В годы Великой Отечественной войны советские военные моряки прославились не только на море. Почти на всех участках гигантского фронта, от Мурманска до Кавказа, плечом к плечу с воинами Красной Армии сражалось около полумиллиона моряков ВМФ. Мужественные и бесстрашные морские пехотинцы, для которых в бою не существовало преград, сыграли значительную роль в обороне Одессы, Севастополя, Заполярья, Ленинграда, Москвы, Сталинграда, Кавказа, а также в многочисленных десантных операциях флота.

Морская пехота — специальный род сил Военно-Морского Флота, предназначенный главным образом для высадки морских десантов. Однако в военной истории нашей страны это понятие всегда рассматривалось значительно шире. Когда на Родину нападал враг и на сухопутных фронтах, где решалась судьба войны, складывалась тяжелая обстановка, из моряков формировались стрелковые части для борьбы с противником. Так было в Отечественную войну 1812 г., при обороне Севастополя в 1854-1856 гг. и Порт-Артура в 1904-1905 гг. Так было и в годы гражданской войны, на всех фронтах которой успешно сражалось около 75 тыс. военных моряков.

К началу Великой Отечественной войны в составе наших флотов почти не имелось частей морской пехоты (была одна бригада в составе КБФ и отдельные роты на Дунайской и Пинской военных флотилиях). Но уже первые бои выявили насущную необходимость в морской пехоте как для десантных действий и обороны военно-морских баз, так и для защиты отдельных островов и приморских плацдармов.

В ходе Великой Отечественной войны наш флот высадил более 110 морских оперативных и тактических десантов, в которых участвовало почти 100 тыс. человек, а с учетом последующих перевозок на занятые плацдармы — более 250 тыс. человек. При этом тактические десанты и первые эшелоны крупных оперативных десантов, как правило, состояли из частей морской пехоты.

Главный старшина Николай Смирнов

Главный старшина Николай Смирнов

Во время оборонительных сражений Красной Армии в 1941-1942 гг. и в стратегических наступательных операциях последующих лет войны морские десанты были одной из действенных форм помощи флота сухопутным войскам. К десантам обычно прибегали для удара во фланг и тыл противнику в целях взламывания его обороны, окружения и разгрома приморских группировок, обхода морем сильно укрепленных позиций, захвата островов, создания новых оперативных плацдармов и даже развертывания новых фронтов (например, Крымского фронта в начале 1942 г.). Кроме того, морская пехота широко использовалась на сухопутных фронтах в качестве стрелковых частей.

Независимо от того, наступает враг или отходит, морские пехотинцы, морские стрелковые части всегда выдвигались вперед в атакующие или контратакующие группы, в части прорыва или прикрытия, всегда лицом к врагу. Прошедшие боевую школу на море и суше, морские пехотинцы в равной степени соединяли в себе боевые качества и традиции флота и пехоты.

Неукротимый наступательный порыв, дерзость, стремительность, беззаветная отвага в бою — вот дух морской пехоты. Недаром враг, познавший удары морских пехотинцев, прозвал их «черной тучей» и «черными дьяволами». Их узнают на фронте по сине-белым полоскам матросской тельняшки — «морской душе», по веселой удали, презрению к смерти, лютой ненависти к врагу и готовности к самопожертвованию во имя Родины, во имя жизни товарища. Морская пехота — это всегда стремление к победе. Если она идет в атаку, то непременно опрокинет врага. Если она в обороне, то держится до последнего, изумляя врага своим бесстрашием и отвагой.

Бывший курсант ВВМУ им. Орджоникидзе командир взвода лейтенант И.И. Максяков

Бывший курсант ВВМУ им. Орджоникидзе командир взвода лейтенант И.И. Максяков

Неблагоприятный для нас ход войны в 1941 г. поставил под угрозу систему базирования наших флотов на Балтийском, Черном и Баренцевом морях. Под ударами немецко-фашистских войск оказались основные военно-морские базы: Полярное, Мурманск, Лиепая (Либава), Таллин, Кронштадт, Одесса, Севастополь. Обстановка настоятельно требовала выделить часть сил из состава флота как для непосредственной обороны этих баз, так и для усиления сухопутных войск на приморских участках сухопутных фронтов. Поэтому с первых дней войны на всех флотах и флотилиях началось формирование частей и соединений морской пехоты.

