В 1941 г. немцы наступали по трём направлениям: на Ленинград, Москву и Киев. Для защиты дальних подступов к Ленинграду нужно было построить оборо­нительный рубеж от Финского залива по реке Луга до озера Ильмень, занять его на всем 250-км фронте войсками и создать перед обороной сплошные проти­вотанковые и противопехотные заграждения.

Командующий Северным фронтом генерал-лейтенант Попов М.М., выполняя решение Став­ки, 6 июля создал Лужскую оперативную группу под командованием заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта Пядышева К.П. В состав группы должны были войти: 4 стрелковые дивизии (70, 111, 177 и 191-я); 1, 2 и 3-я дивизии народного ополчения; Ленинградское стрелково-пулеметное училище; Ленинградское Краснозна­менное имени С.М. Кирова пехотное училище; 1-я горно-стрелковая бригада; артиллерийская группа из частей Лужского лагерного сбора под командовани­ем полковника Одинцова Г.Ф. Для прикрытия войск группы с воздуха привлека­лась авиация всего Северного фронта под командова­нием генерал-майора авиации Новикова А.А.

К 9 июля Лужская оперативная группа заняла восточный и центральный участок обороны от города Луги до озера Ильмень. Незанятым оставался участок на нижнем течении реки Луга, на который войска только начали выдвигаться.

Карта наступления группы армий "Север" на 10 июля 1941 г.

Карта наступления группы армий "Север" на 10 июля 1941 г.

Бронетанковые и моторизованные части про­тивника за 18 дней наступления преодолели рубеж, проходивший вдоль Западной Двины, и заняли Псков­ский укрепленный район. Становилось ясно, что группа армии «Север» намерена нанести главными силами удар через Лугу на Красногвардейск, чтобы затем сходу овладеть Ленинградом и соединиться с финскими войсками.

Бойцы 70-й стрелковой дивизии на Лужском рубеже

Бойцы 70-й стрелковой дивизии на Лужском рубеже

Лужская укрепленная позиция еще не была готова. Нарвское и кингисеппское направления прикрывала 191-я стрелковая дивизия. 70, 111 и 177-я стрелко­вые дивизии только выдвигались в район боевых действий, а дивизии народного ополчения вообще находились в стадии формирования. В этой обста­новке Военный совет Северного фронта решил для усиления лужского направления перебросить с петро­заводского направления резервную 237-ю стрелковую дивизию, а с Карельского перешейка — 2 дивизии 10-го механизированного корпуса. Это было рискованно, так как ослаблялся северный участок обороны, но другого выхода не было.

Ленинградцы на строительстве оборонительных сооружений, лето 1941 г.

Ленинградцы на строительстве оборонительных сооружений, лето 1941 г.

Танковые и моторизованные соединения немец­ких войск после захвата Пскова не стали дожидаться подхода главных сил 16-й и 18-й армий, а возобно­вили наступление: 41-м моторизованным корпусом на Лугу, а 56-м моторизованным корпусом — на Новгород.

90-я и 111-я советские стрелковые дивизии под натиском превосходящих сил врага с боями отходили к пред­полью лужской оборонительной полосы и 12 июля, совместно с 177-й стрелковой дивизией, остановили продвижение противника. Попытка двух танковых и одной пехотной немецких дивизий прорваться к городу Луга на этом направлении успеха не имела.

Движение немецкой автоколонны по разорённой русской земле, лето 1941 г.

Движение немецкой автоколонны по разорённой русской земле, лето 1941 г.

10 июля две танковые, моторизованная и пехотная дивизии 41-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы немецких войск при поддержке авиации на­несли удар севернее Пскова по частям 118-й стрелко­вой дивизии. Вынудив ее отойти к Гдову, они устре­мились на Лугу с другого фронта. Через день немцы достигли реки Плюсса и завязали бой с войсками прикрытия Лужской оперативной группы.

Красноармейцы 70-й стрелковой дивизии на Лужском оборонительном рубеже, 1941 г.

Красноармейцы 70-й стрелковой дивизии на Лужском оборонительном рубеже, 1941 г.

Оборону на лужской позиции успели занять 191-я и 177-я стрелковые дивизии, 1-я дивизия народного ополчения, 1-я горнострелковая бригада, курсанты Ленинградского Краснознаменного пехотного учили­ща имени С.М. Кирова и Ленинградского стрелково-пулеметного училища. В резерве находилась 24-я танковая дивизия, а к линии фронта выдвигалась 2-я дивизия народного ополчения.

Бой до последней гранаты, до последнего патрона...

Бой до последней гранаты, до последнего патрона...

