Руководили обороной Ленинграда Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Андрей Жданов и маршал Советского Союза Климент Ворошилов. Ворошилова критиковали за некомпетентное командование войсками во время Зимней войны с Финляндией и сместили с высоких постов, но затем призвали вновь для того, чтобы спасти Ленинград.

По приказу Ворошилова К.Е. части народного ополчения отправлялись на передовую всего через три дня после формирования, необученные, не имеющие военной формы и оружия. Ввиду нехватки оружия Ворошилов приказал вооружать ополченцев «охотничьими ружьями, самодельными гранатами, саблями и кинжалами из ленинградских музеев». Нехватка обмундирования была настолько острой, что Ворошилов обратился к населению с воззванием, и подростки ходили по домам, собирая пожертвования деньгами или одеждой.

Ворошилов, любивший руководить личным примером, несомненно, обладал храбростью. С револьвером в руке он под сильным огнем немцев водил солдат в атаку. Его беда заключалась в том, что, несмотря на многолетний опыт, он так и не смог выработать стратегию, которая остановила или хотя бы замедлила продвижение немецких войск.

30 августа 1941 года Главнокомандование Северо-Западного направления было ликвидировано. 5 сентября командующим Ленинградским фронтом был назначен Ворошилов К.Е., но через несколько дней Ставка изменила свое решение, на роль командира, способного остановить неудержимый натиск немцев, Ворошилов не подходил. Действовал он не гибко, по обычным трафаретам партийно-политических работников, исключавших интуицию, дух импровизации и умение быстро ориентироваться в менявшейся с каждым часом обстановке. Эти трафареты, может быть, и не являлись столь заметными в мирное время, но показали свою непригодность в чрезвычайных условиях.

Громкоговорители для информации о налётах и воздушной тревоги, 1941 г.

Громкоговорители для информации о налётах и воздушной тревоги, 1941 г.

Брать на себя всю полноту ответственности Ворошилов, испытавший унижение после Советско-финляндской войны, остерегался пуще всего. Передоверяя другим командирам важнейшие участки работы, и слабо координируя их деятельность, маршал никак не мог справиться с неразберихой, царившей на всех этажах военного аппарата. О том, как работали руководители обороны Ленинграда в самые тяжелые дни германского наступления, лучше всего свидетельствует запись переговоров по прямому проводу 4 сентября 1941 года между Сталиным, Ворошиловым и Ждановым:

«Сталин: …В Тихвине стоят две авиадивизии — тридцать девятая и вторая, обе они находятся в вашем распоряжении, но они не получают от вас заданий. В чем дело, неужели вы не нуждаетесь в авиации?

Ворошилов, Жданов: Для нас это неожиданная и приятная новость…. Нас никто не информировал об авиадивизиях в Тихвине, предназначенных нашему фронту.

Сталин: Вы нас не поняли. Обе эти авиадивизии являются вашими старыми дивизиями. Ваш фронт просто не знает или забыл об их существовании… Вы просто не знаете или не знали, а теперь от нас узнаете, что в районе Тихвина, а не в самом Тихвине, сидят ваши две дивизии, которые до сих пор не получали заданий… Вот как обстоит дело.

Ворошилов, Жданов: Нет, мы не забыли о существовании этих дивизий, но эти дивизии получали и получают задания от начальника воздушных сил, и только…

Сталин: Одно из двух — либо эти дивизии представляют для вас приятную неожиданность, либо они давно известны вам были. Что-нибудь одно из двух».

Жданов А.А., который должен был служить подмогой Ворошилову в самые трудные моменты, после бомбардировки 8 сентября 1941 года растерялся. Усугубившаяся тогда же его болезнь стала одной из причин паралича власти в городе в то время, когда никто не знал, придется ли его сдавать в ближайшие дни.

Женский отряд на улице Ленинграда, 1941 г.

Женский отряд на улице Ленинграда, 1941 г.

