Русская история хранит память о великих княгинях и царицах, ставших верной опорой своим венценосным супругам и сыновьям. Это были мудрые правительницы с широким государственным кругозором, политики, дипломаты, философы, покровительницы Церкви, искусства, литературы, зодчества.

Их никак нельзя назвать рабынями или прислужницами своих мужей, отлученными от общественной жизни, бесправными, темными и униженными существами. Многие из них — яркие индивидуальности и достаточно сильные и самостоятельные личности.

Своим вкладом в становление и развитие Русского государства они заслуживают не меньшего почтения к своим останкам, чем их мужья и сыновья. Так, может быть, пора вынести их гробницы из темного и мрачного подвала рядом с Архангельским собором и установить в подобающем заслугам этих женщин месте?

Евдокия Дмитриевна

Никогда не была рабой и прислужницей своего мужа Дмитрия Донского великая княгиня Евдокия Дмитриевна. Горячая любовь и преданность связывали ее с супругом, который назначил Евдокию опекуншей сыновей и главной распорядительницей всего великокняжеского имущества. Она же постаралась увековечить память мужа в литературных сочинениях, храмах, иконах и фресках.

Донская икона Божьей Матери

Донская икона Божьей Матери

Именно Евдокии Дмитриевны мы обязаны мощным суздальским влиянием на искусство и архитектуру ранней Москвы. Ведь писал же известный искусствовед И. Грабарь, что «ранняя Москва была еще вполне суздальской, даже более суздальской, чем сам Суздаль. Ранние московские памятники — это поздние суздальские. Это относится и к памятникам зодчества, и к живописи». Он отмечал такие отличительные черты суздальского искусства, как изящность, изысканность, стройность, аристократизм, тонкость и причудливость пропорций, декоративность, более свойственные женскому началу, нежели мужскому.

Да и в летописях сведений о строительной деятельности Дмитрия Донского нет. По его инициативе возводились лишь кремлевские стены. Знаменитый князь был скорее суровым и грубоватым воином, чем покровителем книжников и людей искусства. Не хватало времени и у великого князя Василия Дмитриевича, занятого собиранием русских земель и борьбой с ордынцами.

Митрополит Киприан долго конфликтовал с великим князем и вряд ли имел значительные средства для возведения храмов. Кроме того, едва ли этот серб, получивший образование в Византии, стал подражать именно суздальскому искусству. Для Евдокии же Дмитриевны, воспитанной в Суздале и Владимире, было естественным считать искусство и архитектуру этих городов самыми красивыми и достойными подражания.

Глядя на шедевры, созданные Феофаном Греком, Андреем Рублевым и другими мастерами, следует помнить, что их могло и не быть, если бы Евдокия Дмитриевна не заказала эти работы и не оплатила их выполнение. Только благодаря материальной поддержке княгини, а потом и ее сына Юрия Дмитриевича, талант иконописцев расцвел с наибольшей силой. В первую очередь это относится к Андрею Рублеву, творившему по их заказу.

Заботясь об украшении Архангельского собора, Евдокия Дмитриевна, несомненно, задумывалась о том, что у женщин великокняжеского рода нет своей усыпальницы, нет у них и достойной обители, где они могли бы принять перед смертью постриг. Поэтому в 1407 году у Фроловских ворот Кремля (ныне Спасских) по ее инициативе был основан Вознесенский женский монастырь. Одной из первых его послушниц стала сама великая княгиня.

Дождливым и холодным днем 7 июня 1407 года Евдокия Дмитриевна умерла. Все летописцы сообщили о кончине великой княгини и добавили, что она была славна умом, христианскими добродетелями и церковным строительством. Позднее Православная Церковь провозгласила княгиню святой и стала отмечать ее память 17 мая (30 мая по новому стилю). Похоронили великую княгиню в основанном ею Вознесенском монастыре, где она покоилась до 1929 года. После закрытия монастыря ее останки в каменной раке перенесли в подвальную пристройку к Архангельскому собору. Здесь они хранятся и поныне.

