1 июля

Перед началом Курской битвы, 1 июля 1943 года, Гитлер вызвал в свою ставку командующих армиями, командиров корпусов, войска которых должны были принять участие в операции «Цитадель».

2 июля

Ставка ВГК предупредила командующих войсками Воронежского и Центрального фронтов о возможном переходе противника под Курском в наступление в период между 3 и 6 июля и потребовала от них привести войска фронтов в полную боевую готовность. Точного часа начала немецкого наступления — операции «Цитадель» нашему командованию известно не было. Ставка Верховного Главнокомандования приказала:

  1. Усилить разведку и наблюдение за противником с целью своевременного вскрытия его намерений.
  2. Войскам и авиации быть в готовности к отражению возможного удара противника.
  3. Об отданных распоряжениях донести.

Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о награждении орденами СССР офицерского состава воинской части Франции «Нормандия», действующей на территории СССР.

Гитлер и его генералы обсуждают план операции "Цитадель"

Гитлер и его генералы обсуждают план операции «Цитадель»

3 июля

Партизанская бригада имени Рокоссовского (командир Романов) завершила 10-дневный 200-км переход из Витебской области в Поставский район, Вилейской области, где развернула боевые действия против оккупантов.

По первоначальному плану немцы хотели начать наступление 15 мая, но их заводы не успели выпустить нужное количество «тигров» и «пантер», затем наступление перенесли на конец июня. Но вновь задержка – танкисты не прошли обучение на новой технике. Кроме этого, пантеры – не доработаны. Гитлер тянет с началом операции… Наконец, начало операции «Цитадель» назначено на 5 июля.

А. Гитлер, весна 1943 г.

А. Гитлер, весна 1943 г.

4 июля

Гитлер всячески пытался перед сражением вселить бодрость духа и уверенность в свои войска. «С сегодняшнего дня вы становитесь участниками крупных наступательных боев, исход которых может решить войну, — говорилось в его обращении к войскам. — Ваша победа больше, чем когда-либо, убедит весь мир, что всякое сопротивление немецкой армии, в конце концов, все-таки напрасно».

Он расхваливал немецкую пехоту, артиллерию, и особенно авиацию и танковые части, призывал нанести решающий удар Красной Армии, от которого она не сможет оправиться. «Мощный удар, который будет нанесен советским армиям, — говорилось в обращении, — должен потрясти их до основания… И вы должны знать, что от успеха этого сражения зависит всё…»

В 16 часов после 10-минутного артиллерийского налёта немцы своими передовыми отрядами при поддержке танков, авиации и артиллерии начали наступление из района Стрелецкий-Томаровка-Зыбино-Трефиловка на север. Противнику удалось к вечеру 4 июля оттеснить подразделения боевого охранения частей 6-й гвардейской армии И.М. Чистякова по всему фронту западнее Драгунского и занять более выгодное исходное положение для атаки главной полосы обороны Воронежского фронта.

Командующий Центральным фронтом генерал Рокоссовский К.К.

Командующий Центральным фронтом генерал Рокоссовский К.К.

В ночь на 5 июля лейтенант Иван Мелешников со своей разведгруппой взял на Курской дуге «языка» — сапера 6-й немецкой пехотной дивизии, который на допросе и сообщил точный час начала операции. Через считанные минуты об этом было доложено командующему Центральным фронтом генералу армии К.К. Рокоссовскому, а через полчаса об этом знали и в Москве. Поскольку сведения сапера подтвердили и уточнили полученные ранее данные, было принято экстренное решение провести мощную артподготовку — ударить по изготовившимся для наступления войскам противника. Именно этот артиллерийский удар сыграл огромную роль в отражении первого натиска врага и в итоге повлиял на исход Курской битвы.

5 июля

В 2 часа 20 минут началась Курская битва (закончилась 23.8.1943 г.). За 10 минут до начала артиллерийской подготовки противника артиллерия 13-й советской армии, против которой ожидался главный удар немцев, осуществила контрподготовку по всей своей полосе обороны. Огонь из 600 орудий и минометов продолжался 30 минут; из 100 немецких батарей более половины было подавлено. В 4 часа 30 минут немцы, оправившись от неожиданного удара и перегруппировавшись, открыли артогонь, одновременно бросив на позиции 13-й армии 300 бомбардировщиков. Уже тысяча орудий и минометов Центрального фронта провели повторную 30-минутную артподготовку.