Соединения и части оборонялись на широ­ком фронте. Между ними имелись промежутки в 20-25 км, не занятые войсками. Некоторые важные направления, например кингисеппское, оказались неприкрытыми. 106-й инженерный и 42-й понтонный батальоны установили противотанковые минные поля в зоне предполья. На лужской позиции еще велись интен­сивные работы. В них участвовали десятки тысяч ленинградцев и местное население.

Немецкие дивизии, приближавшиеся к пред­полью лужской оборонительной позиции, натолкну­лись на упорное сопротивление. Днем и ночью не утихали горячие бои. Важные населенные пункты и узлы сопротивления по нескольку раз переходили из рук в руки. 13 июля противнику удалось вклиниться в полосу обеспечения, но утром следующего дня передовые отряды 177-й стрелковой и части 24-й танковой дивизий, поддержанные мощным огнем артиллерии, выбили его из предполья и вновь заняли позиции по реке Плюсса. Большую роль в отражении натиска танков противника сыграла артиллерийская группа полковника Одинцова. Одна гаубичная бата­рея старшего лейтенанта Яковлева А.В. уничтожила 10 танков врага.

Немецкое командование решило изменить на­правление главного удара. Основные силы 41-го моторизованного корпуса получили приказ двигаться на Кингисепп. Скрытно, по проселочным и лесным дорогам, немецкие танковые и моторизованные части в быстром темпе стали обходить группировку войск Северного фронта, расположенную в районе города Луга. Вскоре они достигли реки Луга в 20-25 км юго-восточнее Кингисеппа. 14 июля передовой отряд немцев переправился через реку и создал плацдарм на ее северном берегу у деревни Ивановское.

Маневр главных сил 4-й танковой группы с луж­ского на кингисеппское направление своевременно обнаружила разведка фронта. При этом особо от­личилась разведывательная группа Лебедева В.Д., действовавшая в тылу противника. Она донесла об интенсивном движении немецких танков и мотоколонн от Струг Красных и Плюссы на Ляды и далее к реке Луга. За перегруппировкой немецких войск следила наша воздушная разведка. Командование фронта принимало срочные меры для прикрытия кингисеппского участка. Была ускорена отправка на это направление 2-й дивизии народного ополчения, сформированной из добровольцев Московского райо­на Ленинграда и танкового батальона Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов усовершен­ствования комсостава, который начал спешно формироваться 15 июля 1941 г.

Авиация фронта стала наносить удары по пере­правам противника и по его подходившим колоннам. Для этого использовались также ВВС Краснозна­менного Балтийского флота и 7-й истребительный авиационный корпус ПВО, в оперативном отношении подчиненные командующему ВВС фронта генерал-майору Новикову А.А.

14 июля главком Северо-Западного направления Ворошилов К.Е. вместе с командующим Северным фронтом генерал-лейтенантом Поповым М.М. при­был в район Кингисеппа, где части 2-й дивизии народ­ного ополчения пытались «сбить» немецкие войска с захваченного плацдарма на реке Луга. Ополченцев поддерживали сводный танковый полк и отдельный танковый батальон танков КВ.

С 16 по 21 июля танковые части использовались в боях в районе Кингисеппа. Танки были брошены в бой с хода, атаковали противника в лоб, без разведки, без поддержки пехоты и артиллерии и потерпели полное фиаско — ликвидации плацдарма противника достичь не удалось. На лужском рубеже бои были ожесточёнными и кровопролитными, особенно 17 июля, когда в течение 15 часов наши части сдерживали натиск противника и сами контратаковали.

Тем не менее, в целом в середине июля немецкие войска были задержаны на лужском рубеже, что позволило советскому командованию продолжать строительство укреплений на ближних подступах к Ленинграду. Для поддержки действий Лужской оперативной группы с середины июля стали привлекаться танко­вые части 1-го и 10-го механизированных корпусов, а также бронепоезда и дрезины.

Проведя контрудар под Сольцами, Красная Армия отбросила противника от Шимска к западу более чем на 40 км, ликвидировав опасность овладения гитлеровцами Новгородом. 25 июля немцы возобновили атаки в районе станции Серебрянка. Бои за Серебрянку продолжались 5 дней, станция несколько раз переходила из рук в руки. Это был один из самых тяжелых и ответственных периодов за первые 15 дней обороны. Яростные бои доходили до рукопашных схваток. Наши войска оставили местность глубиной до 9 км. Советские части несли тяжелые потери…

23 июля 1941 г. для улуч­шения управления войсками Лужской оперативной группы Военный совет фронта разделил ее на 3 са­мостоятельных сектора — кингисеппский, лужский и восточный, подчинив их непосредственно фронту.

