Двести дней и ночей длилась Сталинградская битва, в которой принимали участие более 158 тысяч саратовцев. Многие из них за мужество и героизм, проявленные в ожесточённых боях, были награждены орденами, 800 человек — медалью «За оборону Сталинграда».

Пятеро саратовцев за подвиги, совершённые во время Сталинградской битвы, были удостоены звания Героя Советского Союза. Это лётчики Владимир Васильевич Землянский (1906-1942), Алексей Иванович Хользунов (1919-1943), Виктор Степанович Хальзов (1921-1985), командир взвода разведчиков Гаяз Галазкарович Ромаев (1921-1943) и бронебойщик Илья Макарович Каплунов (1918-1942). Самому старшему из них, Землянскому, совершившему 45 боевых вылетов и направившему 7 августа 1942 года горящий самолёт на колонну вражеских танков, было 35 лет, остальным — от 21 года до 24 лет.

Двадцатичетырёхлетнему рядовому, стрелку-бронебойщику 4-го стрелкового полка 98-й стрелковой дивизии 2-й гвардейской армии, бывшему моряку Тихоокеанского флота Илье Каплунову из деревни Чапушка Аркадакского района звание Героя Советского Союза было присвоено посмертно Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 года за уничтожение в бою 9 танков противника.

Герой Советского Союза Каплунов Илья Макарович

Герой Советского Союза Каплунов Илья Макарович

О подвиге Каплунова написано немало статей, его упоминают во многих книгах. К сожалению, в них встречаются разночтения, устранить которые и восстановить истину — задача любого неравнодушного исследователя. Прежде всего требуется уточнить, где именно произошёл этот бой, потому что называются разные места. Например, Н.М. Румянцев Н.М. в своей книге пишет, что это было под хутором Верхне-Кумским. Другой автор, Малинин Г.А., называет хутор Нижне-Кумский. Об этом же хуторе идёт речь в кратком биографическом словаре «Герои Советского Союза», в книге Тимонина Н.Н. и в брошюре «Герой Советского Союза Илья Макарович Каплунов», изданной в 1958 году Центральным музеем Советской армии.

В биографии Каплунова, написанной секретарём Аркадакского райкома ВЛКСМ Обуховой, назван третий населённый пункт — село Громославка, которое упоминается и в нескольких газетных статьях, и в документальном очерке «Советский матрос». Вполне понятно, что и сведения о месте захоронения героя оказались противоречивыми. Мне довелось познакомиться с племянницей Каплунова Галиной Николаевной Буднюк. Она вместе с бабушкой — матерью героя Марией Семёновной Каплуновой — в 1959 году побывала на его могиле, но, к сожалению, запамятовала, в каком из хуторов она находилась. Одно установлено точно — не в Громославке.

Мария Семёновна Каплунова с внучкой (племянницей  Каплунова И.М.) у братской могилы, в которой похоронен её сын.

Мария Семёновна Каплунова с внучкой (племянницей Каплунова И.М.) у братской могилы, в которой похоронен её сын.

Неожиданно обнаружилась новая версия. Главный редактор «Книги памяти», председатель Саратовской областной общественной организации ветеранов войны и военной службы Фролов Г.В. уверенно, по-военному четко, без сомнений утверждает, что Каплунов похоронен в Волгограде на Мамаевом кургане. По его словам, могила Ильи Макаровича находится недалеко от могилы командующего 62-й армией Василия Ивановича Чуйкова, похороненного на Мамаевом кургане согласно его завещанию.

В самом деле, вдоль серпантина, ведущего к скульптуре «Родина-Мать», лежат 37 гранитных плит с высеченными на них именами Героев Советского Союза — участников Сталинградской битвы. На одной из них — имя Ильи Макаровича Каплунова. Однако, как оказалось, только под восьмью плитами находятся захоронения, остальные, в том числе плита с именем Каплунова, являются символами.

Монумент со скульптурой  Каплунова И.М. на братской могиле воинов, погибших в боях под хутором Нижне-Кумский. 2011 г. Фото А. Тихонова

Монумент со скульптурой Каплунова И.М. на братской могиле воинов, погибших в боях под хутором Нижне-Кумский. 2011 г. Фото А. Тихонова

На всех плитах, под которыми находятся захоронения, надпись сделана в именительном падеже, а на плитах-символах — в дательном. На втором ярусе холма второй справа лежит гранитная плита с надписью именно в дательном падеже: «Герою Советского Союза, гвардии рядовому Каплунову Илье Макаровичу вечная слава». Таким образом, останки Каплунова на Мамаев курган не перезахоранивали.

Так где же его могила? Дальнейшие поиски дали ответ и на этот вопрос. Выяснилось, что Каплунов похоронен в братской могиле на хуторе Нижне-Кумском. Там установлен памятник, на котором есть плита с соответствующей надписью. Оставалось уточнить дату первого и единственного боя Каплунова, принёсшего ему бессмертную славу. Как ни странно, в литературе нет единого мнения и на этот счёт. Так, Румянцев считает, что бой произошёл 18 декабря 1942 года, Малинин называет 20 декабря, Тимонин Н.Н. и авторы биографического словаря «Герои Советского Союза» — 21 декабря. Ряд авторов пишут в своих работах о 19 декабря. Кто же прав? Где истина?

