8 июля германское верховное командование вновь подтвердило группе армий «Север» задачу продолжать стремительное наступление на ленинградском направлении, раз­громить войска Северо-Западного фронта и отрезать Ленинград с востока и юго-востока от остальной территории СССР. Немецкое командование стремилось как можно быстрее покончить с Ленинградом, чтобы в после­дующем повернуть группу армий «Север» на Москву. Одновременно военно-морским силам ставилась задача совместно с авиацией уничтожить Красноз­наменный Балтийский флот (КБФ).

Первая попытка захвата Ленинграда с ходу была предпринята командованием группы армий «Север» 10 июля. Согласно замыслу немецкого командования, 4-я танковая группа должна была одним своим кор­пусом перерезать магистраль Ленинград — Москва у Чудова, а другим — прорваться к Ленинграду с юга через Лугу. 18-й армии предстояло наступать за левым флангом 4-й танковой группы, отсекая советскую 8-ю армию, действовавшую в Эстонии, от остальных сил Северо-Западного фронта.

В целях ускорения разгрома наших войск на ленинградском направлении и овладения Ленингра­дом немецкое командование намечало перебросить под Ленинград из состава своей группы армий «Центр» 3-ю танковую группу. Однако от этого наме­рения врагу пришлось отказаться. Войска советского Западного фронта, развернув ожесточенное сражение за Смоленск, приковали к себе огромное количество немецких войск, в том числе и 3-ю танковую группу. Этим была оказана неоценимая помощь защитникам Ленинграда.

В то же время советское Главное командование, учитывая недостаток сил Северо-Западного фронта и отсут­ствие стратегических резервов для его усиления, про­должало усиливать танковую группировку Северо-Западного фронта, в состав которой из Северного фронта были переданы 3-я танковая, 163-я мотори­зованная дивизии и 5-й мотоциклетный полк 1-го механизированного корпуса РККА. Для обороны Ленинграда были привлечены войска Северного фронта. С этой целью Северному фронту была поставлена задача — создать глубокую оборону на юго-западных подступах к Ленинграду в тылу у войск Северо-Западного фронта.

Генерал-фельдмаршал фон Лееб, командующий группой армий "Север" во время посещения штаба 4-й танковой группы, август 1941 г.

Генерал-фельдмаршал фон Лееб, командующий группой армий "Север" во время посещения штаба 4-й танковой группы, август 1941 г.

В ре­зультате оборонительных операций в июле на юго-западных и северных подступах к Ленинграду войска Северо-Западного направления вынуждены были отступить: на юго-западе — с рубежа реки Великая на рубеж реки Луга, на петрозаводском на­правлении — от государственной границы на рубеж Шот-озеро, Ладожское озеро.

В Прибалтике и на ленинградском направлении к середине июля 1941 г. продвижение германских войск фактически приостановилось. С одной стороны, это обусловливалось тем, что был создан заблаговремен­но оборонительный рубеж, и постепенно увеличивалось сопротивление советских войск, а с другой — фронт наступления группы армий «Север» все время воз­растал. Однако 4 июля немцами был захвачен город Остров, а 9 июля был взят Псков. 19 июля наступление группы армий «Север» на рубеже реки Луга было остановлено. Тем самым со­ветское командование выиграло время для создания более прочной обороны на подступах к Ленинграду и сосредоточения дополнительных сил на северо-­западном направлении.

Рабочие Кировского завода строят баррикады для уличных боёв, Ленинград, октябрь 1941 г.

Рабочие Кировского завода строят баррикады для уличных боёв, Ленинград, октябрь 1941 г.

Гитлер посчитал генерал-полковника Эриха Гепнера виновником остановки наступления 4-й танковой группы, которой тот командовал. Ведь это он, вопреки замыслу, отказался от сосредоточения основных усилий на восточном фланге и, перебросив корпус под Кингисепп, наносил теперь удар не «ку­лаком», а «растопыренными пальцами». Для выясне­ния обстоятельств в группу армий «Север» вылетел адъютант Гитлера Шмундт, которому командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал фон Лееб разъяснил, что Гепнер не виноват: в его действия вмешался противник, упорное и организованное со­противление которого вынудило командующего 4-й танковой группой маневрировать в поисках слабых мест в обороне советских войск.

На улице Ленинграда, информационные щиты наглядной агитации, осень 1941 г.

На улице Ленинграда, информационные щиты наглядной агитации, осень 1941 г.

