Операция «Скачок» началась 29 января 1943 г. Атака соединений 6-й армии обрушилась на правое крыло армейской группы Ланца, позиции 298-й пехотной дивизии в районе Купянска и 320-й пехотной дивизии на реке Красная. Уже в первый день немцы пытались контратаковать при поддержке 88-мм зениток и штурмовых орудий. 106-я стрелковая бригада была вынуждена вести трехчасовой оборонитель­ный бой. Однако контратака была отбита, и наступление бригады продолжилось.

Соседняя 267-я стрелковая диви­зия успеха в продвижении на запад в первый день насту­пления не имела, будучи остановленной у опорного пун­кта немецкой обороны в Сватове. На следующий день 6-я армия продолжила наступление, отбрасывая противника на рубеж реки Оскол. Наибольшего успеха достигла 172-я стрелковая дивизия, которая совместно с 115-й танковой бригадой захватила станцию Кисловка, перерезав желез­ную дорогу, идущую от Купянска на Сватово.

Контратак в этот день уже не было, и 106-я стрелковая бригада весь день вела бой за узел сопротивления в Софиевке. Осталь­ные соединения армии медленно, но уверенно двигались вперед. 31 января 267-я стрелковая дивизия захватила Сватово, за который вела бои уже третий день. Коман­дир 106-й стрелковой бригады, не имея успеха в штурме Софиевки, принял решение обходить этот опорный пункт с севера и юга. 320-я пехотная дивизия пока оказывала наибольшее сопротивление. Наступавшие в полосе 298-й пехотной дивизии 350-я и 172-я стрелковые дивизии 6-й армии наступали с высоким темпом.

 76-мм пушки ЗИС-3 с успехом использовались против немецких танков, в том числе и новых типов

76-мм пушки ЗИС-3 с успехом использовались против немецких танков, в том числе и новых типов

К реке Оскол соединения 6-й армии вышли практиче­ски одновременно. Наибольших успехов добилась 350-я стрелковая дивизия, которая уже в ночь на 2 февраля переправилась через реку и с утра овладела северной ча­стью Купянска. В тот же день, 2 февраля, к Осколу вышли большинство соединений 6-й армии. К 3 февраля форсирование Оскола 6-й армией было успешно завершено, 350-я стрелковая дивизия отбила у частей 298-й пехотной дивизии Купянск. Уже 4 февраля 6-я армия вышла своим правым флангом на реку Северский Донец.

5 февраля частями 267-й стрелковой дивизии был занят Изюм, на следующий день — Балаклея. В целом с 29 января до 6 февраля 6-я армия прошла с боями 127 километров со средним тем­пом наступления 14-15 километров в сутки, что является очень неплохим показателем для зимних условий. Армией Харитонова были раздроблены и частично окружены части 298-й и 320-й пехотных дивизий немцев.

Самоходная установка StuGIII ведёт бой в районе Харькова, 1943 г.

Самоходная установка StuGIII ведёт бой в районе Харькова, 1943 г.

Если наступление 6-й армии в целом оправдало ожи­дания командования, но наступление 1-й гвардейской армии и подвижной группы Попова М.М. с самого начала развивалось совсем не так, как предполагал Ватутин Н.Ф. События, развернувшиеся в полосе наступления ключевых Для «Скачка» объединений, стали для командования фрон­та и Ставки ВГК неприятной неожиданностью.

Наступление правого крыла 1-й гвардейской армии на­чалось 29 января. В первых атаках приняли участие три стрелковые дивизии. 195-я стрелковая, 35-я и 57-я гвар­дейские стрелковые дивизии форсировали скованную льдом речушку Красная и атаковали позиции, занимавши­еся мотопехотой 19-й танковой дивизии к северу от Ли­сичанска. Советское насту­пление было встречено сильным артиллерийским огнем и яростными контратаками противника. Прибытие соединений 1-й немецкой тан­ковой армии позволило загнуть северный фланг группы армий «Дон» и предотвратить выход советских стрелковых и танковых соединений в тыл армейской группе Фреттер-Пико и группе армий в целом.

