Борис Федорович Годунов (1598-1605) Царь и Великий государь Всея Руси родился в октябре 1552 года в Москве. Род Годуновых не принадлежал к древней русской аристократии, поскольку его основателем был татарский мурза по имени Чета. В XIV веке Чета принял в Орде христианство непосредственно от митрополита Петра и затем в 30-х годах XIV века переехал на Русь, под именем Захарии. На Руси Чета прославился своим благочестием, построив недалеко от Костромы Ипатьевский монастырь. Одного из внуков Четы звали Иван Годун. Именно от этого Годуна и начинается род Годуновых.

Годуновы были богаты, но политическим влиянием не пользовались и заметной роли в управлении государством не играли до тех пор, пока Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного, не женился на Ирине Федоровне Годуновой, родной сестре Бориса Годунова. Иван Грозный полюбил и приблизил к себе Бориса, что вызывало массу недовольства со стороны боярства, считавшего Годуновых выскочками.

Костомаров Н.И. пишет, что «возвышение лиц и родов через родство с царицами было явлением обычным в московской истории, но такое возвышение было часто непрочно. Родственники Ивановых супруг погибали наравне с другими жертвами его кровожадности». (Костомаров Н.И. «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», М., 1991, с. 331). Возможно, Бориса Годунова ждала бы та же печальная участь, но, на его счастье, Иван Грозный умер.

Борис Федорович Годунов

Борис Федорович Годунов

После смерти Грозного в 1584 году трон унаследовал совершенно неспособный к правлению Федор Иоаннович. По описаниям современников, Федор Иоаннович был маленького роста, тучный и вечно бледный. Он не унаследовал аристократической красоты своих предков. Говорят, что он всегда улыбался, двигался медленно, скованно. Царь Федор известен необыкновенной кротостью, соединенной, как писал Карамзин Н.М., «с умом робким, с набожностью беспредельною, с равнодушием к мирскому величию. На громоносном престоле свирепого мучителя, — продолжал Карамзин Н.М., — Россия увидела постника и молчальника, более для келии и пещеры, нежели для власти державной рожденного». (Карамзин Н. М. Указ. Соч., т. 1,. с. 6).

Добрый, кроткий и милостивый царь мог бы стать сбывшейся мечтой истерзанной Иваном Грозным России. Но беда в том, что Федор Иоаннович был не способен править: болезненный и слабый, в лучшем случае глупый, а в худшем — слабоумный. И бояре, и простой народ беспокоились о том, что из-за неспособности 27-летнего царя к делам правления в стране снова начнется смута. И самым естественным в мире поступком ему казалось передать утомительные обязанности в руки брата жены, умного, обаятельного и осторожного Бориса Годунова. Таким образом, в 1584 году Борис Федорович Годунов стал фактическим правителем России, а царь Федор Иоаннович царствовал (1584-1598), но не правил.

Борис Годунов оказался умным, хитрым и искусным политиком. Ближайшие к престолу бояре были очень недовольны его возвышением, но Годунов сумел с ними справиться. Относительное спокойствие установилось в государстве: Россия отдыхала и приходила в себя после правления Ивана Грозного. Положение Годунова оставалось неизменным вплоть до смерти Федора Иоанновича. С его смертью прервалась династия Рюриковичей на Московском престоле, поскольку своих сыновей у Федора Иоанновича не было, а его младший брат, последний из оставшихся в живых сыновей Ивана Грозного — царевич Дмитрий, не то погиб в результате несчастного случая, не то был убит по приказу Годунова. В результате трон московских царей оказался вакантным.

Через девять дней после смерти Федора царица Ирина, по завещанию своего мужа ставшая полноправной правительницей, постриглась в монахини в Новодевичьем монастыре. После этого бояре постановили, что впредь управление страной остается в руках Боярской Думы. Они созвали народ для принесения присяги, но толпа не пожелала целовать крест Боярской Думе и закричала, что хочет в цари Бориса Годунова. Духовенство во главе с патриархом Иовом горячо поддержало народ. Служилые люди также стали на сторону Годунова, как и его многочисленные друзья и родственники. Было решено просить Бориса принять царство.

