События Октябрьской революции и последовавшей за ней Гражданской войны до сих пор продолжают волновать умы и сердца. Когда-то мы с упоением смотрели «Чапаева» или «Адъютанта его превосходительства», сегодня почти с таким же чувством переживаем за персонажей сериала «Гибели империи» и сочувствуем Александру Колчаку в исполнении Константина Хабенского в «Адмирале»…

Почти десять лет, с 1996 по 2004 год, бывший праздник Великого Октября официально назывался Днем согласия и примирения. Как говорилось в президентском указе, «в целях смягчения противостояния и примирения различных слоев российского общества». Скажем честно: согласию и примирению в обществе этот праздник вряд ли помог. Это только на военных реконструкциях, отыгрыв «бой», «белые» и «красные» дружески обнимают друг друга. В реальной жизни все иначе… Начиная с 2005 года, отмечается 4 ноября День народного единства.

За двадцать последних «постсоветских» лет акценты так и не расставлены. Кто же подлинные герои: Чапаев или Колчак, Буденный или Деникин? Для немалой части общества по сей день почитание белых недопустимо. А для их идеологических противников неприемлемо само существование в городах России названий улиц в честь Ворошилова или, например, площади Белы Куна в Москве…

"Белые" и "красные" на военной реконструкции в Приоратском парке Гатчины, фото 2012 г.

«Белые» и «красные» на военной реконструкции в Приоратском парке Гатчины, фото 2012 г.

Времена меняются, но то, что произошло в России в те годы, до сих пор невозможно воспринимать беспристрастно. Мы до сих пор ощущаем свою сопричастность тем событиям. Это лишний раз показала военно-историческая реконструкция в Приоратском парке Гатчины, состоявшаяся в конце октября 2012 года. Зрители увидели «бой», разыгравшийся в октябре 1919 года на окраине Гатчины между наступавшей белой Северо-Западной армией генерала Юденича и войсками Красной Армии. Организаторы старались как можно больше приблизить действо к реальным событиям. «Сражение» происходило практически на том же месте, где он могло быть во время Гражданской войны. «Бой» закончился победой белогвардейцев — над полем боя взвился российский триколор.

Напомним, сентябрьская операция армии генерала Юденича имела кодовое название «Белый меч». Стремительный бросок Северо-Западной армии в октябре 1919 года на Петроград даже сегодня способен вызвать изумление. «Страшная стремительность, с которой Северо-Западная армия ринулась на Петербург, действительно вряд ли имела примеры в мировой истории, исключая разве что легендарные суворовские марши», — отмечал впоследствии писатель Александр Куприн в автобиографической повести «Купол святого Исаакия Далматского».

16 октября белые вечером вошли в Гатчину, а уже на следующий день здесь стала издаваться газета «Приневский край», редактором которой стал Александр Куприн. «Я пламенный бард Северо-Западной армии. Я никогда не устану удивляться ее героизму и воспевать его», — отмечал писатель, и это была его осознанная гражданская позиция. Те октябрьские дни оказались поистине звездным часом «северо-западников». 21 октября они взяли Павловск и Царское Село, с радиостанции которого была дана радиограмма о взятии Петрограда. «Быстротечные, краткие дни упоительных надежд!» — пишет Куприн в «Куполе святого Исаакия…».

На военно-исторической реконструкции в Приоратском парке Гатчины, фото 2012 г.

На военно-исторической реконструкции в Приоратском парке Гатчины, фото 2012 г.

Что было дальше, известно. На Пулковских высотах белые натолкнулись на ожесточенное сопротивление — красные мобилизовали силы и подтянули резервы. В середине ноября обескровленные остатки Северо-Западной армии прижали к эстонской границе и чуть позже интернировали в Эстонии, которая в начале 1920 года заключила мир с Советской Россией…

В советское время белую армию, наступавшую на Петроград в 1919 году, называли не иначе как «бандами Юденича». В «постсоветские» годы отношение изменилось, исследователи начали серьезное изучение тех событий. Стало меняться и отношение. Гатчинская реконструкция стала одним из характерных признаков нового «прочтения» Октябрьской революции, событий и судеб героев Гражданской войны.

У креста-памятника на братской могиле "северо-западников" на Ивангородском кладбище, ноябрь 2010 г.

У креста-памятника на братской могиле «северо-западников» на Ивангородском кладбище, ноябрь 2010 г.