Неожиданно образовавшуюся паузу каждая из сторон стремилась максимально использовать. В то время как немцы разрабатывали план возобновления наступления на Ленинград, советское командование укрепляло оборону города. Конечно, и в ставке Гит­лера, и в штабе группы армий «Север» понимали, что чем быстрее их войска возобновят наступление, тем меньше будет времени у русских на укрепление обороны.

Отряд рабочих-ополченцев двигается к линии фронта, в пригород Ленинграда, сентябрь 1941 г.

Отряд рабочих-ополченцев двигается к линии фронта, в пригород Ленинграда, сентябрь 1941 г.

Тем не менее, сроки начала наступления откладывались шесть раз, главным образом из-за трудностей в снабжении и в осуществлении пере­группировок, а также из-за разногласий по поводу дальнейших действий. Еще в середине июля командование группы армий «Север» пришло к выводу, что сопротивле­ние противника и недостаток собственных сил не позволят овладеть Ленинградом с ходу. Эта задача может быть решена только путем последовательного разгрома русских сил. Поэтому вначале оно предпо­лагало овладеть рубежом Новгород, Нарва.

Правда, приступить к выполнению этой задачи можно было лишь после того, как 16-я армия завершит разгром окруженных советских соединений под Невелем или отбросит их на восток, а значит, когда будет надежно прикрыт правый фланг 4-й танковой группы. По мне­нию генерал-фельдмаршала фон Лееба, наступление следовало отложить до 25 июля.

Это вовсе не устраивало Гитлера, который стре­мился как можно скорее покончить с Ленинградом. 21 июля фюрер прилетел в штаб-квартиру Лееба, которому он особо благоволил. Немецкий генерал изложил Гитлеру свои соображения: до подхода до­статочных сил пехоты танковая группа Гепнера вряд ли может рассчитывать на успех.

Гитлер, как и всегда в беседах с военачальника­ми, помимо чисто военных доводов, привел немало политических аргументов. Он говорил, что необ­ходимость срочного захвата Ленинграда обуслов­ливается не только тем, что это позволит очистить все балтийское побережье, а значит, лишит русский флот баз и тем самым обеспечит свободу перевозки шведской руды в Германию, но и даст политический выигрыш, ибо руководство СССР потеряет город, который, являясь колыбелью большевистской ре­волюции, стал для советского режима особым символом.

Кроме того, Гитлер считал очень важным не дать советскому командованию возможности вы­вести войска из района Ленинграда и использовать их на других направлениях. Потому-то очень важно было, по его мнению, в первую очередь перехватить магистрали, ведущие из Ленинграда на восток, и блокировать их выходом немецких войск к Ладоге.

Положение Ленинграда продолжало оставаться тяжелым. Немецкие войска находились в 100 км от города. Несмотря на понесенные потери, противник располагал крупными силами. Данные разведки гово­рили о том, что германские войска готовятся возобно­вить наступление на Ленинград с тем, чтобы захватить город любой ценой.

В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования непрерывно усиливала войска северо-западного направления. 6 августа из Резерв­ного фронта в состав Северо-Западного фронта была передана 34-я армия. При этом Ставка потребовала от командующего фронтом генерал-майора Собенникова П.П. не распылять армию, а держать ее как ударный кулак для проведения наступательной операции с це­лью разгрома противника в районе Сольцы, Старая Русса, Дно.

Командование Северо-Западного направления, Северо-Западного и Северного фронтов напряженно готовилось к отражению удара на Ленинград с юга. И все это в условиях постоянной борьбы на 2 фронта, так как и финские войска — к северу от Ленинграда, и немецкие — к югу от него вели себя отнюдь не пассивно. Город усиленно готовился к отражению новых ударов врага.

Многие его жители подали заявления с прось­бой отправить их на фронт. Только за первую неделю войны в военкоматы поступило 212 тысяч таких заяв­лений. Продолжалось формирование Ленинградской армии народного ополчения. Еще 14 июля первые 3 дивизии народного ополчения общей численностью 31 тыс. человек были переданы в Лужскую оперативную группу. Кроме этого, на строительстве оборонительных сооружений еже­дневно работало до 500 тысяч человек. Приверженец партизанской войны, главком Северо-Западного направления Ворошилов К.Е. отдал распоряжение о формировании из добровольцев — рабочих Ле­нинграда 10 истребительных полков для действий в тылу врага.

Немецкое командование в конце июля и первой декаде августа произвело перегруппировку своих во­йск и создало на юго-западных подступах к Ленингра­ду 3 ударные группировки: северную, центральную и южную. Северная группировка в составе 2 танковых, моторизованной и 2 пехотных дивизий 4-й танковой группы и 18-й армии развернулась на плацдармах в районах Ивановское и Сабека, имея задачу наступать на Ленинград через Копорское плато.

