Начиная войну против Советского Союза, немецкое командование рассчитывало на политическую изоляцию нашей страны. Однако сразу после нападения Германии на Советский Союз правительство Великобритании заявило о совместной с СССР борьбе против фашистской Германии. Было принято решение о предоставлении Советскому Союзу помощи вооружением и стратегическими материалами.

Коммуникации через Балтийское и Черное моря были закрыты противником. Наиболее коротким и удобным был путь в северные порты Мурманск и Архангельск. Правящие круги США и Англии считали этот путь самым трудным и уязвимым. Правда существовали еще два пути доставки грузов: из западных портов побережья США через Тихий океан во Владивосток; через Персидский залив и Иран в Баку и другие пункты. Но оба эти пути были очень длительными. Проходило четыре — шесть месяцев, пока грузы от места отправки поступали на фронт или промышленные предприятия. Почти четвертая часть всех грузов общего количества поставок союзников была перевезена Северным путем в порты Архангельск и Мурманск.

Рассчитывая на молниеносное завершение войны, а также на захват Мурманска в первые недели войны, гитлеровцы не готовились к нарушению наших морских коммуникаций на Севере. Поэтому конвои, прибывшие на Север в 1941 г., не только не понесли потерь, но прошли без противодействия противника.

Союзные конвои формировались в Шотландии в бухте Лох-Ю, затем они следовали к Исландии, где в районе Рейкьявика эскортные корабли пополняли запасы топлива, далее каждый конвой шел на восток настолько севернее Норвегии, насколько позволяла кромка льда. Южнее конвоя (между конвоем и норвежским берегом) развертывался отряд ближнего прикрытия, состоящий из крупных кораблей.

Адмирал В.А. Фокин (1958 г.)

Адмирал В.А. Фокин (1958 г.)

Первый конвой (PQ-0) из Англии в СССР вышел 21 августа 1941 г. Он состоял из шести английских и одного советского транспорта в охранении двух эскадренных миноносцев и семи тральщиков. Отряд, прикрывавший первый конвой, включал два крейсера, один авианосец и три эскадренных миноносца. 31 августа конвой без потерь прибыл в Архангельск. Надо отметить, что до ноября 1942 г. все конвои, идущие в порты СССР, имели литерное обозначение PQ и порядковый номер, а идущие из Советского Союза – QP и порядковый номер. С декабря 1942 г. конвои обозначались соответственно IW и RA. Порядковый номер начинался с 51-го.

До конца 1941 г. было проведено в обоих направлениях еще 10 конвоев. Немецкие военно-морские силы в то время не проявлял на этой трассе активности. Из 92 транспортных судов и 74 кораблей охранения, прошедших по трассе, не погибло ни одного. Однако союзники не воспользовались пассивностью немецкого флота в этом районе. До конца года этим путем было ввезено 160 тыс. тонн различных грузов и материалов и вывезено из Советского Союза более 145 тыс. тонн.

Гитлеровское верховное командование окончательно отказалось от попытки взять Мурманск только сухопутными войсками. Предложение финского командования перерезать Кировскую железную дорогу в районе Беломорска (Сорока) и тем самым нарушить связь Мурманского порта со страной не было осуществлено из-за напряженных сражений под Москвой и Ленинградом. Поэтому Гитлер вначале 1942 г. приказал сосредоточить в Северной Норвегии основное ядро крупных надводных кораблей, значительные силы подводных лодок и авиации, для того чтобы прервать морские сообщения между Советским Союзом и Англией. Этим он хотел решить и другую дачу — предотвратить возможную высадку десанта в Северную Норвегию.

Краснознаменный лидер "Баку"

Краснознаменный лидер «Баку»

В 1942 г. в Северной Норвегии сосредоточились основные силы немецкого надводного флота: новейший линейный корабль «Тирпиц», тяжелые крейсера «Адмирал Шеер», «Лютцов», «Хиппер», крейсер «Кёльн» и две флотилии эскадренных миноносцев. В Балтийском море остались нуждавшиеся в ремонте линейные корабли «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Крейсер «Принц Ойген» при переходе на Север был атакован английской подводной лодкой, получил повреждение и возвратился обратно. На север Норвегии были переведены еще 14 немецких подводных лодок. Для обеспечения этих кораблей, а также для защиты своих коммуникаций немцы сосредоточили здесь значительное число тральщиков, сторожевых кораблей, катеров и различных вспомогательных судов. Усиливались береговая оборона и средства ПВО.