Для наведения порядка в город был командирован нарком госбезопасности  Абакумов В.С., который в своих отчетах рисовал нелицеприятную картину того, что происходило тогда в Ленинграде. Жданова не стали снимать с его постов, но оставили «на хозяйстве» секретаря обкома ВКП(б)  Кузнецова А.А., который очевидно, и после этого не мог сделать и шага без санкции Жданова.

Терпение Сталина И.В. лопнуло. После потери Мги и Шлиссельбурга он направил Ворошилову и Жданову телеграмму, требуя ответов: «Нас возмущает ваше поведение, выражающееся в том, что вы сообщаете нам только лишь о потере нами той или иной местности, но обычно ни слова не сообщаете о том, какие же вами приняты меры для того, чтобы перестать наконец терять города и станции. Также безобразно вы сообщили о потере Шлиссельбурга. Будет ли конец потерям? Может быть, вы уже предрешили сдать Ленинград

Недальновидность Ворошилова и Жданова имела трагические последствия. Им неоднократно советовали рассредоточить главные запасы продовольствия, хранившиеся на Бадаевских складах. Эти склады, расположенные на юге города, простирались на территории в полтора гектара. Деревянные здания вплотную примыкали друг к другу, в них хранились практически все городские запасы продовольствия. Несмотря на уязвимость старых деревянных построек, ни Ворошилов, ни Жданов не прислушались к советам.

8 сентября на склады были сброшены зажигательные бомбы. Сгорело 3000 тонн муки, тысячи тонн зерна превратились в золу, мясо обугливалось, сливочное масло таяло, расплавленный шоколад стекал в погреба. «В эту ночь по улицам тек расплавленный горелый сахар», — говорил один из очевидцев. Густой дым был виден на расстоянии многих километров, и вместе с ним улетучились надежды города.

Сталин был сыт по горло некомпетентностью Ворошилова. Он направил в Ленинград спасать положение одного из своих самых способных полководцев, Георгия Жукова, упрямого, решительного командира. Жуков летел в Ленинград из Москвы под прикрытием облаков, но, как только облачность рассеялась, в погоню за его самолетом бросились два «мессершмита». Жуков благополучно приземлился, и его сразу же отвезли в Смольный. Первым делом Жуков протянул Ворошилову конверт. В нем находился адресованный Ворошилову приказ немедленно вернуться в Москву. Ворошилов, обвиненный в «серьезных ошибках во время обороны Ленинграда», был переведен на тыловую должность.

Жукову предстояло решить сложную задачу. Он заново организовал оборону города, максимально эффективно использовав имеющиеся ресурсы, и ввел жесткую дисциплину. Его попытки провести контрнаступление были сведены на нет решением немцев остановиться и окопаться. 11 сентября немецкая 4-я танковая армия была переброшена из-под Ленинграда на юг, чтобы усилить натиск на Москву. Жуков в отчаянии все-таки предпринял несколько попыток атаковать немецкие позиции, однако немцы уже успели возвести оборонительные сооружения и получили подкрепление, поэтому все атаки были отбиты. Когда 5 октября Сталин позвонил Жукову, чтобы узнать последние новости, тот с гордостью доложил, что немецкое наступление прекратилось. Сталин отозвал Жукова обратно в Москву, чтобы тот возглавил оборону столицы. После отъезда Жукова командование войсками в городе было поручено генерал-майору Ивану Федюнинскому.

Жданов А.А.

Андрей Андреевич Жданов (1896-1948), государственный и партийный деятель СССР 1930-1940-х гг. Генерал-полковник. С 1934 г. — секретарь ЦК ВКП(б) и Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). С 1939 г. (с XVIII съезда ВКП(б)) до смерти — член Политбюро. 1939-1940 гг. — член Военного совета Северо-Западного фронта в период Советско-финляндской войны. В годы Великой Отечественной войны — член Военного совета Северо-Западного направления и до 1944 г. — Военного совета Ленинградского фронта.

