После захвата и расширения плацдармов на правом берегу Днепра следующей задачей советских войск стал прорыв с плацдармов на запад и освобождение правобережной Украины. По решению командующего войсками Воронежского фронта разгром группировки врага на правом берегу Днепра намечалось осуществить нанесением двух ударов по сходящимся направлениям. Главный удар фронта предполагалось наносить с букринского плацдарма.

40-я и 27-я армия должны были развивать наступление на Васильков и Фастов с задачей обхода Киева с юго-запада. 3-я гвардейская танковая армия, вводимая в бой в первый же день наступления, к исходу пятого дня операции должна была выйти на шоссе Киев-Житомир в районе Ставище с тем, чтобы перерезать пути отхода группировке немецких войск на запад. Второй удар планировалось нанести с лютежского плацдарма 38-й армией в южном направлении вдоль р. Ирпень. Задача армии заключалась в том, чтобы, обойдя Киев с северо-запада, на четвертый день операции овладеть им.

Первоначально срок начала наступления был назначен на 4 октября, однако ввиду недостатка боеприпасов и непрерывных контратак противника наступление откладывалось до 12 октября. Наконец в 7.00 12 октября наступление началось с 40-минутной артиллерийской подготовки. Незначительные размеры букринского плацдарма и недостаток тяжелых переправочных средств не позволяли использовать основную массу артиллерии на правом берегу реки. Огонь же артиллерии с левого берега вследствие плохих условий наблюдения оказался малоэффективным.

"Даёшь Киев!" Сапер у переправы тревожно смотрит в небо: немецкая авиация всячески препятствовала строительству мостов через Днепр

«Даёшь Киев!» Сапер у переправы тревожно смотрит в небо: немецкая авиация всячески препятствовала строительству мостов через Днепр

Кроме того, резко пересеченный холмистый характер местности в районе букринского плацдарма, изрезанной длинными оврагами с отвесными стенами, затруднял использование танков. Плацдарм располагал лишь несколькими проселочными дорогами, идущими в сторону противника, которые проходили у краев обрывов или в узких промоинах. Каждый из корпусов 3-й гвардейской танковой армии мог использовать лишь 1-2 таких дороги. На направлениях наступления корпусов можно было развернуть одновременно не более одной танковой роты. Наступление успеха не имело и было приостановлено уже 16 октября.

Новое наступление с букринского плацдарма началось утром 21 октября. Прорыв обороны противника теперь предполагалось осуществить сосредоточением усилий в полосе 40-й армии. Однако противник, вскрыв сосредоточение советских танков на плацдарме, значительно усилил противотанковую оборону. На подступы к плацдарму была подтянута дивизия СС «Рейх». Попытки развить наступление 21-22 октября успеха не имели. Намерение командующего фронтом провести в конце октября третье наступление с букринского плацдарма было отменено.

Наступление 60-й и 38-й армий с плацдармов севернее Киева в период с 11 по 17 октября также успеха не принесло и завершилось лишь некоторым расширением плацдармов. В противоположность неудаче наступлений Воронежского фронта действия войск Степного и Юго-Западного фронтов были более успешными. К середине октября войска Степного фронта завершили подготовку к наступлению на криворожском направлении. На левом крыле фронта, между Куцеваловкой и Верхне-Днепровском, на неглубоком, но широком по фронту плацдарме были развернуты войска 5-й гвардейской, 37-й, 7-й гвардейской и 57-й армий, а также один механизированный корпус. За этими армиями были сосредоточены прибывшие из резерва Ставки 5-я гвардейская танковая армия и 7-й механизированный корпус.

Т-34 5-го гвардейского танкового корпуса Кравченко А.Г. на Крещатике

Т-34 5-го гвардейского танкового корпуса Кравченко А.Г. на Крещатике

Ударная группировка Степного фронта перешла в наступление 15 октября, нанося главный удар в направлении Пятихаток, Кривого Рога. Операция развивалась успешно. Немецкая оборона на стыке 47-го танкового и 52-го армейского корпусов 1-й танковой армии была взломана. В прорыв были введены подвижные войска — 5-я гвардейская танковая армия (два танковых и один механизированный корпуса) и два отдельных механизированных корпуса. К 23 октября советские войска расширили прорыв до 70 км по фронту и развили его на глубину около 100 км.