Немецкие танковые части перед наступлением на Курской дуге

Немецкие танковые части перед наступлением на Курской дуге

В 5.00 немцы начали артиллерийскую и авиационную подготовку. В 5 часов 30 минут ударные группировки противника из районов южнее Орла и в 6.00 из района Белгорода двумя сходящимися ударами двинулись по направлению к Курску. Главный удар силами 4-й танковой армии Гота был нанесён на обоянском направлении, в полосе 6-й гвардейской армии И.М. Чистякова. Первые атаки противника были отбиты. Этому способствовали минные поля перед передним краем и в глубине обороны. В 6.00 после получасовой артиллерийской подготовки армейская группа «Кемпф» нанесла удар на корочанском направлении по 7-й гвардейской армии М.С. Шумилова. Переправившись через Северский Донец, противник захватил плацдарм шириной 10-12 км и глубиной 3-6 км.

Курский выступ

Курский выступ

Общий замысел немецко-фашистского командования сводился к следующему: двумя одновременными встречными ударами на Курск — из района Орла на юг и из района Харькова на север — окружить и уничтожить на Курском выступе советские войска. В дальнейшем, судя по директиве Гитлера, противник намеревался расширить фронт наступления к югу и разгромить советские войска в районе Донбасса. План последующих действий ставился в зависимость от результатов сражения на Курской дуге.

Началась оборонительная операция войск Центрального фронта на орловско-курском направлении против войск 9-й немецкой армии (закончилась 10.7.1943 г.).

Началась оборонительная операция войск Воронежского и Степного фронтов на белгородско-курском направлении против войск 4-й немецкой танковой армии и армейской группы «Кемпф» (закончилась 23.7.1943 г.)

Во второй половине дня, несмотря на упорное сопротивление советских частей, противник овладел опорными пунктами Коровино и Черкасское. В 17.00 была захвачена Выковка, а в 18.30 2-й танковый корпус СС вышел на рубеж Козьма-Демьяновка в 10 км от переднего края. Соединения немецкого 48-го танкового корпуса прошли за день до 6 км, а 2-го танкового корпуса СС — 10-12 км, завершив прорыв главной полосы обороны на всю глубину. Дальнейшие попытки развивать наступление на север в этот день были отбиты.

Соединения 2-й и 17-й воздушных армий рано утром силами 132 штурмовиков и 285 истребителей нанесли удары по аэродромам в районах: Микояновка, Сокольники, Померки, Рогань, Основа, Барвенково, Краматорская, уничтожив и повредив до 60 немецких самолетов. Летчики-истребители 16-й воздушной армии в 76 групповых воздушных боях сбили 106 вражеских самолетов, а летчики 2-й воздушной армии — 173 самолета.

Летчик 54-го гвардейского истребительного авиаполка лейтенант Поляков в воздушном бою в районе Смородное, Поныри огнем пушек сбил вражеский самолет. В ходе боя советский летчик был ранен, а его самолет подожжен. Лейтенант Поляков горящим самолетом таранил вражеский бомбардировщик, а сам спустился на парашюте.

6 июля

Войска Центрального фронта нанесли контрудар по войскам противника, вклинившимся в нашу оборону в районе Ольховатка. Этот контрудар, поддержанный бомбардировочной авиацией, парализовал наступление противника.

На орловско-курском и белгородском направлениях продолжались упорные бои с наступающими немецко-фашистскими войсками. Бои 6 июля ознаменовались наступлением обеих сторон, а потому носили особенно ожесточённый характер. Произошёл ряд встречных танковых боёв. В районе Обояни командующий 4-й танковой армией противника генерал-лейтенант Гот выставил на кон все: против каждой нашей роты и 10 танков действовало 30-40 немецких — в случае успеха он бы прорвался к Курску. Член военного совета 1-й советской танковой армии генерал-майор Н.К. Попель вспоминал: «Пожалуй, ни я, ни кто другой из наших командиров не видали за раз такого количества вражеских танков».

На правом фланге 6-й гвардейской армии И.М. Чистякова противник с 10 часов утра непрерывно атаковал позиции 6-го танкового корпуса А.Л. Гетмана, оборонявшегося совместно с 90-й гвардейской стрелковой дивизией корпуса. Немецкие танки пытались с ходу форсировать небольшую речушку Пена. В 16 часов, потеряв 74 машины, противник повернул на северо-восток по дороге Бутово-Дубрава. Но и в этом районе части 71-й гвардейской стрелковой дивизии вместе с воинами 10-й механизированной бригады задержали наступление противника. Прорвать на этом направлении линию обороны ему так и не удалось.

