Гитлер передал командование группой армий «Центр» В. Моделю, сохранив за ним пост командующего группой армий «Северная Украина». В армиях приветствовали решение о смене командования, В. Модель, безусловно, обладал лучшим талантом тактика среди всех немецких генералов, осуществлявших в то время командование войсками.

Судьба 4-й немецкой армии была решена 30 июня. Советские танки и самоходные артиллерийские установки вышли к переправе в районе Березино на расстояние выстрела. У немцев практически не осталось надежды на то, чтобы переправить через реку даже войска без техники. На других участках немцам удалось воспользоваться днем передышки, предоставленным им в результате остановки русских перед Борисовом и Слуцком.

В. Модель доложил Гитлеру, что сможет удержать оба участка, если туда будут переброшены дивизии группы армий «Север». Гитлер отклонил это предложение, но одновременно потребовал, чтобы В. Модель начал срочно отводить назад войска 2-й армии для прикрытия Слуцка и Барановичей. 1 июля передовые танковые и механизированные части фронта Рокоссовского К.К. нанесли удар через Слуцк и Борисов в направлении на Барановичи и Молодечно.

Когда в штаб 9-й немецкой армии поступили сведения о том, что русские находятся в Бобовне, примерно в 50 км к северо-западу от Слуцка, командование приняло решение отступать из района Марьиной Горки в сторону Столбцов, к железнодорожной ветке, проходившей между Барановичами и Минском. Немцы рассчитывали организовать оборону переправы через реку Неман, последний путь отхода южнее Минска. По дороге штаб армии на несколько часов был задержан движением потока войск, который устремился на запад. Солдаты уверяли, что советские войска преследуют их по пятам. Все дороги в районе Минска были забиты машинами и пешими колоннами тыловых служб. Город был охвачен паникой.

Советские танки движутся на запад, 1944 г.

Советские танки движутся на запад, 1944 г.

Штаб 9-й армии безуспешно попытался сформировать из отставших от своих подразделений солдат войсковую группу для обороны Минска. Но отставшие солдаты и офицеры исчезали быстрее, чем их удавалось собрать вместе. С севера к Минску подходили войска советской 5-й гвардейской танковой армии. В кольце окружения оказались и некоторые немецкие части, которым удалось вырваться из котла в районе Бобруйска. Часть из них теперь пыталась проследовать через Минск на Молодечно по железной дороге. Большинство же, еле передвигая ноги, по жаре и пыли брело в сторону Столбцов в пешем порядке.

На следующий день войска Рокоссовского К.К. и Черняховского И.Д. освободили Минск. 9-я армия снова безуспешно попыталась организовать переправу в районе Столбцов. 4 июля советские войска начали наступление на Барановичи, что заставило командование 9-й немецкой армии сосредоточить усилия на этом направлении. За 12 дней боев группа армий «Центр» лишилась 25 дивизий. Из имевшихся в ее составе 165 тыс. солдат и офицеров 4-я армия потеряла 130 тыс. (только в котле к востоку от Минска было окружено 105 тыс., 70 тыс. из которых было убито, 35 тыс. оказалось в плену), 3-я танковая армия потеряла 10 дивизий. 9-я армия избегала окружения достаточно долго, из него удалось ускользнуть, возможно, 10-15 тыс. солдатам и офицерам.

Немецкие солдаты сдаются в плен

Немецкие солдаты сдаются в плен

После того как советские войска заняли Минск, командование группы армий «Центр», руководствуясь опытом прошлых боев, решило, что они выполнили свою ближайшую задачу. Советские фронты продвинулись на 200 км, что превышало их обычные нормативы. Теперь, по мнению немцев, они должны были сделать паузу в наступлении для перегруппировки и организации линий снабжения войск. Но этот вывод оказался неверным. Ближайшая задача действительно была выполнена, но Ставка приказала, чтобы наступление на широком фронте продолжалось без остановок.

1-й Прибалтийский фронт должен был продвигаться к Даугавпилсу, 3-й Белорусский — к Молодечно, а затем через Вильнюс и Лиду к реке Неман. 1-й Белорусский фронт получил задачу наступать на Барановичи и далее на запад, в направлении на Брест. 2-й Белорусский фронт оставался во втором эшелоне для зачистки освобожденных территорий вокруг Минска.

