Говоря о боевых действиях Северного флота, нельзя умолчать о том, что они в 1943-1944 гг. происходили в водах, где общее число немецких подводных лодок, предназначенных для срыва арктических конвоев в Советский Союз, значительно превышало число наших лодок. И хотя главной задачей наших подводников был срыв немецких перевозок по морским коммуникациям и содействие сухопутной армии, не снималась с них задача и по оказанию помощи другим нашим силам (надводным кораблям и авиации) в обеспечении безопасности как внутренних наших морских перевозок, так и внешних, в частности арктических конвоев.

В начале 1944 г. «…кроме «Тирпица» и 5 эсминцев в Альтен-фьорде на севере Норвегии базировались еще 32 подводные лодки… Немцы лишились возможности снабжать гарнизоны на Севере; их постепенно отрезали от последнего источника снабжения промышленности шведской железной рудой — порта Нарвик» (в сентябре 1944 г.) (С. Роскилл «Флот и война», т. 3).

В срыве немецких стратегических перевозок Роскилл основную заслугу видит в действиях своих (английских) ВМС и лишь вскользь упоминает о советских, которые потопили большую часть немецкого тоннажа, следовавшего со стратегическим сырьем из Норвегии.

Например, для обеспечении безопасности конвоев «JW-61», идущего к нам, и «RA-61», идущего от нас, он пишет: «Корабли охранения заблаговременно вышли в море и разогнали 18 подводных лодок, ожидавших конвой на подходах к Кольскому заливу. Таким образом, во время проводки конвоев («JW-61» и «RA-61») в СССР и обратно мы не потеряли ни одного из 33 судов, входящих в их состав». Все это верно. Только опять автор «забыл» сказать, что самая опасная зона, через которую шли конвои, располагалась восточнее 18-го градуса восточной долготы (от острова Медвежий до самого входа в Кольский залив).

Коваленко Г.Д.

Коваленко Г.Д.

И весь этот район входил в зону ответственности советского ВМФ. Именно в этой части северного побережья Норвегии действовали немецкие подводные лодки и для срыва арктических конвоев союзников, и для обеспечения стратегических германских перевозок. Не уточняет Роскилл, что это наши корабли «разогнали 18 подводных лодок» немцев на подходах к Кольскому заливу.

Надо иметь в виду, что победы достигнуты североморцами в несколько других условиях, чем были условия на Балтике, но и здесь эти условия по трудности превосходили все, что имели немецкие подводники, особенно в первую половину войны, или даже в 2/3 всего времени Второй мировой войны. Если в 1941 г. североморцы не потеряли ни одной подводной лодки, то в 1942 г. — 9, в 1943-м — 10, в 1944-м — 4. Всего за войну Северный флот потерял 23 подводные лодки. Но каждая из них, уходя на дно суровых арктических морей, «унесла» за собой более 8 кораблей и судов противника с сотнями и тысячами тонн ценнейших грузов (оружие, боеприпасы, топливо, стратегические руды).

Нечаев Н.П.

Нечаев Н.П.

Вот некоторые «штрихи» к тому, как действовали подводники бригады в этот период.
1. Во время проведения совместных операций под шифром «РВ-1» — «разгром врага» — с 16 января по 5 февраля одновременно на коммуникациях действовали 9 подводных лодок, 4 эсминца, 6 торпедных катеров, авиация и береговые батареи. Лодки действовали в наиболее удаленных районах, в зоне Конс-фьорд — Хаммерфест — Порсангер-фьорд. Другая часть лодок действовала в завесах в районе от Порсангер-фьорда до мыса Сейнбунес. В целом за время операции (за 19 дней) было уничтожено 5 больших транспортов, 2 танкера, повреждены транспорт и сторожевой корабль.

В этот период все движение вражеских судов практически было прервано. Отличились подводная лодка «С-103» (капитан 3-го ранга Нечаев Н.П.), подводные лодки «М-201» и «С-102». Потопила большой транспорт в своем дебютном боевом походе «малютка» «М-201» (капитан-лейтенант Ванин), произведя 2-торпедный залп с дистанции 7 кабельтовых. 28 января одержала свою очередную победу «С-56», произведя с дистанции 6 кабельтовых 2-торпедный залп. Танкер водоизмещением 10 000 тонн с грузом 6000 тонн горючего ушел на дно.