Во второй половине дня противнику удалось овладеть Яковлево, важным опорным пунктом второй линии обороны армии. Советское командование попыталось закрыть образовавшуюся брешь в обороне контратаками танковых частей, но успеха не добилось. Противник нанес контратакующим частям большие потери.

На корочанском направлении армейская группа «Кемпф» завершила прорыв главной полосы обороны 7-й гвардейской армии М.С. Шумилова и на трехкилометровом участке вышла ко второй полосе обороны.

Летчики 16-й воздушной армии эффективно поддерживали войска Центрального фронта. По наступающей группировке врага был совершен массированный удар силами 143 бомбардировщиков и штурмовиков, которые успешно применяли противотанковые осколочные и фугасные бомбы. Впервые примененные противотанковые бомбы с большим эффектом прожигали броню танков. Было сожжено более 10 танков и уничтожено много живой силы врага. В этот день было осуществлено еще два массированных удара с воздуха. Только летчики-истребители 16-й воздушной армии провели 92 воздушных боя, в которых уничтожили 113 самолетов врага, а 2-й воздушной армии — 114 немецких самолетов.

В боях с карательным отрядом фашистов погиб командир партизанского соединения черниговских партизан Н.Н. Попудренко — третий секретарь Черниговского обкома КП(б)У. После гибели Н.Н. Попудренко его имя было присвоено соединению, которым командовал герой.

Старший лейтенант А.К. Горовец

Старший лейтенант А.К. Горовец

Бессмертный подвиг совершил заместитель командира истребительной авиаэскадрильи 2-й воздушной армии Воронежского фронта гвардии старший лейтенант А.К. Горовец. Прикрывая наземные войска под Белгородом, Горовец неожиданно заметил большую группу фашистских бомбардировщиков. Советский истребитель пошел в атаку один против двадцати. В неравном бою советский летчик сбил девять вражеских самолетов и погиб смертью героя. (Президиум Верховного Совета СССР Указом от 28 сентября 1943 г. присвоил А. К. Горовцу звание Героя Советского Союза)

7 июля

На орловско-курском и белгородском направлениях продолжались упорные бои с наступающими немецко-фашистскими войсками. На третий день Курской битвы противник нанес основной удар в направлении Понырей — стратегически важного железнодорожного узла. Его обороняла 307-я стрелковая дивизия под прикрытием артдивизии прорыва, артиллерийская и минометная бригады, бригада «катюш». Никогда еще в ходе Великой Отечественной ни одна стрелковая дивизия не прикрывалась таким мощным артиллерийским щитом.

При поддержке артиллерии и миномётов полки 307-й дивизии отбили пять атак противника. Двум батальонам немецкой пехоты, поддержанным 50 танками, удалось ворваться на северо-западную окраину Понырей. Но в результате контратаки советских частей они были уничтожены и положение на этом участке восстановлено. Во второй половине дня над полем боя появилась фашистская авиация, которая начала интенсивно бомбить советские войска. Под её прикрытием противник снова пошёл в атаку. Ценой больших потерь ему удалось в некоторых местах немного продвинуться вперед, а два его батальона при поддержке 50 танков даже ворвались на северную окраину Понырей. Контратакой наших войск оба вражеских батальона были разгромлены и положение восстановлено.

Вечером немцы бросили на Поныри ещё два полка пехоты и 60 «тигров». Немецкий офицер писал: «Здесь разгорелась одна из самых жестоких битв за время восточного похода». Несколько раз немцы за этот день бросали на Поныри пехоту, танки, бомбардировщики, но взять станцию так и не смогли.

Ожесточенные бои продолжали вести части 17-го гвардейского стрелкового корпуса, которые прикрывали направление на Ольховатку. Иногда врагу удавалось вклиниться в боевые порядки советских войск, но энергичными контратаками его отбрасывали в исходное положение. К.К. Рокоссовский писал: «К исходу третьего дня сражения почти все фронтовые резервы были втянуты в бой, а противник продолжал вводить все новые и новые силы на направлении своего главного удара. Можно было ожидать, что он попытается бросить в бой всё, что у него имеется, пойдет даже на ослабление своих частей на второстепенных участках фронта. Чем удержать его? И я решился на большой риск: послал на главное направление свой последний резерв — 9-й танковый корпус генерала С.И. Богданова, который располагался в районе Курска, прикрывая город с юга. Это было полностью укомплектованное соединение, наша надежда и гордость».

