Погода в Подмосковье во второй половине нынешнего августа нас совсем не радует.  Поэтому я побывала в нескольких дворянских усадьбах, расположенных не так далеко от Ленинградского шоссе: в Середникове, Тараканове, Шахматове и Боблове. Экскурсии оказались весьма содержательными, и после них мне захотелось применительно к тематике сайта написать об участии наших великих поэтов в войнах и об их отношении к ним.

Речь пойдёт главным образом об Александре Александровиче Блоке, с именем которого связана усадьба Шахматово. В поэме «Возмездие» Блок пишет о доме своего деда Бекетова А.Н.:

…И серый дом, и в мезонине
Венецианское окно,
Цвет стекол — красный, желтый, синий,
Как будто так и быть должно.

Дом Блока А.А. в Шахматово

Дом Блока А.А. в Шахматово

В Таракановской церкви, которая уже давно находится на реставрации, поэт венчался с Любовью Дмитриевной Менделеевой. А Боблово – имение тестя поэта – знаменитого русского учёного Дмитрия Ивановича Менделеева. Дом Блока в Шахматове, в котором поэт жил много лет с ранней весны и до поздней осени, был разграблен и сожжен во время Гражданской войны, как и оба дома Менделеева в Боблово.

Церковь в Тараканово, где венчались Блок А.А. и Менделеева Л.Д.

Церковь в Тараканово, где венчались Блок А.А. и Менделеева Л.Д.

Блок принял революцию, но он не мог принять всю бессмысленную жестокость Гражданской войны. Начавшийся красный террор и Гражданская война очень скоро развеяли его иллюзии. Уже с апреля 1919 г. высказывания Блока о новой власти становятся всё более и более ироничными. Отрезвление было тем страшнее, что он чувствовал огромную ответственность за всё сказанное и написанное в январе 1918 г.

Однако блоковская революционность имела мало общего с партийной программой большевиков. В революции поэт видел очищающую грозу, которая принесёт в мир новые, справедливые общественные отношения. На его глазах рушилось и металось в агонии самое дорогое в его жизни — Родина. Творческим результатом размышления поэта о революции стала поэма «Двенадцать».

Поэма построена как ряд сменяющих друг друга сцен из жизни ночного Петрограда начала 1918 г. Здесь нет ничего похожего на прославление революции, напротив, — «злоба, грустная злоба», стрельба, грабежи, вымерший чёрный город. «Безродный пёс» — образ, который точнее всего передаёт состояние обитателей Петрограда, связанных со «старым миром» и вчера ещё чувствовавших себя хозяевами жизни. «Барыня в каракуле», «товарищ поп» и «буржуй на перекрёстке» робко прячутся от непонятных для них событий и рисуются Блоком с нескрываемой иронией.

В 1920 г., оглядываясь на собственные настроения двухлетней давности, Блок подчеркивал, что выразил в «Двенадцати» свои мистические ощущения: «…она была написана в согласии со стихией…» Поэт неоднократно признавался, что образ Христа в финале возник как бы помимо его воли. «Когда я кончил, — приводил Корней Чуковский слова Блока, — я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее я видел Христа».

Впервые поэма «Двенадцать» была напечатана 18 февраля 1918 г. в газете «Знамя труда». В мае она вышла отдельной книжкой вместе со стихотворением «Скифы». При жизни Блока А.А. было ещё три издания «Двенадцати» с рисунками Анненкова Ю.П. Поэма тогда же была издана в ряде российских городов и за рубежом, переведена на несколько языков.

Существование в голодном Петрограде, обилие мешающих творчеству советских заседаний, квартирное уплотнение, напряженные отношения в семье и восприятие конца Гражданской войны и начала нэпа как спада «революционной волны» приводят поэта к творческому кризису: после января 1918 г. он почти не писал лирических стихотворений. Поэт сам таскал дрова и стоял в очереди за мороженой капустой. Он был вынужден поступить на службу и добывать продовольственные карточки: на его иждивении находились жена, мать и тётя. В 1919 г. в одном из стихотворений он написал:

Скользили мы путём трамвайным:
Я — керосин со службы нёс…

Памятник Блоку А.А. в усадьбе Тараканово

Памятник Блоку А.А. в усадьбе Тараканово

Блок узнал о разорении Шахматово, в котором он написал более 500 стихотворений, в последний год своей жизни, когда был уже серьёзно болен. Это печальное известие ожесточило тяжёлую депрессию, в которой находился поэт, разочаровавшийся в революции и остро переживающий за судьбу горячо любимой им Отчизны. Блок, страдавший от тяжёлого заболевания сердца, нуждался в немедленном лечении, а ЦК РКП(б) больше двух месяцев решал вопрос о возможности выезда поэта в санаторий в Финляндию, ведь может и не возвратиться…

Но вернёмся к теме статьи. Могут ли вообще совместиться военная доблесть и настоящая поэзия?  На самом деле, многие известные русские поэты были еще и отважными воинами. Например, Грибоедов А.С. во время Отечественной войны 1812 г. служил в кавалерии, вступив добровольцем в Московский гусарский полк, графа Салтыкова.  Денис Давыдов в ту же войну был командиром армейского партизанского отряда, храбро сражался в тылу французов.

