В конце XV в. началось образование Русского централизованного государства со столицей в Москве. Этот процесс начался в правление одного из наиболее выдающихся великих князей Московских — Ивана III. По поводу этого важного периода знаменитый историк Н.М. Карамзин писал следующее: «Отселе история наша приемлет достоинство истинно государственной, описывая уже не бессмысленные драки княжеские, но деяния царства, приобретающего независимость и величие… Образуется держава сильная, как бы новая для Европы и Азии, которые, видя оную с удивлением, предлагают ей знаменитое место в их системе политической».

При Иване III Московская Русь окончательно освобождается от ордынского ига и превращается в сильную европейскую державу. За великим князем закрепляется титул «государь всея Руси», гербом страны становится византийский имперский символ — двуглавый орел, хотя и остается прежний символ — «Всадник, борющийся со змеем».

В течение всего длительного правления Иван III активно собирает «под своей рукой» земли распавшегося Древнерусского государства. В итоге под его властью оказываются Новгород со всеми окрестностями, бывшие Тверское, Новгород-Северское, Стародубское, Брянское, Торопецкое и другие западные княжества. Начинается освоение земель в районе Перми и за Уралом, Казанское ханство признает свою вассальную зависимость от русского государя. Расширяются международные контакты, итальянскими архитекторами заново отстраивается столица Москва, чеканится монета, отливаются пушки.

Великий князь Иван III, гравюра XVII в.

Великий князь Иван III, гравюра XVII в.

Данные великие деяния, несомненно, были не под силу одному человеку. Их великий князь мог совершить только с помощью надежных бояр, воевод, дипломатов и других окружающих его лиц. В числе их были и женщины, среди которых, несомненно, главное место занимала византийская царевна Софья Палеолог. Именно ей некоторые современники приписывали инициативу по свержению ордынского ига. Она привезла с собой на Русь итальянских архитекторов, ювелиров, литейщиков и других мастеров. Брак с ней позволил Ивану III заимствовать византийский герб. С ее помощью у Русского государства существенно расширились международные контакты с европейскими державами.

Были в окружении Ивана III и другие женщины, оказавшие ему помощь в укреплении власти и расширении границ страны. Это первая супруга тверская княжна Мария Борисовна, невестка Елена Волошанка, дочь Елена, ставшая польской королевой, сестра Анна — великая княгиня Рязанская и др.

Софья Палеолог, реконструкция по черепу С. Никитина

Софья Палеолог, реконструкция по черепу С. Никитина

Анна вышла замуж за рязанского князя Василия Ивановича и после его смерти стала опекуншей сына Ивана. Летописные известия о княгине свидетельствуют о том, что она всегда поддерживала тесные связи с московскими родственниками и, видимо, была склонна к слиянию Рязани с Москвой. В итоге московский государь Василий III, племянник Анны, используя свое близкое родство с представителями династии рязанских князей, присоединил Рязанское княжество к своим владениям.

Известно, что брак с Марией Тверянкой, дочерью тверского князя Бориса Александровича, был использован Иваном III как основание для присоединения к Москве Тверского княжества. Сестра Анна, выйдя замуж за рязанского князя, вольно или невольно способствовала присоединению Рязанского княжества к Москве. Елена Волошанка помогала расширить всевозможные контакты Русского государства с ведущими странами Европы.

Дочь Елена всячески склоняла православных князей в Великом княжестве Литовском переходить на службу к отцу вместе со своими землями. Позднее родственники выбранной Иваном III в невесты сыну Соломонии Сабуровой верно служили русским государям. Все это указывает на то, что роль каждой из этих женщин в расширении границ державы Ивана III, в увеличении числа международных и культурных связей с европейскими странами и в целом в укреплении могущества страны была существенной.

Первый брак Ивана III с Марией Борисовной был непродолжительным, о каком-либо ее влиянии на государя данных нет. Супруга Ивана III скончалась 22 апреля 1467 г., ей было не более 25 лет. Возникает вопрос: почему эта на первый взгляд мало заметная женщина умерла настолько внезапно, что современники не сомневались в ее отравлении? Для каких придворных кругов и почему великая княгиня представляла опасность? Кому и чем она мешала? Сейчас очень трудно определить, кому конкретно была выгодна смерть «благочестивой, христолюбивой, доброй и смиренной» великой княгини Марии Борисовны — так характеризовали ее современники.