Первой военно-морской базой, подвергшейся нападению гитлеровских сухопутных войск, была Лиепая, расположенная менее чем в 100 км от государственной границы. Общая численность наступавших войск противника составляла 21,5 тыс. человек, что в два с лишним раза превышало численность гарнизона Лиепаи вместе с вооруженными отрядами рабочих-добровольцев. Для обороны побережья от Паланги до Ирбенского пролива советское командование предполагало использовать 67-ю стрелковую Дивизию, укомплектованную личным составом примерно на 80 %.

Немцы обошли город с востока, а затем с севера, отрезав его от Виндавы, Риги и других районов Прибалтики. Над Лиепаей нависла смертельная опасность. Город готовился к борьбе. На военно-морской базе срочно формировались подразделения морской пехоты. Для защиты восточного участка обороны, где гитлеровцы проявляли особую активность, военно-морская база выделила три отряда морской пехоты, в которые вошли курсанты военно-морских училищ, моряки флотского полуэкипажа, береговых батарей и ремонтирующихся кораблей. Одновременно был создан подвижной боевой резерв морской пехоты – 800-1000 человек на 100 автомобилях. Вместе с частями дивизии и рабочими-добровольцами на суше сражалось более 3 тыс. моряков.

Контр-адмирал К.Д. Сухиашвили (фото 1953 г.)

Контр-адмирал К.Д. Сухиашвили (фото 1953 г.)

24 июня немецко-фашистские войска обошли Лиепаю с севера. В следующие два дня противник с особой яростью атаковал северный участок обороны. Во время одной из атак фашистов в самый разгар схватки подоспел отряд моряков 43-й авиаэскадрильи с оз. Дурбе. С криком «Полундра! Бей фашистов!» моряки, которыми командовал старшина А.И. Просторов, ударили во фланг противника, и тот в замешательстве бежал с поля боя. Однако в неравной борьбе с врагом окруженный гарнизон Лиепаи быстро таял. Стал ощущаться недостаток боеприпасов. 26 июня на береговых батареях осталось всего по 10 снарядов на орудие.

Героические защитники города, сдерживая продвижение фашистов, бились за каждый дом, бои продолжались до 1 июля. В разгар ожесточенных боев за город отряд моряков под командованием главного старшины Н. Смирнова стремительной контратакой прорвал боевые порядки гитлеровцев и помог нащим стрелкам очистить дорогу на Шкеде. Незабываем подвиг пяти неизвестных моряков, которые после захвата Лиепаи фашистами насмерть стояли в разрушенном артиллерией доме по улице Танкистов. Все они погибли под развалинами дома, но не сдались врагу.

На второй неделе войны возникла опасность захвата сухопутными войсками противника Мурманска и Полярного — баз Северного флота. На помощь двум дивизиям 14-й армии, сильно измотанным в боях, флот направил свою авиацию и часть артиллерийских кораблей. Одновременно командование Северного флота начало изыскивать возможности для увеличения численности сухопутных войск, действующих на мурманском направлении. Более 9 тыс. матросов, старшин и офицеров флота ушли в эти тяжелые дни добровольцами в отряды морской пехоты, которые были направлены на усиление 14-й армии, отбивавшей наступление врага на Мурманск.

Значение и роль морской пехоты в обороне военно-морских баз в каждом отдельном случае были различными. Так, при обороне Мурманска и Одессы морская пехота лишь усилила сухопутные войска, а при обороне Таллина она создала оборонительный рубеж, на который впоследствии отошли теснимые противником части 10-го стрелкового корпуса 8-й армии. Общая численность частей морской пехоты, защищавшей Таллин, превышала 14 тыс. человек и составляла более половины всех оборонявшихся сил.

На Севере морские пехотинцы участвовали в освобождении Петсамо (Печенги) и Киркенеса, а также в ликвидации некоторых артиллерийских батарей противника на побережье Варангер-фьорда. На Балтике морская пехота была использована при освобождении островов в Выборгском заливе и Моонзундского архипелага при освобождении Пиллау (Балтийск) и о. Борнхольм.