В Норвегии и Финляндии по-прежнему был сосредоточен 5-й немецкий воздушный флот, для которого было построено несколько новых аэродромов. Численность его к весне увеличилась до 500 самолетов. Конвои союзников, идущие в Советский Союз, были основными объектами нападения гитлеровских надводных кораблей, подводных лодок и военно-воздушных сил.

Северный флот должен был усиливать охранение конвоев в своей зоне, а также обеспечивать безопасное пребывание судов и кораблей союзников в Мурманске и Архангельске. Кроме того, на Северный флот возлагались следующие задачи: усиление разведки базирования вражеских кораблей и авиации в Северной Норвегии; нанесение бомбовых ударов по немецким аэродромам; усиление боевых действий советских подводных лодок у норвежского побережья на возможных путях движения к конвоям немецких кораблей; предварительный поиск подводных лодок и траление мин по курсу движения конвоев. На меридиане Кольского залива конвой обычно делился на две группы: одна в охранении английских кораблей следовала в Мурманск; другая в охранении, как правило, кораблей Северного флота направлялась в Архангельск.

Конвой являлся хорошим объектом для нападения групп подводных лодок и крупных надводных кораблей противника на переходе морем и для авиации во время пребывания его в портах. Поэтому командованию Северного флота пришлось проделать огромную работу по сокращению до минимума сроков пребывания транспортов и кораблей союзников в портах и обеспечению их безопасности. До марта 1942 г. атаки врага на конвои были случайными, затем они стали систематическими.

5 марта воздушная разведка противника заметила южнее о. Ян-Майен конвой из 15 судов, двигавшихся курсом на восток. Это был конвой PQ-12. В то же время навстречу ему в Исландию шел конвой QP-8. Для его уничтожения вышли шесть гитлеровских подводных лодок и линейный корабль «Тирпиц» в сопровождении трех эскадренных миноносцев. Из-за шторма и тумана «Тирпиц» не обнаружил конвоя. 7 марта он встретил отставший от конвоя QP-8 советский транспорт «Ижора» и потопил его. Однако с «Ижоры» успели сообщить по радио о нападении рейдера. Сигнал был принят английским легким крейсером «Кения». Отряд дальнего прикрытия конвоя в составе трех линейных кораблей, авианосца, крейсеров и эсминцев не смог обнаружить немецкие корабли. Только 9 марта 12 торпедоносцев с авианосца «Викториес» заметили возвращавшийся к норвежским фьордам «Тирпиц» и атаковали его, но безуспешно.

Командование Северного флота, получив данные о выходе линейного корабля «Тирпиц», переразвернуло подводные лодки К-23, Д-3, С-102, Щ-402 и Щ-422 с коммуникации противника у норвежского берега на перехват немецко-фашистских надводных кораблей.

Если до этого времени Северный флот обеспечивал движение внешних конвоев в порядке повседневной боевой деятельности, то начиная со следующего конвоя (PQ-13) для обеспечения двух очередных конвоев (приходящего в СССР и уходящего в Англию) Северный Флот стал проводить операции, в которых участвовали почти все силы флота: эскадренные миноносцы и сторожевые корабли усиливали непосредственное охранение конвоев; подводные лодки развернулись на пути движения крупных надводных кораблей противника; авиация наносила бомбовые удары по аэродромам и базам, прикрыла конвои при приближении их на расстояние 150-200 миль к берегу и осуществляла противовоздушную оборону баз и стоянок судов; тральщики, сторожевые корабли и катера поддерживали прибрежные районы и рейды в безопасности от мин и подводных лодок. Все эти силы развертывались на восточном участке маршрута движения конвоев протяженностью до 1000 миль.