Центральная группировка в районе Луги в составе 2 пехотных и моторизованной дивизий должна была наступать на Ленинград вдоль шоссе Луга — Ленинград. Южная группировка в составе 6 пехотных и одной моторизованной дивизий имела задачу наступать на новгородско-чудовском направлении, обойти Ленинград с востока, перерезать все коммуникации, связывавшие город со страной, и соединиться с фин­скими войсками, которые должны были наступать на Ленинград с севера. Кроме того, немецкое командова­ние усилило группу армий «Север» 8-м авиационным корпусом пикирующих бомбардировщиков.

К 8 августа превосходство немецких войск в силах на ленинградском направлении было по пехоте — по­луторное, по артиллерии и минометам — почти четы­рехкратное, по танкам — двукратное. По-прежнему господство в воздухе люфтваффе было подавляющим. В составе авиации Северо-Западного фронта к этому времени насчитывалось исправных всего 10 истреби­телей, 7 штурмовиков и 4 бомбардировщика.

В таких условиях в августе 1941 года развер­нулись оборонительные операции войск Северного и Северо-Западного фронтов на юго-западных и северных подступах к Ленинграду, когда немецкие и финские войска развернули концентрическое на­ступление на пяти направлениях: красногвардейском (гатчинском), лужско-ленинградском, новгородско-чудовском, петрозаводско-свирском и со стороны Карельского перешейка.

На кингисеппско-красногвардейском направ­лении боевые действия начались 8 августа, на лужско-ленинградском, новгородско-чудовском и свирско-петрозаводском направлениях — 10 августа, на Карельском перешейке — 31 июля.

Овладение Таллинном позволило фон Леебу вновь активизировать наступление на Ленинград. В конце августа 1941 года немецкие войска подошли к пригородам северной столицы России и даже руководство страны склонялось к мнению, что город будет оставлен Красной армией. 30 августа немцами была захвачена Мга и установлен контроль над последней магис­тралью, снабжающей город. Посёлок Мга — важнейший узел дорог, находящийся в 50 км к юго-востоку от Ленинграда и являющийся оперативным центром всей позиции к югу от Ладожского озера.

Старани­ями советского командования защищала его рота саперов и сводный отряд майора Лещёва И.И. без артиллерии и почти без патронов. На следующий день 1-я дивизия НКВД попыта­лась отбить город, но немцы успели сосредоточить в этом районе два армейских корпуса и часть 41-го танкового корпуса, так что этот контрудар привел лишь к потере господствующих над мест­ностью Синявинских высот и Шлиссенбурга. Казематы Шлиссенбургской крепости, однако, удалось удержать, что предопределило неудачу попыток немцев форсировать Неву в верхнем течении.

8 сентября немецкие войска вышли к Ладожскому озеру и рассекли Ленинградский фронт пополам, отрезав 42-ю и 55-ю армии от 54-й и 52-й. Началась блокада Ленинграда. Ставка, понимая, что на северо-западном направлении назревает катастрофа, превосходящая своими масштабами и последствиями Киевскую, приказала деблокировать город. Однако немцы превратили в укрепленные районы все населенные пункты в захваченной ими полосе между советски­ми армиями.

Решением ГКО командующим Ленинградским фронтом назначается генерал армии Жуков Г.К. 10 сентября в самолете, преследуемом «мессершмиттами», он прилетел на бреющем полете в Ленинград. Немедля вступив в командование войсками фронта, опираясь на величайший патриотизм и героизм ленинградцев, Жуков принимает энергичные меры, чтобы изменить обстановку в городе и на фронте. С новой энергией ведется строительство укрепленных рубежей и инженерных заграждений на под­ступах к городу.

Часть зенитных орудий с городских улиц перебрасывается ближе к переднему краю, чтобы прямой наводкой встретить вражеские танки. Идет деятельная перегруппировка войск, сходят с кораблей и спешат на линию обороны отряды матросов. То тут, то там Ленин­градский фронт, образованный 23 августа,  наносит врагу контрудары. Мощные пушки Балтийского флота поддерживали своим огнем действия сухопутных войск.

Весь сентябрь войска фон Лееба штурмовали Ленинград со сторо­ны Пушкина, Колпина и Урицка. Немцы захватили Петер­гоф, их танки вышли между Стрельной и Володарской на городские трамвайные пути: бои, по сути, уже шли в черте города. Танки и пехота волнами шли на укрепленные Пулковские высоты и раз за разом откатывались назад. Лучшие части группы армий «Север» перемалыва­лись в прямых атаках на наиболее защищенный сектор обо­роны города.