«Военно-историческая реконструкция в Гатчине берет свое начало в 1996 году, — рассказал непосредственный участник «боя», доктор исторических наук, президент Петербургского военно-исторического общества Алексей Аранович. — Тогда был организован и проведен первый фестиваль, на котором были разыграны эпизоды из истории Гражданской войны в России. Правда, не из истории Гражданской войны на Северо-Западе, а события, которые происходили в 1918 году на Дону. Тогда организатором этого фестиваля выступила Санкт-Петербургская военно-историческая ассоциация. Мы ставим, прежде всего, просветительские задачи. Однако те, кто узнают правду о той братоубийственной войне, сами становятся способными сделать свой выбор».

«Гражданская война — страшный период для любого государства, — отметил участник реконструкции Дмитрий Сидоркевич, — поэтому мне в данной теме важнее «просвещение». Брат шел на брата, сын на отца. Не было ни правых, ни виноватых. И хорошо, когда зритель это понимает. Наша задача лишь показать ему очередной эпизод нашей истории. Свои симпатии зритель выбирает сам. Кто-то по воспитанию, кто по «моде» — иначе я не могу назвать стремление молодых людей к «красной» или «белой» стороне. О той поре они знают лишь по книжкам да средствам массовой информации. Поэтому адекватного мнения у них чаще всего нет. Пусть каждый зритель увидит свою правду»…

Меня особенно интересовало, влияют ли личные взгляды участников реконструкции на то, кого они изображают в «бою». Мнения разделились.

«Конечно же, мы все испытываем симпатии по отношению к тем или иным историческим личностям, — ответил Алексей Аранович. — Я никогда не скрывал свои глубокие симпатии по отношению к белому воинству как защитнику православной России. Однако в процессе самой реконструкции мы пытаемся реконструировать скорей точность исторических событий с точки зрения визуального ряда, ни коем образом не пытаясь хоть как-то неуважительно вести себя по отношению к «противнику» на поле боя. Конкретно в данном эпизоде, иллюстрирующим события в 1919 году под Гатчиной, мы представляли Семеновский полк, который доблестно сражался в рядах Северо-Западной армии».

Своим мнением поделился Александр Зубков (клуб «Связист»): «Можно разделить реконструкторов на две части: тех, кому все равно, белый или красный, и тех, у кого есть, безусловно, личные симпатии к одной из сторон, и они никогда не оденут форму противника. Я в данном случае именно «ортодоксальный» красный, как и большинство нашего клуба «Связист», но и у нас есть ребята, которые реконструируют белых — 2-й Островский пехотный полк. Отношения в жизни и на мероприятии с ними абсолютно нормальные».

«Собственные симпатии чаще всего влияют, — признался участник реконструкции Дмитрий Сидоркевич. — Каждый реконструктор выбирает ту сторону, чьи идеи ему идеологически более близки. Так гораздо легче вживаться в образ, меньше фальши. Мои симпатии в теме Гражданской войны — на стороне «красных». Просто потому, что и сам родился в СССР, и родители мои, и деды были «красными» по сути своей. Бабка моя происходила из семьи купцов первой гильдии, но тем не менее это не помешало ей с дедом принять идеи революции и жить по законам нового государства. Дед мой даже воевал на стороне Красной Армии… Конкретно в данном «бою» я не участвовал, но на прошлых мероприятиях по теме Гражданской войны я был и «революционным матросом», и «красным казаком».

«Я представляю на реконструкции сторону «белых», потому что их идеи мне близки, и как мне казалось с юношеских лет, это были люди чести и долга, — рассказал участник реконструкции Дмитрий Кольцов. — В «мирной жизни», мы, как красные, так и белые — друзья и товарищи. Темой Гражданской войны я стал интересоваться давно — еще в советское время, когда учился в школе. Информация о Гражданской войне была представлена однобоко, со стороны красных. В школе учили: красные — хорошие, белые — плохие. Мое представление изменил фильм «Дни Турбиных»: возможно, благодаря хорошей игре актеров кино я и стал задумываться, что было на самом деле? Потом совершенно случайно мне в руки попала книга Туркула «Дроздовцы в огне». Прочитал я ее на «одном дыхании». Она произвела на меня не просто огромное впечатление, но, можно сказать, открыла дорогу в военно-историческую реконструкцию, реконструкцию Белых Армий России.