20 марта из Рейкьявика вышел конвой PQ-13 в составе 19 транспортов в охранении легкого крейсера «Тринидад», двух эскадренных миноносцев, трех сторожевых кораблей и трех тральщиков. Утром 29 марта эскадренные миноносцы «Гремящий», «Сокрушительный» и «Ориби» подошли к конвою и заняли место в охранении. Видимость была 10-15 каб, частые снежные заряды снижали ее еще больше. Три фашистских эскадренных миноносца подошли вплотную к конвою и внезапно атаковали его. У борта «Сокрушительного» начали падать снаряды. Эскадренный миноносец прибавил ходу, повернул к конвою и неожиданно на дистанции 15 каб обнаружил корабль, в котором опознал вражеский эсминец.

«Сокрушительный» открыл огонь и вторым залпом попал в цель. Эсминец противника отвернул и скрылся в снежном заряде. Немецкие эскадренные миноносцы натолкнулись на английский крейсер «Тринидад» и атаковали его артиллерией и торпедами. Одна торпеда попала в цель, но корабль остался боеспособным и артиллерийским огнем потопил немецкий эскадренный миноносец Z-26. В дальнейшем, несмотря на очень плохую погоду, подводные лодки и самолеты противника атаковали конвой.

В это время все истребители дальнего действия Северного флота выполняли задачу по прикрытию конвоя в море. В 19 часов 15 минут 30 марта эскадренный миноносец «Гремящий» (командир капитан 2 ранга А. И. Гурин) обнаружил рубку подводной лодки и атаковал ее, сбросив четыре большие и восемь малых глубинных бомб. В месте погружения подводной лодки всплыли куски дерева и бумага. Это была подводная лодка U-585.

26 апреля из Исландии вышел конвой РQ-15, состоявший из 25 транспортов. Три из них бы потоплены авиацией противника. Из встречного конвоя QP-11, состоявшего из 13 транспортов, вражеские надводные корабли потопили один транспорт. Крейсер «Эдинбург», на борту которого находилось значительное количество золота, получил попадание двух торпед. 2 мая английские тральщики экипаж сняли, а крейсер затопили.

В конце мая на переходе из Исландии в Советский Союз находился конвой PQ-16. В течение шести дней он подвергался непрерывным атакам самолетов и подводных лодок и потерял семь судов. В не действия Северного флота охранение конвоя было усилено нашими эскадренными миноносцами и самолетами. 30 мая 1942 г., прикрывая конвой, в воздушном бою погиб один из прославленных летчиков Великой Отечественной войны Герой Советского Союза Б.Ф. Сафонов. В этот день Сафонов лично сбил три вражеских бомбардировщика. На его боевом счету было 33 сбитых фашистских самолета. Одному из первых Б.Ф. Сафонову посмертно было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. Полк, которым командовал Б.Ф. Сафонов, был назван его именем.

Теплоход «Старый большевик», следуя на Родину в составе конвоя PQ-16, 27 мая подвергся атаке бомбардировщиков. Одна бомба попала в носовую часть, где находились зенитные орудия. Начался пожар. Горели снаряды, краска, палуба. Под палубой в трюмах находились взрывчатые вещества. Судно вот-вот могло взорваться. Капитан И.И. Афанасьев распорядился спустить шлюпки, но команда судна под руководством помощника капитана К.М. Петровского с согласия капитана, пренебрегая опасностью, продолжала бороться с огнем. Личный состав теплохода пошел на смертельный риск, спасая свое судно. Вскоре пожар был ликвидирован.

Приблизившись к союзному конвою, команда теплохода увидела позывные своего судна и сигнал «Сделано хорошо», который был поднят на мачте британского флагманского корабля. Все иностранные и советские суда, следовавшие в конвое, в знак своего преклонения перед мужеством команды, спасшей свой корабль, отрепетовали этот сигнал. По прибытии в порт старший английский офицер, командовавший силами охранения, заявил советскому командованию: «Разрешите передать Вам мое личное восхищение, восхищение всего нашего офицерского состава и всех английских моряков героическими действиями экипажа теплоход «Старый большевик».

В марте — июне в обоих направлениях прошло по пяти конвоев, и почти все они подвергались атакам немецких подводных лодок и самолетов. В результате имелись потери, которые, однако, не превышали 15-20 %. Атаки вражеских эскадренных миноносцев успешно отражали корабли охранения конвоев, а крупные корабли не выходили из норвежских портов, боясь авианосцев из отряда прикрытия конвоев. Даже при таких обстоятельствах к лету 1942 г. морской путь севернее Нордкапа стал очень опасным. Англичане не хотели рисковать своими судами. Чтобы улучшить положение английского флота, США выделили оперативное соединение флота в составе двух линейных кораблей, двух крейсеров и шести эскадренных миноносцев. Оно должно было усилить флот Великобритании, обеспечивавший движение конвоев между Англией и Советским Союзом.

