Михаил Дмитриевич Скобелев заслу­жил славу лучшего полководца Рос­сии второй половины XIX в. Особый блеск его победам придало то об­стоятельство, что им предшествовал памятный позор Крымской войны 1853-1856 гг. Успешные действия войск за свободу болгарского народа под командованием Скобелева в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. принесли ему популяр­ность в России и Болгарии.

Михаил Дмитриевич происхо­дил из дворянской семьи. Его отец Дмитрий Иванович Скобелев был ге­нерал-лейтенантом. Мать Ольга Ни­колаевна имела репутацию высоко­образованной и добродетельной женщины. Михаил родился 17 сен­тября 1843 г. в Петербурге, в доме своего деда — коменданта Петропав­ловской крепости Ивана Никитича Скобелева.

Иван Никитич прошёл долгий путь от солдата до генерала. Он участвовал в русско-шведской войне 1808 г., во время Отечественной вой­ны 1812 г. сражался под Бороди­ном и Малоярославцем, дошёл до Парижа. Заслуженную награду, имен­ную саблю с надписью: «За храб­рость», дед повесил над люлькой вну­ка. Отец Михаила Скобелева получил шпагу с такой же надписью вместе с орденом за участие в обороне Сева­стополя в годы Крымской войны.

До шестилетнего возраста воспитанием ребёнка занимался его дед; он стре­мился внушить Михаилу уважение к царю, вере и отечеству. Понятие о гражданском долге, труде и терпе­нии, жертвенности во имя благоден­ствия родины мальчик получил от своего воспитателя — француза Жирарде. Ему Михаил Скобелев был обязан также знанием восьми ино­странных языков, тонким понима­нием музыки, интересом к истории.

Один из самых популярных героев русско-турецкой войны 1877-1878 гг. генерал Скобелев М.Д.

Один из самых популярных героев русско-турецкой войны 1877-1878 гг. генерал Скобелев М.Д.

После весьма непродолжитель­ной учёбы на математическом факультете Петербургского университета Михаил Скобелев, следуя дав­ней семейной традиции, в ноябре 1861 г. поступил на военную службу и вскоре стал юнкером гвардейского Кавалергард­ского полка. Пять лет спустя, мо­лодой офицер, блестяще сдавший экзамены, был принят в Академию Генерального штаба.

Это были годы глубокого изучения военного искус­ства, военной и политической исто­рии, иностранных языков, литерату­ры. Успехи Скобелева на выпускных экзаменах в Академии оказались столь впечатляющими, что он был зачислен в Генеральный штаб. Ему присвоили очередное звание.

Спокойная карьера вдалеке от войн и сражений не прельщала Михаила Скобелева. Он уехал в 1868 г. в далёкий Туркестан, чтобы участво­вать в боевых действиях. В те време­на Российская империя постепенно присоединяла к своей государствен­ной территории Среднюю Азию. Участвуя в опасном походе против Кокандского ханства, действуя на поле боя быстро и решительно, Ско­белев выходил победителем из самых сложных ситуаций. Именно тогда за ним закрепилось прозвище Белый Генерал (по-тюркски — «Ак-паша»).

Одетый во всё белое, на белом коне, словно заговорённый от пуль, он ста­новится легендой. Золотая сабля с надписью: «За храбрость», высшие ор­дена России — свидетельство его му­жества и воинского дарования. В октябре 1875 г. Скобелев М.Д. был произведён в генерал-майоры. Михаил Дмитриевич был назначен первым военным губернатором и командующим вой­сками Ферганской области — бывшей территории Кокандского ханства, ставшей частью Туркестанского ге­нерал-губернаторства.

Находясь на этом посту, Михаил Дмитриевич много сделал для строительства до­рог в Туркестанском крае, способст­вовал развитию торговли Средней Азии с Россией. Внимательно следя за событи­ями в Европе и на Балканах, понимая неизбежность военного столкнове­ния России с Турцией, Скобелев просит назначить его в Дунайскую армию. Так ещё с конца XVIII в. на­зывали группировку русских войск, действовавших против Турции в бас­сейне Дуная и на Балканах.

Теперь ей предстояло принять участие в очередной русско-турецкой войне. В 14-й пехотной дивизии генерал-майора Драгомирова Скобелев, сам, будучи генерал-майором, занимал скромную должность ординарца, но оказался надёжным помощником ко­мандующего. Вместе с передовыми частями русской армии Михаил Ско­белев форсировал Дунай, показав «беспримерное мужество… неизмен­ное ясное спокойствие и благотвор­ное влияние на солдат».