На реконструкции мы представляли Островский стрелковый полк Северо-Западной армии. Он еще осенью 1918 года в составе Отдельного Псковского добровольческого корпуса Северной Армии участвовал в боях с большевиками. Идея создания клуба «Островский стрелковый полк Северо-Западной армии» возникла у нас, реконструкторов Первой мировой войны, в конце мая 2006 года. Меньше чем через месяц у меня уже была пошита форма Островского стрелкового полка».

Как пояснил Дмитрий Кольцов, на прошедшей военной реконструкции кроме Островского полка, были представлены 8-й пехотный Семеновский полк и Либавский стрелковый полк Северо-Западной армии (их называли «ливенцами» по фамилии командира полка графа Ливена). Последний из них является старейшим в России объединением военно-исторической реконструкции Северо-Западной армии. Он был основан 12 сентября 1993 года в Москве, с 2004 года имеет филиал в Петербурге и с 2007 года в Нарве.

А что увидели и почувствовали зрители? …Ульяна Мазурова — зритель неслучайный. По ее собственным словам, с прошлой зимы она внимательно следит за военно-историческими мероприятиями, которые проходят в Петербурге и Ленинградской области. Фотографии, сделанные ею, удивительны: разглядывая их, кажется, что переносишься на машине времени почти на век назад, в эпоху Гражданской войны. Но самое главное — как точно соответствуют люди тем персонажам, которых они изображают. Они словно сжились, сроднились с ними. И белые, и красные — как будто самые настоящие. Молодые «северо-западники», возможно, еще вчерашние юнкера, с мечтательным выражением глаз. Прожженные до мозга костей революционеры в кожанках…

По словам Ульяны, реконструкция получилась «атмосферной»: возможно, этому способствовали погода и предварительная прогулка по улице Чкалова, на которой много старых зданий и деревянных домов. «Среди зрителей особо категоричных высказываний в поддержку той или иной стороны не было, — говорит Ульяна Мазурова. — Запомнился мальчик лет десяти с игрушечным автоматом, который перед началом боя прицеливался в сторону расположения отрядов и комментировал что-то вроде «бей белых», а потом сказал, что вообще-то не может точно определиться, кто из противоборствующих сторон ему больше нравится… Что касается меня, то мои симпатии на стороне красноармейцев, большевиков, как в данной реконструкции, так и в общей оценке событий революционного времени и Гражданской войны. Соответственно, если бы я была участником боя, то выступила бы на стороне красных. Хотя, конечно, тема Гражданской войны очень сложная и неоднозначная, Гражданская война сама по себе — всегда трагедия, пожалуй, даже гораздо большая, чем война со внешним врагом».

Когда «бой» в Приоратском парке отгремел, и произошло то, что лично для меня на подобных событиях кажется особенно важным: бывшие противники спокойно общались и беседовали друг с другом. Так и хотелось сказать: вот же оно, историческое примирение!.. Действительно, идея эта давно уже витает в воздухе. В Петербурге, Иркутске, Краснодаре и Новочеркасске за последние двадцать «постсоветских» лет появились памятники, основной мыслью которых стало примирение бывших противников по братоубийственной Гражданской войне.

Однако до настоящего взаимопонимания еще далеко, и наверное, именно поэтому памятник примирению в Гражданской войне, появившийся в Петербурге еще в 1997 году, известен лишь узкому кругу людей. Между тем это был первый подобный памятник в нашей стране. Автором петербургского памятника стал скульптор Николай Судзиловский. На большом гранитном валуне лежат разрубленная шашкой красноармейская буденовка и простреленная пулей белогвардейская фуражка. Обхватывает их терновый венец — символ общего страдания, общей трагедии. На одной из сторон камня высечены слова поэтессы Зои Бобковой:

Мы — один народ, одна страна,
Никуда от этого не деться,
Даже если разрывает сердце
Надвое гражданская война.