Утром 23 сентября после двухчасовой артиллерийско-минометной и авиационной подготовки танки и пехота противника под прикрытием дымовой завесы атаковали войска Ленинградского фронта на участке Кискино, Галерово (западнее Пулково). Противник был встречен губительным огнем артиллерии 42-й армии, флота и контратаками 13-й стрелковой дивизии (пре­образованная 5-я дивизия народного ополчения).

Наступление немцев захлебнулось. Затем к исходу дня они после мошной артиллерийской подготовки повторили атаки, но вновь потерпели неудачу. Толь­ко у деревни Кискино враг оставил на поле боя до 500 человек убитыми. Так закончилась его последняя попытка крупными силами прорвать оборону войск фронта на всем южном и юго-западном участке от Финского залива до Пулково.

Части 8-й советской армии укрепились на Ораниенбаумском плацдарме, постоянно создавая фланго­вую угрозу для немецких частей. Фронт наступления фон Лееба был настолько узким, что контратакующие соедине­ния генерала Жукова Г.К., действовавшие всего в 10 км южнее Фин­ского залива, обошли ударную группировку немцев и поста­вили с её критическое положение. 19 сентября по приказу Жукова 8-я армия нанес­ла с ораниенбаумского плацдарма удар на Красное Село, в тыл противнику, наступавшему из Урицка на Ленинград. Это наступление вынудило немцев перегруппировать часть сил с самого опасного для советской стороны направления Урицк, Ленинград на петергофское.

«На улицах и перекрестках были возведены баррикады и противотанковые препятствия обшей длиной 25 километров, построено 4100 дотов и дзотов, в зданиях оборудовано более 20 000 огневых точек. Заводы, мосты, общественные здания были заминированы и по сигналу бы взлетели на воздух — груды камней и железа обрушились бы на голову вражеских солдат, завалы преградили бы путь их танкам. Гражданское население, не говоря уже о солдатах и матро­сах, готовилось к уличным боям. Идея борьбы за каждый дом… ставило целью уничтожение вражеской армии». (Д. Павлов «Ленинград в блокаде». Л., 1985 г.).

Конечно, ситуация в сентябре 1941 г. была критиче­ской для защитников Ленинграда. Однако захват Пушкина 18 сентября оказался последним существенным успехом противника. В тот день Гепнер, командующий 4-й танковой группой, получил приказ о выводе своих войск из боя и переброске их на московское направление. Все войска, действовавшие под Ленинградом, отныне переходили в подчинение командования 18-й армии.

23 сентября, когда немцам в ходе наступления на Петергоф удалось овладеть его восточной частью, Гальдер записал в своем дневнике: «В районе Ладож­ского озера наши войска продвинулись незначительно и, по-видимому, понесли большие потери. Для обо­роны сил тут вполне достаточно, но для решительного разгрома противника их, вероятно, не хватит. Но у нас нет большего».

Через день генерал-фельдмаршал фон Лееб вынужден был доложить командующему сухопутными войсками генерал-фельдмаршалу фон Браухичу, что оставшимися силами продолжать на­ступление на Ленинград он не может. Расчет немецкого командования — покончить с Ленинградом до начала операции на московском на­правлении — не оправдался, хотя в надежде на это оно всячески оттягивало вывод из боя танковых и мотори­зованных дивизий, которые Гитлеру были нужны для наступления на советскую столицу.

24-26 сентября противник вновь пытался на­ступать на Петергоф и Ораниенбаум, а из Пушки­на — на Большое Кузьмино. Но каждый раз его атаки отражались артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем. Одновременно вражеская авиа­ция продолжала производить налеты на Ленинград. 27 сентября противник совершил 3 дневных налета на город, направив сюда до 200 самолетов. Это был последний массированный удар вражеской авиации по Ленинграду в 1941 г.

Всего в сентябре герман­ская авиация произвела на Ленинград 23 воздушных налета, больше половины из которых — ночные. Однако из 2712 самолетов, направлявшихся к горо­ду, прорвалось только 675, при этом истребительная авиация и зенитная артиллерия сбили 309 самолетов врага. Эти цифры свидетельствовали о боевых воз­можностях противовоздушной обороны Ленинграда, о героизме и высокой выучке летчиков, зенитчиков, служб оповещения и прожектористов.

К концу сентября 1941 года враг был остановлен у стен города и перешел к обороне…