Шипка, Ловча, Плевна… Эти мес­та тяжелейших сражений с турецки­ми войсками навсегда останутся в исторической памяти болгарского и русского народов как символы их совместной героической борьбы. Скобелев отличился при взятии Ловчи, за что получил чин генерал-лейтенанта.

Сказочно красивая Плевна (ныне Плевен) была превращена войсками Осман-паши в неприступную кре­пость и угрожала русской армии ударом во фланг и тыл. Здесь был со­средоточен огромный гарнизон, го­товый к упорному сопротивлению. Бои за Плевну в конце концов реши­ли исход всей войны.

После неудачного первого штур­ма Скобелев предложил прежде все­го отрезать дорогу, ведущую к горо­ду, и захватить Ловчу (ныне Ловеч). Но его план не поддержали, и было решено вторично брать Плевну при­ступом. 30 июля 1877 г., в день вто­рого штурма, когда русская армия вновь потерпела поражение, потеряв около 7 тыс. человек, Скобелев спас от разгрома её главные силы.

В до­несении главнокомандующего дей­ствия военачальника были оценены очень высоко: «Заслуга генерал-май­ора Скобелева в деле велика… В ад­ском огне, своим геройским личным примером воодушевил войска и сде­лал их способными на чудеса храб­рости. Одна лошадь под ним убита, другая ранена. Когда пришло время отступать, генерал-майор Скобелев слез с коня и, вложив саблю в нож­ны, лично замыкал отступление».

Два дня спустя он был назначен начальником кавалерийского отряда, который должен был наступать на Ловчу. От успеха операции зависело многое. В это время шли тяжёлые бои на Шипкинском перевале, турки пе­решли в наступление против Рущукского отряда русских войск. В самой Ловче от зверств турок гибли тысячи болгар.

По дорогам, размытым дождя­ми, отряд Скобелева двигался к Ловче. Ранним утром 3 сентября после пя­тичасовой артиллерийской подготов­ки, с развёрнутыми знамёнами рус­ские войска перешли в наступление. Бой продолжался 12 часов и шёл с огромным ожесточением. Турки, введённые Скобелевым в за­блуждение (он неожиданно перенёс начавшуюся атаку с правого фланга на ле­вый), растерялись. Штур­мом был взят последний неприятельский редут. Вследствие неудач под Плевной эта победа име­ла особое значение.

Вскоре последовал третий штурм Плевны, гарнизон которой насчи­тывал 30-40 тыс. солдат. И вновь наступление было не­удачным, несмотря на то, что отряд Скобелева взял передовые укрепления. Штурмовавшие части, не получив необходимой поддержки от основных сил, после трёх дней изнурительных боёв были вынужде­ны отойти на прежние позиции. При этом русские полки понесли колос­сальные потери, вдвое большие, чем во время второго штурма.

Позднее Скобелев скажет: «До третьей Плевны я был молод (ему было почти 34 года), оттуда вышел стариком… Точно десятки лет про­шли за эти семь дней, начиная с Лов­чи и кончая нашим поражением».

После третьего штурма Плевна была со всех сторон обложена рус­скими войсками. Во время блокады Плевны Михаил Скобелев принял под своё командование 16-ю диви­зию, которая стала именоваться Скобелевской. За месяцы осады он мно­гое сделал, чтобы обучить солдат и поднять их боевой дух. Михаил Дмитриевич исповедо­вал принцип: «На войне мелочей нет».

Именно его дивизия, захватив позиции на Зелёных горах, не позво­ляла армии Осман-паши, у которой кончились запасы продовольствия, получить поддержку. 28 ноября тур­ки попытались осуществить прорыв под Плевной, но после жестокого боя были отброшены. В результа­те турецкий гарнизон Осман-паши сдался на милость победителя. Ско­белев был назначен военным губер­натором Плевны.

Скобелев очень много занимался. Его записки о положении солдат и офицеров, о причинах неудач и планы ведения войны были полны наблюдательности и метких замечаний, но весьма досаждали главнокомандующему и его штабу. Прекрасно владея французским, немецким и английским языками, Скобелев выписывал десятки иностранных журналов, превосходно знал военную литературу разных стран, ориентировался в политической обстановке.

