Тяжелое поражение, которое потерпел вермахт в сражении на Курской дуге летом 1943 г., заставило германское верховное командование обратиться к оборонительной стратегии ведения войны. В разгар сражения под Харьковом Гитлером было объявлено о строительстве так называемого Восточного вала. Он должен был стать оборонительным рубежом, на котором предполагалось измотать Красную Армию в позиционных оборонительных боях.

По плану «Восточный вал» должен был состоять из так называемой линии «Вотана» в полосе групп армий «А» и «Юг» и линии «Пантера» в полосе групп армий «Центр» и «Север». Тем самым «Восточный вал» образовывал непрерывный барьер от Азовского моря до Балтийского, проходящий по Керченскому полуострову, реке Молочной, Днепровским плавням, среднему течению Днепра, реке Сож до Гомеля, далее восточнее Орши, Витебска, Невеля, Пскова и по реке Нарве.

4 сентября 1943 г. завершающим штрихом в концепции «Восточного вала» стал приказ на отвод войск с кубанского плацдарма. Свое решение в приказе Гитлер мотивировал так: «Чтобы высвободить соединения для решения других задач, я решил сдать Кубанский плацдарм и отвести 17-ю армию через Керченский пролив в Крым». Действительно, вынесенный вперед плацдарм, снабжаемый через пролив, слабо вписывался в идею построения прочной обороны на всем протяжении советско-германского фронта.

88-мм противотанковая пушка ПАК-43 на позиции на берегу Днепра

88-мм противотанковая пушка ПАК-43 на позиции на берегу Днепра

К строительству сооружений «Восточного вала» привлекались как армейские саперные части, так и организация Тодта. Также для возведения укреплений линий «Пантера» и «Вотан» оккупантами было насильно мобилизовано местное население. Наиболее серьезную естественную преграду представлял собой Днепр: скорость его течения доходит местами до 2 метров в секунду, ширина — до 3,5 километра, а глубина — до 12 метров. Высокий обрывистый правый берег господствует на большом протяжении над левым, низким.

Первыми прорывать оборону немецкого «Восточного вала» предстояло войскам Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного фронтов. Задачи последних четырех фронтов были определены Директивой Ставки ВГК № 30165, которую штабы получили в ночь на 12 августа, еще в ходе Белгородско-Харьковской операции.

Немецкие пехотинцы готовят позицию на берегу Днепра

Немецкие пехотинцы готовят позицию на берегу Днепра

Воронежский фронт после разгрома группировки противника в районе Харькова должен был продолжать наступление главными силами в направлении Полтава, Кременчуг, выйти на р. Днепр и захватить переправы через реку. Степной фронт после освобождения Харькова должен был продолжать наступление в общем направлении на Красноград, Верхне-Днепровск и выйти на р. Днепр на участке Нов. Орлик, Днепропетровск, также захватив переправы через реку.

Юго-Западный фронт должен был нанести удар главными силами из района Изюм, Богородичное в общем направлении Барвенково, Павлоград, Орехов и, выйдя в район Запорожье, Орехов, отрезать пути отхода донбасской группировке противника на запад. Южный фронт получил задачу прорвать сильно укрепленную оборону противника на р. Миус и во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта разгромить действовавшую в Донбассе группировку противника. В дальнейшем войска фронта должны были развивать наступление в Северной Таврии.

Прорыв обороны противника на Миусе войсками Южного фронта состоялся уже в конце августа 1943 г. Оборона немецкой 6-й армии была взломана, и она начала отход, который приостановился с занятием позиций на «линии Вотана» по р. Молочной.

Стратегией советского командования в битве за Днепр был захват возможно большего числа плацдармов. С одной стороны, это распыляло силы войск на нескольких направлениях, с другой стороны, это вводило в заблуждение немецкое командование относительно действительного направления главного удара. Развитие наступления советских войск заставило германское командование поспешить с отходом на «Восточный вал». Успешные действия войск Центрального фронта создали благоприятные условия для наступления в направлении на Киев.

В целом в период с 26 августа по 30 сентября войска Центрального фронта, прорвав оборону противника на участке Севск, Рыльск, продвинулись почти на 300 км на запад, форсировали Десну, Днепр и Припять. К 23 сентября 13-я армия уже занимала на западном берегу Днепра плацдарм глубиной 35 и шириной 30-35 километров. 60-я армия захватила на Днепре три плацдарма севернее и южнее устья р. Тетерев.

Приказ командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна об отходе был отдан вечером 15 сентября 1943 г. Он гласил: «Группе армий отступать на «линию Вотана» на Днепре. Скорость отхода определяется исключительно поддержанием боеспособности войск». 4-я танковая армия отходила на рубеж Десны и Днепра: левым флангом на Чернигов, а правым — в направлении переправ у Канева. 8-я армия получила задачу отступать на рубеж Днепра и переправляться через реку между Трипольем (40 км юго-восточнее Киева) и Кременчугом. С собой немцы угоняли скот, уводили все транспортные средства. По железной дороге вывозили зерно, сельскохозяйственную технику, станки и людей. То, что нельзя было вывезти, приказывалось уничтожить: взорвать, сжечь, разорить. Красную Армию должна была встретить выжженная земля.