Софья Витовтовна

Женой старшего сына Дмитрия Донского Василия Дмитриевича (Василия I) стала дочь литовского князя Витовта Софья. Красавица Софья была совсем не похожа на московских девушек-затворниц: веселая, подчас дерзкая, умная и отважная. С одинаковой лихостью Софья отплясывала местные народные танцы и скакала на горячих конях. О последнем позаботился ее отец, полагавший, что литовская девушка ни в чем не должна уступать воину-мужчине.

Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе сына срывает пояс с Василия Косого, худ. Чистяков Н.П.

Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе сына срывает пояс с Василия Косого, худ. Чистяков Н.П.

Следует признать, для своего времени великая княгиня Софья Витовтовна была выдающимся государственным деятелем и очень незаурядной женщиной. Глубокий ум позволял ей находить в самых сложных ситуациях верные решения, тонкое политическое чутье редко подводило ее, мужественное сердце никогда не трепетало от опасностей, жизненные невзгоды лишь закаляли и воодушевляли на новую битву с многочисленными врагами. Она всегда была верной помощницей и советчицей сначала мужа Василия Дмитриевича, потом сына Василия Васильевича. В укреплении и возвышении Московского княжества под их руководством была и ее немалая заслуга.

В самой гуще общественной и политической жизни всегда была Софья Витовтовна. Не раз ездила она в Смоленск улаживать взаимоотношения между мужем, Василием I, и отцом, двумя великими князьями и государями. Именно она стала важнейшей опорой малолетнего Василия II и помогла ему одержать верх в кровавой борьбе с родственниками за московский престол. Более того, в конце жизни она взяла на себя чисто мужские функции — возглавила оборону столицы от татарских полчищ. Жизнь Софьи Витовтовны полностью разрушает традиционное представление о том, что война, политика и установление внешних связей — сугубо мужские занятия.

Мужественная женщина перенесла смерть всех своих сыновей. Младший сын Василий родился, когда его матери было уже за сорок. Софья Витовтовна сделала все возможное и невозможное, чтобы власть и владения московских князей достались ее ненаглядному Василию II. Победив врагов-родственников, он ликвидировал их уделы и получил существенно большую территорию, чем была у Дмитрия Донского. Кроме того, он стал единоличным собственником земель столицы и ни с кем уже не делил главный город Руси.

Все враги ее сына побеждены, а многие даже успели истлеть в могилах. Осознание выполненного долга и завершенности мирских дел навели великую княгиню на мысль постричься в монахини. Вскоре ее домом стал кремлевский Вознесенский монастырь, а новым именем — Синклитикия, что в переводе с греческого означает светоносная. Возможно, это редкое имя новая монахиня выбрала не случайно. Ей хотелось быть светом для слепого, погруженного во мрак сына – Василия Темного, ослеплённого своими врагами.

Однако жизнь некогда неутомимой и энергичной великой княгини подошла к концу. На восемнадцать лет пережив своего мужа Василия I, она скончалась 15 июня 1453 года. Самые горькие слезы над гробом матери лил слепой Василий Васильевич. Ведь он вырос и возмужал под ее надежной опекой, опытным руководством; из слабого и безвольного юноши превратился в умелого воина и достаточно мудрого государя. Ей он был обязан победой над многочисленными врагами, сохранением отчины и великокняжеского престола. Только на девять лет пережил мать Василий II. Долгие годы борьбы и увечье полностью подорвали его здоровье.

Судя по завещанию, не было у Софьи Витовтовны ни браслетов, ни колец, ни дорогих головных уборов, ни шуб, ни ларцов с драгоценностями, ни золотой и серебряной посуды. Только иконы и ящички с мощами. Все принадлежавшие ей немногочисленные села она оставила церквям, но наказала сыну собрать на полях урожай, продать его, а вырученные деньги отдать в монастыри на помин ее души.

