27 июня

Профашистская Венгрия объявила войну Советскому Союзу.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли: Постановление об эвакуа­ции населения, промышленных объектов и материальных ценностей из прифронтовой полосы; Постановление о мобилизации коммуни­стов и комсомольцев, которые направлялись в армию с целью усиле­ния партийно-политической работы в войсках.

Ставка Главного Командования приказала Группе армий ре­зерва  Ставки   под   командованием маршала Буденного С.М. к исходу дня 28 июня занять и прочно оборонять ру­беж Краслава, Дисна, Полоцкий укрепленный район, Витебск, Орша, р. Днепр до Лоева с задачей не допустить прорыва противника на московском направлении.

Приказом Ставки Главного Командования вместо начальника Управления ВВС Красной Армии учреждена должность командующего Военно-воздушными силами Красной Армии с правами заместителя Народного комиссара обороны. На этот пост был назначен генерал-лейтенант авиации Жигарев П.Ф., при нем был создан Военный совет и штаб Военно-воздушных сил.

Войска  Северо-Западного  фронта  отходили  за  р.  Западная Двина с задачей оборонять этот рубеж, не допуская прорыва против­ника на Ригу и Псков. Наиболее тяжелые бои в течение дня происхо­дили в полосе 8-й армии на рубеже Тукум, Митава, р. Лиелупе. 27-я армия сдерживала наступление противника на Резекне и пыталась вер­нуть Даугавпилс (Двинск). 11-я армия отошла на рубеж Утена, Таурагнай, Гавейняны.

Войска Западного фронта продолжали тяжелые оборонитель­ные бои севернее Минска и на бобруйском направлении отходили за р. Березина. К исходу дня они вели бои на рубеже Смолевичи, Острошицкий Городок, Заславль, Трабы, Бастуны, Лида, Василишки, Щучин, р. Щара, Барановичи, Столбцы, восточнее Слуцк, Дрогичин, Мокраны,

В течение дня войска фронта оставили города Михалишки, Василишки, Лида, Белосток, Михайлово, Грудек, Барановичи, Столбцы. Войскам 3 и 10-й армий и 6-го механизированного корпуса было при­казано выходить из окружения. Войскам 13-й армии — прочно удер­живать Минский укрепленный район. Военный совет обратился к местным партийным и советским орга­нам с призывом создавать в тылу врага партизанские отряды.

Бомбардировщик с экипажем  в составе командира корабля лейтенанта Тарасова Д.3., штурмана лейтенанта Еремина Б.Д., воз­душного стрелка-радиста ефрейтора Б. Капустина и стрелка Коваль­ского во время удара по врагу в районе Львова был подожжен зенит­ной артиллерией противника. Лейтенант Тарасов направил горящий самолет в скопление танков и автомашин врага, где самолет взорвался, нанеся врагу потери. Героический экипаж самолета погиб.

Командир  звена   158-го  истребительного   авиационного  полка Северного фронта младший лейтенант Харитонов П.Т. на высоте 50 м. винтом своего самолета отрубил хвостовое оперение немецкого бом­бардировщика, самолет врага рухнул на землю. Свой поврежденный самолет Харитонов посадил на поле.

С первых минут началась оборона военно-морской базы в Лиепае. Здесь же получила боевое крещение советская морская пехота. 27 июня, взорвав эсминец «Ленин» и 5 подводных лодок, уничтожив военные объекты, защитники Лиепаи на транспортах и подводных лодках оставили базу.

Военный совет Северного фронта и Ленинградский городской комитет ВКП(б) приняли решение о срочном формировании из тру­дящихся  Ленинграда  армии  народного  ополчения  численностью до 200 тыс. человек.

***

Ленинградский горком партии и Военный совет Северного фронта первыми в стране приняли постановление о формировании народного ополчения. Так, в институте имени П.Ф. Лесгафта в первые дни войны были сформированы партизанские отряды в составе 268 человек для действия в тылу врага. Потом подобные решения были приняты в Москве и в других городах, над которыми нависала угроза. Сотни тысяч граждан, в основном женщин, рыли окопы; на предприятиях, учреждениях, в вузах шла запись бойцов-добровольцев, не годных по здоровью или по возрасту для прохождения службы в армии.