В Саратовском областном музее краеведения хранится копия наградного листа Каплунова. В его верхней части в пункте № 8 под названием «Имеет ли ранения и контузии в Великой Отечественной войне» написано: «Убит 20 декабря 1942 г.». В нижней части листа в пункте «Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» указывается следующее: «21 декабря 1942 г. в бою под населённым пунктом Нижне-Кумским Сталинградской области красноармеец-коммунисттое. Каплунов, являясь бойцом роты противотанковых ружей, проявил исключительную самоотверженность, стойкость и отвагу».

Между тем в этом документе имеется ещё одно разночтение. Если в описании подвига Каплунов назван коммунистом, то в верхней части листа в пункте «партийность» написано, что он — «член ВЛКСМ». Получается, что даже первоисточники не только не помогают выявить истину, но ещё более запутывают исследователей. Становится понятным, почему в одних статьях Каплунова называли коммунистом, а в других — комсомольцем. В действительности же 2 сентября 1942 года он был утверждён кандидатом в члены ВКП(б).

Кровопролитные, ожесточённые бои за Нижне-Кумский продолжались несколько дней. Хутор несколько раз переходил из рук в руки. Около трёхсот погибших советских воинов похоронили в садах хутора. Летом 1959 г. их прах был перенесен в братскую могилу, на которой был установлен обелиск — деревянная пирамида, увенчанная красной звездой. Мать героя М. С. Каплунова была приглашена на перезахоронение.

На могильной плите Каплунова написано, что он «погиб смертью храбрых 20 декабря 1942 года». По словам племянницы Каплунова Буднюк Г. Н., он умер на следующий день после боя. Ей и Каплуновой М.С. рассказала об этом в 1959 году жительница хутора, которая ухаживала за вынесенным с поля боя, истекающим кровью, но ещё живым героем. Она перевязала его тяжёлые раны, остановила кровотечение. К сожалению, спасти Илью Каплунова не удалось. Таким образом, учитывая свидетельства очевидцев, можно сделать вывод, что Каплунов сражался с немецкими танками 19 декабря 1942 года, а умер на следующий день — 20 декабря.

Удивление вызывает точка зрения Румянцева Н.М., который посвятил подвигу Каплунова не только очерк в книге «Люди легендарного подвига», но и ряд газетных публикаций (Румянцев Н.М. «Люди легендарного подвига», с. 204-205; Он же. «Шаг в бессмертие», «3аря молодёжи», 1963 г.). Дело в том, что Николай Михайлович передал в Саратовский областной музей краеведения коллекцию архивных документов и фотографий о Героях Советского Союза — саратовцах, в том числе и наградной лист Каплунова.

Возможно, столкнувшись с нелепыми сведениями о том, что 20 декабря Каплунов И.М. был убит, а 21 декабря совершил подвиг, он полностью потерял доверие к этому документу. А ведь в наградном листе правильно указано место боя — хутор Нижне-Кумский. Румянцев же перенёс это событие к хутору Верхне-Кумскому и приписал Каплунову участие в бою за высоту 137.2.

У хутора Верхне-Кумского в течение шести дней, с 13 по 18 декабря 1942 года, шли кро-вопролитнейшие бои. На этом направлении немецкое командование бросило в бой армейскую группу «Гот» (4-ю танковую армию) во главе с генерал-полковником Готом. В группу входило тринадцать немецких и румынских дивизий (в том числе 4 танковые и 1 моторизованная) и ряд других частей, имевших в общей сложности 250 танков.

Неравный бой с группой Гота, стремившейся любыми средствами деблокировать окружённую советскими войсками трёхсоттысячную армию фельдмаршала Паулюса, вели части 51-й армии. Действительно, недалеко от Верхне-Кумского 18 декабря 1942 года произошёл ожесточённый бой за высоту 137.2, во время которого отличились бойцы стрелковой роты 3-го батальона 1378-го стрелкового полка под командованием лейтенанта Наумова Н.П. Целый день они обороняли эту высоту, уничтожили 18 немецких танков, много солдат противника, и все до одного пали смертью храбрых.

Величайшая заслуга частей 51-й армии состоит в том, что ценой неимоверных усилий и жертв они выиграли шесть дней драгоценного времени, необходимого для подхода 2-й гвардейской армии, в том числе и входившей в её состав 98-й стрелковой дивизии, бойцом которой был Каплунов. За шесть дней в лютый мороз, достигавший 20-30 градусов, дивизия преодолела пешим маршем 200 км и вечером 18 декабря вышла к берегам реки Мышковы — последнему естественному препятствию на пути немцев, за которым лежали ровная степь и Сталинград.

