрушена крыша Манежа. 31 октября девять «Юнкерсов» и «Хейнкелей», пилотируемых наиболее опытными летчиками, сумели в сплошной облачности прорваться к центру Москвы и сбросить фугасные бомбы на улицы Герцена и Горького, во двор МОГЭС, на площадь Маяковского, на здание кинотеатра «Ударник». В октябре были разрушены здания ЦК КПСС на Старой площади, издательства «Известий», Консерватории на Воздвиженке, школа в Лаврушенском переулке.

Октябрь и ноябрь 1941 г. были для Москвы самыми критическими. Оборонительный период битвы под Москвой — это сражения на дальних подступах (октябрь-середина ноября 1941 г.) и сражения на ближних подступах (середина ноября — начало декабря 1941 г.). В октябре развернулись ожесточенные битвы. Гитлеровское командование ставило цель — ударом «в лоб» по Москве взять ее до наступления русской зимы и заставить Красную Армию капитулировать.

Среди немецких солдат распространялось обращение Гитлера к войскам: «Солдаты! Перед вами — Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами. Вы прошагали по улицам лучших городов. Осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу нашего оружия, пройдите по ее площадям. Москва — это конец войны, Москва — это отдых. Вперед!».

Командир 2-й эскадрильи 16-го иап Василевский Н.И. (четвёртый слева) ставит своим лётчикам боевую задачу

Командир 2-й эскадрильи 16-го иап Василевский Н.И. (четвёртый слева) ставит своим лётчикам боевую задачу

5 октября немецкие танки и мотопехота ворвались в Юхнов и двигались к Медыни. Немецко-фашистские войска наносили главный удар в направлении Рославль-Медынь. Вспомогательный проходил севернее Вязьмы. Наличие крупных сил и превосходство в танках и авиации позволили немецким войскам прорваться в район Медыни и отсюда повернуть на север, выйти в тыл Красной Армии между Вязьмой и Можайском. С каждым днем октября вражеские войска, охватывая Москву в полукольцо, продвигались к ее ближним подступам. К исходу 6 октября значительная часть войск Западного и Резервного фронтов была окружена западнее Вязьмы. Все пути на Москву по существу были открыты.

Лейтенант Заболотный И.Н. (справа), Люберцы, 1941 г.

Лейтенант Заболотный И.Н. (справа), Люберцы, 1941 г.

К середине октября 1941 г. над Москвой нависла смертельная опасность. 77 процентов войск на Московском направлении под Вязьмой и Брянском оказались в окружении. Главную роль в захвате Москвы Гитлер по-прежнему отводил своим ВВС. По опыту бомбардировок ряда столиц Европы немецко-фашистское командование не сомневалось в успехе. Летчики 6-го истребительного авиакорпуса, защищавшего Москву, штурмовали мотомеханические части врага в районе городов Белого и Юхнова, в результате чего было задержано продвижение противника на Ржев и Малоярославец в течение нескольких дней. 12 октября была создана Московская зона обороны. Командующим ВВС МЗО был назначен генерал-майор авиации Сбытов Н.А.

Наши летчики в трудных метеоусловиях октября — дожди, туманы, низкая облачность — вели разведку на глубину 150-200 километров от Москвы, несли патрульную службу в воздухе на подступах к Москве, вылетали на прикрытие войск и железнодорожных перевозок, умело били немецких пиратов при встрече с ними в воздухе. Особое внимание уделялось прикрытию железных дорог на Рязань, Владимир, Каширу, Тулу, Сталиногорск.

10 октября младший летчик 16-го иап лейтенант Митюшин в районе Воскресенска уничтожил Ю-88. 12 октября летчики 1-й авиаэскадрильи Иван Заболотный и Александр Митюшин встретили на высоте 4 тысячи метров при барражировании в районе Воскресенска четыре вражеских двухмоторных бомбардировщика Ю-88 и атаковали их. Младший лейтенант Заболотный пулеметной очередью сразил стрелка «Юнкерса». Продолжая преследовать врага, он в районе станции Лопасня, юго-западнее деревни Барыбино, поджег бомбардировщик, тот задымил, но еще держался в воздухе. Тогда Заболотный прижал его к земле и третьей очередью сбил: от взрыва бензобаков вражеский самолет развалился в воздухе.