Морская пехота была широко использована в обороне Керченского полуострова, в боях за Таманский полуостров и Новороссийск, в отражении натиска противника, рвавшегося к Туапсе. Во второй половине войны морская пехота использовалась для освобождения военно-морских баз, портов и некоторых островов. В составе речных и озерных флотилий появились постоянные штатные или временно формируемые на операцию части морской пехоты. На Черном море части морской пехоты участвовали в освобождении Новороссийска, Керчи, Севастополя, Николаева, высаживались в Сулине, Констанце, Бургасе, а также во многих пунктах на Дунае вплоть до Вены.

В период битвы за Ленинград, отражая сентябрьский, 1941 года, штурм города на ижорском направлении сражались 2-я и 5-я бригады морской пехоты, школа береговой обороны и ПВО Балтийского флота; 1-я бригада морской пехоты сражалась на красносельском направлении; между Лигово и Пулково была развернута 6-я бригада морской пехоты, на колпинском направлении — 7-я; правый берег Невы защищала перевезенная в район Шлиссельбурга 4-я бригада морской пехоты.

С наступлением зимы единственным средством связи Ленинграда с тылом нашей страны явилась дорога, проложенная по льду Ладожского озера, — Дорога жизни, как ее называли ленинградцы. На защиту этой единственной коммуникации была направлена 4-я бригада морской пехоты под командованием генерал-майора Б.П. Ненашева. При обороне Дороги жизни моряки использовали в качестве опорных огневых точек ледяные доты. Вооруженные винтовками и пулеметами, гарнизоны ледяных дотов из 3-5 смельчаков в сорокаградусную стужу, часто испытывая недостаток в продовольствии и боеприпасах, десятками суток обороняли жизненно важную ледяную трассу от врага, постоянно пытавшегося прервать связь героического Ленинграда с тылом нашей Родины. Одновременно для защиты Ленинграда со стороны Финского залива были сформированы из моряков пять лыжных батальонов и другие специальные подразделения. Военные моряки сражались за Ленинград также в составе 7-й Отдельной армии.

В конце июля 1941 г. на рубеж р. Тулокса была выдвинута 3-я бригада морской пехоты, которой командовал полковник А.П. Рослов. Ведя активные сдерживающие бои, она обеспечила отход оперативной группы войск генерал-лейтенанта В.Д. Цветаева. При этом части бригады неоднократно попадали в окружение, но всегда находили способы прорваться через огневое кольцо врага и соединиться со своими силами. Днем 22 августа 4-й батальон бригады под командованием капитана П.А. Спиридонова, выдвигаясь из района Сермяги, вступил во встречный бой с батальоном вражеских самокатчиков, разгромил его, захватил пленных и трофеи.

В составе Волховского фронта успешно сражалась 73-я отдельная морская стрелковая бригада, значительная часть которой состояла из моряков с Тихого океана, Каспия и Балтики. Воины этой бригады отважно бились с врагом на свирском рубеже, а затем участвовали в прорыве блокады Ленинграда, штурмовали Синявинские высоты.

В сентябре 1942 г. войска 2-й ударной армии прорвали вражескую оборону и углубились на 10-12 км навстречу войскам Ленинградского фронта. На флангах участка прорыва шириной около 5 км противник удерживал сильные опорные пункты Гайтолово и Тортолово, из которых он предпринимал контрудары, стремясь отрезать вклинившиеся наши войска. Для оказания помощи нашим частям командование направило 73-ю морскую стрелковую бригаду. Втиснувшись под острие вражеских клещей, и не давая им сомкнуться, батальоны моряков стояли насмерть, обеспечивая выход частей армии.

В ночь на 30 сентября стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта А.И. Куца бесшумно приблизилась к вражеским позициям и внезапно атаковала противника на безымянной высоте. После рукопашной схватки гитлеровцы бежали с высоты, оставив свыше 50 убитых. Более двух недель ни днем, ни ночью не прекращались бои. Бригада полностью выполнила поставленную ей задачу. В отражении вражеских атак особенно отличились моряки противотанкового дивизиона бригады под командованием майора Д.А. Морозова. Успешно действовали также бронебойщики. Командир роты противотанковых ружей старший лейтенант С. Саркисян с группой бойцов погибли, прикрывая дорогу, но не пропустили танки врага в тыл наших войск…

26 сентября 1942 г. 2 тыс. деревянных саперных лодок, 30 мотоботов и самоходных барж под управлением слушателей курсов младших лейтенантов и школы боцманов КБФ начали форсировать Неву в районе Московской Дубровки. Нева вспенилась от снарядов и пуль противника. Наши катера поставили дымовые завесы. Моряки, первыми достигшие берега, начали бой гранатами. В первом эшелоне были высажены два батальона 329-го полка 70-й стрелковой дивизии. Полк состоял из моряков Ладожской флотилии и Ленинградской базы КБФ. С 26 сентября по 8 октября длилось сражение за плацдарм на левом берегу Невы, на который было перевезено около 16 тыс. солдат и офицеров, более 100 орудий и танков. Захваченный плацдарм сыграл важную роль в операции по прорыву блокады.