К 6 июля советские войска вышли к низинам южнее и восточнее Молодечно. По оценкам командования группы армий, теперь ничто не препятствовало выходу русских к Вильнюсу. Город Барановичи пал 8 июля. В тот же день была освобождена Лида, крупный узел железной и шоссейной дорог к западу от Налибокской пущи.

4-я ударная и 6-я гвардейская армии 1-го Прибалтийского фронта начали наступление на Даугавпилс… 8 июля В. Модель сообщил, что войска больше не в состоянии удерживать рубеж Вильнюс — Лида — Барановичи. Фактически попытка удержаться там к тому времени полностью провалилась. Первый из упомянутых городов был окружен, а два других уже полностью потеряны. Поскольку прибытия свежих резервов в течение ближайших восьми дней не ожидалось, В. Модель не мог нигде даже пытаться остановить русских. Он попросил у Гитлера аудиенции на следующий день. Во время встречи в ставке фюрера Гитлер предложил сразу же передать в распоряжение В. Моделя одну танковую дивизию из Германии и две дивизии из группы армий «Север». Еще две дивизии должны были быть переброшены в группу армий «Центр» позже.

В течение следующих нескольких дней фронт группы армий «Центр» сместился на запад, в район Каунаса, реки Неман и Белостока. Помощь от группы армий «Север» не поступила. Её командующий Й. Фриснер не смог не только прислать обещанные группе армий «Центр» дивизии, но и организовать наступление в южном направлении. Между реками Западная Двина и Великая 2-й Прибалтийский и правый фланг 3-го Прибалтийского фронта связали немецкую 16-ю армию серией тяжелых кровопролитных боев. Южнее Западной Двины, в районе Даугавпилса, войска 1-го Прибалтийского фронта взломали оборону немцев на двух участках.

13 июля В. Модель сообщил в ставку, что намерен попытаться остановить советское наступление на рубеже Каунас — река Неман — Гродно — Брест, но для этого ему необходимо разрешение использовать свежие танковые дивизии. С учетом резервов, прибытие которых ожидалось 21 июля, в его распоряжении будет всего 16 полностью боеспособных дивизий против 160 советских дивизий и бригад (в ходе наступления советские войска понесли потери, кроме того, численность советской дивизии в 2-3 раза меньше немецкой).

14 июля на совещании в ставке фюрера в Растенбурге Гитлер снова изменил свое первоначальное решение. Теперь он ставил перед войсками В. Моделя двойную задачу: сначала они должны были остановить советское наступление, а затем создать наступательную группировку для нанесения удара на северном участке.

На третьей неделе июля 3-й танковой и 4-й немецким армиям удалось закрепиться на рубеже Укмерге — район южнее Каунаса — участок вдоль реки Неман до района южнее Гродно. По мере того как 2-я армия отходила к Белостоку, ее численность росла за счет войск, отступавших с востока. Под наблюдением командования 9-й армии создавался рубеж прикрытия границы с Восточной Пруссией. Кроме того, создавались пункты сбора солдат, отставших от своих подразделений. Группа армий начала снова накапливать силы. Советские войска к тому времени прошли без остановки более 300 км, далеко опередили свои тылы.

17 июля, в день, когда русские, желая показать всему миру свой успех в Белоруссии, провели по главным улицам Москвы 57 тыс. немецких военнопленных, служба радиоперехвата группы армий «Центр» засекла переговоры советских танковых частей в районе Вильнюса, из которых стало ясно, что планируется наступление в районе бреши, образовавшейся между флангами групп армий «Центр» и «Север». Стало понятно, что на Восточном фронте немцев ждет еще одна, возможно, еще более крупная катастрофа. В. Модель проинформировал ОКХ, что он не смог вовремя собрать силы для нанесения запланированного удара, который должен был остановить русские танки. Это придется сделать группе армий «Север», иначе ее войска испытают на себе все последствия советского наступления.

На совещании 18 июля, на котором присутствовали В. Модель и Й. Фриснер, Гитлер приказал, чтобы боевые действия в районе бреши вели подвижные войска. Через четыре дня туда должны были быть переброшены две бригады штурмовых орудий. Кроме того, Г. Геринг обещал обеспечить активную поддержку крупными силами авиации. Со стороны командования групп армий требуется усилить эту группировку пехотными частями и несколькими батальонами танков и штурмовых орудий.