Венчание Ивана III с Софьей Палеолог в 1472 г.

Венчание Ивана III с Софьей Палеолог в 1472 г.

Возможно, некоторые московские бояре боялись, что великая княгиня с сыном будут покровительствовать своим тверским родственникам, которые в 60-х гг. XV в. начали переходить на московскую службу. В числе их был князь Д.Д. Холмский из старшей ветви великих князей Тверских. Он тут же получил боярство и стал ведущим полководцем. Это не могло не возмутить представителей старомосковской знати: Ратшичей, Кобылиных, Сабуровых, Плещевых. Одновременно недовольство могло вызывать и возвышение родственников Марии но бабке — князей Гедиминовичей. Родственные связи великой княгини с целым рядом новых лиц при московском дворе превращали и ее саму в важную фигуру у престола Ивана III. Исследователи почему-то никогда не обращали на это внимания. Видимо, поэтому смерть Марии они считали случайностью.

Год рождения Ивана III — 1440, его первая жена была на два года младше. Иван и Мария вступили в брак в 1452 г. В 1458 г. у царской четы родился сын – Иван (Иван Молодой). К власти Иван III пришёл в 1462 г., после смерти Василия II. Брак Ивана III с Марией Тверянкой был типичным для того времени и был заключен по политическим соображениям их родителей. Но при этом он имел исключительно выгодные для московских государей последствия — давал право сыну Марии претендовать на Тверское княжество в качестве старшего внука великого князя Бориса Александровича Тверского. К тому же тверской князь Михаил Борисович, брат Марии, был бездетен.

Герб византийской династии Палеологов

Герб византийской династии Палеологов

Желая противопоставить себя московским родственникам, Михаил Борисович решил жениться на внучке польского короля Казимира, с которым у Ивана III были напряженные отношения. Это уже выглядело как измена Москве. Мириться с вызывающим поведением тверского князя великий князь Московский не стал. Летом 1486 г. во главе большого войска с братьями Андреем и Борисом и сыном Иваном он направился к Твери. Михаил Борисович не рискнул вступить с ним в бой и бежал в Литву. Его мать великая княгиня Анастасия и тверские бояре были взяты в плен и отправлены в Москву. По воле отца на тверской престол был возведен сын Марии Борисовны Иван.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что брак Ивана III с Марией Борисовной способствовал тому, что Тверской княжество достаточно легко и бескровно было присоединено к Московскому государству. Формально Иван Иванович сел на тверской престол как внук великого князя Тверского Бориса Александровича. Поэтому Михаилу Борисовичу пришлось с этим смириться — его попытку организовать борьбу за возвращения отчины никто не поддержал, даже в самой Твери.

Тверские земли расширили территорию страны. Тверская знать существенно пополнила состав двора московских государей. Среди нее были потомки великих князей Тверских князья Холмские, Микулинские, Дорогобужские, Телятевские, а также бояре Борисовы-Бородины, Нагие и др. Некоторые из них стали видными полководцами в войске Ивана III и его сына Василия III.

После кончины Марии Борисовны довольно долго Иван III вообще не задумывался о новом браке. Причина была, видимо, в том, что обязанности великой княгини исполняла его мать Мария Ярославна. Не было проблемы и с наследником.

Великий князь литовский Александр Ягеллончик и Елена Ивановна, гравюра XVI в.

Великий князь литовский Александр Ягеллончик и Елена Ивановна, гравюра XVI в.

Однако в Европе зорко следили за ситуацией в Русском государстве. Там было уже известно, что Иван III — вдовец. Поэтому различные политические круги начали подыскивать ему подходящую невесту, желая извлечь из нового брака русского государя определенную выгоду и для себя.

В Риме католические иерархи решили сосватать ему последнюю византийскую царевну — племянницу погибшего в борьбе с турками императора Константина Софью Палеолог. С ее помощью они планировали оказывать влияние на Ивана III и православную церковь. Их план был реализован в конце 1472 г. Венчание Ивана III и Софьи Палеолог состоялось 12 ноября 1472 г. Царевна Софья стала великой княгиней Московской и Владимирской.

Великая княгиня родила четыре дочери: Елену — 1474 г., Феодосию — 1475 г., Елену — 1476 г. и Евдокию — 1483 г. и пять сыновей: Василия — 1479 г., Юрия — 1480 г., Дмитрия — 1481 г., Симеона — 1487 г. и Андрея — 1490 г.

