В результате успешных наступлений войск 1-го Украинского фронта к юго-западу от Киева и 2-го Украинского фронта на кировоградском направлении удалось глубоко охватить фланги вражеской группировки, действовавшей в районе Корсунь-Шевченковского. Однако уничтожить эту группировку сразу наши войска не смогли. Противник всеми силами старался удержать обширный выступ площадью в 10 тыс. км2 в районе Корсунь-Шевченковского, глубоко вдававшийся в расположение советских войск. Вершина этого выступа упиралась в Днепр в районе Канева.

К середине января 1944 г. немецкое командование все еще надеялось удержать «восточный оборонительный вал» и продолжало рассчитывать на восстановление обороны по реке Днепр. А корсунь-шевченковский выступ был весьма удобным плацдармом, с которого при благоприятных условиях можно было нанести удары по флангам 1-го и 2-го Украинского фронтов. Противник принимал энергичные меры к созданию в районе корсунь-шевченковского выступа устойчивой обороны. Высоты, особенно в районе Канева, обеспечивали противнику хорошие условия наблюдения.

На рассвете 24 января 1944 года сотни советских орудий открыли огонь по вражеским позициям. Мощные артиллерийские залпы разрушали оборонительные сооружения, засыпали траншеи и ходы сообщения, уничтожали живую силу и боевую технику противника. Начал наступление 2-й Украинский фронт.

Как только артиллерия перенесла огонь в глубину, передовые батальоны 4-й гвардейской и 53-й армий 2-го Украинского фронта пошли в атаку. Стремительным броском они преодолели передний край вражеской обороны и в результате упорных боев потеснили части 3-й танковой и 389-й пехотной дивизий противника на глубину от 2 до 6 км.

Карта действий советских и германских войск во время проведения Корсунь-Шевченковской наступательной операции (24 января - 17 февраля 1944 г.)

Карта действий советских и германских войск во время проведения Корсунь-Шевченковской наступательной операции (24 января — 17 февраля 1944 г.)

Утром 25 января после десятиминутной артиллерийской подготовки в наступление перешли главные силы общевойсковых армий. Одновременно начала наступление 5-я гвардейская танковая армия, имевшая в первом эшелоне 20-й и 29-й танковые корпуса. Преодолевая упорное сопротивление врага, войска танковой армии продвигались вперед. В ночь на 27 января части 20-го танкового корпуса генерал-лейтенанта танковых войск Лазарева И.Г. достигли Шполы, а 29-й танковый корпус генерал-майора танковых войск Кириченко И.Ф. овладел городком Лебедин.

Германское командование довольно скоро осознало, что удар войск 2-го Украинского фронта в направлении Шполы представляет серьезную угрозу для всей корсунь-шевченковской группировки. С большой поспешностью оно начало собирать силы для парирования этого удара. В район Ново-Миргорода, дополнительно к имевшейся там 3-й армейской танковой дивизии, срочно перебрасывались 11-я и 14-я танковые дивизии вермахта из района северо-западнее Кировограда. Одновременно сильная группа пехоты и танков из состава 5-й танковой дивизии СС «Викинг», 57, 72-й и 389-й пехотных дивизий создавалась к северу от н/п Пасторское.

Германские самоходные и штурмовые орудия (105-мм САУ «Веспе» Sd.Kfz.124 и 75-мм StuG III Ausf.G). Украина, деревня Шендеровка, февраль 1944 г.

Германские самоходные и штурмовые орудия (105-мм САУ «Веспе» Sd.Kfz.124 и 75-мм StuG III Ausf.G). Украина, деревня Шендеровка, февраль 1944 г.

Самыми подготовленными и прославленными из фашистских соединений, противостоящим нашим частям, являлись 5-я танковая дивизия СС «Викинг» и приданная ей добровольческая штурмовая бригада СС «Валлония». И дивизия, и бригада были в основном укомплектованы иностранными добровольцами. Командовал соединением обергруппенфюрер СС Герберт Гилле. Остальные соединения были гораздо слабее и по вооружению, и по личному составу. 57-я пехотная дивизия вермахта на 30 % состояла из поляков и чехов, 88-я пехотная дивизия на 20 % была австрийской, а 112-я пехотная дивизия — на 25 % польской.

В оперативно-тактическом плане командование эсэсовских соединений было слабее, чем в вермахте. Но в идеологическом плане дивизию «Викинг» и бригаду «Валлония» в сражавшейся немецкой группировке выделяли добровольный принцип комплектования, который определял высокое морально-психологическое состояние бойцов этих соединений. Не случайно именно эсэсовцы составили то ядро войск, которому хоть и с катастрофическими потерями, но все же удалось впоследствии вырваться из советского окружения.

