Немецкие войска, пройдя победным маршем через всю Европу, были вынуждены остановиться на территории Советского Сою­за через полтора месяца после начала Восточного похода на Мос­кву. Это произошло за Смоленском и Ельней, на Лужском рубеже под Ленинградом и в борьбе за Киев, где немецкие войска группы «Юг» не смогли преодолеть оборонительные рубежи Киевского укрепленного района и сопротивление 5-й армии Потапова М.И.

На схеме приведены повременные данные продвижения про­тивника к основным центрам Советского Союза — Москве, Ленингра­ду и Киеву. На схеме приводится перечень крупных городов, которы­ми удалось овладеть немецко-фашистским войскам в ходе боевых действий на северо-западном, западном и юго-западном направлени­ях с конца июня по конец сентября 1941 г. Победы, одержанные немецкими войсками на начальном этапе войны в 1941 г., доста­лись немцам ценой больших потерь в живой силе и технике.

Гальдер, начальник Генерального штаба немецких сухопутных войск, в середине августа 1941 г. был вынужден признать назре­вающую возможность превращения блицкрига в позиционную войну. 11 августа, через 51 день после начала Восточного похода на Советский Союз, в своем военном дневнике он записал: «На всех участках фронта, где не ведется наступательных действий, войска из­мотаны. В сражение брошены наши последние силы. Общая обстанов­ка все очевиднее и яснее показывает, что колосс — Россия… был нами недооценен. Это утверждение можно распространить на все хозяйст­венные и организационные стороны, на средства сообщения и в особенности на чисто военные возможности русских» (Гальдер Ф. «Военный дневник: 1941 год. Ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск Германии», Смоленск, 2006 г., с. 482-483).

Схема перерывов в наступлении немецких войск на советско-германском фронте, вызванных сопротивлением Красной Армии под Лугой, за Смоленском и Ельней и на Киевском укрепрайоне

Схема перерывов в наступлении немецких войск на советско-германском фронте, вызванных сопротивлением Красной Армии под Лугой, за Смоленском и Ельней и на Киевском укрепрайоне

Весьма характерной для этого периода военных действий является непредусмотренная планом «Барбаросса» остановка немцев под Ле­нинградом, который они наблюдали с высоты 168, но взять во фрон­тальных боях так и не смогли, после чего были вынуждены прибегнуть к блокаде города. Поэтому к высказываниям бывших гитлеровских ге­нералов об упущенных по вине Гитлера победах следует относиться критически.

О выдающейся роли защитников Ленинграда и Киева в деле сры­ва немецкого наступления на Москву в августе-сентябре 1941 г. Штеменко С.М. (с 1948 по 1952 г. начальник Генерального штаба Советской Армии) писал: «…исход борьбы на главном, западном на­правлении, в большей чем когда бы то ни было степени зависел в тот момент от стойкости ленинградцев и киевлян…» (Штеменко С.М. «Генеральный штаб в годы войны», книга 1. М., 1975 г., с. 38).

Так же трудно переоценить значение Смоленского сражения в битве за Москву. Боеспособность немецких войск на московском направлении в боях за Смоленск была существенно снижена, и их наступательный порыв был сорван. Когда верховным командованием вермахта был категорично по­ставлен вопрос о недопущении выхода из окружения в районе Смо­ленска 16-й и 20-й армий, остатки частей которых не сложили оружия и остались верными присяге, то эта задача оказалась уже не по силам 7-й и 17-й танковым и 20-й моторизованной дивизиям вермахта.

Активное сопротивление частей Красной Армии продолжалось в районе Смоленска и после того, как город был оставлен частями 16-й и 20-й армий. Бои за Рославль, Гомель и другие города оконча­тельно измотали немецкие войска, входившие в группу армий «Центр». 24-я армия своими силами весь август атаковала захваченную немцами Ельню без перерывов. Об атаках советских войск в сторону Ельни командующий группой армий «Центр» фон Бок с тревогой упо­минает в своих дневниковых записях за 4, 12, 13, 14, 30 и 31 августа 1941 г. В конце концов, группа армий «Центр», не устояв под уда­рами советских войск, была вынуждена, понеся большие потери, выпрямить фронт и сдать Красной Армии Ельнинский выступ.

Вопрос о большом количестве военнопленных бойцов и команди­ров Красной Армии, попавших в июле — августе 1941 г. в немецкие концентрационные лагеря (до 500 тыс. человек) требует допол­нительного изучения документов, относящихся к этой проблеме. Сведения о количестве советских военнослужащих, попавших в немецкий плен в ходе оборонительных сражений на направлении Бе­лосток — Минск и в районе Смоленска, приведены в военных дневни­ках командующего немецкой группой армий «Центр» генерал-фельд­маршала фон Бока.

По его данным, после завершения окружения на­ших войск в районах Белостока и Минска немцами было захвачено в плен 287 тысяч, а в районе Смоленска — 309 тысяч военнослужащих Красной Армии (Бок Ф. «Я стоял у ворот Москвы. Военные дневники 1941-1945», М., 2006 г. О военнопленных в боях за Белосток и Минск — с. 73-74. О битве за Смоленск — с. 116). О количестве военнослужащих Советской Армии, попавших в плен в оборонительных боях в июне-августе 1941 г., можно судить по тому, что только на оккупированной немцами терри­тории Белоруссии гитлеровцами было уничтожено свыше 800 тысяч советских военнопленных (Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия, М., 1985 г., с. 86). И это при том, что часть из попавших в плен вывозилась для принудительных работ на военных заводах в страны Европы, подконтрольные гитлеровской Германии.