14 октября летчики младшие лейтенанты И. Заболотный и А. Митюшин, патрулируя в воздухе в районе города Коломны, заметили в разрывах облаков Ю-88, который летел курсом на Коломну к военному объекту, маскируясь в облаках. Наши пилоты настигли бомбардировщик и пошли в лобовую атаку, чтобы не дать ему сбросить бомбы на город, открыли огонь. Правый мотор «Юнкерса» задымил, и он со снижением стал разворачиваться на запад. Заболотный, догнав его у Воскресенска, сбил прицельным огнем. Объятый пламенем бомбардировщик врезался в землю.

В эти же октябрьские дни открыл свой боевой счет и друг Александра Митюшина младший лейтенант Михаил Воронин. Ему удалось обнаружить в районе Коломны Ю-88. Летчик стремительно атаковал врага и пулеметным огнем поджег бензобаки. Еще один бомбовоз не долетел до Москвы.

Осенью 1941 г. с выходом немецких войск на ближние подступы к Москве враг совершал налеты на подмосковные города Дмитров, Клин, Серпухов, Наро-Фоминск, Коломну и другие. Авиация 6-го истребительного авиакорпуса получила задание командования прикрывать боевые порядки войск Западного фронта, уничтожать танковые колонны и пехоту врага, подходящие к линии фронта. Для большей эффективности штурмовых действий необходимо было усилить вооружение истребителей МиГ-3.

15 октября в районе Тимирязевской академии и ВДНХ на высоте 400 м. при барражировании над Москвой обнаружили немецкий бомбардировщик Ю-88. Наши истребители МиГ-3 были вооружен реактивными снарядами РС-82 и имел на крыльях дополнительные щитки — предкрылки, что было конструктивной новинкой. Комэск Приймук и его ведомый Иван Голубин. Противник пытался скрыться в облаках, но вскоре был замечен нашими истребителями.

Комэск решил пустить в ход реактивные снаряды, подвешенные под крыльями. Поймал в прицел «Юнкерс» и выпустил два «эрэса». Разрыв снарядов был для противника совершенно неожиданным. Бомбардировщик вздрогнул, и его резко подбросило вверх. Комэск выпустил еще два снаряда. Объятый пламенем, Ю-88 опустил нос и через несколько секунд провалился в облаках.

К 18 октября войска противника захватили города: на северо-западном направлении — Калинин (Тверь), Ржев, подошли к Клину; на западном направлении — Вязьму, Гжатск, Можайск; на юго-западном — Калугу, Малоярославец, Боровск. Танки генерала Гудериана вплотную подошли к городам Тула, Серпухов, Наро-Фоминск. Аэродромы оперативного назначения, расположенные на этих направлениях от Москвы, были захвачены фашистскими войсками. Теперь истребители противника вылетали с этих аэродромов на прикрытие своих бомбардировщиков и наземных войск на передовой линии фронта. При встречах с советскими истребителями завязывались воздушные бои.

Военный совет издал приказ о строительстве на подмосковных рубежах сплошной зоны заграждений. Москвичи рыли вокруг Москвы противотанковые рвы. Немецкие самолеты крупными группами по 60 машин атаковали военные цели в ближних пригородах Москвы. Летчики советской фронтовой авиации действовали против наступающих наземных войск врага, и задача по отражению налетов противника легла целиком на 6-й истребительный авиакорпус.

23 октября в районе деревни Каменка — села Каменское (под Наро-Фоминском) в 15 часов 30 минут летчик Иван Заболотный в одиночном бою сбил Ме-109. У Наро-Фоминска эскадрилья старшего лейтенанта Приймука 24 октября встретила 15 фашистских истребителей Ме-109. Три из них отошли в сторону и исчезли в облачности. Остальные, подлетев к передовой линии фронта, построились в круг и закрутили «карусель» над своими позициями.