К середине июля 1944 г., когда темпы фронтального наступления на участке группы армий «Центр» начали падать, советская Ставка подготовила ряд фланговых ударов по противнику. На северном участке Восточного фронта,  образовавшийся между 3-й танковой и 16-й армиями разрыв, получивший название балтийской бреши, давал советской стороне прекрасную возможность для этого. 1-й Прибалтийский фронт был усилен переброшенными из Крыма 2-й гвардейской и 51-й армиями, которые были развернуты для нанесения удара на запад, на Шяуляйском направлении, а затем — на север, на Ригу.

На южном участке фронта группа армий «Северная Украина» пока еще представляла собой значительную силу по установившимся на тот момент стандартам для немецких вооруженных сил, но это был уже не тот мощный монолит, созданный в мае-июне. Группа армий полностью потеряла три танковые и две пехотные дивизии, получив взамен несколько соединений, состоявших из необстрелянного пополнения.

Катастрофа, произошедшая на участке группы армий «Центр», несколько облегчила задачу командованию группы армий «Северная Украина» в том смысле, что теперь вышестоящие штабы стали более внимательно относиться к поступающим из войск замечаниям. В конце июня Гитлер отменил свое указание превратить Ковель и Броды в «укрепленные районы», а спустя еще неделю разрешил 4-й танковой армии оставить Ковель и, перейдя на новый оборонительный рубеж в 25 км западнее города, сократить линию фронта. Кроме того, на второй неделе июля он утвердил решение командования армии выровнять выступ на правом фланге в сторону Торчина.

14 июля две советские армии нанесли удар на левом фланге 1-й танковой армии восточнее Львова. В ближайшем тылу армии находились две резервные танковые дивизии. 15 июля они контратаковали вклинившиеся советские войска с юга. В результате немцам удалось остановить, а на некоторых участках даже оттеснить 38-ю армию русских на 2-3 км. Однако севернее 60-й армии удалось пробить узкую брешь в немецкой обороне.

Не дожидаясь, пока брешь будет расширена, Конев И.С. 16 июля ввел в бой на правом фланге немецкой 4-й танковой армии 1-ю гвардейскую танковую армию. На следующий день на левом фланге немецкой 1-й танковой армии была введена в бой советская 3-я гвардейская танковая армия. Обе немецкие танковые армии отвели свои фланги на промежуточный оборонительный рубеж, однако, прежде чем им удалось это сделать, русские успели прорвать новый фронт на двух важнейших участках. К тому же отступление не помогло немцам сократить фронт и высвободить войска для того, чтобы закрыть брешь и остановить устремившиеся на запад танковые советские колонны.

После 18 июля пришел в движение весь фронт группы армий «Северная Украина» к северу от Станислава. Выждав, пока немецкая 4-я танковая армия начнет отступать к Западному Бугу, войска 1-го Белорусского фронта начали наступление в направлении на Люблин. 20 июля 8-я гвардейская армия, форсировав реку, пробила себе дорогу почти до Хелма. В тот же день 1-я гвардейская танковая армия нанесла удар на стыке 4-й и 1-й немецких танковых армий и вышла к Раве-Русской. 3-я гвардейская танковая армия обошла с севера Львов, а только что брошенная в наступление советская 4-я танковая армия обошла в это время город с востока, замкнув кольцо окружения вокруг немецких войск (13-го армейского корпуса). 24 июля был взят Люблин.

Устремившись в брешь между немецкими 4-й и 1-й танковыми армиями, ширина которой к тому времени достигла 50 км, советская 1-я гвардейская танковая армия пробила себе путь к реке Сан. В донесении командования 4-й немецкой танковой армии в штаб группы армий говорилось, что единственным способом спасти войска является незамедлительный отход за реки Висла и Сан. В течение дня 13-й армейский корпус предпринял попытку прорыва, которая все же слишком запоздала. Всего, вместе с украинскими эсэсовцами из дивизии «Галичина», было убито более 30 тыс. окруженных, 17 тыс. взято в плен.