Командир 11-го армейского корпуса вермахта генерал от артиллерии Вильгельм Штеммерман во время прорыва был убит. Его труп после опознания переносят немецкие солдаты. Украина, февраль 1944 г.

Командир 11-го армейского корпуса вермахта генерал от артиллерии Вильгельм Штеммерман во время прорыва был убит. Его труп после опознания переносят немецкие солдаты. Украина, февраль 1944 г.

27 января обе вражеские группировки начали наступление, намереваясь ликвидировать прорыв 2-го Украинского фронта и отрезать подвижные войска, выдвинувшиеся в район Шполы. В ходе тяжелых боев в районе Оситняжки противнику временами удавалось мелкими группами танков и пехоты выходить на пути, связавшие 20-й и 29-й танковые корпуса 5-й гвардейской танковой армии с главными силами фронта. Населенные пункты Капитановка, Тишковка и другие неоднократно переходили из рук в руки.

В течение 27-29 января части 18-го танкового, 5-го гвардейского кавалерийского корпусов (последний в пешем строю) совместно со стрелковыми соединениями 4-й гвардейской и 53-й армий вели тяжелые бои в районе Капитановки и Тишковки, стремясь отбросить врага, вышедшего на тылы 20-го и 29-го танковых корпусов. 29 января эта задача была успешно решена. Подвижные войска 2-го Украинского фронта, вышедшие в район Шполы, продолжали успешно продвигаться вперед. Громя противника, уничтожая его тылы, части 20-го танкового корпуса в 12 часов 28 января вышли в район Звенигородки. В числе первых в Звенигородку ворвалась 155-я танковая бригада под командованием подполковника Прошина И.И.

26 января с противоположной стороны корсунь-шевченковского выступа нанесли удар войска 40,27-й и 6-й танковых армий 1-го Украинского фронта. С первых же минут завязались горячие схватки с врагом, упорно оборонявшим первую позицию своей обороны. Эти бои изобиловали героическими подвигами советских воинов. С утра 28 января войска ударной группировки 1-го Украинского фронта продолжали наступление. По-прежнему наибольший успех имели в этот день войска 6-й танковой и 27-й армий. В соответствии с указанием командующего 1-м Украинским фронтом из состава левофланговой подвижной группы 6-й танковой армии был выделен сильный передовой отряд под командованием заместителя командира 5-го механизированного корпуса генерал-майора танковых войск Савельева М.И. Перед отрядом стояла задача: не ввязываясь в бои за опорные пункты противника, прорваться на соединение с войсками 2-го Украинского фронта.

Освободив окруженные части, отряд ударом через Лисянку в полдень 28 января ворвался на северо-западную окраину Звенигородки. Разбив оборонявшиеся здесь подразделения противника, отряд овладел всей западной частью города и в 13 часов соединился с частями 2-го Украинского фронта. В центре Звенигородки на пьедестале был поставлен танк Т-34. Надпись на постаменте гласит: «Здесь января 28 дня 1944 года было сомкнуто кольцо вокруг гитлеровских оккупантов, окруженных в районе Корсунь-Шевченковский…»

Таким образом, пять дней ожесточенных боев увенчались крупным успехом советских войск. Ударом, нанесенным с двух сторон под основание корсунь-шевченковского выступа, вражеская группировка была отсечена от своих основных сил. Однако в боевых порядках наших войск еще имелись разрывы, через которые противник мог вырваться из окружения или получить помощь извне. Требовалось срочно создать сплошной внутренний и внешний фронты окружения. Что и было сделано к началу февраля.

Таким образом, войска 1-го и 2-го Украинских фронтов выполнили первую часть задачи, поставленной перед ними Ставкой, — взломали оборону противника у основания выступа и, стремительно продвигаясь навстречу другу другу, окружили вражескую группировку. В ходе успешного наступления наши войска освободили более 300 населенных пунктов и пять городов, в том числе город Канев. В кольце, образованном войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов, оказалась зажата крупная группировка противника. Численность немецкой группировки достигала 80 тысяч человек, на ее вооружении оставалось 1600 орудий и минометов, до 230 танков и штурмовых орудий. Командование окруженными войсками возглавил командир 11-го армейского корпуса генерал артиллерии Вильгельм Штеммерман.