Личность Софьи Палеолог привлекала внимание многих известных исследователей истории Русского государства XV-XVI вв. Еще Н.М. Карамзин собрал сведения о ее происхождении, родителях, детских годах. Он выяснил, что отец царевны Фома был одним из двух братьев византийского императора Константина Палеолога. Старший Дмитрий управлял Пелопоннесом, Фома — Мореей. Когда турки во главе с султаном Магометом II напали на Византию, император Константин вступил с ними в бой и погиб. Дмитрий предпочел покориться султану, отдал ему в гарем свою дочь и получил в управление город во Фракии. Фома с семьей бежал в Рим.

Карамзин относился к Софье Палеолог исключительно положительно. Он считал, что она обладала изощренным умом, давала супругу полезные советы при решении государственных вопросов. Используя свои обширные связи в Риме и городах Италии, принцесса способствовала приезду на Русь различных иностранных специалистов. Среди них были дипломаты, архитекторы, градостроители, рудознатцы, иконописцы, оружейники, литейщики, ювелиры, музыканты и т.д. Все они оказали большое влияние на развитие русской культуры и ремесла на рубеже XV-XVI вв. Софья Палеолог занималась церковным строительством в Кремле.

К числу заслуг Софьи Фоминичны следует отнести существенное повышение международного статуса Русского государства после брака с ней Ивана III. О далекой Московии стало известно и во всех итальянских государствах, и в Римской империи, и в Дании, и в других европейских странах. Многие правители захотели не только установить добрососедские отношения с Иваном III, но даже с ним породниться. Осуществиться этим планам помешала лишь разница в вероисповедании.

Большое внимание уделил Софье Палеолог и другой известный историк XIX в. — С.М. Соловьев. Он полагал, что византийская царевна оказала очень сильное влияние на характер власти великого князя. Если до этого московский государь был только первым среди равных, то при Софье окончательно сформировалось самодержавие. После брака с ней Иоанн «явился грозным государем на московском великокняжеском столе; он первый получил название Грозного». Софья Фоминична заставила мужа сбросить ордынское иго.

Венчание Дмитрия-внука на великое княжение историк расценил как победу боярской верхушки. Но, в отличие от Карамзина, С.М. Соловьев считал, что византийская царевна всегда оказывала очень сильное влияние на мужа, поэтому, даже удалившись от нее после заговора Василия в декабре 1497 г., он «не удалился от мыслей, внушаемых ею». В итоге торжество бояр оказалось недолгим. Соловьев не дал точных пояснений относительно причины опалы на Дмитрия-внука и его мать в 1502 г. Он лишь привел версию самого Ивана III, отраженную в грамотах к дочери Елене, ставшей женой великого князя Литовского Александра, и крымскому хану. Она заключалась в том, что внук стал грубить деду и этим вызвал его гнев. Но думается, что причина была глубже.

Из надписи на гробнице Дмитрия-внука известно, что он умер 14 февраля 1509 г.  Василий III, как известно, пришел к власти в конце октября 1505 г. уже имея титул великого князя. Его он получил в последние годы жизни отца. Во всех документах уже с апреля 1502 г. Василий значился как великий князь. Официально права на верховную власть он получил по духовной грамоте Ивана III, составленной и подписанной в июне 1504 г. В завещании Ивана III о Дмитрии-внуке нет ни слова, великим князем в нем назван Василий. Это и являлось подтверждением законности его восшествия на престол.

С.М. Соловьев, как и Карамзин, не обвинил великую княгиню в том, что она бежала на Белоозеро в период нападения на Русь хана Ахмата. По его мнению, Иван III сам отправил туда жену вместе с детьми и казной. В данном случае он повторил версию летописцев XVI в.

У Софьи никогда не было богатого наследства. По непонятной причине муж не выделил ей на содержание никаких земель, хотя у всех других великих княгинь они всегда были. Возможно, так Иван III пытался держать под контролем все траты византийской царевны. К тому же он, видимо, полагал, что хозяйственной деятельностью той не полагалось заниматься. Более того, то, что дарил ей Иван III — великой княгиней не принадлежало. Об этом Софья узнала после скандала с украшениями.