Софья Палеолог

После скоропостижной смерти жены Марии Борисовны, в 28 лет великий князь Иван Васильевич (Иван III) стал вдовцом, имея на руках девятилетнего сына Ивана, прозванного Молодым для отличия от отца. В 1472 г. Иван III вступил в брак с Зоей-Софьей Палеолог дочерью правителя Морей (западная часть Пелопоннеса) Фомы, родного брата византийского императора Константина XI.

Венчание Ивана III и Софьи Палеолог

Венчание Ивана III и Софьи Палеолог

Без всяких оговорок следует признать, что Софья Фоминична Палеолог была выдающейся женщиной с подлинно государственным умом и талантами опытного политика. Европейски образованная, с широким кругозором и глубокими познаниями в разных науках, она помогла великому князю Ивану Васильевичу превратиться из улусника Золотой Орды в самодержца и государя всея Руси. Не без ее активного участия окрепли и расширились международные контакты Русского государства, особенно со странами Западной Европы.

Софья Палеолог, способствовала приобщению русских людей к итальянской и византийской культуре. При ее непосредственном участии Москва превратилась в европейский средневековый город с мощной крепостью и храмами-дворцами. Она имела собственную приемную палату, где встречала иностранных послов и всевозможных гостей. Влияние Софьи на Ивана III оказалось столь большим, что ради ее старшего сына Василия он нарушил законы престолонаследия и именно его назвал своим преемником.

После смерти Ивана Молодого Иван Васильевич долго не мог решить, кого объявить своим наследником: старшего сына Василия или Дмитрия Внука. Дмитрий был провозглашён соправителем деда. Однако со второй половины 1500 года тот уже не допускается к каким-либо государственным делам. Возможно, отстранение от власти вызвало возмущение тщеславного юноши. Он стал грубить деду, которого считал лишь своим соправителем, и тем самым окончательно подписал себе приговор. Летописцы зафиксировали: «11 апреля 1502 года великий князь Иван наложил опалу на внука своего, великого князя Дмитрия, и на его мать, Елену. С этого времени он не велел называть его великим князем».

Все закончилось тем, что Дмитрий Внук и его мать оказались в тюрьме, а через три дня наследником государя всея Руси был официально объявлен Василий. Борьба у московского трона завершилась победой Софьи Фоминичны и ее старшего сына. Однако до своего полного триумфа, до того дня, когда ее сын Василий станет государем всея Руси, Софья Фоминична не дожила. 7 апреля 1503 года она умерла.

В смертельной схватке за престол для старшего сына Василия (Василия III) она одержала верх, хотя способы ее борьбы вряд ли можно признать честными и открытыми. В Москве ей пришлось вспомнить обо всех интригах и уловках императорского двора угасшей Византии. Что может ее оправдать? Только то, что политика — дело грязное, и то, что Софья была многодетной матерью, защищавшей жизнь и интересы своих детей.

По инициативе Софьи Палеолог Московский Кремль стал напоминать мини-Италию. В нем творили итальянские зодчие, строители, ювелиры, пушкари, мастера монетного дела, лекари и даже музыканты. На месте старых и обветшалых сооружений эпохи Ивана Калиты и Дмитрия Донского возник грандиозный Кремль, превосходивший все аналогичные постройки Западной Европы. Современников восхищали Успенский и Архангельский соборы, великолепная Грановитая палата, уникальная колокольня, подвесной мост через глубокий ров на Красной площади, замысловатые помещения нового великокняжеского дворца.

Елена Глинская

5 сентября 1505 г. Василий III женился на Соломонии Сабуровой, принадлежавшей к знатному старомосковскому боярскому роду. Но их брак оказался бездетным. После двадцати лет совместной жизни Василий III отдал приказание насильно осуществить пострижение супруги в монахини. А через два месяца его новой женой стала молодая Литовская княжна Елена Васильевна Глинская. Через четыре года родился первый сын Иван (будущий Иван Грозный), а через два года – сын Юрий. Вскоре скончался государь Василий III.

Елена Глинская, реконструкция Никитина С.А.

Елена Глинская, реконструкция Никитина С.А.

