Летом 1944 г., в соответствии с планами советского командования, главный удар Красная Армия нанесла в Белоруссии. Операция под кодовым названием «Багратион» (23 июня — 29 августа 1944 г.), в которой приняло участие более 160 советских дивизий, началась 23 июня и явилась полной неожиданностью для врага. Белорусская операция названа в честь знаменитого русского полководца Отечественной войны 1812 года князя Багратиона П.И. 3 июля был освобожден Минск, а восточнее его было замкнуто очередное кольцо окружения, в котором оказалось более миллиона солдат и офицеров гитлеровской армии.

Перед началом операции советская сторона имела незначительное превосходство в личном составе — 1,2 к 1. В технике преимущество было более весомым: 2,3 к 1 по танкам; 2,6 к 1 по орудиям и минометам, 4,6 к 1 по самолетам. В резерве у нас было 10 стрелковых дивизий, 2 кавалерийских корпуса и 4 отдельных танковых полка.

Последние директивы, касающиеся наступления против группы армий «Центр», были отправлены командующим фронтами 31 мая. Основной стратегической задачей, поставленной советской Ставкой, было освобождение Белоруссии, выход к Висле и границе Восточной Пруссии. Планирование операции и координация действий четырех фронтов, принимавших в ней участие, были поручены маршалам Жукову Г.К. и Василевскому А.М.

Колонна танков и самоходных орудий проходит через лес

Колонна танков и самоходных орудий проходит через лес

Василевский А.М. должен был координировать действия 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов; Г.К. Жуков — 2-го  и 1-го Белорусских фронтов. Наступление должно было развернуться на фронте шириной 500 км от района южнее Полоцка до участка южнее Бобруйска. Ближайшей задачей было уничтожение немецких узлов обороны и центров коммуникаций, таких как Витебск, Орша, Могилев и Бобруйск. После этого советские фланговые группировки должны были нанести удары на Минск по сходящимся направлениям с северо-востока и юго-востока по шоссейным дорогам Орша-Минск и Бобруйск-Минск с целью окружить войска немецкой 4-й армии.

Для того, чтобы отрезать немцам пути отхода из Минска и перекрыть проходы через Припятские болота, в Налибокской пуще западнее Минска и в болотистых низинах севернее Молодечно, между реками Вилия и Западная Двина, крупные силы советских войск планировалось направить через Минск на север, в район Молодечно, и от Бобруйска через Слуцк на Барановичи.

Направления советских ударов сходились в районе Минска; фронты были развернуты в форме широкой подковы. Примерно половина участка 1-го Прибалтийского фронта была развернута против группы армий «Север». Район ответственности фронта в наступлении проходил севернее Полоцка до Витебска. Полоса наступления 3-го Белорусского фронта проходила от Витебска до района южнее Орши. 2-й Белорусский фронт должен был наступать по обе стороны от Могилева в полосе, ограниченной районами южнее Орши и севернее Рогачева. 1-й Белорусский фронт — от района севернее Рогачева до района южнее Ковеля. Участок 1-го Белорусского фронта был шире, чем у трех остальных фронтов, вместе взятых, однако в наступлении должен был участвовать только его правый фланг.

1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Баграмяна И.Х. силами 6-й гвардейской и 43-й армий должен был наступать северо-западнее Витебска, форсировать Западную Двину и охватить Витебск с запада. По мере развития наступления его задачей становилось прикрытие флангов наступающих войск с севера. 3-й Белорусский фронт под командованием генерал-полковника Черняховского И.Д. создавал две наступательные группировки. Северная в составе 39-й и 5-й армий должна была прорвать фронт южнее Витебска, завершить окружение города и наступать на юго-запад на Сенно. Южная группировка в составе 11-й гвардейской и 31-й армии наносила удар по обе стороны от шоссе, ведущего в Оршу. После того как армии форсируют реку Лучеса, конно-механизированная группа генерал-лейтенанта Осликовского Н.С. должна была начать стремительное наступление на запад через Сенно.

В резерве 3-го Белорусского фронта находилась 5-я гвардейская танковая армия, которую предполагалось ввести в бой позже на участке либо северной, либо южной наступательной группировки, в зависимости от того, как будет развиваться наступление. В дальнейшем фронт Черняховского И.Д., сосредоточив основные усилия севернее шоссе Минск-Орша, должен был наступать через Борисов на Минск и из района севернее Минска на Молодечно.