По послевоенным оценкам, записались добровольцами не менее 2 миллионов человек. В Москве и Ленинграде были сформированы несколько дивизий, которые затем бросили на фронт, чтобы закрыть бреши пробитые врагом. Судьба дивизий ополчения, укомплектованных пожилыми или совсем юными бойцами, почти необученными и плохо вооруженными (под Москвой на 10 ополченцев приходилась одна винтовка; когда просили оружие, им отвечали: добывайте в бою), — еще одна трагическая страница войны. Официальных цифр потерь в дивизиях ополчения, разумеется, нет, но можно с уверенностью сказать, что погибло не менее полутора миллионов ополченцев.

28 июня

Войска Северо-Западного фронта отошли на рубеж р. Запад­ная Двина от Риги до Ливаны, за р. Дубно, от Ливаны до Краслава. Части 11-й армии  отходили к Полоцку.  Тяжелые  арьергардные бои к концу дня происходили на рубеже Таурагнай, Свенцяны.

Войска Западного фронта вели тяжелые бои за Минск и Бо­бруйск. Отходившие войска фронта закреплялись на Березине. Противнику удалось преодолеть поспешно занятые оборонительные сооружении Минского укрепленного района и овладеть столицей Советской Белоруссии — Минском (освобождён 3 июля 1944 г.), а также городами Бобруйск, Дзержинск, Волковыск, Несвиж и рядом поселков и районных центров. Отдельные группировки 3-й армии вели бои в окружении   в  районе   севернее   Белосток,   восточнее   Кнышин.

11-й механизированный корпус переправился через Неман у г. Мосты и отошел к г. Пески. Крупная группировка 10-й армии с боями пробивалась через Нов. Двор, Пружаны в юго-восточном и восточном направлениях. Тяжелые арьергардные бои эта группа вела в течение дня в районе Прозорово, которое несколько раз переходило из рук в руки.

Войска Юго-Западного фронта успешно отражали наступление противника на переправах через р. Стырь в районе Луцка.

Пинский партизанский отряд под командованием Коржа В.3. принял первый бой с фашистскими захватчиками, двигавшимися но тракту Пинск — Логишын.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о том, что забойщик шахты № 19 — 20 (Горловка) И. Голубцов нарубил 280 т. угля за смену и дал производительность 2000 проц. сменной нормы.

28 июня 1941 г. (Из дневника Ф. Гальдера)

…На фронте группы армий «Центр» внутреннее кольцо окружения в районе восточнее Белостока уже замкнулось. В Белостокском лесу юго-восточнее города идут упорные бои, которые, против ожидания, сковывают весь центр и часть правого крыла 4-й армии. Противник пытается прорвать внешнее кольцо окружения в районе Новогрудка (танковая группа Гота). В районе между Минском и Барановичами это кольцо до сих пор еще не замкнуто. 4-я танковая дивизия наступает из района Слуцка на Минск с целью закрытия этой бреши.

Советские солдаты, взятые в плен под Минском

Советские солдаты, взятые в плен под Минском

На фронте группы армий «Север» наступление продолжает развиваться согласно плану. Перед правым флангом армии Буша (16-я армия) еще оказывает сопротивление группировка противника в составе нескольких дивизий. Можно надеяться, что в дальнейшем ходе операции она будет отрезана от Западной Двины. Танковая группа Гёпнера зашла ей глубоко в тыл. В район южнее этой группировки противника перебрасываются оперативные резервы ОКХ, которые должны сосредоточиться за левым флангом армии Штрауса (9-я армия). Таким образом, есть надежда, что и эту группировку противника удастся ликвидировать в районе западнее Западной Двины.