Германское командование сначала делало вид, что окружение немецких войск под Корсунем является недоразумением, хотя и не совсем приятным. Генералы вермахта надеялись в скором времени ударом танковых дивизий прорвать фронт окружения и восстановить положение. Но проходил день за днем, и надежды гасли. Основная масса солдат окруженных немецких войск с самого начала не разделяла оптимизма своих командиров. Но и солдат сначала успокаивали бодрые слова. Во всех подразделениях, как молитву, повторяли телеграмму командующего 1-й немецкой танковой армией: «Я вас выручу. Хубе». Регулярно поддерживал связь с окруженными и Манштейн. Не скупился на обещания и фюрер. В личной телеграмме Штеммерману Гитлер писал: «Можете положиться на меня как на каменную стену. Вы будете освобождены из котла. А пока держитесь до последнего патрона».

Нашим войскам приходилось отражать настойчивые, непрерывные попытки крупных танковых сил врага прорваться извне к окруженным войскам. Для уничтожения вражеской группировки привлекались 27-я армия 1-го Украинского фронта, 52-армейская, 4-я гвардейская армии и 5-й гвардейский Донской кавалерийский корпус 2-го Украинского, фронта — всего 13 стрелковых, 3 кавалерийские дивизии, 2 укрепленных района, а также средства усиления.

В боях под Корсунь-Шевченковским тактика врага несколько отличалась от той, которую он применял под Сталинградом. Там противник, ожидая помощи извне, стремился упорной обороной не допустить сжатия кольца окружения. Здесь же окруженные вражеские войска, рассчитывая на помощь извне, сами предпринимали неоднократные попытки вырваться из окружения, сосредоточивая на определенных направлениях сильные группировки. Этой тактике немцев советские войска противопоставили свою тактику. Попытки вражеских частей вырваться из окружения (начались с 3-4 февраля 1944 года) неизменно отражались организованным сосредоточенным огнем. Измотав и обескровив противника в оборонительных боях, наши войска переходили в наступление. Ударами со всех направлений они стремились расчленить окруженную группировку, отсекали, а затем уничтожали отдельные группы и гарнизоны опорных пунктов.

Так, в первых числах февраля войска 4-й гвардейской и 52-й армий отразили атаки противника, а затем сильным ударом разгромили его опорный пункт в районе Городище. Части 5-го гвардейского корпуса окружили крупную группу противника в северной части населенного пункта Ольшана и к 5 февраля уничтожили ее. В тылу врага действовали советские партизаны. В центре кольца окружения отважно сражались партизанские отряды имени Т.Г. Шевченко, «Истребитель», имени Боженко. С помощью партизан подразделения 206-й стрелковой дивизии 27-й армии овладели населенными пунктами Бровахи, Мартыновка, Таганча.

Все теснее сжималось кольцо вокруг окруженной группировки. Под ударами советских войск враг оставлял одну позицию за другой, неся потери в людях и технике. Отступая, он терял свободу маневра по внутренним коммуникациям. К 8 февраля территория, занимаемая германскими войсками, полностью простреливалась нашей артиллерией. В целях прекращения кровопролития советское командование 8 февраля предъявило командованию окруженных войск ультиматум с требованием о капитуляции. Однако командование окруженной группировки, веря обещаниям фюрера выручить войска, попавшие в «котел», отклонило ультиматум. По сообщениям перебежчиков (до 10 человек), германское командование готовилось к прорыву из окружения и, ведя переговоры, просто тянуло время.

Снабжение своей окружённой группировки немцы организовали с помощью транспортной авиации. Так, с 3 по 16 февраля через полосу 1-го Украинского фронта вошло в район окружения 897 транспортных самолетов. Однако примерно с 13 февраля, когда авиация противника окончательно лишилась посадочных площадок на территории окруженной группировки, грузы вообще сбрасывались на парашютах, значительная часть которых падала в расположение наших частей. В то время, когда велись боевые действия по уничтожению окруженных вражеских войск, на внешнем фронте не затихали ожесточенные бои с крупными силами врага, пытавшимися прорвать оборону советских войск и выручить свои окруженные войска.