На Воронежском фронте противник силами 4-й танковой армии продолжил атаки вдоль шоссе Белгород-Обоянь. На направление Обояни враг бросил до 400 танков и в сторону Грезное (юго-западнее Прохоровки) — до 100 танков. Главный удар противник нанёс на Обоянь по позициям 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов. Сосредоточив на 10-километровом участке 48-й танковый корпус и танковую дивизию СС «Адольф Гитлер», немецкое командование рассчитывало, что ему удастся мощным танковым тараном пробить нашу оборону.

Весь день противник не прекращал атак. Над советскими позициями непрерывно висели большие группы «хейнкелей» и «юнкерсов». Вечером 7 июля из докладов командиров корпусов стало ясно, что продвижение врага повсеместно удалось приостановить. Прорвать нашу оборону противнику так и не удалось. Он лишь потеснил 3-й механизированный корпус на 5-6 километров.

7 июля группа «Кемпф» силами до 300 танков нанесла удар из района Беловской по-прежнему на Корочу против правого фланга 7-й гвардейской армии М.С. Шумилова. Группа «Кемпф» в этот день продвинулась на 5 километров, но прорвать вторую полосу обороны на всем фронте наступления врагу не удалось.

По наступавшим войскам противника в районе Курской дуги успешно действовала советская авиация. Бомбардировщики 2-й и 17-й воздушных армий, а также самолеты авиации дальнего действия нанесли несколько мощных ударов по танкам и пехоте врага. В завязавшихся воздушных боях уничтожено более 200 самолетов. В полосе Центрального фронта советская авиация активными и массированными действиями завоевала господство в воздухе.

Командир эскадрильи 517-го истребительного авиаполка старший лейтенант М.И. Важунов в воздушном бою в районе Малоархангельска огнем пушек уничтожил вражеский истребитель, а когда в бою отказало оружие, он таранил второй самолет врага. Старший лейтенант Важунов в момент тарана погиб.

О Курской битве

Советское командование уже с зимы знало, что в районе Курского выступа противника, позже получившего название Курской дуги, будет крупное наступление немцев. За короткий срок на огромном фронте советские войска и мобилизованные гражданские лица (в июне на строительстве оборонительных рубежей работало — в основном при помощи лопат и кирок — 300 тысяч колхозников, служащих, домохозяек только из Курской области) создали 6 непрерывных полос обороны протяженностью в сотни километров каждая и общей глубиной 250-300 километров.

Гражданское население строит оборонительные рубежи на Курском выступе

Гражданское население строит оборонительные рубежи на Курском выступе

Каждый километр был насыщен окопами, траншеями, ходами сообщений, укрытиями, огневыми позициями. Средняя плотность минирования была доведена до 7 тысяч противотанковых и противопехотных мин на километр, на каждом километре стояло в среднем 41 орудие, Не считая полевой и зенитной артиллерии и врытых в землю танков. Причем все это делалось скрытно, тщательно замаскировывалось.

Командующий Воронежским фронтом генерал Ватутин Н.Ф.

Командующий Воронежским фронтом генерал Ватутин Н.Ф.

Курская битва по своим масштабам, привлекаемым силам и средствам, напряженности, результатам и военно-политическим последствиям является одним из ключевых сражений Второй мировой и Великой Отечественной войн. В советской и российской историографии принято разделять сражение на 3 части: Курскую оборонительную (5 — 12 июля); Орловскую (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3 — 23 августа) наступательные операции. Немецкая сторона наступательную часть сражения называла операцией «Цитадель». Курская битва продолжалась 50 дней.

 Г. фон Клюге - командующий группой армий "Центр"

Г. фон Клюге — командующий группой армий «Центр»

К началу Курской битвы немецкое командование имело на Восточном фронте 5,325 млн. человек — половину своей армии в 10,3 миллиона, 54 330 орудий и минометов, 5850 танков и штурмовых орудий, 3 тысячи самолетов. Им противостояло 6,6 миллиона советских солдат и офицеров, 98 790 орудий и минометов, 2172 «катюши», 9580 танков и самоходных артиллерийских установок, 8293 самолета. К этому времени США поставили по ленд-лизу в СССР, кроме всего прочего, 3 тысячи самолетов, 2400 танков, 80 тысяч грузовиков.

Немцы сосредоточили в районе Курского выступа 900 тысяч солдат, 10 тысяч орудий, 2050 самолетов и до 2700 танков и самоходных орудий. Численность советских войск Центрального и Воронежского фронтов, противостоящих на этом участке немцам, составляла 1 млн. 336 тыс. человек, более 19 тысяч орудий и минометов, 3444 танка и 2172 самолета. На всех этапах битвы (оборонительном и наступательном) с обеих сторон участвовало до 4 миллионов человек (для сравнения: в Сталинградской битве — до 2 миллионов человек).