Официально Елена не была объявлена государыней и всегда называлась только великой княгиней. Управлять страной за ее сына Ивана предстояло регентам и Боярской думе. Однако коллективная форма правления развита не была, напротив, в Русском государстве сложились сильные традиции единодержавия. Этим вдова и воспользовалась. Она ловко расправилась с каждым из регентов, поскольку те так и не поняли, в чем состояли их полномочия. Прежде всего, Елена Васильевна потребовала, чтобы ее трехлетний сын Иван был официально поставлен на великое княжение и публично объявлен государем.

Хитрая правительница не стала сама расправляться с неугодными ей лицами, а лишь представила все факты в нужном свете перед Боярской думой. Этим она «убивала сразу двух зайцев»: внушила боярам, что нуждается в их защите и помощи, и чужими руками избавилась от противников. Всем же она заявила, что находится в глубоком трауре, предается скорби и печали и ни о чем другом думать не может.

Елена Глинская задолго до императриц XVIII века, став вдовой, осмелилась завести любовника-фаворита Ивана Телепнева и с его помощью расправилась со всеми регентами сына, назначенными Василием III. Опираясь на верных людей, она на протяжении нескольких лет достаточно успешно правила Русским государством. Конечно, за время ее правления было допущено много ошибок. Особенно поражают властолюбие и жестокая расправа с теми, кто хоть немного мог ущемить ее могущество.

3 апреля 1538 года молодая женщина вдруг скончалась (Елене было только тридцать лет). Никакой явной болезни современники у нее не заметили, поэтому предположили, что ее отравили. Последующие события показали, что к смерти великой княгини приложили руку князья Шуйские. Ведь именно они стали временщиками при юном государе. Вряд ли Елене дали быстродействующий яд, как, к примеру, первой жене Ивана III, Марии Борисовне. Это было бы слишком явным и опасным делом. Великая княгиня, видимо, чахла постепенно.

В последний год жизни она страдала от какого-то непонятного недуга: испытывала слабость, головокружение, тошноту. Это заставляло ее часто отправляться в богомольные поездки по монастырям. Во время них она чувствовала себя много лучше, полагая, что ее спасают истовые молитвы у чудотворных икон и мощей. На самом деле великая княгиня покидала дворец, где, видимо, находился источник хворобы, и это улучшало ее здоровье. Но постоянно пребывать в разъездах она не могла, и в конце концов умерла. Современные исследователи предположили, что Елену Глинскую постепенно отравляли парами ртути. В ее останках этот ядовитый металл содержался в большом количестве, намного превышавшем норму.

Анастасия Захарьина

Царица Анастасия Захарьина, первая супруга Ивана IV, имела огромное влияние на своего мужа. С ее помощью из взбалмошного и жестокого юнца он превратился в мудрого, милостивого и справедливого государя, добившегося больших успехов во всех делах, в том числе и в военных: удачный казанский поход, взятие Астрахани.

Венчание Ивана IV и Анастасии, миниатюра Лицевого свода XVI в.

Венчание Ивана IV и Анастасии, миниатюра Лицевого свода XVI в.

Анастасия ухаживала за мужем во время его тяжёлой болезни (моровое поветрие). Летописцы ничего не сообщили о том, что чувствовала, что переживала Анастасия в эти дни. Об этом можно только догадываться. Ее душу терзал страх: за тяжелобольного Ивана, за судьбу их первенца — младенца Дмитрия, такого выстраданного и долгожданного, за свою собственную участь. Она горячо, до исступления молилась за здоровье мужа.

Своей любовью и добротой Анастасия заставила супруга отказаться от дурных привычек, некрасивых поступков и взять на себя роль народного заступника и судьи. Вместе с ней он стал милостивым попечителем Церкви и монастырей, рачительным хозяином и защитником Русской земли. После ее безвременной кончины (7 августа 1560 г.) он так и не смог утешиться и стал жесточайшим тираном для подданных: подозрительным, мстительным и беспощадно карающим всех и вся.