Комэск покачиванием крыльев самолета дал сигнал своей эскадрилье: «Внимание, атакуем!» и направил свой МиГ-3 в сторону «карусели». Выпустил два реактивных снаряда, чтобы разбить круг, но они разорвались с недолетом. Второй залп «эрэсов» разбил строй «мессеров», и Приймук ворвался в центр разорванного круга, в одно мгновение пристроился в хвост Ме-109, оказавшемуся ниже его, поймал в перекрестие прицела, нажал на гашетки. Трасса пуль продырявила крыло «мессера», но он уходил в левый разворот со снижением. Георгий дожал педаль руля поворота, и огненные трассы ударили по кабине фашистского летчика. Его самолет, войдя в крутую спираль, объятый пламенем, врезался в землю в 5 километрах юго-западнее д. Пашино.

Немецкие летчики, ошеломленные атакой, быстро пришли в себя и с разных сторон атаковали МиГ-3, но комэск уже зашел в хвост следующему Ме-109 и открыл огонь с близкого расстояния. Тот загорелся и камнем пошел к земле. Приймук выжал из своего истребителя все, что было возможно, чтобы уйти от губительного огня противника. Немецкие летчики снова открыли огонь по советскому истребителю, стремясь взять реванш за свое второе поражение. Но Приймук резко и неожиданно для них ввел свою машину в боевой разворот и ушел в облака. Через несколько секунд, выйдя из облачности и открыв фонарь для лучшего обозрения, он увидел, что «мессершмитты» один за другим удаляются на запад. Значит, ввязавшись с ними в бой, он разрушил их первоначальный замысел, заставил уйти ни с чем с поля боя, да еще потеряв две машины.

«Но где же мои орлы?» — с тревогой думал комэск. Видел, как они шли вслед за ним, приближаясь к заданному району. А потом увлекся своей стремительной атакой «мессеров», чтобы завязать бой, разрушить оборону немцев. Во время боя среди мелькавших черными крестами на фюзеляжах и крыльях фашистских истребителей он не заметил красных звезд самолетов своей эскадрильи.

Приймук развернул МиГ-3 курсом на северо-восток, в сторону своего аэродрома, горючее было на исходе. И вдруг что-то грохнуло справа за спиной. Самолет вздрогнул от взрыва и начал терять управление. В кабине возник пожар, прыгать не было смысла — мала высота. Приймук резко отдал ручку управления от себя, самолет сразу перешел в отвесное пикирование. В этот момент летчика силой инерции выбросило из самолета. Он дернул за кольцо, парашют раскрылся. «Мессеры» кружили над ним, стреляли, но не попали. Приземлился на нейтральную полосу. Его подобрали бойцы пехотной части и отправили в госпиталь. Снаряд из пушки Ме-109 разрушил бронеспинку в месте привязных ремней, освободив летчика, но он получил тяжелое ранение в бедро…

В районе Каменское наша шестёрка МиГ-3 встретилась с 18-ю фашистскими бомбардировщиками Ю-87 в сопровождении 10 истребителей Ме-109. Завязался тяжелый неравный бой. Наши летчики дрались отчаянно, ожесточенно, самоотверженно бросаясь в атаки на ненавистных стервятников с черными крестами. Летчики 2-й эскадрильи 16-го иап уничтожили шесть самолетов противника, отогнали бомбардировщики и не дали бомбить наши войска. По бомбардировщику сбили Иван Голубин, Михаил Бабушкин, Николаи Василевский, Николай Макаров, Иосиф Шишковский, Александр Супрун. Бабушкин и Василевский уничтожили также по Ме-109.

Следующий день, 25 октября, был для 16 иап таким же напряженным. Во второй половине дня 1-я авиаэскадрилья вступила в бой с «мессершмиттами» Ме-110 в районе Малоярославца, у деревни Чернецкая. Это были истребители, имевшие лобовое вооружение — четыре пушки, стрелявшие залпом. Кроме того, они предназначались и для бомбардировочных действий. В отличие от Ме-109 эти истребители иногда шли в лобовую атаку. Летчики Дунаев, Шумилов, Жохов, Митюшин в групповом бою сбили один Ме-110, остальные обратились в бегство. У села Каменское Константин Коршунов сбил Ю-87 на своем И-16.