В течение следующих трех дней 5-я советская танковая армия заняла несколько плацдармов на реке Неман, что значительно увеличило угрозу Каунасу. 2-я гвардейская армия продвигалась на запад к «балтийской бреши», ее войска начали теснить фланг 3-й танковой армии на юг. К 22 июля фронт оборонявшейся на фланге дивизии, которая пыталась остановить наступавшие на ее участке шесть советских стрелковых дивизий, начал разваливаться. Разрыв в немецком фронте достиг примерно 55 км. В течение дня передовые части 2-й гвардейской армии достигли Паневежиса, находившегося в 60 км за линией обороны немецкой 3-й танковой армии. Боевой состав армии сократился до 13 850 человек, но В. Модель снова не разрешил войскам отступать.

В донесении Гитлеру он написал, что не видит другого способа сохранить сплошной фронт на участке армии. Немецким войскам не удастся удержаться и на новом рубеже, и его тоже придется оставить. Вскоре, продолжал Й. Фриснер, группа армий потеряет рубеж между Псковским и Чудским озерами, и тогда отход за Западную Двину станет для всей группы армий «вопросом жизни и смерти».

20 июля в ставке фюрера было совершено покушение на Гитлера. В результате взрыва подложенной бомбы были ранены все 19 офицеров, присутствовавших на совещании во второй половине дня. Как оказалось, трое были ранены смертельно. Здание, в котором проходило совещание, было разрушено. Но сам Гитлер отделался небольшими ожогами, ушибами и временной потерей слуха. Попытка переворота была быстро подавлена, и еще до окончания дня Гитлер назначил на ряд ключевых постов новых руководителей. Самой важной переменой, касавшейся Восточного фронта, было назначение на должность начальника Генерального штаба Г. Гудериана.

Рано утром 23 июля В. Модель, обеспокоенный развитием событий перед фронтом своих войск и на флангах, сделал предположение, что русские намерены нанести удар через Львов к реке Сан и через Люблин на Варшаву. Кроме того, противник планировал в районе Бреста окружить 2-ю армию, начать наступление на Восточную Пруссию с рубежа Белосток — Гродно через Каунас, а также ударом на левом фланге группы армий перейти в наступление на Мемель (Клайпеду) или Ригу через Шяуляй. Модель считал, что существует только одно решение, а именно отступление на рубеж Висла — Сан. Однако Г. Гудериан придерживался другого мнения. Он предложил создать в районе Седльце сильную танковую группу, при этом отказавшись даже вести речь о том, чтобы отвести войска на угрожаемых участках. «Мы должны наступать повсюду! — требовал он. — Дальнейшее отступление недопустимо».

Еще до наступления следующего дня Г. Гудериан подготовил директиву, которую направил Гитлеру на подпись. Группы армий «Север» и «Северная Украина» должны были прекратить отступление и начать наносить контрудары с целью закрыть разрывы в линии фронта. Группе армий «Центр» надлежало создать прочный фронт на рубеже Каунас — Белосток — Брест и сосредоточить мощные группировки на флангах. Эти группировки должны были нанести удары в северном и южном направлении для восстановления контакта с соседними группами армий. Было обещано, что все три группы армий получат подкрепления. Директива заканчивалась афоризмом: «Нападение — лучший вид защиты». Прочитав директиву, начальник штаба В. Моделя заявил начальнику оперативного отдела ОКХ, что пройдет семь дней, прежде чем группа армий сможет получить сколь-либо значительные подкрепления, а за это время может произойти многое.

В течение последней недели месяца советские армии катились на запад, легко ломая немецкий фронт. 24 июля немецкая 1-я танковая армия все еще удерживала Львов и район южнее города. Но в тылу за флангом армии, в 80 км западнее Львова советские 1-я танковая армия, 3-я гвардейская танковая армия и конно-механизированная группа Баранова силами четырех танковых и механизированных корпусов продвигались к реке Сан через равнину между Ярославом и Перемышлем.

В тот день немецкая 4-я танковая армия откатилась назад на 40 км и заняла оборонительный рубеж на 60-километровом фронте по реке Вепш, юго-восточнее Люблина. На обоих флангах советские части прорвали фронт на глубину 100 км на юге и 90 км на севере. 2-я немецкая армия отвела назад свои три правофланговых корпуса. Теперь ее фронт имел форму угла с вершиной в Бресте. В тылу 2-й армии передовые части советской 2-й танковой армии к исходу дня 24 июля вышли на окраины Седльце, а в течение дня 47-я и 70-я армии развернулись против южного фланга немцев.

