Иван I Данилович Калита (1328-1340) князь Московский и Великий князь Владимирский – сын Даниила Александровича, князя Московского, внук Александра Невского. Иван Данилович родился где-то в 1282-1284 году. В 1325 году после смерти брата, Юрия Даниловича, Великого князя Владимирского, унаследовал Московское княжество.

В 1328 году, улучив удобный момент, когда хан Узбек был разгневан на тогдашнего Великого князя Александра Михайловича, Иван Данилович сумел войти в доверие к хану: войска московского князя вместе с татарами приняли участие в разгроме Твери. Оставшийся очень довольным таким поворотом дел хан Узбек даровал Ивану Даниловичу ярлык на Великое княжение Московское и Владимирское.

«Летописцы говорят, — писал Карамзин Н.М., — что с восшествием Иоанна на престол Великого княжения мир и тишина воцарились в северной России». (Карамзин Н.М. «История государства Российского», М., 1988, т. 4, с. 131). С этого времени татары ограничивались установленной данью и больше не посылали отрядов для дополнительного грабежа. «Отечество наше сетовало в уничижении, — продолжает Карамзин Н.М., — головы князей все еще падали в Орде по единому мановению ханов; но земледельцы могли спокойно трудиться на полях, купцы ездить из города в город с товарами, бояре наслаждаться избытком; кони татарские уже не топтали младенцев, девы хранили невинность, старцы не умирали на снегу». (Там же, с. 133). Спокойствие воцарилось на Руси, и простые люди вздохнули с облегчением.

Первым, единственным и главным делом Ивана Даниловича в роли Великого князя было усиление и возвышение Москвы. Еще не будучи Великим князем, Иван Данилович уговорил митрополита Петра не только переехать в Москву, но и перенести туда кафедру Митрополии. Отчасти ради этого он заложил и построил первую в Москве каменную церковь. Незадолго перед смертью Петр высказал что-то вроде пророчества, которое гласило, что если он, Петр, умрет и будет похоронен в Москве, то она возвеличится над всеми русскими городами.

Иван I Данилович Калита, портрет XVII в.

Иван I Данилович Калита, портрет XVII в.

В 1326 году Петр умер, как и предсказывал, в Москве и был похоронен во вновь отстроенной церкви Успения Богоматери. Его преемник, митрополит Феогност, также предпочел поселиться в Москве, чем вызвал глухое недовольство удельных князей, боявшихся усиления Московского княжества. Так или иначе, но с этого времени Москва стала религиозной столицей Руси.

Приняв титул Великого князя Владимирского, Иван Данилович не пожелал жить во Владимире, а остался в Москве, фактически сделав ее столицей. Иван Данилович всегда подчеркнуто повиновался воле татарского хана. Настолько, что сумел снискать его полное доверие. Одним из проявлений этого доверия было специальное разрешение Ивану Даниловичу собирать для татар дань со всей Руси. Отправляя большую часть дани в Орду, Иван Данилович не забывал кое-что оставить и на собственные нужды.

На сэкономленные деньги Великий князь покупал у обедневших князей их деревни, селения и даже целые города. Впрочем, Иван Данилович не только покупал земли и уделы, но и выменивал, старался получить по наследству и в приданое, одним словом, он делал все, чтобы только расширить границы собственно Московского княжества. При этом он предпочитал делать это мирно, без кровопролития, но при необходимости не останавливался и перед войной.

Так же миром он предпочитал править своими землями. Иван Данилович прославился справедливостью и щедростью. По словам Карамзина Н.М., «сей князь не любил проливать крови… в войнах, освободил Великое княжение от грабителей внешних и внутренних, восстановил безопасность собственности и личную, строго казнил татей и был вообще правосуден». (Там же, с. 147-148). Предание гласит, что князь постоянно носил на поясе калиту, то есть мешок с деньгами, которые при всяком удобном случае раздавал бедным. За это он и получил прозвище Калита.