Борис Годунов находился в Новодевичьем монастыре вместе со своей сестрой, когда толпа народа во главе с боярами и патриархом пришла к монастырю. «Иов обратился к Годунову, — пишет Карамзин Н.М., — смиренно предлагал ему корону, называл его свышеизбранным для возобновления царского кореня в России, наследником трона после зятя и друга, обязанного всеми успехами своего владычества Борисовой мудрости». (Карамзин Н.М. «История государства Российского», М., 1988, т. 11, с. 129). Но Годунов отказался, сказав, что не достоин. Дальнейшие уговоры оказались бесполезными.

Тогда было решено созвать Земский Собор и снова, всем миром, просить Бориса принять корону. Земский Собор открылся в Кремле в пятницу 17 февраля 1598 года. На нем присутствовали представители духовенства, близкие ко двору бояре, служилые люди (чиновники), помещики, купцы — всего 474 человека, выбранных изо всех уголков России. Дело, ради которого они собрались, было невиданным, беспрецедентным: впервые Россия выбирала себе царя. Решение Собора оказалось единогласным: все хотели видеть Годунова царем, а кто не хотел, не решился сказать этого вслух.

20 февраля 1598 года патриарх, члены Земского Собора и народ вновь отправились в Новодевичий монастырь. Но Борис опять отказался. Однако и народ не хотел отступать. Ночью с 20 на 21 февраля «не угасали огни в Москве, — пишет Карамзин Н.М., — все готовились к великому действию — и на рассвете, при звуке всех колоколов, подвиглась столица. Все храмы и домы отворились: духовенство с пением вышло из Кремля; народ в безмолвии теснился на площадях. Патриарх и владыки несли иконы, знаменитые славными воспоминаниями: Владимирскую и Донскую, как святые знамена отчества; за клиром шли синклит, двор, воинство, приказы, выборы городов; за ними устремились и все жители московские, граждане и чернь, жены и дети, к Новодевичьему монастырю…» (Там же, с. 134).

Патриарх, бояре и выборные встретились с Борисом и Ириной Годуновыми в Новодевичьем монастыре. Борис продолжал отказываться, но не выдержал и сдался на уговоры патриарха. «Осенив животворящим крестом Бориса и царицу, патриарх спешил возвестить дворянам, приказным и всем людям, что господь даровал им царя, — писал Карамзин Н.М. — Невозможно было изобразить общей радости. Воздев руки на небо, славили Бога; плакали, обнимали друг друга. От келий царицыных до всех концов Девичьего поля гремели клики: «Слава! Слава!..» (Там же, с. 136). Таким образом 21 февраля 1598 года Борис Федорович Годунов стал Царем и Великим государем Всея Руси.

Правление Бориса Годунова оказалось очень удачным для России. Когда он впервые в 1584 году, по просьбе Федора Иоанновича, принял на себя управление государством, ему было всего 32 года и он находился в расцвете умственных и физических сил. Характеризуя личность Бориса Годунова, Платонов С.Ф. писал: «Что касается до личных свойств Бориса, то они способны были подкупить многих в его пользу. От природы одаренный редким умом, способный на хитрость, Борис рос при опальчивом и капризном Грозном и в придворной среде того времени, в высшей степени, конечно, усвоил привычку сдерживать себя, управлять собой; он являлся всегда со светлым, приветливым и мягким обращением, даже на высоте власти никогда не давал чувствовать своего могущества…

По мерке того времени Борис был очень гуманной личностью, даже в минуты самой жаркой его борьбы с боярством: «лишней крови» он никогда не проливал, лишних жестокостей не делал и сосланных врагов приказывал держать в достатке, «не обижая»… Не будучи безнравственнее своих современников в сфере политики, Борис остался нравственным человеком и в частной жизни. Сохранились предания, что он был хороший семьянин и очень нежный отец». (Платонов С.Ф. «Лекции по русской истории», М., 1993, с. 267-268).