До мая 1943 г. более 110 тыс. краснофлотцев, старшин и командиров послал Краснознаменный Балтийский флот для боевых действий на суше. Примерно половина посланных моряков влилась в бригады, полки и батальоны морской пехоты, остальные сражались в составе различных стрелковых дивизий и полков.

В начале 1942 г. более половины всех морских стрелковых бригад находилось в составе Карельского фронта, оборонявшего рубежи между Баренцевым морем и Онежским озером, и 7-й Отдельной армией, которая удерживала рубеж по р. Свирь.

В боях на Карельском фронте особо отличилась 61-я морская стрелковая бригада, которой командовал генерал-майор береговой службы И.К. Конышев. Действуя в составе войск Масельской оперативной группы, бригада в январе 1942 г. вела наступление в чрезвычайно тяжелых метеорологических условиях. Но ни 25-30-градусные морозы, ни снежные заносы не могли остановить боевого порыва моряков. Пробиваясь сквозь снег и пургу, неся на себе пулеметы и минометы, морские пехотинцы громили врага. За отличные боевые действия и отвагу 469 морских пехотинцев бригады были награждены орденами и медалями.

В апреле 1942 г. 73-я отдельная морская стрелковая бригада, усиленная двумя лыжными батальонами, прорвала долговременную оборону противника на свирском участке фронта и перерезала шоссейную дорогу, ведущую на Петрозаводск.

Однако, вклинившись в расположение врага, морские пехотинцы не смогли прочно закрепиться. Узкая горловина участка прорыва простреливалась противником из всех видов оружия, и наши бойцы несли большие потери. На следующий день были убиты все офицеры наступавших подразделений. В живых остался только лейтенант И.И. Максяков — командир взвода управления 3-й артиллерийской батареи 76-мм орудий. Почти двое суток горстка морских пехотинцев, возглавляемых лейтенантом Максяковым, удерживала отвоеванный плацдарм. Связисты поддерживали непрерывную связь со своими подразделениями, и это давало возможность вызывать огонь артиллерии и минометов для отражения непрерывных вражеских атак. Максяков был смертельно ранен, но не оставил своего боевого поста. Почувствовав, что силы его покидают, он связался по телефону с командиром дивизиона и доложил обстановку. Последними его словами были: «Я умираю, пришлите мне замену. Прощайте, товарищи!» За отвагу и мужество, проявленные в этом бою, И.И. Максяков был награжден посмертно орденом Ленина.

Зимой и весной 1942 г. ряд морских стрелковых бригад участвовали в наступательных операциях Северо-Западного фронта по окружению немецко-фашистских войск в районе Демянска. В этих же местах вела бои и 154-я морская стрелковая бригада под командованием полковника А.М. Смирнова. В ночь на 21 февраля она повела наступление на д. Избитово, а 42-я стрелковая бригада, в составе которой было много моряков, атаковала д. Хмели. К утру 21-го оба населенных пункта — важные опорные пункты в обороне противника — были взяты, и кольцо окружения вокруг демянской группировки врага сомкнулось.

Мичман С.Н. Васильев в ходе контрнаступления возглавил роту моряков-лыжников. Когда рота подошла к простреливаемому фашистами открытому полю, мичман поднялся во весь рост и с криком «За Родину!» повел роту в атаку. За ней ринулся и весь батальон. Получив две раны в рукопашной схватке за первую траншею врага, мичман Васильев остался в строю и с десятью моряками, преследуя гитлеровцев, с ходу ворвался во вторую траншею. В тот день, закончившийся взятием д. Верхняя Сосновка, отважный моряк уничтожил из автомата и гранатами 25 гитлеровцев. Но в последние минуты мичман получил третье ранение – смертельное… Васильеву С.Н. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Успешно действовала по тылам противника в районе ст. Пола 74-я морская стрелковая бригада под командованием полковника С.В. Лишенкова. После многих тяжелых боев она освободила около 20 населенных пунктов, в том числе Тулитово, Березка, Кошелево, Чапово, Выстава, Калючи и др. В ночь на 5 февраля 1942 г. из района юго-восточнее Старой Руссы в наступление перешла 75-я морская стрелковая бригада под командованием капитана 1 ранга К.Д. Сухиашвили. Пройдя с боями вдоль рек Редья и Ловать в направлении г. Холм более 150 км, бригада очистила от фашистов свыше 70 населенных пунктов, захватила 9 танков, 30 орудий, 20 минометов, свыше 350 автомобилей и много другой боевой техники.