Впрочем, в прозвище московского князя можно увидеть и иной смысл. Князь Иван очень хорошо знал порядки в Орде и понимал, что только деньгами, богатством можно купить расположение татарских ханов. Потому и копил он серебро в московских закромах, не гнушался ничем ради увеличения своего богатства, и кожаный кошель (калита) не случайно стал символом его бережливости и рачительности. Такие черты характера князя Ивана Даниловича не слишком привлекательны, но они способствовали возвышению Москвы, превращению её в самый сильный и влиятельный город Руси.

Мир и спокойствие, воцарившиеся в северной Руси во времена правления Ивана Калиты способствовали ее обогащению, а добрая слава Калиты привлекала к нему на службу лучших людей со всей Руси, охотно переселявшихся в Московское княжество. Роль, сыгранная Иваном Калитой в возрождении или, лучше сказать, создании Российского государства огромна: недаром современники называли его «Собирателем земли Русской».

Карамзин Н. М. писал по этому поводу: «В то время, когда она (Россия) достигла высшей степени бедствия, видя лучшие свои области отторженные Литвою, все другие истерзанные монголами, — в то самое время началось ее государственное возрождение, и в городке, дотоле маловажном, созрела мысль благодетельного Единодержавия, открылась мужественная воля прервать цепи ханские, изготовились средства независимости и величия государственного. Новгород знаменит бывшею в нем колыбелью монархии, Киев купелью христианства для россиян; но в Москве спаслися отечество и вера». (Там же, с. 134). И хоть до величия и мощи Российского государства было еще далеко, начало было положено и первый шаг сделан.

Перед смертью Иван Данилович поделил принадлежавшие ему земли между сыновьями, а Москву завещал им всем в общее владение, с тем чтобы этот город всегда оставался столицей. Иван Данилович Калита умер 31 марта 1340 года в Москве и похоронен в построенном им самим Архангельском соборе Московского Кремля.

Семен Иванович Гордый (1341-1353) Великий князь Владимирский, старший сын Ивана Калиты, родился 7 сентября 1317 года в Москве. В 1341 году, сразу после смерти отца, он получил ярлык на Великое княжение, главным образом благодаря очень щедрым дарам. Во многих отношениях Семен Иванович продолжал политику своего отца, Ивана Калиты. Это касалось как положения Москвы по отношению к другим русским княжествам, так и татар.

С этими последними князь поддерживал чуть ли не дружеские отношения. С удельными же князьями Семен Иванович был неизменно тверд и даже строг, за что и снискал себе прозвище «Гордый». С братьями Семен Иванович заключил договор, записанный в специальной грамоте, по которому все они должны были действовать заодно, почитать старшего брата как отца и иметь общих друзей и врагов.

В этой грамоте Семен впервые назван Великим князем «Всея Руси». Этот же титул выгравирован на его печати. («Иллюстрированная хронология истории Российского государства в портретах», М., 1990, с. 56). Семен Гордый зарекомендовал себя князем хитрым и благоразумным. За свою жизнь он пять раз ездил в Орду и всегда возвращался оттуда живым и с прибылью. Во время его правления была основана знаменитая Троице-Сергиева Лавра. При нем расписаны три собора в Московском Кремле: Успенский, Архангельский и Преображенский. В это же время на Руси впервые начинали использовать бумагу. Семен Иванович Гордый умер в Москве 27 апреля 1353 года от свирепствовавшего тогда морового поветрия и похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Иван II Иванович Красный (1353-1359) Великий князь Владимирский, сын Ивана Калиты, родился 30 марта 1326 года в Москве. В 1353 году, после неожиданной смерти своего старшего брата Семена Ивановича, получил ярлык на Великое княжение Владимирское. Удельные князья сильно протестовали против подобного назначения, в том числе и потому, что Иван II зарекомендовал себя как человек безвольный, но поделать ничего не могли.