Форсирование Северского Донца наступающими вой­сками 1-й гвардейской армии началось уже 1 февраля и продолжилось в ночь с 1 на 2 февраля, В первый день февраля 35-я гвардейская стрелковая дивизия перешла замерзшую реку и продолжила наступление в направле­нии Барвенков, прикрывая поворот остальных соединений армии на юг и юго-восток. 3 февраля, медленно продвига­ясь по глубокому снегу, 195-я стрелковая и 57-я гвардей­ская стрелковая дивизии начали наступление на Славянск с севера.

Одновременно к городу с юго-востока подходи­ла двумя колоннами 7-я танковая дивизия немцев, которая немедленно контратаковала вышедший к Славянску полк 195-й стрелковой дивизии. Неожиданная контратака вы­нудила отвести полк от города. Однако стрелковые части были не единственными подразделениями, задейство­ванными советским командованием в атаках на Славянск.

Еще 1 февраля 4-й гвардейский танковый корпус Полубо­ярова обошел город с запада и, не ввязываясь в бои за него, в обход Славянска вышел к Краматорску. Тем самым была перехвачена железная дорога и шоссе, идущее от Славянска на юг. Захват самого Славянска Полубояров предоставил наступавшим за ним стрелковым дивизиям. Захват Краматорска произошел без особых проблем, но корпус Полубоярова начал испытывать трудности с горю­чим и боеприпасами.

Тем временем войска 1-й гвардейской армии продол­жили «сворачивать» оборону армейской группы Фреттер-Пико. 1 февраля 41-я гвардейская стрелковая дивизия при поддержке танков 18-го танкового корпуса Бахарова Б.С. начала наступление на Лисичанск. Город обороняли части 73-го и 74-го танкогренадерских полков 19-й танковой ди­визии. К 3 февраля советские войска захватили несколько плацдармов на западном берегу Северского Донца, про­текавшего к востоку от Лисичанска.

К тому времени на выручку 19-й танковой дивизии прибыли отдельные части 27-й танковой дивизии. С их помощью была отражена по­пытка 52-й стрелковой дивизии прорваться в промежутке между 19-й танковой дивизией в районе Лисичанска и 7-й танковой дивизией к востоку от Славянска.

С 4 февраля 41, 44-я гвардейские стрелковые, 78-я стрелковая дивизии вели бои за Лисичанск. 5 февраля, после создания достаточно прочных плацдармов на Северском Донце, началось наступление по сходящимся направлениям с целью окружения города с севера и юга. Немцы удерживали город до 6 февраля, но решили не испытывать судьбу и не ждать смыкания «клещей» насту­пающих гвардейцев у себя за спиной. Погода в тот день благоприятствовала врагу: бушевала снежная пурга, снижавшая видимость практически до нуля. Это позволи­ло, ориентируясь по компасу, выскочить из намечающейся мышеловки оборонявшим город частям 19-й и 27-й танко­вых дивизий.

Пока гремели бои за Лисичанск, 4-й гвардейский тан­ковый корпус окапывался в Краматорске. В корпусе оста­валось к тому моменту всего 37 танков, и его положение нельзя было назвать завидным: он был с трех сторон охва­чен занятыми немцами областями, С севера нависал еще не взятый стрелковыми дивизиями Славянск, на востоке сосредотачивалась 7-я танковая дивизия, занесенные снегом поля южнее Краматорска также не сулили ничего хорошего.

Достаточными силами пехоты и артиллерии для отражения атаки на город советский танковый корпус не обладал. К счастью для Полубоярова, у противостоящих ему немецких подразделений еще не было достаточных сил чтобы штурмовать Краматорск. Несколько разрядило обстановку напряженного ожидания прибытие 3-го танко­вого корпуса подвижной группы Попова М.М. Корпус до­стиг Краматорска 5 февраля, в составе всего 23 танков. Однако вместе с ним прибыло драгоценное горючее и бое­припасы. Вскоре прибыла долгожданная пехота в лице 7-й лыжной бригады.