2. Во время операции по обеспечению выхода 2-х разгрузившихся в Мурманске и Архангельске конвоев, а также встречи и сопровождения конвоев союзников, идущих из Шотландии, командование бригады развернуло 6 лодок в районе от острова Рольвсе до Конс-фьорда. Первой добилась успеха «М-108», потопив транспорт водоизмещением 5000 тонн. Кроме того, по одному транспорту потопили «М-104» и «М-105». Два транспорта уничтожила «М-119».
«Малютки», как и раньше, особенно эффективно действовали вблизи побережья, в зонах, контролируемых морскими и береговыми частями и подразделениями противника.

Особенно «неприступным» немцы считали Варангер-фьорд, создав наиболее мощную систему противолодочной обороны. Но именно в этом районе и отличались «малютки». В 1941 г. «малютки» совершили 38 боевых походов, в 1942 г. — 44. Подводная лодка «М-171» за время войны установила своеобразный рекорд среди подводных лодок Советского Союза, совершив 29 боевых походов. За две недели (с 30 апреля по 13 мая 1944 г.) все «малютки», кроме трех («М-171», «М-200» и «М-201»), были отправлены по железной дороге на Черноморский флот, где потребность в них была особенно велика.

3. В июне 1944 г. снова отличилась «Л-20», но теперь уже с другим экипажем и другим командиром, прибывшим с Тихоокеанского флота. Командиром лодки стал капитан 3-го ранга Герасимов Л.Н. На 2-х минных банках, поставленных «Л-20» в июне, подорвались и затонули 2 транспорта противника водоизмещением 7000 и 5000 тонн соответственно.

4. Воздушная разведка донесла, что 13-14 июля в районе Ла-фьорд — Хоннингсвог сосредотачивается большое число транспортных судов и кораблей охранения. К концу дня конвой в составе 14 судов и 26 кораблей охранения находился в районе Порсангер-фьорда. Еще до обнаружения конвоя в этом районе отличилась «С-14» (капитан 3-го ранга Калинин В.П.). Форсировав минное заграждение у мыса Маккаур, она торпедировала и потопила вражеский тральщик, спешивший к началу выхода конвоя.

15 июля «С-56» (капитан 2-го ранга Щедрин Г.И.) у мыса Харбакен вышла в атаку и 4-торпедным залпом потопила транспорт и эсминец. Корабли ПЛО начали преследовать лодку, сбрасывая глубинные бомбы, но безуспешно.

Командир «М-200» («Месть» — так была названа эта лодка, построенная на средства, собранные семьями погибших подводников) капитан 3-го ранга Тураев В.А. обнаружил 12 транспортов, шедших в тройном окружении кораблей охранения, число которых было в два раза больше. Прорвав все три кольца обороны, «М-200» вышла в атаку и 2-торпедным залпом отправила на дно транспорт. Корабли охранения забросали лодку бомбами, но, действуя умело и быстро, командир вывел ее из-под удара. После атак лодок на дальнейшем маршруте перехода на конвой в атаку вышли торпедные катера. Остатки конвоя, что дошли до Киркенеса и укрылись там, добила наша авиация.

5. Подводная лодка «С-15» (капитан 3-го ранга Васильев Г.К.) 23 августа получила сообщение от самолета-разведчика. Форсировав минную позицию на глубине 80 метров, подошла к берегу в районе мыс Слетнес — маяк Омганг. Обнаружила конвой в составе 3 транспортов и 14 (!) кораблей охранения (почти по 5 кораблей охранения на один транспорт). Прорвав охранение, «С-15» 4-торпедным залпом с дистанции 10 кабельтовых атакует и топит транспорт «Дессау» (5933 тонны). Корабли охранения сбрасывают на лодку более 50 глубинных бомб. Безрезультатно.

6. Снова отличилась «С-103» (капитан 3-го ранга Нечаев). Обнаружив конвой в районе мыса Харбакен в составе 2 транспортов и 4 кораблей охранения, над которыми постоянно кружил самолет, командир вышел в атаку и, произведя 4-торпедный залп, потопил транспорт и сторожевой корабль.

7. В сентябре 1944 г. не вернулась из своего 16-го похода подводная лодка «Щ-402», на счету которой было 11 потопленных кораблей и судов. Командовал лодкой в это время капитан 3-го ранга Каутский А.М. Лодка, находясь в надводном положении, была потоплена своим самолетом типа «Бостон».