Для того чтобы обеспечить оборону Седльце, Варшавы и Вислы южнее города Пулавы, 24 июля В. Модель вернул на фронт штаб 9-й армии, которому передавались дивизия «Герман Геринг», дивизия СС «Мертвая голова» и две пехотные дивизии, причем последние три соединения все еще были в пути. За счет длинных колонн солдат, отступавших через Вислу на запад, армия стала создавать оборонительные рубежи. В Варшаве в любой день можно было ожидать начала восстания.

На следующий день советская 4-я танковая армия форсировала реку Сан между Ярославом и Перемышлем. Для того чтобы попытаться остановить это наступление, в группу армий «Северная Украина» по приказу ОКХ были переданы из 4-й танковой армии две дивизии. Кроме того, армии было дано разрешение отойти к Висле. На участке 9-й армии танковые части Рокоссовского К.К. пробились через тонкий фронт немцев в районе переправ через Вислу в районе городов Демблин и Пулавы и переправились на восточный берег реки.

Днем из 2-й немецкой армии поступило донесение, что ее войска больше не в состоянии удерживать Брест. Но Гитлер и Г. Гудериан медлили с принятием решения, и соответствующий приказ был подготовлен уже после полуночи, когда корпуса, оборонявшие город и прилегающие районы, были фактически окружены.

В течение двух следующих дней 1-я танковая армия оставила Львов и стала отступать на юго-запад, к Карпатам. 4-я танковая армия отступила за Вислу; ее войска отразили несколько попыток советских частей на плечах немцев переправиться на другой берег реки.

9-я армия бросила все силы, которыми располагала восточнее Варшавы, на оборону города, удержание Седльце и коридора на запад для соединений, отступавших из района Бреста. Два взвода советской армии форсировали Вислу южнее города Пулавы, создав на этом участке плацдарм. В 9-й армии уже имели возможность убедиться в том, что русские были непревзойденными мастерами на такие малозначительные на первый взгляд начинания.

Механизированные колонны Баграмяна И.Х. прошли в брешь между группами армий «Центр» и «Север», миновав Шяуляй, повернули на север и прошли 80 км до Елгавы, тем самым отрезав группу армий «Север» от последней железнодорожной ветки. В отчаянной попытке замедлить советское наступление 3-я танковая армия бросила одну из танковых дивизий в контратаку в направлении на Паневежис. Гитлер планировал, что в контрударе примут участие войска еще двух дивизий, но эти соединения можно было взять только с участка фронта на Немане, где армия из последних сил пыталась удержать Каунас.

День 29 июля принес группе армий «Центр» новые проблемы. Девять стрелковых дивизий и два гвардейских танковых корпуса нанесли удар на правом фланге полосы обороны 3-й танковой армии на реке Неман южнее Каунаса. Танковые войска Рокоссовского К.К. обошли Варшаву с севера и отрезали шоссейные и железные дороги, служившие коммуникациями между 9-й и 2-й армиями. Теперь они готовились нанести удар на Варшаву по сходящимся направлениям с юго-востока, востока и севера.

30 июля оборона на фланге 3-й танковой армии развалилась, и советские войска вышли к городу Мариямполе, в 30 км от границы с Восточной Пруссией. При желании они могли бы продолжить наступление. Немецкий фронт между Мариямполе и Каунасом был дезорганизован. Две дивизии, занимавшие оборону в Каунасе и на укреплениях вокруг города времен Первой мировой войны, могли быть полностью уничтожены, если бы противник решил нанести удар с юга, с тыла. В. Модель сообщил Г. Рейнгардту, что командование группы армий не может дать разрешение на эвакуацию войск из города, и что будет бесполезно обращаться с подобной просьбой в ОКХ. Г. Рейнгардт в ответ заявил: «Что ж, хорошо. Если дела обстоят так, то я сам спасу своих солдат». В 00.10 он приказал корпусу, оборонявшему Каунас, отступить к реке Нявежис, примерно в 15 км западнее города.

В тот же день советская 2-я танковая армия вышла в район примерно в 10 км от пригородов Варшавы и захватила населенный пункт Воломин, от которого до Варшавы оставалось около 13 км в юго-западном направлении. В нескольких районах города вспыхнула перестрелка. В треугольнике между реками Висла и Сан 1-я танковая армия ударила в тыл немецкой 4-й армии и стала развивать наступление на северо-запад, в направлении равнины, протянувшейся вдоль реки Висла по обе стороны от Баранува-Сандомерски. По приказу ОКХ в распоряжение немецкой 17-й армии было передано две с половиной дивизии, которые разворачивались перед южным флангом советской танковой армии и должны были закрыть брешь между немецкими 4-й и 1-й танковой армиями.