В те же дни на сцене появился еще один персонаж харьковской драмы. Его не могли видеть танкисты и пехо­тинцы двух танковых корпусов в Краматорске, но прекрас­но разглядела немецкая авиаразведка. С самолета были отлично видны длинные колонны техники, двигавшиеся от Северского Донца на юг. Это были подразделения 10-го танкового корпуса генерал-майора  Буркова В.Г.

Как и большинство участвовавших в операции соеди­нений, к моменту включения в подвижную группу По­пова М.М. он уже успел побывать в боях в ходе Острогожско-Россошанской операции. 10-й танковый корпус принимал участие в боях за Старобельск. В том же Старобельске он готовился к участию в «Скачке». Комплектность корпуса Буркова В.Г. танками оставляла желать много лучшего. К 20.00 30 января, уже после начала на­ступления, корпус Буркова В.Г. после 60-километрового марша выдвинулся на рубеж реки Северский Донец. Фронт к тому моменту был прорван, и корпус 1 февраля начал движение на запад с целью форсировать реку Северский Донец к западу от еще занятого немцами Лисичанска.

Далее корпус с подчиненными ему частями и соеди­нениями разделился на две группы, двигавшиеся по па­раллельным маршрутам. Правая группа состояла из 52-й стрелковой дивизии, 178-й танковой бригады полковника Громагина М.М. и дивизиона РС. Основной проблемой стало строительство переправ через Северский Донец, поскольку намерзший лед не выдерживал танков Т-34. Пе­реправы для танков Т-34 были закончены 2 февраля, в этот же день было начато строительство переправы грузоподъ­емностью 60 тонн для танков КВ.

Двигаясь от Северского Донца на юг, правая группа корпуса 3 февраля столкну­лась с колонной танков неизвестной численности и пере­шла к обороне. В течение 4 и 5 февраля группа вела оборо­нительный бой с 7-й танковой дивизией немцев и понесла серьезные потери: 15 танков Т-34 и 8 легких танков, 14 ав­томашин, 2 противотанковые пушки, 78 человек убитыми и 50 ранеными.

Вторая группа корпуса состояла из 183-й, 186-й танко­вых бригад, 11-й мотострелковой бригады, истребительно-противотанкового полка и управления корпуса. Груп­па успешно захватила плацдарм на Северском Донце, форсировала его легкими танками и захватила деревню Серебрянка на южном берегу реки. Однако дальнейшее продвижение на юг было остановлено. Немцам здесь уда­лось опереться на построенные еще в 1942 г. укрепления и узлы сопротивления.

С 6 по 10 февраля 10-й танковый корпус Буркова В.Г. вел бои с 7-й и 3-й танковыми дивизиями танкового корпуса немцев. Основным противником корпуса на этом этапе операции была 3-я танковая дивизия. Решительный результат в тех боях не был до­стигнут ни одной из сторон. Значительные потери советским соединениям наносили налеты бомбардировочной и штурмо­вой авиации противника. А наша истребительная авиация, несмотря на настойчивые вызовы Буркова, почти не появлялась. Корпус было решено рокировать на правый фланг наступления.

Операция «Звезда» началась несколько позднее «Скачка» вследствие того, что Воронежский фронт добивал окруженные в ходе Воронежско-Касторненской операции войска противника. Первым днем операции стало 2 февраля. Наступление 3-й танковой армии началось по плану в 6.00 2 февраля. От идеи создания подвижной группы для ввода в бой только в районе Харькова отказались. Отказа­лись также от принятых норм применения танковых войск во втором эшелоне в первый день операции, когда насту­пали только стрелковые дивизии. 12-й и 15-й танковые корпуса наступали плечом к плечу со стрелковыми соеди­нениями. Только 6-й гвардейский кавалерийский корпус оставался во втором эшелоне.