Танковые и механизированные части к этому времени продвинулись к Кривому Рогу и в район Митрофановки (30 км восточнее Кировограда). Части 18-го танкового корпуса с десантом пехоты с налету ворвались в Кривой Рог, но, будучи контратакованы сильной танковой группировкой противника, закрепиться в городе не смогли. С 20 октября Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты были переименованы соответственно в 1, 2, 3-й и 4-й Украинские фронты.

23 октября перешли в наступление войска правого крыла 3-го Украинского фронта. Ликвидация запорожского плацдарма противника на левом берегу позволила войскам Юго-Западного (3-го Украинского) фронта сосредоточить все свои усилия на борьбе за расширение плацдарма на правом берегу Днепра, в районе Днепропетровска. На плацдарме помимо 46-й армии была развернута 8-я гвардейская армия, перегруппированная из района Запорожья.

Наступление войск 3-го Украинского фронта на правобережье развивалось успешно. Уже 25 октября войска фронта при содействии левого крыла 2-го Украинского фронта овладели Днепропетровском и Днепродзержинском — важнейшими промышленными районами и крупными узлами обороны врага в излучине Днепра. С 25 по 28 октября войска фронта продвинулись на глубину до 50 км и вышли на рубеж Щорск, Лозоватка, Звонецкое.

Немецкое командование принимало все меры для сдерживания дальнейшего продвижения советских войск на криворожском направлении. С потерей Кривого Рога, а также района Никополя противник лишался важных экономических районов — богатейших запасов железной и марганцевой руды. Также имелись соображения оперативного характера. Манштейн позднее писал: «Дальнейшее продвижение противника должно было привести к тому, что 1-я танковая армия будет отрезана в восточной части Днепровской дуги. Эта последняя опасность для командования группы армий была наиболее угрожающей».

Обеспокоенный серьезными успехами советских войск, противник начал спешно перебрасывать к Кривому Рогу войска, прибывавшие на Украину из Западной Европы, а также часть сил и с соседних участков фронта. ОКХ выделило для группы армий «Юг» две пополненные танковые дивизии, а также были обещаны еще три другие танковые дивизии. С фронта в районе Канева и Запорожья были сняты еще несколько соединений. С 24 по 28 октября разгорелись ожесточенные бои в районе Кривого Рога и восточнее Кировограда.

Выдвинувшиеся в район Кривого Рога войска 37-й и 5-й гвардейской танковой армий оказались под воздействием фланговых ударов противника и вынуждены были отступить на р. Ингулец и перейти к обороне. Попытки вражеского командования в период с 28 октября по 2 ноября развить контрудар успеха не имели.

Успешные действия войск под командованием Конева И.С. были поставлены в пример Ватутину Н.Ф. и Жукову Г.К. в директиве Ставки ВГК № 30232 об уточнении плана операции по овладению Киевом:
«1. Ставка Верховного Главнокомандования указывает, что неудача наступления на Букринском плацдарме произошла потому, что не были своевременно учтены условия местности, затрудняющие здесь наступательные действия войск, особенно танковой армии. Ссылка на недостаток боеприпасов неосновательна, так как Степин (условная фамилия Конева И.С.), имея не больше боеприпасов, чем Николаев (условная фамилия Ватутина Н.Ф.), но правильно используя свои войска и действуя на несколько более благоприятной местности, успешно выполняет свою задачу».

Директива предписывала провести перегруппировку войск 1-го Украинского фронта: «3-ю гвардейскую танковую армию Рыбалко перевести на участок фронта севернее Киева, используя ее здесь совместно с 1-м гвардейским кавкорпусом». По новому плану главный удар Воронежский фронт теперь наносил с лютежского плацдарма. 38-я армия должна была нанести удар с лютежского плацдарма в южном направлении в обход Киева с запада. 3-я гвардейская танковая армия с 1-м гвардейским кавкорпусом должна была войти в прорыв в полосе 38-й армии и развивать наступление в юго-западном направлении с задачей выйти в район Фастов, Белая Церковь, Гребенки.