Стремясь сорвать планы противника по разрушению хозяйства и уничтожению урожая на оставляемых оккупантами территориях, командующий Воронежским фронтом Ватутин Н.Ф. 19 сентября в своем приказе писал: «Противник, отходя, стремится сжечь весь хлеб. Обстановка требует максимальных темпов наступления». Темп наступления войск правого крыла и центра фронта по мере их приближения к Днепру непрерывно возрастал и достигал 25-30 км в сутки.

В начале сентября 1943 г. Воронежский фронт получил из резерва Ставки 3-ю гвардейскую танковую армию, которой командовал генерал-лейтенант Рыбалко П.С. Армия на 19 сентября насчитывала 40 тыс. человек, 612 танков и 82 САУ. Она находилась на отдыхе и доукомплектовании после боев на Курской дуге. Командующий фронтом поставил 3-й гвардейской танковой армии задачу форсировать Днепр и в дальнейшем наступать в направлении на Белую Церковь. Продвижение к Днепру было затруднено тем, что противник на всем своем пути отхода подрывал мосты, минировал дороги, уничтожал подручные средства переправ. На реках Псёл, Сула, Удай и Оржица не осталось ни одного моста.

Серьезной проблемой в тот момент были средства форсирования. Как позднее указывалось в отчете штаба армии: «к моменту выхода на берег Днепра армия не имела в своем распоряжении даже самых примитивных переправочных средств». В связи с этим передовыми отрядами был предпринят ряд мер по сбору лодок в ближайших деревнях, строились плоты из подручных материалов.

23 сентября противник в излучине Днепра, в районе Великого Букрина, имел незначительные силы, и этот день был самым благоприятным для формирования крупного плацдарма. Однако в силу растянутости войск на большую глубину, отсутствия тяжелых переправочных средств и отставания артиллерии эти условия не были использованы в должной мере. На правом берегу Днепра продолжали вести бой малочисленные подразделения мотопехоты 3-й гвардейской танковой армии. Противник настойчиво контратаковал их танками и пехотой при поддержке авиации, которая сосредоточила к этому времени свои усилия в районе букринской излучины.

Помимо прорывов к Днепру с целью образования плацдармов войска Воронежского фронта упорно преследовали отходящего к переправам противника. Попытки захватить переправы на плечах отходящих немецких частей предпринимались, но успеха не имели. Так, утром 24 сентября головной танк 53-й гвардейской танковой бригады ворвался на Каневский мост, но в этот момент три пролета моста было взорвано противником. В районе Киева немецкий 24-й танковый корпус к 28 сентября полностью переправился на правый берег Днепра и уничтожил за собой все переправы.

К северу от Киева в ночь на 26 сентября войска правого фланга 38-й армии сделали первую попытку форсировать Днепр, используя подручные средства, но эта попытка была отбита огнем противника. В последующие дни, медленно наращивая усилия и отбивая ожесточенные контратаки, к исходу 29 сентября удалось переправить на правый берег Днепра, в район Ново-Петровцы, Лютеж, только до шести батальонов. В последующие дни, до 10 октября 38-я армия несколько расширила лютежский плацдарм (по фронту до 15 км и в глубину от 5 до 10 км).

Несмотря на неудачу с высадкой воздушного десанта, войскам Воронежского фронта удалось закрепиться на Букринском плацдарме в излучине Днепра. На левый берег реки переправлялись легкие самоходные установки СУ-76, однако для эффективного противодействия танкам противника этого было недостаточно. С 25 сентября на плацдарм начали прибывать части 40-й армии. 27 сентября было принято решение ввести в бой на плацдарме 27-ю армию под командованием генерал-лейтенанта Трофименко С.Г. Войска армии переправлялись медленно и также почти без артиллерии. Приходилось по несколько раз в сутки восстанавливать поврежденные авианалетами и артобстрелом мосты. Переправившиеся части сразу вводились в бой. 30 сентября плацдарм в букринской излучине имел всего по фронту лишь 11 километров и в глубину 6 километров.

Для переброски на западный берег реки тяжелых грузов, в первую очередь танков Т-34, а также четкого и бесперебойного снабжения собранной на плацдарме группировки требовалась постройка постоянно действующих переправ через Днепр. Строительство было сопряжено с большими трудностями. Так, для постройки низководного деревянного моста для 3-й гвардейской танковой армии под грузы до 30 тонн длиной 535 м требовалось забить около 800 свай. Противник препятствовал постройке авиаударами и прицельным артиллерийским огнем. Конструкции моста неоднократно повреждались. Завершилась постройка моста только к 14 октября 1943 г.

Войска Степного фронта так же, как и войска левого крыла Воронежского фронта, в первой половине сентября имели незначительное продвижение. С началом отхода противника к Днепру командующий Степным фронтом Конев И.С. решает завершить разгром отходившей на Кременчуг и Днепродзержинск группировки противника, форсировать с ходу Днепр и в период с 24 по 28 сентября овладеть плацдармом на правом берегу реки. Войска фронта должны были форсировать Днепр на фронте 130 км. В своих воспоминаниях Конев И.С. отмечал: «Отдавая приказ о форсировании Днепра с помощью подручных средств, я предоставил командирам дивизий широкую инициативу в выборе наиболее выгодных для переправы участков, не считаясь с разграничительными линиями».