Германское командование непрерывно усиливало войска на внешнем фронте и бросало их в бой, не считаясь с потерями. Общая численность немецкой группировки увеличилась до 100 тысяч человек при 1000 танков и САУ. При этом в полосе 2-го Украинского фронта действовали войска 8-й немецкой полевой армии, а в полосе 1-го Украинского фронта — 1-й танковой армии. В общей сложности на внешнем фронте врагу противостояли 22 стрелковые дивизии, 4 танковых и механизированный корпус, имевшие вместе со средствами усиления около 150 тысяч человек, 2736 орудий и минометов, 307 танков и самоходно-артиллерийских установок. Используя свое превосходство в танках и самоходных орудиях, а также рассчитывая на мощный танковый таран тяжелых танков типа «Тигр», штурмовых и самоходных орудий, враг надеялся пробиться к окруженным дивизиям.

1-я немецкая танковая армия, бросив в бой большое количество танков против нашего 47-го стрелкового корпуса, сумела вклиниться в его оборону, что создало опасность прорыва врага к окруженным дивизиям. К исходу 10 февраля противник закончил свои приготовления к новому удару. Одновременно командование окруженной группировки стягивало в район Стеблева для удара через Шендеровку на Лисянку части двух пехотных дивизий, тяжелый танковый батальон танковой дивизии СС «Викинг», штурмовую бригаду СС «Валлония». Этими ударами вражеское командование намеревалось решить сразу две задачи: вывести из окружения свои соединения и одновременно окружить советские войска, действовавшие в районе Рыжановка, Лисянка, Звенигородка.

11 февраля в 11 часов германские войска вновь перешли в наступление на внешнем фронте. Почти на всем протяжении внешнего периметра окружения снова завязались тяжелые бои. К исходу дня врагу удалось занять станции Звенигородку, Ерки, Скалеватку. Дальнейшее наступление танковых дивизий противника на этом участке было задержано упорным сопротивлением частей 375-й стрелковой дивизии под командованием полковника Цыганкова Н.Е. и частей 20-го танкового корпуса генерал-лейтенанта танковых войск Лазарева И.Г. В полосе 1-го Украинского фронта, в районе Ризино, врагу удалось добиться значительно большего успеха. Здесь действовали главные силы ударной группировки противника. Несмотря на упорное сопротивление 167-й и 359-й стрелковых дивизий 47-го стрелкового корпуса, враг сумел прорвать нашу оборону и выйти в район Лисянки. Но дальше противник продвинуться не смог.

Успехи немцев на внешнем фронте окружения спровоцировали активность внутри «котла». Удар наносился в ночь на 12 февраля из района Стеблева на юго-запад. Хотя вначале ударной группировке удалось потеснить советские войска на участке 27-й армии, выйти в район Шендеровки, в результате чего расстояние между окруженными и танковыми дивизиями Хубе, прорвавшимися в район Лисянки, сократилось до 10-12 км. На большее у немцев сил не хватило. В этой напряженной обстановке наше командование, чтобы не допустить дальнейшего продвижения противника и быстрее уничтожить его окруженную группировку, приняли ряд энергичных мер. На угрожаемые направления были срочно переброшены с других участков стрелковые войска, артиллерия, инженерные части.

Однако успехи врага породили конфликт в советском руководстве. Достаточно тщеславный человек — командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии Конев И.С., узнав о неудачах Ватутина Н.Ф. на участке 27-й армии, самостоятельно позвонил Сталину И.В., сообщил о попытках прорыва германских войск и предложил передать ему руководство по ликвидации всей Корсунь-Шевченковской группировки. 1-му Украинскому фронту оставалась оборона внешнего периметра окружения. Несмотря на возражения Ватутина Н.Ф. и Жукова Г.К., координировавшего действия обоих фронтов, такое решение было принято.

После перегруппировки 13 февраля 29-й танковый корпус выбил противника из Ново-Буды и потеснил его в районе Комаровки, что резко изменило обстановку в районе Шендеровки: враг здесь был не только остановлен, но и отброшен назад на 1,5-2 км. В целях устранения угрозы прорыва противника в районе Шендеровки командующий 2-м Украинским фронтом дал указание авиации 5-й воздушной армии усилить удары по окруженным дивизиям. В результате решительных мер, принятых командованием фронта и армий, положение в районе Лисянки и у Шендеровки было укреплено. Враг был остановлен. Его очередная попытка вывести окруженные дивизии из «котла» окончилась провалом.

О положении немецких войск свидетельствуют показания командира 246-го пехотного полка 88-й пехотной дивизии, взятого в плен нашими войсками. Он заявил: «Зажатые в кольце, части дивизии были перемолоты. Начиная с 15 февраля полк, которым я командовал, перестал существовать как единая воинская часть. Штаба у меня фактически не было, большинство офицеров выбыло из строя».