Переданная из состава Центрального фронта 60-я армия наносила удар в направлении Ровы, Дымер и далее на юг, между реками Здвиж и Ирпень, обеспечивая действия 38-й армии в районе Киева. 40-я и 27-я армии наносили сковывающий удар с букринского плацдарма. Начало наступления было намечено на 1-2 ноября.

Армия Рыбалко после перегруппировки на лютежский плацдарм получила пополнение боевой техникой и на 3 ноября 1943 г. насчитывала в строю 256 танков различных типов, 63 САУ и 122 бронемашины. 5-й гвардейский танковый корпус 38-й армии — 111 танков. Всего в составе войск Воронежского фронта к началу новой операции насчитывалось 675 танков.

Первыми 1 ноября 1943 г. в наступление перешли наносившие сковывающий удар 40-я и 27-я армии. 3 ноября началось наступление ударной группировки фронта севернее Киева. В первый же день наступления оборона противника перед лютежским плацдармом была прорвана. 4 ноября была введена в прорыв 3-я гвардейская танковая армия. Оборонявшийся в районе Киева 7-й армейский корпус немецкой 4-й танковой армии оказался под угрозой окружения в городе и начал отходить на юг и юго-запад. Утром 6 ноября войска 38-й армии освободили Киев.

Передовые части 3-й гвардейской танковой армии 7 ноября овладели крупным железнодорожным узлом и городом Фастов. Немцы потеряли важный для выгрузки подходящих сил и снабжения 8-й армии узел коммуникаций. Вскоре наступающим советским войскам удалось овладеть Житомиром — важным железнодорожным узлом, через который осуществлялось снабжение 4-й танковой армии. В результате наступления войска 1-го Украинского фронта расширили киевский плацдарм до 230 км по фронту и 145 км в глубину.

Однако в связи с продвижением вперед оперативная плотность наступавших войск уменьшилась. В своей директиве № 30245 от 12 ноября Ставка ВГК указала Ватутину Н.Ф. на то, что «быстрое продвижение правого крыла и центра 1-го Украинского фронта на запад и в то же время упорство противника и его контратаки на фронте Фастов, Триполье и сосредоточение здесь основной танковой группировки немцев говорят о том, что противник, давая возможность продвигаться нам на запад, собирает силы для удара под корень».

Действительно, немецким командованием был задуман контрудар, который, по свидетельству Манштейна, «должны были нанести 3 прибывающие к нам свежие танковые дивизии (25, 1 и «Лейбштандарт») под общим руководством штаба 48 тк в направлении на продвигавшиеся от Киева на юго-запад танковые соединения противника». Немецким командованием была сделана ставка на технику. Только в трех прибывших дивизиях и отдельном тяжелом танковом батальоне насчитывалось 170 новейших танков «Пантера» и 70 «Тигров».

1-му Украинскому фронту директивой Ставки ВГК № 30245 было приказано своим центром временно приостановить продвижение на запад, усилить 38-ю армию, действовавшую на фронте Житомир, Триполье, не допустить прорыва противника к Киеву с юга, разбить его группировку в районе Белая Церковь, после чего возобновить наступление.
Получив прибывшие резервы, немецкий 48-й танковый корпус 15 ноября перешел в контрнаступление в направлении шоссе Киев-Житомир. Наносилось два удара: один, из района западнее Фастова, на Брусилов и второй — из района южнее Житомира, на Радомышль. Всего в контрнаступлении участвовали сразу шесть немецких танковых дивизий.

Ожесточенные бои в этих районах продолжались до 25 ноября. Войска в центре и на левом крыле фронта оставили Житомир и с боями отошли на рубеж Черняхов, Радомышль, Вел. Голяки. 25 ноября войска 1-го Украинского фронта нанесли фланговый удар в районе Брусилова с целью разгромить наступавшую группировку врага. В результате 48-й корпус был вынужден прекратить наступление и перейти к обороне.

В период ожесточенных боев в районах Житомира, Фастова и Брусилова войска правого крыла фронта — 13-я и 60-я армии — продолжали развивать наступление и 17 ноября овладели важным железнодорожным узлом — Коростень, а 18 ноября освободили Овруч. Однако противник не мог смириться с потерей важного узла коммуникаций и коротким контрударом вновь вернул контроль над этими городами. С целью обезопасить Коростень германское командование предприняло еще ряд контрударов. 48-й танковый корпус был перегруппирован в район к югу от Коростеня.