Ни один фашистский гарнизон не выдерживал стремительного натиска моряков, особенно их ночных атак, и только в районе д. Тараканов-ка юго-западнее г. Холм гитлеровцы, сильно укрепившись на подготовленных позициях, смогли приостановить наступление 75-й бригады. Завязались упорные бои. Вскоре противник сам перешел в наступление. Перед этим более 150 самолетов и около 200 орудий в течение трех часов обрабатывали позиции моряков. От векового Пронинского леса, через который проходила линия обороны бригады, остались только редкие, голые, как столбы, деревья. Почерневшее поле зияло глубокими воронками. После некоторого затишья в атаку двинулись немецкие танки, за ними — пехота.

Считая, что все живое на пути уничтожено, гитлеровские танкисты, высунулись по пояс из люков. За танками в полный рост шли автоматчики. Вражеские подразделения подходили к лесу, казавшемуся пустым и безжизненным. И вдруг все ожило. Заговорили пулеметы, ударили противотанковые ружья, вспыхнули частые огоньки автоматов и винтовок. Из-за пней, из окопов и воронок во врага полетели гранаты. Ошеломленные фашисты пришли в замешательство. И в этот момент, поднявшись во весь рост, моряки бросились в контратаку. Фашисты в панике отступили, оставив на поле боя подбитые танки и сотни убитых и раненых. В этих боях особенно отличился передовой отряд бригады под командованием капитана 2 ранга Д.Н. Топленинова.

За успешное выполнение задачи по окружению противника в районе г. Холм 75-я морская стрелковая бригада 18 марта 1942 г. была переименована в 3-ю гвардейскую стрелковую бригаду. С февраля по май она отражала атаки противника, стремившегося соединиться с окруженной в г. Холм группировкой. После многих ожесточенных боев обескровленная бригада, потерявшая значительную часть личного состава, была отведена в тыл и переформирована в 27-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Сохраняя традиции морской пехоты, бойцы и командиры этой дивизии носили на рукаве якорь.

Высоко оценивая боевые действия морских пехотинцев, командир 2-го гвардейского корпуса Герой Советского Союза генерал-майор А.И. Лизюков в приказе писал: «Гвардейская часть капитана 1 ранга Сухиашвили показала такую высокую выдержку и упорство, перед которыми меркнет слава многих знаменитых подвигов гвардии прошлых лет».

В 1942 г. моряки, посланные воевать на суше, в основном дрались под Сталинградом. В тот год вновь формируемые дивизии и бригады, в которых было много моряков, не получали наименования морских. Многие моряки в составе маршевых рот и батальонов пополняли стрелковые соединения и части, понесшие потери в боях. Поэтому в числе героев — защитников волжской твердыни было немало моряков. Всему советскому народу известно имя тихоокеанца старшины 1-й статьи B.Г. Зайцева, знаменитого сталинградского снайпера. Засев в одном из домов, который позже защитники города стали называть Домом Зайцева, снайпер уничтожил свыше 200 гитлеровцев. Чтобы избавиться от него, из Берлина был специально прислан начальник фашистской снайперской школы. Однако четырехдневная «охота» гитлеровца закичилась тем, что он сам попал на прицел искусного снайпера-моряка. Старшине 1-й статьи В.Г. Зайцеву принадлежат слова, ставшие девизом защитников города: «За Волгой для нас земли нет!»

Отважно дрались за Сталинград моряки 92-й стрелковой бригады, сформированной в августе — сентябре 1942 г. из моряков Северного флота и Беломорской флотилии. Ведя кровопролитные бои, бригада потеряла почти всех своих бойцов.  После пополнения моряками-тихоокеанцами в ноябре часть снова заняла участок обороны в городе у метизного завода. Морпехи этой бригады вели наступательные бои за южные скаты Мамаева кургана и выбили оттуда противника, освобождали от гитлеровцев один из цехов завода «Баррикады».