После провала вышеописанной попытки спасти окруженные дивизии Гитлер отдал им еще один приказ, в котором требовал от солдат и офицеров принести себя в жертву, чтобы задержать на некоторое время советские войска. В этом приказе солдатам и офицерам предлагалось кончать жизнь самоубийством, если их положение станет безвыходным. Взятый в плен врач 5-й танковой дивизии СС «Викинг» на допросе показал: «Наш лазарет и перевязочный пункт были расположены в Корсуне. За период с 1 по 14 февраля к нам поступило 440 легкораненых солдат и офицеров. Тяжелораненые в лазарет не поступали. Мне известно, что офицеры, выполняя приказ Гитлера, пристреливали всех тяжелораненых немецких солдат».

Дни окруженной группировки германских войск были сочтены. 14 февраля войска 52-й армии овладели ее основным опорным пунктом — районным центром Киевской области городом Корсунь-Шевченковским, захватив при этом 18 транспортных самолетов, 20 орудий, 5 танков, 6 складов с боеприпасами и продовольствием. Вслед за Корсунь-Шевченковским под ударами наших войск пало еще несколько сильно укрепленных опорных пунктов противника — Яблоновка, Тараща, Стеблев. Кольцо вокруг окруженных войск сжалось до предела. К 16 февраля окруженные войска занимали всего лишь три населенных пункта — Шендеровку, Хильки и Комаровку.

Немцам стало ясно, что на помощь извне рассчитывать нечего. Командование окруженной группировки решило предпринять последнюю отчаянную попытку пробиться к своим главным силам. Войска стягивались в район Шендеровки. Чтобы исключить возможность возражений со стороны Гитлера и ОКВ, командование группы отдало приказ о прорыве без согласования с Берлином. Конфигуративно осажденные построили гигантское каре: боеспособные части расположились по периметру, в центре — обозы с ранеными. Даже в этой обстановке немцы продолжали свои чудовищные злодеяния. В Шендеровке они согнали местное население в церковь и школу и подожгли их. Солдаты бегали по хатам, расстреливали беззащитных стариков, женщин, детей, а дома жгли. Из полыхавшей церкви, из школы, из хат неслись крики отчаяния и проклятия озверевшим выродкам.

Несмотря на пургу, 18 экипажей По-2 382-го полка 312-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии вылетели на задание и сбросили на противника зажигательные бомбы. Загорелись вражеские машины и повозки. Одновременно по врагу нанесла удар советская артиллерия. Пока немцы приводили в порядок части, попавшие под бомбежку и артиллерийский обстрел, время перевалило далеко за полночь. Около четырех часов ночи их передовые части подошли к окопам советских войск. Ливень пуль, залпы реактивной артиллерии и минометов обрушились на колонны противника. И все смешалось. Колонны распались. В разных пунктах обороны вспыхнули отчаянные смертельные схватки. На отдельных участках врагу удалось прорваться через боевые порядки полков первого эшелона и продвинуться к окраинам населенных пунктов Джурженцы и Почапинцы.

К исходу 17 февраля окруженная вражеская группировка была ликвидирована. 18 февраля завершилось уничтожение последних разрозненных групп врага, укрывшихся в лесах и оврагах. Во время прорыва из окружения погиб командующий 11-го армейского корпуса и всей немецкой группировки генерал артиллерии Штеммерман. За все время боев на внешнем фронте противник потерял до 27 тысяч солдат и офицеров убитыми и до 1500 пленными, 446 орудий, 1638 автомашин.

18 февраля Москва от имени Родины 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий возвестила всему миру о новой блестящей победе русского оружия. Однако о войсках 1 -го Украинского фронта, совершивших основную «работу» по окружению немецких войск, не было не сказано ни слова. Конев получил звание Маршала Советского Союза, генерал армии Ватутин не получил даже благодарности.

Таким образом, Корсунь-Шевченковская наступательная операция (24 января – 17 февраля 1944 г.) закончилась блестящей победой наших войск. Менее чем за месяц  два армейских корпуса в составе девяти пехотных дивизий вермахта, 5-й танковой дивизии СС «Викинг» и добровольческой штурмовой бригады СС «Валлония» перестали существовать. Выступ, разделявший фланги 1-го и 2-го Украинских фронтов, был ликвидирован. Достижение указанной цели позволяло развернуть решительное наступление на запад и юго-запад по направлению к границам СССР.

По материалам книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии великой войны», М., «Вече», 2010, с. 392-418.