Оставшись один, без любимой жены Анастасии, Иван начал как безумный метаться по стране: менял дворцы, жен, приближенных, внешнюю и внутреннюю политику. Но нигде и ни в чем не мог найти ни счастья, ни умиротворения, ни покоя. Для страны и русского народа его горе и неприкаянность превратились в настоящую трагедию. Кровавая опричнина, разорительная и бесперспективная Ливонская война, казни и опалы привели к затяжному кризису во всех сферах жизнедеятельности государства.

Поэтому все исследователи царствования Ивана Грозного четко делят его на две части: первый — период прогрессивных реформ, гармоничных отношений с подданными и успешных завоеваний, когда рядом с царем была Анастасия; и второй — после ее смерти, время жестокого тиранства, кровавых расправ и военных неудач.

Ирина Годунова

Не рабыней, а верной подругой и советчицей царя Федора Ивановича была Ирина Годунова. Вместе со своими родственниками она помогла мужу укрепиться на троне, вывести страну из затяжного экономического и политического кризиса после провальной Ливонской войны; осуществить ряд успешных акций: учредить патриаршество, добиться независимости Православной Церкви, о которой лишь мечтали многие его предшественники; вернуть земли в Прибалтике и Карелии; отразить атаки крымцев; осваивать Сибирь и вести интенсивное строительство не только в столице, но и во многих стратегически важных городах; расширить международные контакты, привести Москву и Кремль в цветущее состояние.

Зачатьевский монастырь, поставленный бездетными Федором и Ириной

Зачатьевский монастырь, поставленный бездетными Федором и Ириной

Царствование Федора Ивановича омрачалось только отсутствием законного наследника, супруги были бездетны. Осенью 1586 года князья Шуйские решили открыто выступить против Ирины и заставить царя Федора развестись с ней «чадородия ради». Им удалось привлечь на свою сторону митрополита Дионисия и московских купцов. Сообща написали челобитие и публично передали царю. Однако реакция всегда спокойного и доброжелательного Федора поразила всех. В гневе он повелел жестоко наказать тех, кто осмелился вмешаться в его семейные дела.

Главные противники Ирины, А. И. и И. П. Шуйские, были отправлены в ссылку, где вскоре умерли по непонятным причинам. Дионисия лишили сана и сослали в Хутынский монастырь, купцам публично отсекли головы. Однако в мае 1592 г. Ирина родила долгожданного ребёнка – дочь Феодосию, не дожившую и до двух лет. Интересно, что на торжество по случаю крестин племянницы Борис Годунов не был приглашён…

Ирина вела активную общественную жизнь: принимала иностранных послов, паломников, представителей духовенства, участвовала в военном походе мужа под Нарву и даже присутствовала на церемонии венчания на царство. Считая жену соправительницей, Федор Иванович постоянно упоминал ее имя в официальных документах. Именно ее он назвал своей наследницей и завещал московский престол. В истории московской династии это случилось впервые.

После смерти супруга, будучи законной наследницей, Ирина Фёдоровна официально отказалась от трона и решила уйти в монастырь. Ирина приняла постриг в Новодевичьем монастырем под именем монахини Александры. Из монастыря Ирина никогда не выезжала, а её брат Борис никогда не забывал о своей умной, благочестивой и благоверной сестре, которая помогла ему достичь вершин власти. 26 сентября 1603 года Ирина-Александра тихо скончалась, так и не узнав, что правление Бориса Годунова закончилось полным крахом.

Рядом с Федором всегда оставалась его верная жена Ирина Федоровна, помощница, советчица и опора. Доверяя царице Ирине, русские люди единодушно возвели на престол ее брата – Бориса Годунова, но тот оказался недостоин царской короны. Крах самостоятельного царствования Бориса Годунова наглядно показал, что вовсе не он являлся соправителем царя Федора Ивановича, успешно правившего Русским государством на протяжении четырнадцати лет. Через много лет Смуты, в 1613 году, в память о царе Федоре был избран его племянник Михаил Романов. Он и стал основателем новой династии.

Статья написана по материалам книги Морозовой Л.Е. «Затворницы. Миф о великих княгинях», М., «Аст-Пресс-Книга», 2002.