Горячую пищу у него возили на позиции при любом обстреле, и поэтому солдаты рассуждали: «Со Скобелевым драться можно — всегда сыт будешь». Раненых на ноле битвы он никогда не оставлял. Под Ловчей, подавая пример, генерал ездил с казаками выручать раненых. И снова солдатский восторг: «Сам поехал; и лошадь под ним убили, а двоих вывез».

Падение Плевны создало бла­гоприятные условия для того, чтобы русская армия перешла в на­ступление. Ей предстояло двигаться через Балканы, действуя против армии Вессель-паши, блокировав­шей Шипку. Дипломаты и военные стран Западной Европы были уве­рены в том, что зимний переход русской армии через Балканы не­возможен.

О трудностях перехода свидетельствуют слова приказа Ско­белева, зачитанного солдатам: «Нам предстоит трудный подвиг, достой­ный испытанной славы русских знамён; сегодня мы начинаем пере­ходить через Балканы с артиллери­ей без дорог, пробивая себе путь в виду у неприятеля через глубокие снеговые сугробы. Нас ожидает в горах турецкая армия… Не забывай­те, братцы, что нам вверена честь Отечества… Дело наше святое».

И русская армия совершила этот труд­нейший переход: было взято Шейново, сдалась в плен армия Вес­сель-паши, капитулировал турецкий отряд на Шипке. Русские атаковали армию Вессель-паши силами всего около 54 тысяч человек при 83 орудиях. Сражение для скобелевцев началось в 10 часов утра под сильным артиллерийским и ружейным огнем турок. Около трех часов дня Вессель-паша в ответ на предложение о капитуляции, справившись о чине Скобелева, приказал выкинуть белый флаг.

Узнав об этом, сложили оружие и те султанские войска, которые располагались в горах выше Шейнова. Стратегическое значение Шипко-Шейновской победы было очень большим. В турецкой обороне в Балканских горах образовалась широкая брешь, через которую открывался прямой и удобный путь к столице Османской империи. Дорога на Адриа­нополь и Стамбул была открыта. После подписания мира султан пожелал лично познакомиться с русским Белым генералом — Ак-пашой и пригласил Скобелева в Стамбул. На турок очень сильное впечатление произвел тот факт, что прославленный генерал знал Коран и мог цитировать его по-арабски. В августе 1878 г. Скобелеву был пожалован чин генерал-адъютанта. С начала февраля 1879 г. он вступил в командование корпусом.

Полководцу суждено было впи­сать ещё одну героическую стра­ницу в военную историю России. Ею стала экспедиция русских войск в Туркестан, закончившаяся тем, что туркменская крепость Геок-Тепе была взята, а Закаспийский край вошёл в состав Российской империи. За успешно проведенную Ахалтекинскую экспедицию в январе 1881 г. Скобелев удостоился звания генерала от инфантерии и ордена Святого Георгия 2-й степени.

Михаил Дмитриевич скончался в Москве 25 июня 1882 г. при загадочных обстоятельствах, ему ещё не было и 40 лет… Многие историки считают вероятным политическое убийство, но никто не может досто­верно объяснить его причины. Вне­запная смерть Скобелева потрясла всю Москву. Россия и Болгария по­грузились в траур.

Через 30 лет на деньги, собранные всей страной, в Москве на Тверской улице 24 июня 1912 г. был открыт памятник Скобелеву М.Д. Он простоял всего шесть лет и был сне­сён по решению Советов. Но в памяти русского народа Миха­ил Дмитриевич Скобелев, кавалер ордена святого Георгия 4-й, 3-й и 2-й степеней, навсегда останется героем Отечества, «полко­водцем, Суворову равным». Солдаты любили Михаила Дмитриевича. «Со Скобелевым и умирать весело! – признавались воины…

Михаил Дмитриевич Скобелев, популярнейший генерал русской армии, был приверженцем идеи славянского братства. В 1882 году, находясь в Париже, он выступил в защиту балканских народов против агрессивной внешней политики Германии и Австро-Венгрии. В Болгарии его именем были названы улицы, площади и парки во многих городах. Известный художник-баталист России Василий Верещагин посвятил Белому генералу несколько своих больших полотен.

Он всякую нужду твою видит и знает».
Не крепость пала, не сраженье
Проиграно, — пал Скобелев! не стало
Той силы, что была страшней
Врагу десятка крепостей…

Написал на смерть Скобелева поэт Полонский Я.П. Похоронен был Михаил Дмитриевич Скобелев в своём родовом имении, селе Спасском-Заборовском, в Рязанской губернии.