В день венчания на царство, 1 сентября 1598 года, по преданию, Борис Годунов сказал патриарху: «Бог свидетель, отче, в моем царстве не будет нищих и бедных». (Костомаров Н.И. Указ. Соч., с. 353). И действительно, Годунов сделал очень много для того, чтобы претворить эти слова в жизнь. Особенно его беспокоило положение вдов и сирот: Борис Годунов охотно и много раздавал милостыню и подарки. Но это были мероприятия разовые. Кроме них, он давал различные экономические льготы многим слоям населения, освобождая их на несколько лет от уплаты налогов.

Он также предпринял целый ряд мер для поддержания и развития торговли и промышленности, пришедших в сильный упадок к концу царствования Ивана Грозного. Так, Годунов выдавал торговые льготы иностранцам, приглашал в Россию известных промышленников, особенно тех, кто хорошо разбирался в рудах. Заботился о безопасности дорог, об искоренении административных правонарушений, взяточничества и вообще, говоря современным языком, старался поддерживать правопорядок на должном уровне.

Нельзя не отметить, что именно Борис Годунов издал указ, окончательно закрепощавший крестьян, поскольку он запрещал им переходить от одного хозяина к другому. Таким образом, Борис Годунов ответственен за установление на Руси крепостного права. Но, оценивая этот факт, не стоит забывать о том, что в XVI веке многие вещи выглядели не совсем так, как сегодня. В том числе и злосчастный указ. Он был принят, прежде всего, в интересах мелкопоместных хозяев и, как это ни странно, самих крестьян.

Дело в том, что в то время население страны было невелико и крестьян постоянно не хватало. Мелкие землевладельцы, по большей части служилые люди, подолгу отсутствовали дома и не имели достаточно средств, чтобы надежно защитить свои имения. Во время их отсутствия бояре, владевшие крупными вотчинами и испытывавшие постоянный недостаток рабочих рук, устраивали набеги на их земли и силой уводили крестьян к себе. Владельцы земли, возвращаясь со службы, находили заросшие и заброшенные поля, что их совсем не радовало.
Естественно, крестьян подобное положение тоже отягощало. Указ должен был защитить их от боярского произвола. Во всяком случае, замысел был именно такой.

Борис Годунов не любил воевать, предпочитая решать проблемы дипломатическим путем. При нем страна жила в мире, отдыхая от войн. А вынужденная война со Швецией 1590 года оказалась удачной для России. По выражению Платонова С.Ф., внешняя политика Бориса «отличалась умом, миролюбием и большой осторожностью». (Платонов С.Ф. Указ. Соч., с. 263).

Надо отметить, что начало официального царствия Бориса оказалось очень печальным. Оно совпало со страшным голодом, причиной которого были несколько неурожайных лет, и не менее страшными эпидемиями. Борис пытался сделать все возможное: он организовывал общественные работы, устанавливал низкие цены на хлеб (что совсем не нравилось владельцам), скупал хлеб в местах, где его было достаточно, и развозил в голодающие районы, раздавал нуждающимся деньги и многое другое, но все было напрасно. Летописи говорят, что в эти голодные годы только в Москве погибло около 127 тысяч человек. Голод продолжался с 1601 по 1604 год. За это время многие области России обезлюдели, народ в надежде прокормиться сбивался в банды и жил разбоем. Разбойники буквально наводнили страну.

А где-то около 1600 года впервые появился слух о том, что царевич Дмитрий, младший сын Ивана Грозного, будто бы не умер в Угличе, а спасся, бежал и теперь хочет вернуться и занять свое законное место на престоле России. Время было как раз подходящее: голод, мор, множество голодных, потерявших все на свете людей. По мнению историков, большую роль в организации этой политической смуты сыграло ненавидящее Бориса московское боярство. Оставшиеся годы жизни Борис Годунов провел, пытаясь восстановить в стране порядок, сражаясь с боярами и Лжедмитрием, и умер в разгар этой борьбы.

