1944 г. стал годом решающих побед Вооруженных сил Советского Союза над немецко-фашистскими захватчиками. Одно за одним терпели поражения все виды и рода войск Третьего рейха на суше, в воздухе и в море. На Атлантике «Кригсмарине» прижимали ВМС союзников, на Балтийском море, на Севере и в Черном море давали им прикурить советские военные моряки.

В январе 1944 г. гитлеровские войска были разгромлены под Ленинградом и Новгородом, начались боевые действия на территории Прибалтики. В июне разгромлена крупная группировка немецких войск в Карелии, освобождены Выборг и Петрозаводск. К концу года освобождены Белоруссия, Молдавия, большая часть Прибалтики…

Предчувствуя поражение и на Севере, Гитлер отдает приказ — во что бы то ни стало удерживать ранее занятые позиции, особенно районы никелевых разработок. Железная и никелевая руда нужны как воздух для германской промышленности. Авиация, флот, танковые войска — все нуждается в качественной стали. Отказавшись от использования надводных кораблей в борьбе с конвоями в Атлантике (в частности, после гибели линейного корабля «Шарнхорст»), командование «Кригсмарине» сосредоточило усилия на защите своих морских коммуникаций вдоль берегов Норвегии.

Подводные лодки Северного флота не только продолжали наносить мощные удары по вражеским судам и кораблям, но и усилили их совместно с морской авиацией. Они, как и раньше, прикрывали возобновившиеся конвои союзников в советской зоне ответственности, ставили мины на вражеских путях движения судов, высаживали группы разведчиков на побережье, занятое противником.

Немецкая ПЛ "U-9" серии "II B"

Немецкая ПЛ «U-9» серии «II B»

К началу 1944 г. бригада подводных лодок пополнилась четырьмя подводными лодками типа «С» и тремя типа «В», которые Советский Союз получил в счет репарации от Италии (правда, это были устаревшие английские подводные лодки, имевшие по 6 торпедных аппаратов с общим количеством 10 торпед, 122-мм орудие). Одна из 4 лодок этого типа, предназначенных для передачи («В-1», «Сан-Фиш»), до места назначения не дошла.

При переходе из английской военно-морской базы Розайт в июне 1944 г. она погибла. Погиб на ней и командир лодки Герой Советского Союза капитан 2-го ранга Фисанович И.И. Предположительно, ее потопили английские самолеты. В результате разбирательства специальной комиссии английского Адмиралтейства действия авиации были оправданы, т к. «В-1» «отклонилась от заданного маршрута на 80 миль». Во второй половине 1944 г. бригада пополнилась еще двумя «эсками».

Гросс-адмирал К. Дениц по согласованию с фюрером сосредоточил в норвежских базах, в частности Петсамо и Киркенесе, самый мощный на тот момент линкор «Тирпиц», 14 эскадренных миноносцев, 30 подводных лодок, 50 сторожевых кораблей и тральщиков, 2 минных заградителя, 2 корабля ПВО, 12 судов особого назначения, 40 военных транспортов, 50 сторожевых катеров, 35 самоходных барж.

В этом районе немецкое командование сосредоточило громадные сухопутные силы, создав глубоко эшелонированную оборону, состоящую из нескольких хорошо укрепленных полос и отдельных опорных пунктов. Протяженность оборонительной полосы была около 60 км, но зато в глубину достигала 100-120 км. Через порт Киркенес шли основные поставки никелевой и железной руды в Германию. Через этот же порт осуществлялось снабжение 20-й Лапландской армии. Кроме того, именно из порта Киркенес осуществлялось нападение на советские северные морские сообщения. В связи с этим обороне порта, как с суши, так и с моря, уделялось особое внимание.

Вот что пишет К. Дениц по этому поводу: «… Так, например, удержание Норвегии целиком зависело от снабжения войск морем. Перевозки руды из Киркенеса и Нарвика и доставка в Германию таких важных дефицитных металлов, как марганец, медь и алюминий, из Петсамо производились морем вдоль побережья Норвегии. Это относилось и к импорту рыбы из Норвегии, который на 1943 год был запланирован в размере 500 000 тонн». В целом Генеральный штаб вермахта считал, что «гранитный северный вал» — гарантия неприступности.

В планируемой советским Верховным командованием во главе с Сталиным И.В. операции «Вест» основная задача возлагалась на 14-ю армию (генерал-лейтенант Щербаков В.И.), усиленную резервами Карельского фронта, активное участие принимал и флот. Для непосредственных действий в обеспечении операции флот выделил 8 подводных лодок, 6 эсминцев, 20 торпедных катеров, 23 больших и малых охотника за подводными лодками и 275 самолетов.

Летом и осенью 1944 г. хорошо проявилось четкое взаимодействие подводных лодок с авиацией в борьбе на коммуникациях противника. Подводная война на морских коммуникациях врага велась ежедневно и ежечасно. Во время проведения Петсамо-Киркенесской операции вдоль побережья Норвегии от острова Варде до мыса Нордкап были развернуты подводные лодки «С-51», «С-14», «С-101», «С-102», «С-104», «В-3», «В-4», «Л-20», т. е. сколько и было предусмотрено планом — 8 единиц.

Естественно, и осенняя непогода, и повышенная минная опасность, и действия немецких подводных лодок, и усиление составов эскорта конвоев — все это осложняло действия подводников. Однако постепенно Северный флот (подводники, летчики, катерники) становился хозяином в северных водах. Зачастую конвои противника стали приходить в свои порты, потеряв до 80% (!) своего состава. Ничего подобного никогда немецкие подводные асы не добивались.