Здесь также следует привести данные о безвозвратных и санитар­ных потерях Красной Армии в оборонительных боях на московском направлении с 22 июня по 10 сентября 1941 г., которые в настоя­щее время опубликованы в исторической литературе и содержатся в официальных изданиях. Эти потери наших войск, которые имену­ются как людские или как общие потери, составляют для направле­ния Белосток — Минск 417 тысяч человек, а для Смоленского сра­жения — 759 тысяч человек (Россия и СССР в войнах XX века. Потери Вооруженных Сил. Статистическое исследование. М., 2001. О санитарных и безвозвратных потерях на направлении Белосток — Минск — с. 268. О поте­рях в битве за Смоленск — с. 272).

Верховный главнокомандующий, ГКО и Ставка, а также Генеральный штаб и командующие фронтами были обеспокоены проблемой военнопленных и значи­тельными общими потерями войск. Для компенсации этих потерь требовались резервы, создание и обучение которых в ходе войны требовало огромных усилий от всей страны. Каждый боец, вставший на пути врага, вносил свой посиль­ный вклад в дело защиты Отечества. Поэтому потеря войск, бойцы и командиры которых попадали в немецкий плен, увеличивала фронтовую нагрузку на бойцов и командиров, оставшихся в строю, приводила к утрате большого количества легкого стрелкового и тяжелого вооружения. Страна теряла громадные территории, за­шита которых была доверена потерявшим боеспособность вой­скам.

Своим приказом от 16 августа 1941 года № 270 Ставка Верховного главнокомандования указала на недопустимость отхода с защища­емых позиций без приказа. Принципиальные требования, содержав­шиеся в приказе, были омрачены несправедливым обвинением в том, что сдались в плен командарм 28-й армии генерал Качало­в В.Я., командарм 12-й армии Понеделин П.Г. и командир 13-го стрел­кового корпуса Кириллов Н.К. Они были реабилитированы Вер­ховным судом только в 1956 году, в одиннадцатую годовщину нашей Победы.

Несмотря на значительные трудности, возникшие в связи с по­полнением войск, Ставка Верховного главнокомандования сумела мобилизовать ресурсы страны и призвала на защиту Отечества всех, кто был способен владеть оружием.

3 июля 1941 г. Сталин И.В., обращаясь к народам Советского Союза, призвал всех граждан страны поддержать усилия Красной Армии по отражению немецкого вторжения и объявил начавшуюся войну Отечественной. По приказу Военного совета Московского военного округа Мос­ква начала формировать дивизии народного ополчения. К 6 июля 1941 г. в столице были сформированы 12 дивизий народного ополчения, которые 11 августа 1941 г. были введены в состав Красной Армии и явились основой 32-й, 33-й и 34-й армий Резерв­ного фронта. Началась работа по переброске войск из Сибири, с Дальнего Востока и из Средней Азии к Москве.

Значительные потери Красной Армии в личном составе и воору­жении привели командование вермахта к неправильной оценке ре­зультатов продвижения немецких войск на московском направлении. Дальнейший ход боевых действий с середины по конец августа 1941 г. показал, что темпы продвижения вермахта на восток сни­жаются, а потери в танковых войсках приближаются к 50%.

План «Барбаросса», разрабатывавшийся немецким верховным командованием с расчетом на экономическую слабость и технически отсталость СССР, не обеспечил захвата Ленинграда и молниеносного продвижения немецко-фашистских войск к Москве, он исчерпал себя в стратегическом и политическом отношении. Надежда немцев на то, что бойцы и командиры Красной Армии разбегутся по домам после первых дней боевых действий, не оправдались. Перед немецким Генеральным штабом встал вопрос о немедленной разработке нового плана по захвату столицы Советского Союза группой армий «Центр» с обязательным учетом необходимости увеличения сил входящих в эту ударную группировку.

На основании доклада главкома сухопутных сил вермахта Гитлер 5 сентября 1941 г. дал директивное указание о подготовке к про­должению наступления на московском направлении. Это указание, известное как директива №35, базировалось на уже достигнутых немецко-фашистскими войсками начальных успехах по разгрому советских войск силами группы армий «Центр».

Директивой №35 предусматривалось уничтожить советские вой­ска на московском направлении до начала зимы. Для этого предла­галось группе армий «Центр» «…как можно скорее начать наступле­ние в общем направлении на Вязьму, расположив крупные силы танковых войск на флангах с задачей окружить противника восточ­нее Смоленска. После этой операции на окружение группе армий «Центр» преследовать противника в направлении Москвы» (Хаупт В. «Сражение группы армий «Центр». Взгляд офицера вермахт», М., 2006 г., с. 84).

Так как 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана освободилась после операции по захвату Киева в конце сентября 1941 г., то дата начала реализации нового плана могла быть на­значена не ранее конца сентября — начала октября 1941 г. Для усиления войск, которым придется осуществлять новый план на­ступления на Москву, было предложено подключить 4-ю танковую группу Гепнера, использование которой в районе пригородов Ле­нинграда себя не оправдало.

Но основная ставка на возможность продолжения войны остава­лась прежней: Красная Армия истощена в боях, а ее бойцы демора­лизованы. И еще: немцам по-прежнему хотелось заполучить кав­казскую нефть, украинские хлеб и уголь, неограниченные источ­ники подневольной рабочей силы. Главная же цель гитлеровской Германии оставалась прежней — быстрейшее овладение Москвой.

Статья написана с использованием материалов книги В.Д. Барановский «Победа в битве за Москву. 1941-1942», М., «Голден-Би», 2009 г.