После войны проводил линию партии на идеологическом фронте в поддержку социалистического реализма. В августе 1946 г. выступил с докладом, осуждающим лирические стихи Анны Ахматовой и сатирические рассказы Михаила Зощенко («Приключения обезьяны»). Зощенко был охарактеризован как «подонок литературы», а поэзия Ахматовой была признана Ждановым «совершенно далекой от народа». К представителям «реакционного мракобесия и ренегатства в политике и искусстве» были отнесены Дмитрий Мережковский, Вячеслав Иванов, Михаил Кузмин, Андрей Белый, Зинаида Гиппиус, Федор Сологуб. Этот доклад Жданова лег в основу партийного постановления «О журналах «Звезда» и «Ленинград». По распоряжению Жданова в 1947 г. начал выходить журнал «Вопросы философии» и возникло Издательство иностранной литературы.

Жданов умер 31 августа 1948 г. от продолжительной болезни сердца в санатории ЦК ВКП(б) близ озера Валдай, где проходил лечение. Похоронен у Кремлевской стены.

Ворошилов К.Е.

Климент Ефремович Ворошилов (1881-1969) участвовал в Октябрьском перевороте и последовавшей за ней Гражданской войне и вместе со Сталиным снискал себе славу во время упорной обороны Царицына (переименованного в 1925 г. в Сталинград). В 1925 г. был назначен народным комиссаром по военным и морским делам. Бесконечно преданный Сталину он в 1926 г. был избран в Политбюро и в конце 30-х гг. принял участие в чистках армии. В 1934 г. Ворошилов был назначен народным комиссаром обороны Советского Союза.

Ворошилов как полководец мыслил категориями 20-х гг., что не соответствовало требованиям Второй мировой войны. Его руководство советскими войсками во время Зимней войны с Финляндией оказалось катастрофическим. Однако, несмотря на позор финской кампании, по приказу Сталина Ворошилов возглавил оборону Ленинграда, что привело к не менее же катастрофическим последствиям. Ворошилов отличался личной храбростью и с пистолетом в руке водил солдат в атаку, но остановить немецкое наступление на город он не смог. После войны Ворошилов занимал различные номинальные должности и в 1960 г. покинул Политбюро. Он скончался в 1969 г. в возрасте восьмидесяти восьми лет.

Жуков Г.К.

Георгий Константинович Жуков (1896-1974) в годы Второй мировой войны прославился как самый талантливый советский полководец. На послевоенном Параде Победы на Красной площади в Москве он стал главным героем, объезжая войска верхом на белом коне. Его любили в народе и уважали за границей. Известный своим требованием строжайшей дисциплины, Жуков ставил стратегическую целесообразность превыше жизни тех, кого посылал в бой.

Впервые Жуков участвовал в боях во время Первой мировой войны, когда дважды был награжден за храбрость. Затем в составе Красной Армии воевал в Гражданскую войну с белыми, быстро поднимаясь по служебной лестнице. Репрессий в армии, устроенных Сталиным, Жуков избежал, командуя войсками во время советско-японских пограничных конфликтов 1938-1939 гг. Во время Великой Отечественной войны он возглавлял оборону Ленинграда, Москвы и Сталинграда, сыграл важную роль в Курской битве, а затем командовал войсками, наступавшими на Германию и захватившими Берлин.

«Где Жуков, там победа», — говорили в Красной армии. Он принимал капитуляцию Германии после самоубийства Гитлера. После смерти Сталина в 1953 г. Хрущев назначил Жукова первым заместителем министра обороны, а через два года и министром обороны. Однако Жуков никогда не чувствовал себя уютно в роли политика, предпочитая жизнь солдата. Он оспаривал представление Хрущева о развитии армии и пытался уменьшить влияние Политбюро на управление военным ведомством. В 1957 г. его сместили с должности и отправили в отставку. Жуков умер в 1974 г. и был похоронен с воинскими почестями у Кремлевской стены.

По материалам книги Руперт Колли «Блокада Ленинграда», М., «Азбука-Аттикус», 2015.