2-й Белорусский фронт под командованием генерала армии Захарова М.В. в составе 33, 49 и 50-й армий имел задачу прорвать фронт на центральном участке плацдарма, который имела в районе восточнее Днепра немецкая 4-я армия, занять Могилев и создать восточный участок кольца окружения вокруг Минска. 1-й Белорусский фронт Рокоссовского К.К. (ранее — Белорусский фронт) силами 3-й и 48-й армий, развернутых восточнее Березины, а также 65-й и 28-й армий и конно-механизированной группы Плиева И.А., сосредоточенных к западу от реки, должен был окружить Бобруйск. После выполнения этой задачи часть сил фронта должна была наступать на северо-запад в направлении на Минск; еще одна наступательная группировка наносила удар в западном направлении через Слуцк на Барановичи.

Сосредоточение войск для наступления выполнялось с минимальной переброской соединений. К концу мая немцам стало известно, что вместо Западного фронта были образованы 2-й и 3-й Белорусские фронты, и это должно было насторожить их. Но этого не случилось. На передний край прибыли три новые армии: 6-я гвардейская, 5-я гвардейская танковая и 28-я. Вплоть до 22 июня немцы не смогли вскрыть этот факт. Очевидно, массирование сил не было настолько явным, как это случалось перед предыдущими наступлениями. Оно осуществлялось в основном путем усиления уже имевшихся на фронте соединений. К тому времени советское командование на всех уровнях имело в своем распоряжении крупные массы войск. Свежие корпуса прибывали на передний край одновременно с расширением полосы действия армий.

С конца 1943 г. фронт группы армий «Центр» не претерпел значительных изменений, за исключением того, что его правый фланг был еще более растянут вдоль реки Припять. На левом фланге 3-я танковая армия удерживала участок по обе стороны от Витебска до разграничительной линии с группой армий «Север» в районе Полоцка. Группа армий «Центр» имела в первом эшелоне 38 дивизий, в том числе одну венгерскую. В резерве находились 3 танковые и моторизованные дивизии и 2 пехотные дивизии. Кроме того, в тылу были развернуты еще 3 венгерские и 5 охранных дивизий. Все еще являясь количественно самой мощной группировкой германских войск на Восточном фронте, группа армий «Центр» обороняла и самый большой участок фронта протяженностью примерно 750 км.

Для сравнения, группа армий «Северная Украина», имевшая в своем составе 35 немецких и 10 венгерских дивизий, в том числе 8 танковых, обороняла участок протяженностью примерно 350 км. Группы армий «Северная Украина» и «Южная Украина» вместе имели 18 танковых и моторизованных дивизий (в том числе одну венгерскую и одну румынскую), в то время как в составе группы армий «Центр» их было только 3. Таким же неравномерным было и распределение авиации. Из 2085 имевшихся на Восточном фронте самолетов в составе 6-го воздушного флота, осуществлявшего поддержку группы армий «Центр», было 775 машин.

Утром 22 июня, в третью годовщину немецкого вторжения, советские войска провели разведку боем, а затем началось наше наступление против группы армий «Центр». 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты нанесли удары северо-западнее и юго-западнее Витебска. Северо-западнее города удар 6-й гвардейской армии, переброска войск которой осталась для немцев незамеченной, стал для войск немецкой 3-й танковой армии полной неожиданностью.

С самого начала наступления 3-я немецкая танковая армия оказалась в отчаянном положении. Командованию группы армий пришлось срочно бросить на этот участок одну пехотную дивизию из резерва. Кроме того, туда же была переброшена дивизия из резерва ОКХ, дислоцировавшаяся в глубине обороны группы армий «Север» в районе Полоцка. Командующий группы армий «Центр» фельдмаршал Э. Буш, которого весть о начале наступления противника застала в Бергхофе, не дожидаясь встречи с Гитлером, срочно отправился в свою ставку в районе Минска.

На следующий день советские части прорвали оборону 3-й танковой армии и сомкнули кольцо окружения за Витебском. Развивая наступление против немецкой 4-й армии, 3-й и 2-й Белорусские фронты продолжали продвигаться на Оршу и Могилев. К концу дня фронт 4-й армии был практически прорван. В тот день командующий группой армий «Центр» Э. Буш докладывал, что для стабилизации фронта 3-й танковой армии ему придется либо оставить Витебск, либо привлечь сюда войска с другого участка. Командование ОКХ не желало снимать соединения с участка группы армий «Северная Украина», а сам Э. Буш не хотел трогать 2-ю армию, так как его до сих пор беспокоила возможность наступления русских на Брест.

24 июня 1-й Белорусский фронт нанес удар по позициям 9-й армии, вклинившись на северном участке ее обороны и в районе юго-западнее Березины. Оборона левофлангового корпуса 4-й армии стала разваливаться. На участке 3-й танковой армии русские вышли к Сенно и восточнее этого населенного пункта повернули танки на юго-запад, во фланг и тыл 4-й армии. Э. Буш получил разрешение Гитлера на прорыв четырех из пяти дивизий, окруженных в районе Витебска. Но было уже слишком поздно.

