Сражения русско-турецкой войны 1877-1878 гг. происходили на трёх ос­новных фронтах: Балканском, За­кавказском, Черноморском. Решаю­щим фронтом был Балканский. Ещё 23 марта (4 апреля) 1877 г. князь Румынии Карл Гогенцоллерн подписал договор, по которому русские войска допуска­лись на территорию княжества. Колонны русской армии тронулись по дорогам на Бырлад, Фокшаны, Бузеу, Плоешти и Бухарест.

Сосредоточенная в Румынии Дунайская армия в мае 1877 г. насчитывала 202 тыс. штыков и 682 орудия. Кавказская армия насчитывала 159 тыс. штыков и 400 орудий. Румыния в свою очередь мобилизовала 60-тысячную армию, располагавшую 190 орудиями. (Данные взяты из книги Цонко Генов «Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и подвиг освободителей», София Пресс, 1979 г., с. 11). В мае части действующей русской армии заня­ли позиции на восточном берегу Дуная.

В апреле Черногория возобновила боевые действия про­тив Турции, а Румыния объявила себя независимой и также вступила в войну. Началась битва за господство на Дунае. Русские войска, умело используя минное оружие и берего­вую артиллерию, нанесли значи­тельный урон турец­кой военной флотилии, которая потеряла два монитора (броненосные плавучие батареи) и отошла под защиту кре­постных батарей Силистрии. Дунай можно было форсировать.

Схема форсирования Дуная русскими войсками

Схема форсирования Дуная русскими войсками

Переправу готовили скрытно, стремясь ввести противника в заблуждение. В разных местах на другой берег Ду­ная переправлялись русские отряды. Крепости Рущук и Никополь, ярко ос­вещённые прожекторами, обстреливались днём и ночью. В районе Никополя де­монстративно готовилась главная пе­реправа. Турки были дезориентирова­ны. Они до последнего момента не знали, где русские войска будут фор­сировать Дунай.

Надо отметить, что русской армии и до этого не раз приходилось форсировать Дунай, но главным образом в районе Добруджи. Так было и во время походов Румянцева-Задунайского П.И., Суворова А.В., Кутузова М.И., Дибича-Забалканского И.М. в XVIII-XIX вв. и в Крымскую войну 1853-1856 гг. Великий освободительный поход, продолжался 314 дней и ночей и начался первой победой русских войск – блестяще проведённой операцией по форсированию Дуная. Эта операция нанесла непоправимый моральный урон противнику.

Понтонный мост через Дунай

Понтонный мост через Дунай

В ночь с 14 (26) на 15 (27) июня между Зимницей на левом берегу и Свиштовом на правом передовые русские части переправились через реку. «Переправа… была приведена в исполнение столь внезапно и не­ожиданно, что её свидетелями ока­зались лишь войска, бывшие в деле. Не только турки не ожидали её здесь, но и никто не ожидал. Даже для высших лиц в армии, говорят, она была сюрпризом…» — писал в дневнике один из военных кор­респондентов. Генерал Драгомиров М.И. распределил свои силы на 7 эшелонов.

Первым должен был переправиться 53-й Волынский полк, затем 54-й пехотный Минский полк, стрелковая бригада и остальные части дивизии вместе с артиллерией и казацкими подразделениями. Для прикрытия пере­правы был определен 35-й пехотный Брянский полк, которому были переданы сорок 9-фунтовых орудий. Понтоны были сосредоточены за островом Бужуреску, а паромы для артиллерии и казаков — на пристани Зимница. В 2 ч. в ночь на 27 июня начал переправу первый эше­лон.

Форсирование Дуная, гравюра 1877 г.

Форсирование Дуная, гравюра 1877 г.

Первый эшелон был обнаружен часовыми противника, когда нахо­дился в нескольких сотнях метров от берега. По сигналу тревоги тур­ки заняли позиции на обрывистых склонах, осыпая орудийным огнем появившиеся понтоны и лодки… Бой продолжался с неослабевающей силой. Уже со вторым эшелоном на южный берег высадились генералы Драгомиров М.И. и Скобелев М.Д.

Здесь был оборудован командный пункт, так как русские уже овладели высотой. К 10 ч. 30 м. утра 27 июня весь отряд уже был на южном берегу. Ускорению переправы в большой мере способствовал прибывший пароход «Анета», которому только за два рейса удалось перебросить два полка. Стремительной атакой, предпринятой генералом Скобелевым М.Д. во главе трех русских рот, противника удалось отбросить к селу Царевец. Вскоре русские заняли теснину (ущелье), ведущую к дороге на Русе. Опаса­ясь окружения, неприятель отступил. Путь на Свиштов был открыт. К 3 часам пополудни заглохли последние выстрелы на поле боя. Бой за Дунай завершился победой.

Встреча освободителей

Встреча освободителей

Первой в Свиштов вошла стрелковая бригада генерала Петрушевского М.Ф. В направлении Зимница и Свиштова двигались новые соединения. Однако этот первый успех вскрыл серьёзные недостатки вооружения русской армии. В даль­нейшем они оказали влияние на весь ход кампании. Во-первых, далеко не вся действующая армия была воору­жена новейшими малокалиберны­ми винтовками Бердана, равноцен­ными стрелковому оружию турок. Армия перевооружалась уже во вре­мя войны. Во-вторых, русский пехо­тинец, как и солдаты всех европей­ских армий, нёс патронную суму на 60 патронов — этого оказалось не­достаточно для эффективного огне­вого боя. Более того, русских солдат вынуждали беречь патроны.