Из резерва Ставки Степному фронту была передана 37-я армия, которой командовал генерал-лейтенант Шарохин М.Н. Она высвободилась ввиду успешных действий Красной Армии на Таманском полуострове. Соединения армии были достаточно хорошо укомплектованы и насчитывали в своем составе 7,5-8 тыс. человек. Общая численность армии составляла около 53 тыс. человек. Командующий Степным фронтом Конев И.С. позднее вспоминал: «Ввод свежей, хорошо укомплектованной 37-й армии имел большое оперативное значение. Я рассчитывал на успех не только при форсировании Днепра, но и при развитии наступления на правом берегу».

37-я армия должна была выдвинуться в первый эшелон фронта, сменить войска 69-й армии, выйти к Днепру и форсировать его. К утру 27 сентября передовые отряды 37-й армии вышли к Днепру, но форсировать его не смогли ввиду отсутствия переправочных средств. Собственные переправочные средства армии были слабы, а приданные фронтом понтонные парки отстали, и к началу форсирования прибыла лишь меньшая их часть. Так, к 28 сентября войска армии из штатных средств могли использовать только три понтона Н2П и пять лодок А-34. Подручные переправочные средства ввиду своей тихоходности и трудности управления ими на воде оказывались легко уязвимыми от огня противника и быстро выходили из строя.

Кроме этого, эти средства легко сносились быстрым течением реки (скорость течения реки 1-1,2 м в секунду), вследствие чего подразделения вынуждены были тратить время на сбор в указанные им районы под огнем противника и несли значительные потери. В итоге боев 28 сентября передовые отряды 37-й армии, форсировав Днепр, захватили плацдармы на противоположном берегу, на которые были переправлены главные силы полков первого эшелона дивизий. В течение 29-30 сентября в ходе ожесточенных боев с противником плацдармы были расширены, их ширина достигала 6-15 км, а глубина — до 5-6 км. Однако к этому моменту на левый берег было переправлено только 9 танков.

Низкие темпы переправы войск и техники позволили противнику укрепить свою оборону на подступах к плацдармам. Авиация и артиллерия противника часто выводили из строя переправочные средства 37-й армии. Тем не менее, к 10 октября плацдарм в полосе 37-й армии был объединен и расширен до 35 км по фронту и от 6 до 12 км в глубину.

В период с 25 сентября по 10 октября войска Степного фронта во всей своей полосе вышли к Днепру, очистили от противника левый берег и захватили на правом берегу реки пять плацдармов, из них два плацдарма оперативного значения. Второй плацдарм был захвачен в районе Домоткани, в полосе 7-й гвардейской армии, до 20 км по фронту и до 8 км в глубину.

Войска Юго-Западного фронта, которым командовал генерал армии Малиновский Р.Я., в период с 23 по 30 сентября ликвидировали предмостное укрепление противника в районе Днепропетровска. 6-я армия под командованием генерал-лейтенанта Шлемина И.Т., форсировав Днепр, захватила два небольших плацдарма южнее города. Войска фронта вышли в район Запорожья, где были остановлены противником, закрепившимся восточнее города.

Запорожский плацдарм по категорическому приказу Гитлера удерживался войсками 1-й танковой армии. В основании этого лежали как экономические, так и стратегические соображения. Гитлер считал, что, пока на восточном берегу Днепра существует плацдарм у Запорожья, советское командование не рискнет развивать наступление между излучиной Днепра и Азовским морем.

В начале октября Юго-Западному фронту была поставлена задача ликвидировать вражеский плацдарм у Запорожья. 10 октября войска левого крыла Юго-Западного фронта силами 12-й армии, 8-й и частью сил 3-й гвардейских армий перешли в наступление, нанося удары на Запорожье с северо-востока, востока и юго-востока. Для удержания плацдарма немцами были брошены в бой тяжелые танки «Тигр» и САУ «Фердинанд». Командующий 8-й гвардейской армией Чуйков В.И. вспоминал: «Р.Я. Малиновскому и мне отлично были видны эти контратаки, особенно удар «Тигров», которые, прошивая наши боевые порядки, прорывались вплоть до противотанкового рва внешнего обвода». В течение четырех дней в районе Запорожья шли ожесточенные бои. Преодолевая сопротивление противника, наши войска к исходу 13 октября прорвали оборону противника и в ночь на 14 октября овладели городом.

Всего в конце сентября 1943 г. в полосе Воронежского и Степного фронтов было захвачено 14 плацдармов на левом берегу Днепра, в полосе Центрального фронта — 7 и Юго-Западного — 2. За успешное форсирование Днепра, стойкость и мужество в бою по захвату и удержанию плацдармов Указами Президиума Верховного Совета СССР 47 генералам, 1123 офицерам, 1268 солдатам, ефрейторам, сержантам и старшинам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

По материалам книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», с. 469-488.