В первый день наступления стрелковые дивизии армии Рыбалко продвинулись почти на 20 км. Армия наступала на юго-запад и просто отбро­сила заслон полка «Дойчланд» на северо-запад, в район Великий Бурлук, обойдя его открытый правый фланг. Во второй день наступления стрелковые дивизии сохранили темп своего продвижения и прошли тоже почти 20 км. Бои с эсэсовцами выпали 2 и 3 февраля на долю 12-го и 15-го танковых корпусов, действовавших на правом фланге армии. Узел сопротивления частей «Дойчланда» в Вели­ком Бурлуке был разгромлен 15-м танковым корпусом к 4 февраля.

Не будучи удовлетворен медленным продвижением танковых корпусов на правом фланге своей армии, Рыбал­ко решил рокировать оба корпуса на левый фланг. Уже 3 февраля танковым корпусам была поставлена задача вый­ти в район Чугуева и Печенег, в 35-50 км от их нынешнего положения. Однако вскоре продвижение 3-й танковой ар­мии замедлилось: в район восточнее Харькова начали при­бывать остальные части эсэсовских дивизий. Во-первых, в районе Белый Колодезь (в 60 км западнее рубежа, с ко­торого армия Рыбалко начала наступление) сосредото­чился полк «Дер Фюрер» танкогренадерской дивизии «Дас Райх». Во-вторых, на рубеже реки Северский Донец начали занимать оборону части танкогренадерской дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер».

Первой акцией прибывших частей была 5 февраля контратака против правого фланга 3-й танковой армии. Танковые корпуса армии Ры­балко к тому моменту уже покинули район Великий Бурлук, и удар пришелся по 48-й гвардейской стрелковой диви­зии. На выручку была брошена 184-я стрелковая дивизия, противотанковый полк и 179-я отдельная танковая бригада. Подвижные соединения 3-й танковой ар­мии по-прежнему нацеливались на предместья Харькова.

Надо отметить, что сражение за Харьков стало одной из первых битв, в которых применялся новый немецкий еди­ный пулемет МГ-42 с высоким темпом стрельбы. Впоследствии пулемет получил прозвище «пила Гитлера».

С 6 февраля соединения 3-й танковой армии втянулись в бои за юго-восточные подступы к Харькову. 15-й танко­вый корпус при поддержке 160-й стрелковой и 48-й гвар­дейской стрелковой дивизий атаковал Печенеги. 12-й тан­ковый корпус при поддержке 62-й гвардейской стрелковой дивизии атаковал Малиновку и Чугуев. Но задействованные со стороны наступающих войск Красной Армии танковые силы были минимальными. 10 февраля в результате боя за Малиновку было подби­то зенитками два KB из 97-й танковой бригады. Из состава экипажей осталось только два радиста. Потери бригады в целом составили 40 человек убитыми и 47 ранеными. В результате боев численность артиллерии превосходила число танков.

После нескольких дней боев танкистам и пехотинцам армии Рыбалко удалось сломить сопротивление эсэсовцев, и в ночь с 9 на 10 февраля Пе­ченеги и Чугуев были взяты штурмом. Северский Донец был форсирован, и до Харькова оставалось всего пара де­сятков километров по прямой. Сплошной фронт уже отсутствовал, и командующие наступающими армиями настойчиво искали просветы в построении войск противника для развития успеха.

Быстрое продвижение 3-й танковой армии привело к образованию ничем не прикры­того открытого фланга пехотных дивизий группы Ланца. 8 февраля Рыбалко П.С. решил использовать этот разрыв фронта для глубокого обхода оборонявших Харьков частей противника. Кавалерийский корпус, усиленный 201-й танковой брига­дой, был брошен в прорыв в обход Харькова.

В ходе Харьковской наступательной операции главные силы 40-й армии перешли в наступление в 9.00 утра 3 февраля. Успешнее всего вперед продвигалась 309-я стрелковая дивизия генерал-майора Меньшикова М.И. За четыре дня наступления дивизия не только выполнила ближайшую задачу, но и продвинулась на 20 км западнее заданного ей рубежа. Уже 6 февраля дивизия Меньшикова преодолела Северский Донец, овладела населенным пун­ктом и станцией Гостищево, расположенной на железной дороге Курск-Харьков, в 18-20 км севернее Белгорода.