Пытаясь деблокировать окруженную армию Паулюса, гитлеровское командование 12 декабря 1942 г. бросило на Сталинград из района Котельниково крупную группировку войск. Остановить и разгромить ее наше командование приказало 2-й гвардейской армии генерал, лейтенанта Р.Я. Малиновского, в составе которой сражалось около 20 тыс. моряков с Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской флотилии. В жестокие морозы и метели, по бездорожью, совершая марши, по 50 км в сутки, гвардейцы прошли более 250 км от места выгрузки до района сосредоточения и вступили в бой с противником. Спустя пять дней фашистская группировка была остановлена. Вражеские войска понесли большие потери и вынуждены были откатиться назад.

В боях под станицей Нижне-Кумская части 300-й стрелковой дивизии 2-й гвардейской армии отбили танковую атаку противника, уничтожив при этом 30 из 60 наступавших немецких танков. Район Громославки защищала 86-я гвардейская стрелковая дивизия, в которой было 3764 моряка. Бронебойщик 260-гo стрелкового полка этой дивизии краснофлотец Илья Каплунов при отражении атаки 20 декабря подбил пять вражеских танков. Осколком снаряда ему оторвало ногу, но мужественный моряк не оставил своего противотанкового ружья и уничтожил еще три танка. В это время его ранило в руку. Собрав последние силы, краснофлотец метнул гранату и подбил девятый танк. За этот подвиг И.М. Каплунову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Дивизии 2-й гвардейской армии разгромили противника на р. Миус, очистили от фашистов Донбасс, ворвались в Крым на плечах отступавших гитлеровцев и приняли непосредственное участие в освобождении Севастополя.

Прославившаяся в боях под Москвой и на Северо-Западном фронте бывшая 71-я морская стрелковая бригада (позже-2-я гвардейская стрелковая бригада, с апреля 1942 г. — 25-я гвардейская стрелковая дивизия) 12 января 1943 г. первой начала наступление на Воронежском фронте. 1 марта 1943 г. после 80-километрового марша она заняла оборону на рубеже Тарановка, Змиев, чтобы задержать танковые части противника. На правом фланге дивизии железнодорожный переезд было поручено защищать взводу из 25 человек под командованием лейтенанта П.Н. Широнина. Они отразили все танковые атаки противника. В жестоком бою 20 воинов погибли, но 16 вражеских танков, бронемашин и самоходных орудий остались на поле боя, и враг не прошел. Всем 25 широнинцам (20 из них посмертно) было присвоено звание Героя Советского Союза.

Самые тяжелые испытания в боях за Кавказ на долю морских пехотинцев выпали в июле 1942 г., когда противник, прорвав оборону Юго-Западного фронта, пытался окружить и уничтожить войска Южного фронта, прижав их к Азовскому морю. Командование 56-й армии, прикрывавшей отход наших частей, выдвигало морские бригады на самые ответственные направления. В боях за Ростов и при защите переправ через Дон морские бригады потеряли две трети личного состава.

Под Туапсе сражался 145-й полк морской пехоты (2305 человек), сформированный из моряков — защитников Севастополя, вернувшихся в строй после излечения в госпиталях. За две недели октябрьских боев морские пехотинцы этого полка под командованием подполковника П.В. Харичева уничтожили 18 дзотов и 21 пулеметную точку.

Большой и славный боевой путь по дорогам Великой Отечественной войны прошли морские пехотинцы 62-й морской стрелковой бригады под командованием полковника С.П. Кудинова. Передислоцированная на Кавказ из района Старой Руссы в августе 1942 г. бригада 6 сентября под Моздоком отразила четыре танковые атаки фашистов, уничтожив 42 танка, и, перейдя в наступление, отбросила противника на 12 км.

Под Ленинградом и Тихвином, Москвой и Ростовом, в Крыму и на Волге, в Заполярье и на Кавказе — повсюду мужественно и бесстрашно, не щадя жизни, бились с врагом за свободу и счастье своего народа морские пехотинцы.

По материалам книги «Боевой путь советского Военно-Морского Флота» под ред. А.В. Басова, М., Воениздат, 1988, с. 412-437.