Действительно, не успел еще новый Великий князь вернуться из Орды, а на Руси уже вспыхнула очередная междоусобица. Летопись говорит, что князь Иван II Иванович «был государь тихий, кроткий, милостивый и нечестолюбивый. Жил во всякой тишине, а потому и спокойствие отовсюду имел». («Исторический словарь российских государей, князей, царей, императоров и императриц», 1793, Репринтное воспроизведение, М., 1990, с. 102). Он практически не занимался государственными делами, предоставив их боярам и, главным образом, митрополиту Алексию.

Именно митрополит Алексий несколько раз был вынужден ездить в Орду и поддерживать миролюбивые отношения с ханами, что было очень непросто. Легенда гласит, что однажды Алексий с Божьей помощью исцелил от слепоты жену хана Тайдулу, а впоследствии только благодаря ее заступничеству ему удалось отговорить хана от очередного набега на Русь. Но именно князь Иван II Иванович, получивший у современников прозвище «Кроткий», впервые с начала татаро-монгольского ига решился не пустить татарские войска в пределы своего княжества.

Дело было так. Татарский царевич Мамат-Ходжа явился в Рязань и заявил, что он будет устанавливать границу между Рязанским и Московским княжествами. Поводом к этому послужило непрекращающееся в то время соперничество между Рязанью и Москвой, выливавшееся частенько в вооруженные столкновения. Для татар такое положение дел служило вполне благовидной причиной для грабежа обоих княжеств под видом заботы об их границах.

И именно тогда князь Иван заявил Мамат-Ходже, что не впустит его на территорию Московского княжества. И самое удивительное то, что татарин, не имевший прямого приказа хана, не решился-таки затеять войну с Московским князем и ушел восвояси. Князь Иван II Иванович умер в Москве 13 ноября 1359 года и похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Дмитрий Константинович (1359-1362) Великий князь Владимирский, сын Константина Васильевича, князя Суздальского, внучатого племянника Александра Невского (внука брата Александра Невского, князя Андрея). Дмитрий Константинович, второй сын Константина Васильевича Суздальского, родился в октябре 1324 года. В 1359 году после смерти Великого князя Ивана II Ивановича он отправился в Орду и в 1360 году сумел получить ярлык на Великое княжение. У Ивана II Ивановича не осталось братьев, а его старшему сыну Дмитрию, впоследствии известному под именем Дмитрий Донской, было всего девять лет. По старшинству рода Дмитрий Константинович имел на это право.

Новый Великий князь впервые за много лет переехал жить во Владимир, провозгласив, что вернет старой столице забытое величие. Строптивые новгородцы охотно признали его власть и его наместника, потому что были рады освободиться от цепкой власти Московских князей. Дмитрий Константинович пытался уговорить митрополита Алексия вернуться во Владимир, но митрополит отказался.

Однако Московские князья или, скорее, московские бояре во главе с митрополитом Алексием, поскольку сами князья были еще очень молоды, стремились не выпустить из рук власть, с таким трудом приобретенную несколькими поколениями Московских князей. В 1362 году они отправились в Орду судиться с Дмитрием Константиновичем, в чем и преуспели, вытребовав ярлык на Великое княжение Владимирское для своего юного князя Дмитрия.

Но Дмитрий Константинович не спешил сложить с себя полномочия Великого князя и покинуть Владимир. Тогда московские бояре собрали дружину и двинулись к Владимиру. Дмитрий Константинович бежал из города и вернулся к себе в Суздаль. Там он спокойно прожил остаток своей жизни, больше не претендуя на верховную власть, и умер 5 июля 1383 года. Дмитрий Константинович похоронен в Архангельском соборе Нижегородского Кремля.

По материалам книги Валькова В.Г. Валькова О.А. «Правители России», М.: Рольф, Айрис-пресс (Энциклопедии), 1999, с. 93-100.