В начале июля на переходе в море находились два конвоя. Из Исландии шел конвой PQ-17 (в составе 34 транспортов) в охранении шести эскадренных миноносцев, четырех корветов, трех тральщиков, четырех противолодочных кораблей, двух кораблей ПВО и двух подводных лодок. Кроме того, конвой сопровождали три спасательных судна. Из Архангельска и Мурманска в Исландию шел конвой QP-13, в составе которого было 35 транспортов. В зоне Северного флота конвой охраняли эскадренные миноносцы «Грозный», «Гремящий» и «Куйбышев». На переходе конвой подвергся атакам подводных лодок, но потерь в транспортах не было. Наши эскадренные миноносцы семь раз атаковали подводные лодки противника.

Оба конвоя прикрывало соединение английского флота, состоявшее из 2 линейных кораблей, авианосца, 6 крейсеров и 11 эскадренных миноносцев. Несмотря на такое сильное прикрытие, английское адмиралтейство, как только узнало о выходе линейного корабля «Тирпиц», тяжёлых крейсеров «Лютцов», «Адмирал Шеер», «Хиппер» и 12 эскадренных миноносцев, 4 июля отдало приказ кораблям ближнего прикрытия (4 крейсера и 3 эскадренных миноносца) и эскадренным миноносцам охранения возвратиться, а транспортам конвоя PQ-17 рассеяться и следовать самостоятельно в советские порты.

Однако фашистские корабли очень быстро возвратились в базы. «Лютцов», выйдя из Нарвика, в тумане наскочил на камень и вернулся обратно. Три эскадренных миноносца, вышедшие из Тронхейма, натолкнулись на подводную скалу и вынуждены были также возвратиться в базу. «Тирпицу» же по приказу Гитлера было разрешено вступать в бой с крупными кораблями союзников лишь в том случае, если немецкие самолеты подвергнут бомбардировке их авианосцы. Поскольку немцы имели противоречивые и неясные данные об английских силах прикрытия, то «Тирпиц» не рискнул действовать против конвоя. Кроме того, его атаковала советская подводная лодка К-21 под командованием капитана 2 ранга Н.А. Лунина.

Результатов атаки командир лодки не наблюдал, но через 2 минуты после залпа акустик доложил о двух взрывах. Подводная лодка К-21 всплыла, и командир донес командованию Северного флота о встрече с немецкой эскадрой и об атаке «Тирпица». Это донесение было перехвачено и расшифровано гитлеровцами. Немецко-фашистское командование, считая, что его замысел преждевременно раскрыт, приказало эскадре возвратиться в норвежские шхеры.

Готовясь к нападению на конвой PQ-17, гитлеровцы сосредоточили большое количество самолетов и подводных лодок, атаки которых в течение первых четырех дней конвой успешно отражал. После того как прикрытие конвоя ушло, транспорты по приказу командира конвоя рассеялись (часть направилась к Горлу Белого моря, а часть — к Новой Земле), для противника создались благоприятные условия уничтожения одиночных транспортов. На поиск транспортов PQ-17 и их охранения были посланы эскадренные миноносцы «Гремящий», «Грозный», «Сокрушительный», «Куйбышев» и «Урицкий», а также тральщики и спасательные суда, советская авиация оказывала транспортам всемерное содействие. Но эти меры не могли исправить положение. 23 транспорта, входившие в состав конвоя PQ-17, были потоплены. Потопленные суда унесли с собой на дно 3350 автомашин, 430 танков, 210 бомбардировщиков и около 100 тыс. тонн других грузов. Из состава конвоя спаслись в основном те суда, которые укрылись в бухтах и заливах Новой Земли и экипажи которых проявили героизм в борьбе за живучесть своих судов.