Вечерние донесения: Перед фронтом группы армии «Юг» подтверждается отход противника. В течение двух последних дней в тылу, позади постепенно распадающегося фронта, замечено движение отдельных моторизованных колонн с юго-востока и востока. Видимо, противник пытается организовать сопротивление на известной нам линии укреплений Новоград-Волынский, Проскуров, Днестр. Однако, отходя на этот рубеж медленно и с контратаками, он расходует в них большое количество сил. Части 17-й армии находятся непосредственно перед Львовом. Клейст с боем занял Ровно.

Сдача в плен советских солдат

Сдача в плен советских солдат

На фронте группы армии «Центр» в результате отчаянных попыток противника выйти из окружения в районах Волковыска и Новогрудка обстановка на ряде участков серьезно обострилась. Это вынудило 4-ю армию направить 12-й армейский корпус на север, а 9-ю армию — бросить 5-й армейский корпус в южном направлении. В итоге возникшие трудности были преодолены.

Брешь между танковыми группами Гудериана и Гота до сих пор еще полностью не закрыта. Однако Гудериан уже подошел своим правым флангом (3-я танковая дивизия) к Бобруйску и, по-видимому, имеет возможность стремительным броском переправиться через Днепр у Могилева или Рогачева. Это было бы решающим успехом.

На фронте группы армий «Север» наши войска расширили плацдарм в районе Двинска. Войска левого фланга танковой группы Гёпнера заняли Екабпилс. Мост через Западную Двину у этого города взорван противником. В тылу группы армий «Север» серьезное беспокойство доставляют многочисленные остатки разбитых частей противника, часть которых имеет даже танки. Они бродят по лесам в тылу наших войск. Вследствие обширности территории и ограниченной численности наших войск в тылу бороться с этими группами крайне трудно. Взята Либава. (Гальдер Ф. «От Бреста до Сталинграда: Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск 1941-1942 гг., Смоленск, «Русич», 2001).

Воспоминания фронтовика связиста Басманов С.М. о первых днях войны

«Я был призван в армию за несколько дней до начала Великой Отечественной – в июне 1941 года. Служба моя началась в городе Чугуев Харьковской области. Лагерь находился на берегу Северного Донца. 23 июня всех, кто, находился в лагере, погрузили в Чугуеве на поезд и отправили в Новозыбково Брянской области на границу Белоруссии и Украины. Получили технику. Наш учебный батальон влился в 55-й гаубичный полк, а мне тогда присвоили звание старшего телефониста. 28 июня 1941 года были зачислены в действующую армию.

Первый бой был принят 2 июля 1941 года в районе г. Пропольск Витебской области в Белоруссии. Затем совершили пеший марш в местечко Новозыбково. Шли с гаубицами, потому что тягачей не было. Во 2 дивизионе были тягачи, ЗИС – 5, которые возили боеприпасы. Несколько позже командование сориентировало, где располагаются наши части, где войска противника. Меня направили вместе с начальником дивизиона на наблюдательный пункт. На другом берегу реки — город Пропольск.

Противник теснил наши части и сам не ориентировался, где находится до такой степени, что было видно, как немецкая артиллерия лупила по своим. Начался обстрел наших позиций. Прервалась связь. Мне сказали: «Срочно исправьте телефонную линию до первой позиции», причем предупредили, что, если обратно вернувшись, не найду никого, нужно идти по следам полка.

Когда вернулся, то увидел, что на прежней позиции осталась только одна гаубица, поврежденная осколком. Катушка была пустая. Пришлось подбирать размотанный кабель в  400 м. длиной и приглядываться, куда идти. Кругом сосновые леса, посадки. Увидел, что вдали кто-то передвигается. Это был командир орудия и командир артиллерийского взвода.

Они ждали, что разбитую гаубицу тоже увезут. Забрали катушку, телефонный аппарат и пришли на нашу позицию. Там командир мне приказал оборудовать новый командный пункт телефонной связью. А аппарат был один. И пришлось команды и сигналы передавать по цепочке…