На всех остальных участках Э. Буш строго придерживался доктрины фюрера о жесткой обороне. Он дважды отвергал предложение об отступлении войск 4-й армии с плацдарма, а когда на следующий день командующий 4-й армией генерал пехоты Курт фон Типпельскирх отдал приказ на отступление, не дожидаясь разрешения Э. Буша, тот пытался отменить этот приказ и заставить войска снова занять оставленные позиции. Когда 25 июня командование 9-й армии решило отвести войска из превратившегося в ловушку района между Днепром и Березиной, Э. Буш заявил, что задачей армии является удержание каждой пяди занимаемой территории, и никто не имеет права даже думать о том, чтобы оставить позиции по собственной инициативе.

К концу четвертого дня наступления группа армии «Центр» ввела в бой все свои резервы, но так и не смогла остановить советское наступление ни на одном из участков. Пять дивизий были окружены и разгромлены в районе Витебска. 3-я танковая армия пыталась организовать оборону по рекам Западная Двина и Улла, в 80 км западнее Витебска. 4-я армия взяла под свое командование правофланговый корпус 3-й танковой армии, а также остатки пяти дивизий, которые быстро откатывались под напором советских частей на юг перед расширявшимся разрывом в линии фронта западнее и южнее Сенно. Группировка 4-й армии на плацдарме начала организованный отход. На участке 9-й армии войска армий Рокоссовского К.К. наступали на Бобруйск с востока и юга.

По мнению немецкого командования «при осуществлении прорывов русские продемонстрировали изящество тактического замысла, экономию сил и средств и уровень управления войсками не хуже того, который демонстрировали немцы в первые годы войны. Для прорыва фронта они сосредоточивали мощные силы пехоты и артиллерии; при этом участки прорыва были гораздо уже, чем это предусматривалось собственными нормативами русских. Танки находились вне зоны видимости противника до тех пор, пока фронт не был прорван. Затем они устремлялись вперед, не заботясь о своих флангах». (Э. Земке «От Сталинграда до Берлина. Операции советских войск и вермахта 1942-1945», М., «Центрполиграф», 2009, с. 375).

Первыми не выдержали войска 9-й армии. 26 июня советские части находились в 5 км юго-западнее Бобруйска; другая группировка захватила шоссе на Могилев и находилась в 20 км севернее города. Приказание немецким войскам удерживать каждую пядь земли оставалось в силе в течение всего дня. Рано утром на следующий день армия получила разрешение отойти к Бобруйску и Березине. Именно этого командование армии добивалось два дня назад для того, чтобы, пользуясь этим разрешением, совершить маневр на север с целью соединения с 4-й армией. Однако не успели войска начать действовать, как вновь поступил приказ, запрещавший любое отступление.

Во второй половине дня ОКХ разрешило прорыв в северном направлении. И снова приказ сопровождался жесткими оговорками, предписывавшими группе армий оборонять «крепость» Бобруйск любой ценой. Но этот приказ уже запоздал. Десять советских дивизий замкнули кольцо окружения. Два немецких корпуса численностью 70 тыс. человек попали в ловушку в Бобруйске и в районе восточнее города. В городе в панике метались тысячи немецких солдат, оставшихся без командования. Генерал Рокоссовский К.К., не желая терять темп наступления, немедленно принял решение о нанесении ударов на Минск и в тыл 2-й армии на Слуцк.

На участке 4-й армии передовые части фронта Захарова Г.Ф. 26 июня форсировали Днепр севернее Могилева. К тому времени войска соседних фронтов успели глубоко вклиниться в немецкую оборону на флангах. Генерал К. Типпельскирх (исполняющий обязанности командующего 4-й армией) под свою ответственность отдал приказ войскам 4-й армии отойти на другой берег Днепра.

28 июня штаб 4-й немецкой армии переехал из Белыничей в Березино по той дороге, по которой должны были отступать войска армии. Дорогу полностью перегородили колонны войск и едва продвигавшиеся вперед грузовые автомобили. В течение дня советская авиация совершила 25 налетов на мост через Березину. За сутки было убито два командира корпуса. Для того чтобы хоть как-то продолжить движение, офицерам немецкого штаба пришлось организовать расчистку дороги от сгоревших грузовиков и трупов лошадей.

Утром 28 июня фельдмаршал Э. Буш докладывал обстановку начальнику штаба ОКХ К. Цейцлеру. 9-я армия была разгромлена; 4-я армия отступала; в 3-й танковой армии из трех корпусов остался один, войска которого были рассеяны по различным участкам. Тем не менее, Э. Буш намеревался выполнить оперативный приказ № 8, который он получил вечером прошедшего дня. В этом приказе Гитлер, очевидно с помощью линейки, провел линию строго на север и на юг от Березино и потребовал, чтобы все три армии организовали оборону по этому рубежу.

продолжение