В 1483 г. Софье удалось выдать замуж свою племянницу Марию за сына верейского князя Михаила Андреевича Василия. Для греческой девушки, не имевшей никакого приданого, это был очень выгодный брак. Ведь ее супруг должен был унаследовать отцовы владения: Верею, Ярославец и Белоозеро. Желая представить племянницу более выгодной невестой, чем она была на самом деле, Софья подарила ей украшения первой супруги Ивана III Марии Борисовны, имевшие значительную ценность.

Этот опрометчивый поступок великой княгини вызвал через некоторое время настоящий скандал в великокняжеской семье. Об отсутствии у Софьи Фоминичны украшений Марии Тверянки стало известно тогда, когда жена Ивана Молодого Елена Волошанка (Елена Стефановна была прозвана Волошанкой за то, что являлась дочерью молдавского (волошского) господаря Стефана Великого) родила 10 октября этого же 1483 г. сына Дмитрия. Великий князь Иван III захотел одарить сноху украшениями её давно скончавшейся свекрови. Но в казне великой княгини их не оказалось. Узнав о пропаже, Иван III потребовал, чтобы Василий Михайлович вернул приданое жены. Вполне вероятно, что Софье также пришлось выслушать немало резких слов в свой адрес от мужа. Но наказать ее он не посмел. Ведь его супруга вынуждена была раздаривать украшения, поскольку своих средств для подарков родственникам не имела.

Софья Фоминична понимала, что участь ее сыновей будет не блестящей, поскольку на престол после отца взойдет его старший сын Иван Молодой, уже имевший наследника сына Дмитрия. Но в начале 1490 г. произошло невероятное событие. Иван Иванович тяжело заболел. Его ноги покрыла красная сыпь, называемая камчугой. Эта болезнь считается разновидностью проказы.

Великий князь приказал лекарю Леону осмотреть сына и определить степень опасности его заболевания. Иностранец, видимо, не был знаком с его болезнью, поэтому смело заявил, что излечит княжича. В случае неудачи он даже готов был умереть. Но от его лечения Ивану Молодому стало хуже, и 7 марта 1490 г. он умер. Разгневанный Иван III приказал схватить горе-лекаря, и на сороковой день после кончины сына казнил его.

В трудах современных историков высказывается предположение о том, что именно Софья организовала заговор против Ивана Молодого для его устранения, поскольку Леон прибыл в Москву вместе с ее братом. Но, вероятнее всего, обвинения в ее адрес беспочвенны. Ведь великая княгиня в это время в очередной раз была беременна и старалась держаться как можно дальше от больного княжича. К тому же в то время не умели лечить камчугу, поэтому заболевшие ею люди часто умирали.

В январе 1494 г. в Москву прибыли литовские послы с предложением не только подписать с Русским государством мирный договор, но и скрепить его браком правителя Литвы великого князя Александра со старшей 20-летней дочерью Ивана III Еленой. Иван III настоял на сохранении дочерью православной веры. Елена старалась во всем следовать указаниям отца, но через некоторое время в Москве узнали, что Александр Казимирович поставил перед собой цель заставить ее принять католичество. Он отказался построить для супруги православный храм на своем дворе. Окружавших ее бояр отправил на родину. Велел носить одежду местного покроя и приставил к ней своих людей католического вероисповедания.

Софья Фоминична из писем дочери знала о ее тяжелом положении в чужой стране, понимала, что в этом повинен и ее супруг, но ничего не могла изменить. Некоторые исследователи полагали, что великий князь принес свою старшую дочь в жертву государственным интересам и был лично повинен в ее несчастной судьбе. В 1501 г. муж Елены Ивановны Александр Казимирович получил польскую корону, и соответственно дочь Софьи Фоминичны стала еще и польской королевой, а сама великая княгиня превратилась в тещу короля и мать королевы.

После смерти Ивана Молодого Софья, видимо, надеялась, что наследником мужа станет ее старший сын Василий, но Иван III приблизил к себе внука Дмитрия. 4 февраля 1498 г. в Успенском соборе Кремля состоялся обряд венчания Дмитрия-внука на великое княжение. Следует отметить, что в 1498 г. Иван III не написал духовную грамоту. Церемония венчания отнюдь не означал, что Иван Васильевич отдал Дмитрию свою власть. Он лишь объявил его своим наследником, как когда-то Ивана Молодого. В итоге несколько лет после объявления Дмитрия великим князем стали тяжелым испытанием и для Софьи, и для Василия, и для самого внука с матерью Еленой Волошанкой. Выдержали его только первые двое.