Николай Степанович Гумилёв, расстрелянный большевиками в августе 1921 г. по подозрению в причастности к белогвардейскому заговору, в самом начале Первой мировой войны записался добровольцем в армию. Храбро воевал в Польше, на Западной Украине, был награждён Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени, в 1916 г. был произведён в прапорщики. На фронте был до января 1917 г.

Другой великий русский поэт – Сергей Есенин – на фронт не стремился. В 1916 г. в возрасте 21-го года он был призван на военную службу, но благодаря хлопотам друзей и влиятельных знакомых, поэт получил назначение санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд Её Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны. Надо отметить, что в это время Есенин был уже известным поэтом. Вместе с другим поэтом — Николаем Клюевым часто выступал, в том числе и перед семьёй государя.

Поэты Есенин С.А. и Клюев Н.А., 1916 г.

Поэты Есенин С.А. и Клюев Н.А., 1916 г.

Тут, конечно, многое зависит от характера человека от его отношения к военной службе и гражданской позиции. Михаил Юрьевич Лермонтов, с именем которого связана усадьба Середниково, профессиональный военный, окончил в Петербурге Школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров, но к службе был равнодушен, участвовал в войне на Кавказе только потому, что был туда сослан.

Усадьба Середниково

Усадьба Середниково

Отдельно хочу немного рассказать об усадьбе Середниково. Это подмосковное имение принадлежало брату бабушки поэта, Столыпину А.А. Михаил Лермонтов дважды проводил лето в Середникове. В память о его пребывании в 1830-1831 гг. там установлен обелиск. Меня поразила ухоженность усадебного дома и территории. Восстановлением музейного комплекса занимается ассоциация, которая существует полностью на хозрасчете, без привлечения бюджетных средств. В Середниково на коммерческой основе проводятся свадьбы и другие мероприятия. В субботу и воскресенье экскурсий нет – усадьбу посещают молодожёны.

Свадебное мероприятие в Середниково

Свадебное мероприятие в Середниково

Однако вернёмся к Блоку. Великий русский поэт Александр Александрович Блок жил в очень сложное для России время – время рубежа веков. Множество тяжёлых исторических событий выпало на этот период – это и Первая мировая война, и три революции. «Мы — дети страшных лет России», — говорил Блок А.А. о себе и своих современниках.

Блок А.А., 1909 г.

Блок А.А., 1909 г.

«Чувствую войну и чувствую, что вся она — на плечах России, и больнее всего — за Россию», — написал Блок осенью 1914 г. жене, которая уехала служить сестрой милосердия в госпиталь. Блок очень любил своё Отечество, однако все внутренние потрясения, которые происходили в России, сделали любовь поэта к нашей стране очень неоднозначной, а стихам придали особую драматичность (стихотворение «Коршун»):

Идут века, шумит война,
Встает мятеж, горят деревни,
А ты все та ж, моя страна.
В красе заплаканной и древней.

Первую мировую войну Блок воспринял равнодушно, он считал, что «война — глупость, дрянь». В одном из писем Блок А.А. писал: «Я не боюсь шрапнелей, но запах войны и сопряженного с ней — есть хамство». Вот строки из стихотворения, датированного 1-м сентября 1914 г.:

Петроградское небо мутилось дождем,
На войну уходил эшелон.
Без конца — взвод за взводом и штык за штыком
Наполнял за вагоном вагон.

В первые дни войны, 5 августа 1914 г., на Царскосельском вокзале обедали Блок, Гумилев и Ахматова. Николай Гумилев был уже в солдатской форме. Об этой встрече Анна Андреевна записала в дневнике: «Блок в это время ходит по семьям мобилизованных для оказания им помощи. Когда мы остались вдвоем, Коля сказал: «Неужели и его пошлют на фронт? Ведь это то же самое, что жарить соловьёв».

Блок откровенно уклонялся от мобилизации, даже обращался с просьбой к друзьям, чтобы помогли ему не оказаться на передовой, если призовут. В июле 1916 г. поэт был мобилизован в армию и зачислен табельщиком инженерно-строительной бригады, находившейся  в прифронтовой полосе в Пинских болотах. Служил он около семи месяцев. По мнению поэта в то время он жил «бессмысленной жизнью», ощущая лишь смутный «стыд перед рабочими», попавшими под его начало. После Февральской революции он возвратился в Петербург.

При этом Блок считал, что нет ничего странного в том, что во время войны он писал стихи. В его записной книжке есть такие строки: «Если меня спросят, «что я делал во время великой войны», я смогу, однако, ответить, что я делал дело: редактировал Аполлона Григорьева, ставил «Розу и Крест» и писал «Возмездие».