В последний день месяца части 3-го советского механизированного корпуса вышли к Рижскому заливу западнее Риги. В 60 км южнее Варшавы 8-я гвардейская армия захватила небольшой плацдарм в районе Магнушева. В районе Баранува-Сандомерски, на стыке 4-й и 17 армий, советская 1-я танковая армия начала форсировать Вислу. В тот День советское наступление в первый раз было приостановлено. Войска Баграмяна И.Х. не стали далее продвигаться в Прибалтике. Нехватка горючего заставила наступавшие на Варшаву танковые соединения почти остановить дальнейшее продвижение. Контрудар немецких войск в районе Седльце оказался успешным. Войска И.Д. Черняховского не воспользовались открытым участком между Мариямполе и Каунасом.

1 августа 3-я немецкая танковая армия, которая еще не оправилась после поражений в районе Каунаса и Мариямполе, перебрасывала войска с правой половины своего фронта на рубеж, который должен был обеспечивать оборону Восточной Пруссии. Войска 3-го Белорусского фронта, преследовавшие немцев, прорвали эти позиции, расположенные в непосредственной близости от территории Германии, на трех участках и заняли Вилкавишкис, в 15 км от немецкой границы. Командир ослабленного немецкого корпуса, оборонявшегося на этом участке, предупредил, что на следующий день русские могут быть в Восточной Пруссии.

Несмотря на то, что немецким 17-й и 4-й танковым армиям удалось несколько продвинуться вперед, им не удалось не только замедлить, но и вообще серьезно помешать удару войск Конева И.С. через Вислу. 24 понтона переправляли через реку войска, танки, другую боевую технику, боеприпасы и продовольствие, предназначенные для 3-й гвардейской танковой и 13-й армий. 3 августа немцы вышли с юга на подступы к Барануву и переправе, но были отбиты артиллерией и танками 3-й гвардейской танковой армией. Немецкие дивизии понадобились западнее Вислы, где части советской 1-й танковой армии при поддержке 3-й гвардейской танковой и 13-й армий собрали достаточно мощную группировку для того, чтобы при необходимости нанести удар на север в направлении на Радом или на юго-запад, на Краков.

Конев, после того как передал левую половину участка фронта в распоряжение вновь создаваемого 4-го Украинского фронта под командованием генерал-полковника Петрова И.Е., направил на плацдарм в районе Баранува-Сандомерски еще и 4-ю танковую армию. Плацдарм продолжал расти…

На второй неделе месяца в группу армий «Центр» прибыли три гренадерские дивизии и две танковые бригады. 9 августа дивизия «Великая Германия» перешла в наступление южнее Вилкавишкиса. Русские были заранее предупреждены о готовившемся наступлении через свою агентуру. Они подготовили для его отражения две свежие дивизии при поддержке значительных сил авиации. Мощная советская группировка несколько замедлила наступление немцев, но дивизии «Великая Германия» удалось захватить Вилкавишкис, хотя ей и не удалось полностью ликвидировать выступ к северу от города, прежде чем 10 августа она была переброшена на северный участок фронта.

В первую неделю августа наиболее важным вопросом на северном участке фронта было, успеет ли прибыть помощь до того, как группу армий «Север» постигнет окончательная катастрофа. 6 августа Ф. Шернер доложил Гитлеру, что сможет удержать фронт до тех пор, пока группа армий «Центр» не восстановит с ним контакт при условии, что «это не займет слишком много времени». Войска были измотаны, а советские части не давали им передышки, бросая в бой новые части, постоянно нащупывая слабые участки в растянутой линии фронта, проходившей через густые леса. Г. Гудериану Ф. Шернер заявил, что, если в самое ближайшее время не начнется наступление группы армий «Центр», единственным выходом будет отвести фронт на рубеж Рига – Шяуляй — Каунас. Но и это с каждым днем становилось все более проблематичным.