Софье Фоминичне, видимо, удалось убедить мужа в том, что ее дочь Елена находится в Литве в тяжелом положении. Супруг княжны любым путем пытался заставить ее отказаться от православия и принять католичество. Для этого он даже начал гонение на православных верующих по всей своей стране, но добился обратного результата. Наиболее видные представители знати просто бежали в Россию и стали настраивать Ивана III против Александра Казимировича. К тому же в 1499 г. Елена заболела и перестала отвечать на письма родителей. Вспыльчивый государь в итоге решил объявить войну своему родственнику.

Первые же походы русских воевод на литовские земли оказались удачными. В июле 1500 г. в битве при Ведроше основные силы Александра были разбиты. Многие его воеводы, в том числе гетман князь Константин Острожский, попали в плен. Это очень обеспокоило родственников Александра, правивших в Венгрии и Чехии, и они стали посылать в Москву свои посольства, чтобы убедить Ивана III прекратить военные действия в Литве. Среди них неожиданно оказался и посол молдавского воеводы Стефана Великого (отец матери Дмитрия-внука), который не был заинтересован в ослаблении Великого княжества Литовского, считая эту страну союзницей в борьбе с турками.

Двуличное поведение свояка, видимо, насторожило Ивана III. К тому же вскоре выяснилось, что тот задержал у себя итальянских мастеров, которые ехали в Москву на работу. Все это окончательно решило судьбу Дмитрия-внука и его матери Елены Волошанки. Иван III положил опалу на внука своего великого князя Дмитрия и на его мать Елену и приказал взять их под стражу. В марте 1499 г. Василий тоже был наречен великим князем, но без помпезной церемонии. После этого он получил в управление Новгород Великий и Псков.

Проблемы с престолонаследием и противоборство с супругой, видимо, сказались на состоянии Ивана III. Поэтому 9 июня 1502 г. он покинул Москву и отправился в загородную резиденцию Воронцово. Там он пробыл полгода, до декабря. Раньше такой длительный отдых он себе никогда не позволял. Водить полки в Литву впервые великий князь поручил третьему сыну Софьи — Дмитрию. Он уже был вполне взрослым 21-летним молодым человеком. В марте 1503 г. между Россией и Великим княжеством Литовским было подписано перемирие на шесть лет. Софья Фоминична скончалась 7 апреля 1503 г.

Источники свидетельствуют, что в последние годы жизни после кончины Софьи великий князь стал очень слаб здоровьем и уже не мог заниматься управлением государства. На престол взошел Василий III, женившийся в сентябре 1505 г. на Соломонии Сабуровой. Ее он выбрал по воле отца, и после этого стал считаться полностью взрослым и самостоятельным человеком. Иван III скончался 23 октября 1505 г. Ему было 66 лет и 9 месяцев. На престоле он сидел необычно долго — 43 года и 7 месяцев. Так подсчитал летописец.

Хочется отметить, несмотря на то, что участь княжны Елены оказалась очень печальной, ее замужество помогло Ивану III, а потом и Василию III существенно расширить свои владения за счет присоединения бывших древнерусских земель, входивших в состав Великого княжества Литовского. Сначала это происходило потому, что мужество Елены в отстаивании православной веры в своей католической семье стало вызывать уважение у православных князей, живших в Литве, и те с родовыми землями начали переходить на службу к Ивану III. В их числе были князья Вельские, Мстиславские, Глинские, Воротынские, Одоевские, Мосальские и Мезецкие.

Потом неуважительное отношение к русской княжне послужило поводом к войнам России с Литвой и Польшей в 1500-1503 и 1512-1514 гг. В их результате к Русскому государству отошли Новгород-Северский, Стародуб, Гомель, Брянск, Торопец, Мценск, Дорогобуж, Смоленск и ряд других городов с прилежащими к ним землями. Так, принеся в жертву личные интересы, Елена Ивановна невольно способствовала существенному расширению границ своей страны за счет возвращения древнерусского наследия.

Статья написана по материалам книги Л. Морозова «Знаменитые женщины Московской Руси. XV — XVI века», М.: Вече, 2014.