По словам Зои Бобковой, сначала памятник хотели установить в Гатчине, где его изготовили. Однако ветераны резко выступили против: называли создателей памятника чуть ли не «врагами народа», требовали, чтобы буденовка доминировала над белогвардейской фуражкой. Тогда памятник, при помощи энтузиастов, перевезли в Петербург. Его принял директор 138-й школы на Полюстровском пр., 33, профессиональный историк Александр Сафонов. Школа эта не совсем обычная: по благословению митрополита, она имеет небесного покровителя князя Александра Невского. В день его памяти, 6 декабря, первоклассников посвящают в ученики наподобие тому, как в свое время юный князь Александр посвящался в рыцари…

Без каких-либо особых согласований с вышестоящими инстанциями памятник примирению поставили на школьной территории. По мысли Александра Сафонова, памятник не только напоминал о жертвах Гражданской войны, разделившей народ по живому на «белых» и «красных», но и символизировал стремление к добру, согласию, миру, на которых строится школьная жизнь. Местные жители прониклись пониманием, не было ни одного случая вандализма.

«Не буду скрывать, что ветераны относятся к памятнику по-разному: идейные коммунисты его не принимают, — отметил депутат муниципального совета Финляндского округа, председатель Калининского районного отделения ВООПИиК Кирилл Страхов. — Но для следующих поколений Гражданская война — уже не память, переданная от родителей, а только кино и книжки. Нынешним школьникам Чапаев и Колчак едва ли ближе Бородинской битвы. И поэтому важно, что такой памятник сберегла именно школа, что у ребят есть повод задуматься: что же произошло, что значит это «разорванное сердце»? Тем более теперь, когда к месту и не к месту проводят аналогии между «третьей русской революцией» и днями, в которые мы сами живем. Выходит, так и не поняли, что с нами тогда произошло?»…

Современные последователи белого движения установили на территории юго-западных районов Ленинградской области немало памятных знаков, посвященных воинам Северо-Западной армии, восстанавливают их могилы в Ивангороде. Так что, можно сказать, что сегодня в каком-то смысле есть определенное равновесие в увековечении памяти «белых» и «красных». «Примирение возможно только в одном случае — когда русский народ преодолеет и осудит большевизм, будет воспринимать его как тяжелейший этап в отечественной истории, — считает активист историко-мемориального движения «Белое Дело» Николай Родин. — Но благоприятный период начала 1990-х годов упущен. Поэтому я живу по девизу генерала фон Лампе: «Отбоя не было. Борьба продолжается».

в 1991 году на Пулковских высотах был поставлен первый. С тех пор и по сегодняшний день дело увековечения памяти павших «северо-западников» целиком и полностью находится в руках неравнодушных людей, активистов, подвижников. В 2000-х годах шла большая работа по восстановлению могил «северо-западников». В октябре 2008 года в селе Ополье Кингисеппского района (бывшего Ямбургского уезда) в ограде Крестовоздвиженской церкви был открыт первый в России каменный памятник воинам Северо-Западной армии. Он представляет собой обелиск, посвященный памяти воинов Талабского, Семеновского и Островского полков, погибших в июле — августа 1919 года, во время первого похода Белой армии на Петроград. Их похоронили тогда здесь на церковном погосте, в советское время могилы были уничтожены, поэтому нынешний обелиск символически увековечил их память.

В сентябре 2010 года на старом Ивангородском кладбище открыли две памятные гранитные плиты. Одна из них, со стихотворной эпитафией, посвящена всем воинам Северо-Западной армии, вторая — одному из ее участников, поручику артиллерии Владимиру Николаевичу Быкову — правнуку Пушкина А.С. и внучатому племяннику Гоголя Н.В. Инициаторами открытия этих памятных знаков стали братство во имя Святого архистратига Божия Михаила и движение «Белое Дело».

Выяснилось, что мнения участников военной реконструкции в Гатчине по поводу исторического примирения бывших противников по Гражданской войне также расходятся. «Примирения между красными и белыми никогда не было и не будет, — уверен Алексей Аранович. — Сама история сделала свой выбор, опрокинув коммунистический режим». На мой вопрос, нужно ли сегодня «реабилитировать» на государственном уровне белое движение и его лидеров, Алексей Владимирович ответил: «Нужно помнить, а в реабилитации белые воины не нуждаются. Сама история доказала их правоту».

Дмитрий Сидоркевич высказал иное мнение: «Мы уже живем не в то время. У нас другие ценности, другой быт. Все другое. Поэтому какая-то показательная идеологическая борьба — лишь фарс. Нет сейчас ни «красных», ни «белых». Люди в современной жизни лишь играют в них. Идеи — да, есть. Но это вовсе не повод враждовать».

По материалам книги Глезерова С.Е. «Вокруг Петербурга. Заметки наблюдателя», М., «Центрполиграф», 2013, с. 355-376.