Подводные лодки в удаленных районах действовали в режиме ожидания, крейсируя в заданных обширных районах, а в районах, прилегающих к берегу, в частности в фьордах, лодки вели активный поиск. В последнем случае хорошо проявили себя «малютки», способные прорываться через хорошо защищенные, узкие шхерные проливы и наносить удары по судам и корабля на закрытых стоянках.

В октябре вдребезги был разгромлен большой конвой противника, состоящий из 5 транспортов и 21 корабля охранения. 3 наиболее крупных транспорта, эсминец, 5 сторожевых кораблей и 6 других кораблей охранения были потоплены. Удары наносились последовательно разнородными силами флота.

В целом во время Петсамо-Киркенесской операции противник потерял 39 транспортов и 15 боевых кораблей. Операция завершилась успешно. Разгром крупной группировки вражеских войск положил начало освобождению Норвегии от немецкой оккупации. Началось затухание, а потом и полное прекращение заполярных поставок никеля и железной руды, являющихся стратегическим продуктом.

Осенью 1944 г. в норвежских базах — Киркенесе, Петсамо, Порсангере и др., кроме линкора «Тирпиц», 32 ПЛ, было еще 12-14 эсминцев, 50 сторожевых кораблей и тральщиков, 2 минных заградителя, 2 корабля ПВО, 12 судов особого назначения, 50 катеров-охотников.

Говоря об обеспечении проводки арктических конвоев, сошлюсь на статистику, приводимую профессором Роскиллом в книге «Флот и война»: «В составе 40 конвоев, следовавших из Англии, переходы совершали 811 судов, 33 судна по тем или иным причинам вернулись назад, 58 было потоплено… Из состава всех арктических конвоев было потоплено 89 судов союзников и 18 кораблей. Доля подводных лодок и авиации в этих потерях почти одинакова… Немцы со своей стороны потеряли «Шарнхорст», 3 крупных эскадренных миноносца и 38 подводных лодок. Таким образом, боевые успехи союзников далеко превосходят успехи противника».

Следовательно, если исходить из этих результатов, то 50% — это 53 судна и корабля на 38 погибших лодок, т. е. 1,3 «жертвы» на одну погибшую лодку. Это «негусто» для немецких подводных асов. Наоборот, совсем печально. Особенно если сравнить это с результатами действия наших подводных лодок Северного флота в конце войны…

Адмирал  Кузнецов Н.Г. в своей книге «На флотах боевая тревога» со ссылкой на архив ЦА ВМФ приводит такие данные: «За годы войны из наших северных портов — Архангельска и Мурманска — было отправлено семьсот двадцать шесть транспортов. Потери от кораблей и авиации противника составили около девяноста транспортов, из них одиннадцать советских». Как видим, эти данные почти полностью совпадают с данными С. Роскилла, хотя он приводит сведения о судах, шедших только в нашу сторону. Процент потерь почти такой же.

В целом за 1944 г. в советские порты прибыло 9 союзных конвоев, в составе которых в общей сложности было 249 транспортов. Каждый из конвоев охраняли боевые корабли из расчета не менее одного на транспорт. Например, конвой, вышедший из Англии (порт Лох-Ю) 27 марта 1944 г. в составе 48 транспортов и 2 танкеров охраняли крейсер, 2 корабля ПВО, 2 эскортных авианосца, 20 миноносцев, 2 корвета.

В районе острова Кильдин конвой встретили советские корабли в составе 4 эсминцев, 4 тральщиков и 4 больших охотников. Немцы для разгрома конвоя направили 15 ПЛ. Эти лодки в течение 4 суток пытались атаковать конвой, но безуспешно. Все суда конвоя благополучно прибыли в советские порты. Немцы потеряли 3 ПЛ. В таких жестких условиях противолодочной обороны немецкие подводные асы действовать не могли и не умели.

За весь 1944 г. из всех 249 транспортов, шедших к нам в составе 9 конвоев, немцы потопили лишь 6 и 3 корабля охранения. Сами они потеряли 13 ПЛ. Соотношение погибших лодок и потопленных целей 1,4 к 1 победным не назовешь. Общие потери конвоев не превысили 3%. Такой результат действия ПЛ на порядок ниже среднего результата атак немецких ПЛ по конвоям в Атлантике в 1940-1941 гг.

На наших «внутренних» коммуникациях в Баренцевом, Карском и Белом морях в 1944 г. было проведено 407 конвоев с общим составом 707 транспортов. Общие потери составили 3 транспорта, т. е. не более 0,4%. Немцы потеряли при этом 16 ПЛ. На один потопленный транспорт — 5,3 потерянной ПЛ. Вот тут-то в полной мере и проявился «момент истины», убедительно и со всей беспощадной правдивостью показывающий и настоящую цену «непобедимым» подводным асам «Кригсмарине».

К началу 1945 г. в состав военно-морских сил немцев в Северной Норвегии входило 30-35 ПЛ, до 10 эсминцев, миноносцев и сторожевых кораблей, несколько десятков разного рода катеров, тральщиков, вспомогательных судов. В общей сложности на аэродромы Норвегии (Банак, Тромсё, Буде, Бардуфос, Тронхейм) базировалось до 150 самолетов. И хотя активность действий ПЛ возросла (в период проведения конвоев до 10-12 ПЛ постоянно действовало в море), результаты их были незначительны.

Можно сказать, что результаты были мизерными, даже несмотря на то, что все лодки были новыми, оборудованы «шнорхелями» (устройство для работы двигателя под водой), имели современную гидроакустическую аппаратуру и новые радиолокационные станции. Кроме всего прочего, на вооружении лодок имелись самонаводящиеся торпеды.

Из книги Г. Дрожжин «Лучшие подводные асы Второй мировой», М., «Яуза», «Эксмо», 2010 г., с. 484-498.