Восьмерка истребителей 2-й авиаэскадрильи, во главе с майором Пруцковым во время патрулирования над линией фронта под Наро-Фоминском прикрывала боевые порядки наших войск. Были обнаружены три группы фашистских самолетов в районе деревни Каменка: семь Ю-87, пять Ю-88 и десять Ме-109.

Смелыми атаками советские летчики уничтожили семь самолетов противника, отогнали вражеские бомбардировщики. Командир полка лично и в группе сбил один Ю-88 и два Ме-109 (у Дятлово, Калуги и Волоколамска), и один Ме-109 — в группе с Филимоновым и Шишковским, в пяти километрах от Наро-Фоминска. Но дальше бой вести он не мог — кончались горючее и патроны. Фашисты продолжали наседать на его самолет. На помощь командиру поспешил Иосиф Шишковский и тремя очередями сбил одного «мессера» у деревни Дятлово, двух отвлек на себя, и одного из них сбил Иван Голубин. На выручку командиру пришел и Михаил Бабушкин, и вместе они уничтожили еще одного «мессершмитта». Эскадрилья вернулась на аэродром, но не было Бабушкина, сына Героя Советского Союза Бабушкина М.С., знаменитого советского лётчика.

Через два часа 2-я авиаэскадрилья снова вылетела в тот же район — села Каменское-Машково в составе семи МиГ-3 под командованием комиссара эскадрильи старшего политрука Филимонова и вступила в бой с двадцатью пятью Ю-87 и восемнадцатью Ме-109. 5 самолетов врага были сбиты. Один Ме-109 уничтожил Голубин, три Ме-109 — Филимонов, Супрун и Шишковский и один Ю-87 — Макаров в одиночных боях.

В ночь на 29 октября более ста фашистских самолетов под прикрытием истребителей появились в подмосковном небе. Некоторые из ни были обнаружены в 25 километра от Москвы. Весь 16-й авиаполк бы поднят в воздух. Летчики вылетал по 5-6 раз в течение дня. Старший лейтенант Николай Бурьян сбил два Ме-109 у деревень Дятлово и Могуново: один — в одиночном бою, другой — в паре с лейтенантом Константином Коршуновым. Лейтенант Иван Заболотный у деревни Башкино встретил Ме-109 и уничтожил его удачным маневром прицельным огнем. В бою у села Каменское Заболотный сбил Ме-109,

Когда бой закончился, летчики повернули на свой аэродром. Но тут Заболотный заметил двух Ме-109 и погнался за ними. Два других «мессера» напали на его истребитель снизу и сбоку. Он попытался сделать «горку», но нижний «мессершмитт» пулеметной трассой попал в бензобак его МиГа. Загорелась кабина, у Ивана обгорела рука. Он был вынужден выброситься на парашюте. Приземлился на нейтральной полосе. По нему стреляли с двух сторон, но Заболотный сориентировался, где свои, и добрался до наших окопов. Ему перевязали руку. Утром на второй день Иван был уже в полку. Итог – три победы за один день.

29 октября отличился лейтенант Иван Голубин: сбил два самолета — один Ю-87 у деревни Комарово и один Ме-109 у деревни Башкино. Во второй половине дня Голубин вступил в неравный бой с тремя «мессершмиттами». Благодаря отваге, находчивости, военной хитрости ему удалось сбить два Ме-109, а третий обратился в бегство. Это было впервые в полку — за один день у летчика четыре победы! Иван Голубин умело применял в бою реактивные снаряды РС-82. Они действовали эффективно.

Прикрывая столицу с воздуха, летчики 16 истребительного авиаполка, возглавляемые подполковником Пруцковым Ф.М. и батальонным комиссаром Маренковым С.А., нанесли в октябре 172 штурмовых удара, уничтожив 231 автомашину, 18 танков, 6 мостов и переправ. Летчики Голубин и Заболотный в одиночных боях сбили тринадцать вражеских самолетов. В ноябре 1941 г. воздушные бои стали ещё более напряжёнными…

Статья написана по материалам книги К.В. Боброва «Крылатый полк шестнадцатый», М., «Голден-Би», 2006 г., с. 63-83.