Никто до сих пор точно не знает, кем на самом деле был Лжедмитрий I или, как принято его называть, Самозванец. Наиболее распространенная версия гласит, что по рождению он являлся галицким дворянином Григорием Богдановичем Отрепьевым. Григорий Отрепьев родился приблизительно в 1577-1585 году. До того как объявить себя чудом спасшимся царевичем Дмитрием, младшим сыном Ивана Грозного, он, возможно, был монахом Чудова монастыря в Москве.

В 1602 году Отрепьев бежал из Чудова монастыря в Литву и, через некоторое время, появившись в роли слуги князя Вишневецкого, объявил о своем царском происхождении. Две семьи, Вишневецких и Мнишек, поверили ему, признали законным наследником Российского престола и ввели в высшее общество. После этого Лжедмитрий получил поддержку у римского духовенства, польского правительства, у части склонных к авантюрам поляков и у жителей южнорусских степей. На деньги, выданные польским королем Сигизмундом III и Римской курией, Самозванец собрал войско, состоявшее в основном из поляков и казаков, и 13 октября 1604 года перешел русскую границу.

Московские войска, высланные против Лжедмитрия Борисом Годуновым, пребывали в растерянности и не спешили сражаться с человеком, который мог оказаться законным наследником русского царя. Платонов С.Ф. писал по этому поводу: «Имя царевича Дмитрия, последней ветви великого царского рода, лишало московские войска всякой нравственной опоры: не будучи в состоянии проверить слухи о подлинности этого воскресшего царевича, московские люди готовы были верить в него и по своим религиозным и политическим взглядам не могли драться против законного царя. А боярство, в известной своей части, было просто радо успехам самозванца и давало ему возможность торжествовать над царскими войсками, в успехе Лжедмитрия предвидя гибель ненавистных Годуновых». (Платонов С.Ф. Указ. Соч., с. 274).

Борис Федорович Годунов умер неожиданно 13 апреля 1605 года в Москве. Сперва он был похоронен в Варсонофьевском монастыре в Москве, но позднее, по приказу тогдашнего царя Василия Ивановича Шуйского, его прах перенесли в Троице-Сергиеву Лавру. Жена: Мария, дочь печально известного палача Малюты Скуратова (его полное имя Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский). Платонов С.Ф. писал о Годунове и его царствовании: «Борис в своей деятельности был преимущественно умным администратором и искусным дипломатом… История поставила ему задачей умиротворение взволнованной страны, и он талантливо решал эту задачу. В этом именно и заключается историческое значение личности Бориса как царя-правителя».

Борис Годунов оставил наследником престола своего сына — Федора Борисовича Годунова, которому в тогда было всего 16 лет. Положение в стране в тот момент было крайне тяжелое. Лжедмитрий I набирал силу: его признали южные области страны, численность его войск увеличивалась, бояре, ненавидевшие Годуновых, были готовы оказывать самозванцу всяческую поддержку. Борис Годунов, сильный, умный, любимый в народе, еще мог удерживать страну в повиновении, но его юному сыну это было не под силу.

В июне 1605 года в столице вспыхнуло восстание: Федора, его мать и сестру сначала схватили и заперли в их прежнем доме. По приказу Самозванца в Москву приехали князь Голицын и Масальский с единственной целью «покончить с Годуновыми». 10 июня 1605 года Федор Борисович Годунов и его мать, Мария Годунова, были убиты. Сперва Федор Годунов, как и его отец, был похоронен в Варсонофьевском монастыре в Москве, но позднее, по приказу царя Василия Ивановича Шуйского, его останки перенесли в Троице-Сергиеву Лавру.

По материалам книги Валькова В.Г. Валькова О.А. «Правители России», М.: Рольф, Айрис-пресс (Энциклопедии), 1999, с. 133-146.