К примеру, гене­рал Драгомиров М.И. перед на­чалом переправы распорядился о строжайшей экономии — солдату, у которого после дела не найдётся 30 патронов, грозило наказание. В то время как позиции обороняю­щегося противника были почти всегда завалены ящиками с патро­нами, боеприпасов турки не жале­ли. Из-за беглого огня неприятеля боль­шинство русских солдат, попавших в госпиталь, имели по нескольку пулевых ранений.

Вступление русских войск в Свиштов, 27 июня 1877 г.

Вступление русских войск в Свиштов, 27 июня 1877 г.

После прорыва слабой обороны противника на Дунае русская армия разделилась на три отряда: Передовой, Восточный и Западный. Передовой отряд, численностью 12,5 тыс. человек, двинулся в южном направлении с тем, чтобы овладеть городом Тырново. Командиром этого отряда был генерал Гурко И.В. К вечеру 7 июля 1877 г. части генерала Гурко освободили древнюю болгарскую столицу.

Население буквально ликовало несколько дней подряд. Турки стремительно отступали, вскоре их движение перешло в паническое бегство. Для преследования неприятеля был выделен казанский Драгунский полк во главе с полковником Корево. Продвига­ясь правым берегом Янтры, артиллеристы открыли огонь по отступающим турецким колоннам, заставив их бросить на дороге оружие и боеприпасы. Во главе 45-тысячного Восточного отряда был цесаревич Александр Александрович (будущий император Александр III).

Восточный отряд действовал в направлении укрепленного четырехугольника крепостей Русе — Силистра — Варна — Шумен. В конечном итоге отряд должен был только вести наблюдение за передвижением противника и охранять левый фланг русской армии, наступавшей в южном направлении. Вторым после Свиштова городом, освобожденным частями русской армии (Восточный отряд), была Бяла. Русское командование правильно оценило значение этого города и берегов р. Янтры для обороны. Занятие и укрепление Бялы было важным для дальнейшего развертывания военных действий и обеспечения левого фланга русской Дунайской армии.

Западному отряду русской армии под командованием генерала Криденера Н.П., насчитывавшему 35 тыс. человек, было приказано взять крепость Никополь, после чего продолжить наступление на Плевен. В Закавказье русская армия под командованием великого князя Михаила Николаевича взяла крепо­сти Баязет и Ардаган, осадила Карс. На море вооружённые коммерче­ские пароходы, подняв Андреев­ский флаг, сражались с турецкими броненосцами. Пароход «Великий князь Константин» был реконструи­рован по проекту Макарова С.О. Корабль начал перевозить к турец­ким портам немореходные паровые катера, вооружённые шестовыми минами, а позднее — торпедами. Команда «Константина» впервые в мире провела успешную торпедную атаку у берегов Батума, потопила крупный турецкий сторожевой ко­рабль «Интибах».

Но успехи вскоре сменились неудачами. Из крепости Видин в За­падной Болгарии выступил большой отряд под командованием Осман-паши. Войска шли в Плевну (ныне Плевен). 50 тыс. румын наблюдали за движением противника со своего берега Дуная, из города Калафата. Русское командование не имело ре­зервов. Впрочем, после взятия Нико­поля главнокомандующий считал, что на западном фланге с неприя­телем покончено. А потому Запад­ный отряд Криденера, после того как был взят Никополь, двое суток без­действовал, вместо того чтобы сразу двинуться к Плевне. За шесть дней турки прошли 200 км, не встретив сопротивления.

На марше отряд Осман-паши был сильно укрупнён. 7 июля он занял оборону в районе Плевны и сразу приступил к строи­тельству укреплений. Над флангом и тылом русской армии нависла опасность. Плевенский отряд турок, который угрожал переправе, не позволял русским дви­гаться вперёд. Его необходимо было ликвидировать. Осложнилось положение и в Юж­ной Болгарии. 40-тысячная армия Сулейман-паши вынудила отступить к перевалам отряд Гурко и неболь­шой русско-болгарский отряд гене­рала Столетова Н.Г. После отхода русских войск турки учинили жес­токую расправу над болгарами. По­гибли тысячи людей.

Три недели спустя армия Сулей­ман-паши обрушилась на 6-тысяч­ный отряд Столетова, защищавший Шипкинский перевал. Генерал Радецкий, командующий Южным от­рядом, неверно рассчитал направ­ление главного удара противника. И это едва не привело к катастрофе. Малочисленный, почти без боепри­пасов, страдающий от нестерпимой жары и жажды, отряд Столетова дер­жался почти трое суток. Русские и болгары отбивались от наседав­ших турок ручными гранатами, штыками, а то и просто камнями. К исходу третьего дня боёв, когда положение отряда стало отчаян­ным — он был почти окружён, подошла долгожданная помощь.

Ре­зервные части Радецкого немедлен­но вступили в сражение. Турки были отброшены, а потом и совсем ото­шли. Сулейман-паше не удалось про­рваться в Северную Болгарию. С Кавказа пришли вести о не­удачах: 13 (25) июня генерал Гейман В.А. проиграл бой на Зивинских высотах, из-за чего в ночь с 27 (9) на 28 (10) июня (июля) при­шлось снять осаду Карса. Русский от­ряд в Баязетской крепости осадили турки. В Чечне и Дагестане началось антирусское восстание. Великий князь Михаил Николаевич просил подкреп­ления. На Кавказ двинулась 40-я диви­зия. Туда же вскоре выехал генерал Обручев, чтобы находиться при глав­нокомандующем Кавказской армией.