Видя быстрое продвижение 309-й стрелковой дивизии, Москаленко К.С. решил развить ее успех и ввести в бой второй эшелон армии. Уже 4 февраля в полосу наступле­ния 309-й дивизии был направлен сводный танковый от­ряд. Сюда же была направлена 183-я стрелковая дивизия генерал-майора Костицына А.С. Оборона под Белгородом была усилена немцами батальоном сопровождения фю­рера и венгерской танковой дивизией. Однако большая часть венгерских танков была быстро перебита в течение 7-8 февраля огнем орудий танков Т-34 и противотанковой артиллерией наступающих стрелковых дивизий.

После освобождения Гостищева 40-я армия начала на­ступление на Белгород с трех сторон. Соответственно 309-я стрелковая дивизия получила приказ продвигаться к городу вдоль железной дороги, т.е. с севера, 340-я — с востока. В бой также была введена 183-я стрелковая дивизия с за­дачей наступать с северо-запада и отрезать немецкому гар­низону пути отхода из Белгорода на запад и юго-запад. Уже 8 февраля, в 5 часов утра, 183-я стрелковая дивизия с ча­стью сил танкового отряда полковника Романова овладела западной частью Белгорода и захватила все дороги к севе­ро-западу, западу и югу от него.

Тогда же 309-я стрелковая дивизия совместно со 192-й танковой бригадой заняла его северные, восточные и южные окраины. После этого началось постепенное очищение городских кварталов от занимавшей город немецкой пехоты. Наступающие рассекли 168-ю пехотную дивизию на несколько боевых групп в раз­ных кварталах города, об организованном отходе из Бел­города уже не могло быть и речи.

В 13.00 8 февраля штаб армейской группы Ланца информировал своего северного соседа, что 168-я пехотная дивизия отходит через город на юг с целью предотвратить дальнейшее наступление совет­ских войск на юг. Но это уже было не более чем благое по­желание. Единственным маршрутом отхода из города стал путь на запад. 168-я пехотная дивизия, численность боевых подразделений которой упала до 2000 человек (что можно было классифицировать не иначе как разгром), откатилась на запад. Дорога войскам 40-й армии на Харьков была от­крыта. К утру 9 февраля войска 40-й армии полностью очи­стили Белгород от немцев.

В то время как правое крыло армейской группы Ланца обороняло юго-восточные подступы к Харькову, а северное судорожно пыталось удержать Белгород, в центре построе­ния войск Ланца контратаковал «Дас Райх». Неудача контр­удара 5-6 февраля не заставила немецкое командование отказаться от продолжения атак на северный фланг 3-й тан­ковой армии в районе Великого Бурлука и вновь начали контрнаступле­ние против наступающих через Великий Бурлук войск 3-й танковой армии.

Атака захлебнулась под огнем советской противотанковой артиллерии. Сразу восемь танков «Дас Райха» получили попадания 76,2-мм бронебойных снарядов и сгорели. Еще значительное число танков получили боевые повреждения. Все это привело к существенному снижению числа боеготовых танков дивизии без ощутимого воздей­ствия на противника. По существу, атаки были отбиты вы­ставленными во фланговый заслон 184-й стрелковой ди­визией и 179-й отдельной танковой бригадой. Наши части подбили 30 танков противника, что не заставило немецкое командование отказаться от дальнейших атак с плацдарма на восточном берегу Северского Донца.

Подводя итог первых дней операций «Звезды» и «Скачка», можно констатировать, что ни остановить, ни даже существенно замедлить продвижение нескольких советских армий растянутых по фронту немецкие дивизии были не в состоянии. Дальнейшее развитие событий в том же духе могло привести только к перемалыванию постепенно вводившихся в бой резервов.

Статья написана с использованием материалов книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», 2013 г.