Войска кингисеппского сектора под командовани­ем генерал-майора Семашко В.В. получили задачу не допустить прорыва противника с юга вдоль Гдовского шоссе на Нарву и через Кингисепп к Ленинграду. Соединения лужского сектора (их возглавил генерал-майор Астанин А.Н.) перекрывали все дороги, кото­рые вели к Ленинграду с юго-запада. Новгородское направление обороняли войска восточного сектора, которыми командовал генерал-майор Стариков Ф.Н. По указанию Ставки с 29 июля 1941 г. секторы стали называться участками.

29 июля немецкие части заняли села Волосовичи, Никольское, Рютень и вели наступление вдоль Лужского шоссе. К вечеру немецкая колонна «головой» достигла деревни Бунны. Советская 24-я танковая дивизия, как и другие танковые части, на Лужском направлении использовалась мелки­ми группами, на разных участках, для сдерживания наступающего противника, а не для выхода в тыл и уничтожения его. Вместе с тем для этого имелись благоприятные условия и возможности, так как про­тивник двигался только по отдельным участкам, где имелись хорошие дороги.

Каждый общевойсковой начальник хотел ис­пользовать танки на своем участке для «выталкива­ния» противника и для моральной поддержки своей пехоты. В результате дивизию разорвали на части. Фактически она действовала в пяти направлениях.

Части дивизии не имели единого управления, снабжения и восстановления. Штаб дивизии был разбит на части, как и подразделения дивизии. Приказы отдавались вышестоящими начальника­ми, как правило, устно с личным выездом в войска или через начальника штаба. Письменных подтверж­дений устных приказов не было. Всегда время на под­готовку и выполнение приказа ограничивалось, что делало их практически невыполнимыми, не говоря уже о резерве времени. Часто приказы отменялись.

Задачи танковой дивизии ставились, как стрелко­вому соединению — наступать, овладеть (лобовым ударом), и лишь одна задача была поставлена на выход в тыл противника (в район Великое Село). Несмотря на разрозненность частей дивизии, все задачи были выполнены. Маневренная группа пол­ковника Родина глубоким клином вперед вела бой, имея оголенные фланги, так как на его флангах части 3-го и 483-го моторизованных полков отходили, и противник, чувствуя их неустойчивость, нажимал на них сильнее. Группа майора Лукашика, фактически не имея поддержки на флангах, до последней возмож­ности сдерживала противника.

Задача на окружение противника в районе Вели­кое Село была также выполнена, но ввиду того, что в тыл немецких войск вышли всего 11 танков без пехоты и поддержки артиллерии, противник засаду прорвал, сильным артиллерийским налетом поджег деревню и вырвался из окружения.

В первых числах августа 177-я дивизия получила пополнение из добровольцев Балтийского судостроительного завода. Этот батальон занял оборону на южной окраине города Луги, на Лангиной горе до военного городка протяженностью около 5 км. Многие из тех молодых ополченцев так и остались лежать в лужской земле. И сегодня в этих местах можно увидеть доты, дзоты, окопы… После мощной артиллерийской подготовки 56-й моторизованный корпус 4-й танковой группы атаковал 10 августа войска лужского участка обороны, стремясь захватить Лугу и двигаться на Ленинград. Но 177-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник Машошин А.Ф., во взаимодействии с 24-й танковой дивизией, при поддержке артиллерии, действовавших под общим командованием генерал-майора Астанина А.Н. (командующего лужским участком обороны), сдержали натиск вражеских войск и нанесли им большие потери.

В районе Новой и Старой Середки враг предпринял даже психическую атаку, но советские бойцы не дрогнули. Орудия пяти артиллерийских дивизионов интенсивным огнем уничтожали и рассеивали немцев, шедших сомкнутым строем. Атака врага захлебнулась. Несмотря на героическое сопротивление советских войск, положение в районе Луги продолжало ухудшаться. Виною этому стали события, разыгравшиеся на флангах. Справа продолжали отходить части кингисеппского участка обороны, а на крайне левом фланге под сильными ударами двух немецких корпусов 16-й немецкой армии отступала 48-я армия Северо-Западного фронта.

Противник усиливал натиск — перешел к решительному наступлению на Кингисеппском, Новгородском и Лужском направлениях. 16 августа немцы овладели Новгородом и станцией Батецкая. Враг прорвался к реке Оредеж, а на западном направлении приблизился к дороге Кингисепп – Ленинград. Таким образом, к середине августа для Северного фронта наступил чрезвычайный момент. С юга на Ленинград надвигалась группа армий «Север», прорвавшая лужскую укрепленную позицию на флангах, а с севера — финская армия, развивавшая наступление на Карельском перешейке. При этом соотношение сил по-прежнему было в пользу противника. Большинство дивизий Северного фронта понесло тяжелые потери. «Трудность в создавшейся обстановке состоит в том, — докладывалось начальнику Генерального штаба маршалу Шапошникову Б.М., — что ни командиры дивизий, ни командармы, ни комфронтом не имеют совершенно резервов».