4-й стрелковый полк дивизии развернулся на северном высоком берегу Мышковы, так называемых Ергеньских буграх, рядом с хутором Нижне-Кумским. «Ночью, без отдыха, бойцы по северному берегу реки начали занимать оборону, вгрызаться в мёрзлую землю, твёрдую как железо», — вспоминал помощник командира взвода автоматчиков этого полка Литвинов П.П. (Литвинов П. П. «На подступах к Сталинграду. Мы сражались за Родину», М., 2010 г., с. 231). В случае прорыва обороны советских войск на Мышкове уже ничто не смогло бы удержать противника, поэтому перед бойцами была поставлена задача стоять насмерть.

19 декабря немецкие танки при мощной поддержке авиации (1000 самолётовылетов) прорвали линию обороны наших войск у Верхне-Кумского и к 14.30 подошли к хутору Нижне-Кумский. У начальника штаба 2-й гвардейской армии Бирюзова С.С. сохранилась датированная 19 декабря 1942 года лента телеграфных переговоров с командиром правофланговой 300-й стрелковой дивизии, текст которой он приводит в своих мемуарах: «Нижне-Кумский атакован 50 танками и мотопехотой. Двадцать танков подбиты, с остальными идёт смертельный бой» (Бирюзов С.С. «Когда гремели пушки», М., 1961 г., с. 113).

По словам Сергея Семёновича, «бой за Нижне-Кумский продолжался без перерыва е течение 22 часов» (Там же). Он вспоминал: «Этот населённый пункт несколько раз переходил из рук в руки. Некоторые наши батальоны дрались в полном окружении, несли большие потери и всё же остались непобеждёнными». О том, что 4-й стрелковый полк в этот день вступил в бой с противником, свидетельствовал и Литвинов П.П.: «19 декабря 1942 года 98-я стрелковая дивизия уже вела кровопролитные бои с танковой армией генерала Манштейна. Несмотря на превосходство в технике, врагу не удалось прорвать нашу оборону. Девять раз гитлеровцы переходили в атаку, но успеха не имели. Хотя мы теряли своих боевых товарищей, но оставшиеся в живых продолжали вести огонь, мстить за убитых» (Литвинов П.П. Указ соч., с. 231).

Во время этого боя 19 декабря под хутором Нижне-Кумским и совершил свой подвиг Каплунов. При отражении атаки врага он подбил пять немецких танков из противотанкового ружья и противотанковыми гранатами. Осколком снаряда ему оторвало левую ногу, но он меткими выстрелами из ПТР подбил ещё три танка. В это время ему оторвало левую руку. Истекая кровью, Илья Каплунов противотанковой гранатой подбил ещё один, девятый танк.

Тут снова требуется уточнение. Румянцев и Малинин утверждали, что девятым танком был «Тигр». При этом Николай Михайлович подчёркивал, что до Каплунова «ещё никто из советских солдат не мерился силами с новой бронированной крепостью» (Румянцев Н.М. «Люди легендарного подвига», с. 205). Эти утверждения повторялись во многих публикациях. О том, что «Тигры» в декабре 1942 года входили в состав армейской группы «Гот», писали в своих воспоминаниях как известные советские полководцы, так и рядовые участники тех боёв. Однако, как показали современные исследования, «Тигров» в то время на Сталинградском фронте не было (Барятинский М. «Тяжёлый танк «Тигр». Смертельное оружие Рейха», М., 2006 г., с. 49).

Они прибыли в группу армий «Дон» только в январе 1943 года — так говорится в «Отчёте по итогам боевых действий» 2-й роты 502-го батальона тяжёлых танков, опубликованном в книге известного немецкого танкиста О. Кариуса, воевавшего на «Тиграх». Это подтверждает в своих мемуарах участник боёв на реках Аксай и Мышкова в декабре 1942 года, командир тяжёлого танка КВ-1С Крысов В.С. (Крысов В.С. «Батарея, огонь!». На самоходках против «тигров», М., 2007 г., с. 45).

Какие же танки были приняты за «Тигров»? Основу немецкого танкового парка во время Сталинградской битвы составляли средние танки Т-3 (Pz III) и Т-4 (Pz IV). Танки Т-4 первоначально имели короткоствольную пушку. Но весной 1942 года они получили новую длинноствольную пушку калибра 75 мм. Новая пушка и усиленное бронирование придали им совершенно другой вид.

Эти танки стали применяться в боях в конце 1942 года, когда уже было известно название нового немецкого танка «Тигр» (Т-6 или Pz VI), который впервые участвовал в боях под Ленинградом в сентябре 1942 года. Поэтому модифицированные Т-4 с длинноствольной пушкой, резко отличавшиеся по внешнему виду от своих предшественников, и были восприняты участниками Сталинградской битвы как «Тигры». Это уточнение, конечно же, не умаляет героизма, проявленного Каплуновым.

Подвиг саратовца был воспет поэтами, запечатлен на полотнах художников. Его имя носят улицы в Аркадаке и Волгограде. На братской могиле на хуторе Нижне-Кумском в 1961 году установлен монумент — скульптура Каплунова с противотанковым ружьём в руках. На плите монумента — надпись:

Отвага, упорство, дерзанье —
Они по плечу моряку.
Мы помним: Великий Волжанин
На этом погиб берегу.

Статья О. Дмитриевой «Герой-бронебойщик Илья Каплунов», журнал «Родина» № 1 2013 г., с. 86-88.