10 августа 3-й и 2-й Прибалтийские фронты после мощной авиационной и артиллерийской подготовки начали наступление на участке 18-й немецкой армии южнее Псковского озера и севернее Западной Двины. В первый же день немецкий фронт на обоих участках был прорван. Почти не имея резервов, Ф. Шернер прилагал все свои способности для того, чтобы выжать из измотанных солдат последние силы. Одному из командиров дивизий он отправил следующее сообщение: «Следует указать генерал-лейтенанту Ш. де Белью, что, проявив храбрость, он должен восстановить свою честь и честь дивизии, иначе его войска покроют себя позором. Кроме того, к 21.00 он должен доложить, скольких командиров он расстрелял за трусость». От командующего 18-й армией он потребовал «драконовских мер» и «безжалостности на грани жестокости».

Для того чтобы поднять моральный дух в войсках Ф. Шернера, командование ВВС направило на этот участок фронта эскадру пикирующих бомбардировщиков «Штука», переделанных в истребители танков и имевших две 37-мм автоматические пушки под крыльями, под командованием майора Ганса Руделя, получившего прозвище Panzerknacker (Истребитель танков), который незадолго до этого довел свой личный счет уничтоженных на самолете Ju-87 «Штука» советских танков до 300. 12 августа Гитлер объявил, что наступление группы армий «Центр» начнется на два дня раньше запланированного срока. ОКХ перебросило по воздуху в 18-ю армию гренадерскую дивизию из Кенигсберга.

16 августа группа армий «Центр» начала операцию по спасению группы армий «Север». Два недоукомплектованных танковых корпуса нанесли удары из района Шяуляя на восток и на север. 3-й Белорусский фронт силами 5, 33 и 11-й гвардейской армий немедленно перешел в наступление на правом фланге немецкой 3-й танковой армии и снова освободил от немцев Вилкавишкис. В тот день В. Модель получил приказ, которым он назначался командующим войсками на Западном театре. Группу армий принял Г. Рейнгардт, старший из генералов группы армий. Вместо него командующим 3-й танковой армией стал генерал-полковник Эрхард Раус.

На следующий день, когда наступление на северном фланге было еще в полном разгаре, войска Черняховского И.Д. стремительным броском вышли на границу с Восточной Пруссией в районе к северо-западу от Вилкавишкиса. К концу дня один из взводов вырвался вперед, пересек границу и тем самым впервые перенес боевые действия на территорию Германии. В течение следующих двух дней возникла непосредственная угроза прорыва советских войск через границу с Восточной Пруссией.

На крайнем северном фланге немецкой 3-й танковой армии две танковые бригады при поддержки огня артиллерии крейсера «Принц Ойген», который находился на рейде в Рижском заливе, 20 августа захватили Тукумс и восстановили контакт с группой армий «Север». По приказу ОКХ обе бригады в Риге немедленно погрузили на железнодорожные платформы и отправили в район Чудского озера. На следующий день 3-я танковая армия закрепилась на плацдарме от Тукумса на восток до балтийского побережья, откуда направила колонну автомашин с грузом для группы армий «Север». На границе с Восточной Пруссией немецкий фронт был слабым и начал прогибаться под ударами советских войск. Но к этому времени русские полностью сосредоточились на северном участке фронта и не делали попыток проникнуть на германскую территорию.

Днем Г. Рейнгардт доложил Г. Гудериану, что расширение коридора и восстановление контроля над железной дорогой, ведущей через Елгаву к группе армий «Север», потребует слишком много времени. Он рекомендовал эвакуировать войска группы армий «Север». Г. Гудериан ответил, что лично он разделяет это мнение, но Гитлер не согласен с этим по политическим соображениям. Наступление продолжалось до 27 августа, когда Гитлер приказал передать группе армий «Север» танковую дивизию. В результате контакт с группой армий «Север» ограничился коридором вдоль побережья шириной 30 км. На какое-то время этого было достаточно. В последний день месяца 2-й и 3-й Прибалтийские фронты  перешли к обороне.

К концу месяца во всей полосе групп армий «Центр» и «Северная Украина» советское наступление свелось к ряду частных ударов и небольших стычек. После того как 18 августа был занят Сандомир, 1-й Украинский фронт постепенно перешел к обороне. 1-й Белорусский фронт севернее Варшавы сильно потрепал 2-ю немецкую армию во время отхода немцев к реке Нарев…