24 августа наши войска в соответствие с приказом командования оставили город, после того как противник прорвался на кингисеппском направлении и вышел к Красногвардейску (Гатчине) и Тосну. Части Лужской оперативной группы еще несколько дней мужественно сражались у поселка Толмачево и станции Мшинской. Наши воины сдерживали наступление противника до 27 августа, а через двое суток генерал-майор Астанин А.Н. начал выводить войска на север.

В середине сентября Лужская оперативная группа, переименованная в Южную группу, разделилась на несколько отрядов и выходила на соединение с войсками фронта под Ленинградом в районах Кириши и Погостье. Каждый из отрядов шёл во главе с опытными командирами — генералом Астаниным А.Н., полковниками Машошиным А.Ф., Родиным А.Г., Рогинским С.В. и Одинцовым Г.Ф. В самых опасных местах неизменно с бойцами был бригадный комиссар Гаев Л.В., геройски погибший. Отряды, уничтожив в боях немало немцев, вырвались из вражеского кольца и влились в ряды защитников Ленинграда.

Однако многие защитники Лужского оборонительного рубежа погибли при отступлении: утонули в болотах, расстреляны фашистскими самолетами на бреющем полете. Во второй половине сентября уцелевшие войска вышли в район Слуцка и на реку Волхов. Полуторамесячные бои на лужском рубеже затормозили наступление противника, сбили темп его продвижения к Ленинграду. Немцы так и не смогли штурмом взять Лугу.

Опыт боев маневренных и подвижных групп на лужском направлении в первые недели войны показал, что мотомехчасти противника имели в своем соста­ве большое количество колесных 8-тонных машин для перевозки пехоты. Кроме того, на вооружении противника имелось значительное количество ми­нометов крупного калибра, небольшое количество средних танков и несколько тяжелых. Транспортеры в большинстве своем были бронированные, на комби­нированном ходу (передние колеса на «грузоленте», управляемые). Транспортеры буксировали 75-мм или 37-мм орудия. Наличия артиллерии калибра выше 105-мм не наблюдалось.

Противник располагал значительным количество мотоциклов с коляской типа БМВ. Экипаж состоял из трех человек, вооруженных пулеметом и автоматами. Каждое соединение или отряд имело в качестве под­держки самолет-корректировщик HS- 126 для коррек­тировки минометного и артиллерийского огня и для ведения ближайшей авиационной разведки.

На марше немецкие части вели активную на­земную разведку, в основном на мотоциклах. Ино­гда в составе разведгрупп противника включались противотанковое орудие и танкетки. Службу бокового охранения несли в основном мотоциклисты.

Мотомехчасти противника действовали только по дорогам, смело углублялись в тыл и располагались в основном в населенных пунктах. Машины на при­валах маскировались в сараях, скотных дворах, под навесами или располагались рядом с домом, маскиру­ясь под строения. Часть немецких солдат находилась в домах, остальные немедленно приступали к отрыву щелей, приспособлению канав или рытью укрытий около стен сараев и домов. Для маскировки немецкие солдаты даже переодевались в гражданскую одежду местного населения.

В целом немецкие части были привязаны к до­рогам, от качества которых зависела скорость их продвижения. Сплошного фронта не существовало, а пространство между дорогами было совершенно свободно от действий наступающих немецких войск. Мотомехчасти, продвигаясь по отдельным направле­ниям, не закрепляли свой тыл. Патрульную службу на дорогах несли только мотоциклисты. Ночью не­мецкие мехчасти активных боевых действий не вели, бой принимали только днем на открытой местности, а затем, исходя из подобной практики, намечали на­селенные пункты для расположения на ночь.

В огневом бою немецкие подразделения приме­няли, как правило, крупнокалиберные минометы и артиллерию, ведя огонь прямой наводкой, используя иногда зенитную артиллерию как противотанковую. Ружейно-пулеметный огонь применялся немца­ми очень редко. Огонь дальнобойной артиллерии корректировался самолетами-корректировщиками, и эти же самолеты вели постоянную разведку рас­положения советских частей. При наступлении артиллерию немцы располагали с фронта, атакуя танками с флангов.

При вынужденном отходе немец­кие части начинали искать наиболее слабые фланги у контратакующих. При неудачной атаке для немцев с хода они немедленно переходили к артиллерийской подготовке, а при появлении танков KB огонь всех огневых средств сосредотачивали против них. По­добная тактика позволяла немецким войскам при минимуме затрачиваемых сил и средств добиваться нужного результата, теснить и окружать советские войска по всему фронту, нанося обороняющимся советским частям тяжелые потери.