8. В октябре 1944 г. «М-171» (командир гвардии капитан-лейтенант Коваленко Г.Д.) после атаки вражеского конвоя в районе мыса Харбакен (2 транспорта — 12 (!) кораблей охранения) и потоплении сторожевого корабля подверглась ожесточенной бомбардировке кораблей ПЛО. В результате одного из семи близких взрывов вышла из строя муфта линии вала. Для устранения такого повреждения необходимо всплытие. Всплывать возможности нет — наверху «стая» кораблей врага. Принимается решение: разобрать муфту, периодически останавливая электродвигатель. Эта трудоемкая и опасная работа была выполнена в течение пяти часов при нахождении лодки под периодически возобновляемым бомбометанием.

9. «Англо-итальянская», не очень удачная по конструкции и ТТХ подводная лодка «В-4» (капитан 3-го ранга Иосселиани Я.К., до 1944 г. командовавший «малюткой» и воевавший на Черном море, получивший звание Героя Советского Союза) в октябре, действуя у побережья в районе мыса Нордкин, потопила 3 транспорта противника. Лодка действовала из «засады», ложась в дрейф в узких фьордах. Слившись с берегом и внимательно ведя наблюдение за горизонтом, где хорошо просматривались цели, лодка неожиданно «выскакивала» из фьорда и внезапно наносила удар.

Первой жертвой «В-4» стал танкер, оторвавшийся от разгромленного ранее конвоя и пытавшийся укрыться в ближайшем порту. Обнаружив лодку, танкер начал маневрировать и дважды успешно ушел из-под удара. Из-за того, что дважды при производстве 4-торпедных залпов половина торпед не выходила из торпедных аппаратов (конструктивные недостатки лодки), танкер был потоплен только с третьей попытки. Через 2 дня (20 октября) «В-4» вышла в атаку на транспорт с дистанции 5 кабельтовых. 3-торпедный залп. Одна из торпед взорвалась в районе фок-мачты. Транспорт водоизмещением 8000 тонн, переломившись пополам и загоревшись, пошел ко дну. После атаки корабли охранения сбросили на лодку 38 глубинных бомб. Безрезультатно.

10. 31 октября «С-101» (на этот раз под командой капитан-лейтенанта Зиновьева Н.Т.) обнаружила отряд боевых кораблей (2 эсминца и сторожевой корабль) в районе мыса Нордкин. Торпедная атака из перископного положения. 3-торпедный залп: эсминец пошел на дно. В тот же день — торпедная атака 2-х тральщиков: один тральщик потоплен. Выскочившие из-за мыса Нордкин 6 сторожевых кораблей, устроили охоту за лодкой, обрушив на нее 147 глубинных бомб. От взрывов глубинных бомб лодка получила некоторые повреждения, но не потеряла способности двигаться и оторвалась от противника.

11. На завершающем этапе войны свой последний боевой поход выполнила «С-19» (капитан 3-го ранга Макаренков Г.Ф.), а завершили боевые действия на Северном флоте подводные лодки «В-2» (капитан-лейтенант Щекин А.С.) и «В-3» (капитан 3-го ранга Кабо И.С.).

В целом за последний (1944-й) год боевых действий подводные лодки бригады Северного флота, которой командовал с февраля 1943 г. контр-адмирал Колышкин И.А., выполнили 78 боевых походов, потопили 22 транспорта (более 60 тыс. тонн), 2 эскадренных миноносца, 7 тральщиков, 4 сторожевых корабля, 2 траулера-охотника за подводными лодками. Нанесли тяжелые повреждения 3 транспортам, эсминцу и сторожевому кораблю. Итого, было выведено из строя 42 боевые единицы Германии.

В 1944 г. подводные лодки получили на вооружение электрические (бесследные) торпеды «ЭТ-80» и новые скоростные парогазовые торпеды «53-39». В этом же году впервые на наших подводных лодках, с отставанием почти на год от немцев, появилась радиолокационная аппаратура. Эффективность торпедных залпов заметно повысилась. Достижениями подводников стали атаки по данным гидроакустики без всплытия в перископное положение. К сожалению, «малютки» так и остались без гидролокаторов по обнаружению мин, а гидроакустика на всех типах лодок была далека от совершенства и уступала по своим тактико-техническим характеристикам немецкой.

Из книги Г. Дрожжин «Лучшие подводные асы Второй мировой», М., «Яуза», «Эксмо», 2010 г., с. 487-493.