В период с 6 по 14 декабря он силами пяти танковых дивизий проводил наступление из района Черняхова на Малин, а затем в период с 19 по 22 декабря пытался прорваться к Малину из района Коростеня. Вражеское контрнаступление удалось остановить вводом в бой одного корпуса прибывшей из резерва Ставки ВГК 1-й гвардейской армии и контрударами 38-й армии.

Тем временем в районе Киева было завершено сосредоточение крупных стратегических резервов Красной Армии. Кроме ранее прибывшей 1-й гвардейской армии здесь сосредоточивались 1-я танковая и 18-я армии. Войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление 24 декабря 1943 г. Они успешно прорвали вражескую оборону на житомирском направлении и в результате восьмидневных напряженных боев к 1 января 1944 г. полностью вернули территорию, захваченную противником в период контрнаступления. Наступление продолжалось до 15 января 1944 г. Были освобождены города Новоград-Волынский, Житомир, Бердичев и Белая Церковь.

В начале ноября 1943 г. войска 2-го Украинского фронта продолжали отражать контрудары противника северо-западнее Кривого Рога. В результате непрерывных боев они понесли большие потери в личном составе и боевой технике. В 5-й гвардейской танковой армии имелось в строю всего лишь 50 танков; в 7-м механизированном корпусе — 10 танков; в 20-м танковом корпусе и в 1-м гвардейском механизированном корпусах — 37 танков.

Ставка Верховного Главнокомандования в своей директиве № 30238 от 5 ноября 1943 г. на имя командующих 2-м, 3-м и 4-м Украинскими фронтами указала, что в сложившейся обстановке необходимо считать «первоочередной и важнейшей задачей разгром криворожско-никопольской группировки противника». Командующему 2-м Украинским фронтом в этой директиве было приказано, «прочно закрепившись на ныне занимаемом рубеже, нанести удар силами 37,57-й и 5-й гвардейской танковой армий в общем направлении Лозоватка, Широкое, овладеть Кривой Рог, выйти на рубеж Петрово, Гуровка, (иск.) Широкое». Переход войск в наступление назначался на 12-14 ноября.

С 5 по 13 ноября войска 2-го Украинского фронта закреплялись на занимаемых рубежах и одновременно вели подготовку к наступлению. С утра 14 ноября войска левого крыла фронта перешли в наступление на кировоградском и криворожском направлениях. В течение первого дня боя каких-либо существенных успехов достичь не удалось. С целью прорыва обороны противника Конев И.С. решил ввести в сражение 5-ю гвардейскую танковую армию. Однако в силу того, что в ее составе было крайне ограниченное количество танков (50 единиц), она не могла решить поставленной задачи. В дальнейшем наступление несколько раз возобновлялось, но удавалось добиться лишь ограниченных результатов.

Конев И.С. вспоминал: «23 ноября я доложил по ВЧ Верховному Главнокомандующему о сражениях за Днепром, о завоеванном большом стратегическом плацдарме, о том, что войска дерутся хорошо, имеют высокий боевой дух. Но, непрерывно находясь в боях около четырех месяцев, бойцы физически устали, войскам требовался отдых и пополнение. Я просил разрешения временно перейти к обороне на занимаемом рубеже. Сталин И.В. высказал полное удовлетворение действиями войск фронта и согласился с моим предложением».

В ходе трехмесячных боев войска 2-го и 3-го Украинских фронтов на кировоградском и криворожском направлениях добились значительных успехов. Они образовали огромный плацдарм стратегического значения на правом берегу Днепра по фронту свыше 400 км и в глубину более 100 км. Несмотря на ввод в бой резервов, надежды германского командования удержаться на линии «Восточного вала» по Днепру рухнули. Однако войска двух фронтов не выполнили поставленных перед ними задач по овладению Кировоградом и Кривым Рогом, что в свою очередь дало возможность врагу удержать в своих руках район Никополя.

По материалам книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», с. 482-493.