Э. фон Манштейн - командующий группой армий "Юг"

Э. фон Манштейн — командующий группой армий «Юг»

На северном фасе Курской дуги Центральному фронту под командованием генерала армии К.К. Рокоссовского противостояли войска группы армий Центр под командованием Г. фон Клюге. На южном фасе Курской дуги войска Воронежского фронта под командованием генерал-лейтенанта Н.Ф. Ватутина – группа армий «Юг» под командованием  Э. фон Манштейна. В резерве находились войска Степного фронта под командованием генерал-полковника Конева И.С.

Герои Курской битвы

В боях на Курской дуге совершили подвиги, отличились стойкостью и мужеством тысячи советских солдат и офицеров. Пишу только о некоторых из них…

Отличился на Курской дуге сержант, наводчик орудия 496-го истребительного противотанкового артиллерийского полка Михаил Архипович Николаев. Его батарея стояла на прямой наводке у села Черкасское (Яковлевский район Белгородской области). Когда к позициям батареи прорвалось 15 танков противника, наводчик Николаев подбил лично 5 танков, чем внёс перелом в ход боя. 17 августа в районе села Качаловка (Краснокутский район Харьковской области) на батарею вышли 24 вражеских танка. В ожесточенном бою были выведены из строя три орудия из четырех. У последнего орудия остался в живых один наводчик Николаев. Он продолжал вести огонь, уничтожил 3 танка врага. Когда и это орудие было разбито, он продолжал вести огонь по танкам из противотанкового ружья. На поле боя горело 8 вражеских машин… Герой погиб под гусеницами танка, не сделав ни шагу назад.

Близ железнодорожной станции Поныри (Поныровский район Курской области) действовал расчет 45-мм пушки 212-го гвардейского полка. Наводчиком орудия был гвардии младший сержант Дмитрий Федорович Чеботарев. Артиллеристы показали мастерское владение орудием, подавив четыре огневые точки противника и уничтожив до ста гитлеровцев. Затем младший сержант проявил себя снайпером наводки в дуэли с танками. Зная возможности своего орудия, пусть даже и маломощного, он подпускал танки врага почти вплотную к позициям и бил без промаха. По «тигру» целился в гусеницы. Всего в том скоротечном бою расчет уничтожил 7 танков и штурмовое орудие. Последний поединок гвардеец вел в одиночку, расчет к тому моменту полностью погиб. Сам Чеботраёв, будучи раненным, успел навести пушку точно и подбил восьмой танк. Погиб от взрыва снаряда.

1-й танковый батальон получил задачу выбить противника с высоты у села Смородино (Яковлевский район Белгородской области), с которой тот вёл интенсивный артиллерийский огонь. В ходе атаки танк гвардии лейтенанта Ивана Ефимовича Бутенко на большой скорости достиг немецкого боевого охранения, гусеницами раздавил три пулемётные точки, вывел из строя противотанковую пушку. В районе села танк натолкнулся на засаду из восьми немецких танков. Выстрелом из пушки Бутенко подбил один. Но и пушка Т-34 от попадания вражеского снаряда вышла из строя. Тогда лейтенант сильным ударом лобовой брони протаранил один, а затем и другой немецкий танк. Вражеские машины открыли огонь. Танк Бутенко запылал. Механик-водитель был убит, а радист тяжело ранен. Выскочив из горящего танка, Бутенко из вырванного у немецкого офицера пистолета пристрелил того и ещё нескольких солдат из протараненных танков, взял у убитого офицера документы и под сильным артиллерийским и миномётным огнём вынес тяжело раненного радиста с поля боя. Герой-танкист, отличившийся и в других боях, погиб 21 октября 1943 года.

Яценевич В.А.

Яценевич В.А.

Рядовой Виктор Антонович Яценевич, телефонист роты связи 156-го стрелкового полка, 5 июля 1943 года дежурил у телефона на наблюдательном пункте в районе деревни Семидворики Покровского района Орловской области, сообщая о действиях фашистов. В какой-то момент прорвавшиеся немцы обнаружили блиндаж наблюдателя… Когда решительной контратакой советские воины вновь захватили наблюдательный пункт, их глазам предстала страшная картина. К потолку на проволоке был подвешен четвертованный труп связиста. Все тело его было исколото и местами сильно обожжено. 12 июля командир полка, представляя рядового Яценевича к присвоению звания Героя Советского Союза, написал в наградном листе: «Товарищ Яценевич, несмотря на пытки, остался верным воинской присяге и выполнил свой долг перед Родиной».