Наш транспорт «Донбасс» за время перехода отразил шесть воздушных атак. Последний раз он был атакован самолетами противна севернее мыса Канин Нос. Вечером 9 июля «Донбасс», а затем и два иностранных транспорта прибыли в Архангельск. В составе конвоя из Исландии в Советский Союз шел танкер «Азербайджан». На конвой налетела группа вражеских самолетов. Один торпедоносец атаковал «Азербайджан», но пулеметным огнем был сбит и упал в воду, успев сбросить две торпеды. Капитан танкера В.Н. Изотов резко изменил курс, и торпеды прошли мимо.

Но в это время еще один никем не замеченный самолет вынырнул из облаков и сбросил торпеды. Одна из них попала в борт танкера ближе к корме, и танкер загорелся. На помощь ему подошел английский тральщик. Его командир предложил капитану Изотову вместе с экипажем перейти на борт английского судна, однако команда судна уже ликвидировала пожар, проверила машины, которые оказались в порядке, и корабль начал выравнивать крен. Изотов поблагодарил командира английского тральщика и ответил, что советские моряки не собираются оставлять судно. Англичане выразили свое восхищение команде и капитану и поспешили присоединиться к конвою. Поврежденный танкер шел малым ходом и не мог догнать конвой. Несколько дней о танкере не было никаких известий, и многие считали его погибшим. Однако он дошел до Русской Гавани на Новой Земле, где был отремонтирован.

После катастрофы с конвоем PQ-17 британское правительство отказалось направлять в Советский Союз конвои. Лишь под давлением Советского правительства в начале сентября из Исландии в Советский Союз вышел конвой PQ-18. В его составе было 40 судов, в том числе 6 советских. Конвой обеспечивало более 50 кораблей охранения, в том числе 4 крейсера и 16 эскадренных миноносцев. Впервые в охранение был включен конвойный авианосец с 15 самолетами на борту, которые при налете вражеской авиации нанесли противнику значительный урон. Конвой атаковали 17 подводных лодок и более 330 самолов противника.

На последнем участке пути конвоя увеличилось число самолетов, одновременно участвовавших в налетах. Однако противник нес большие потери. Американский историк Морисон писал: «18 сентября конвой был обнаружен противником при входе в Белое море и безрезультатно атакован самолетами, летящими на средней высоте. В течение дня конвой подвергался атаке двенадцати самолетов «Хейнкль-111», в результате чего было торпедировано и потоплено еще одно судно. Несмотря на уход авианосца и других средств ПВО, действия германских самолетов не были такими дерзкими, как прежде…»

Утром 18 сентября с эскадренного миноносца «Гремящий» горизонте была обнаружена группа торпедоносцев. Самолеты на бреющем полете выходили в атаку на конвой прямо с кормы. В это же время конвой атаковали бомбардировщики. «Гремящий» открыл огонь по вражеским самолетам из орудий главного калибра и зенитных установок. Многие самолеты были подбиты. Шесть летчиков выбросились с парашютом. Вскоре атака торпедоносцев повторилась. С одного из союзных транспортов с катапульты был поднят истребитель, который рассеял строй торпедоносцев. Всего было сбито 15 самолетов.

После встречи конвоя PQ-18 с конвоем QP-14, следовавшим в Англии действия немецких подводных лодок были перенесены на последний. В зоне Северного флота действовали лишь одиночные лодки врага. Всего из состава конвоя PQ-18 немецкой авиации удалось потопить 10 транспортов, 3 из них были потоплены подводными лодками. В зоне Северного флота потоплен лишь один транспорт. Из состава конвоя QP-14 подводные лодки потопили 3 транспорта. Фашистский флот и авиация получили должный отпор — были потоплены 4 подводные лодки и сбит 41 самолет. Более 20 самолетов было уничтожено нашими летчиками при ударе по аэродромам Банак, Хебуктен, Луостари.

В результате боев при переходе конвоев PQ-18 и QP-14 потери с обеих сторон были велики. Но было уже совершенно ясно, что при сильном охранении и достаточных мерах обеспечения немцы не смогут прервать на Севере пути сообщения между Советским Союзом и Англией. Однако союзники опять отказались посылать конвои до наступления полярной ночи.

В октябре — ноябре по предложению советского командования была испытана система движения одиночных транспортов («движение по капле»). Такому решению способствовал успешный переход в августе из Исландии советских транспортов «Беломорканал» и «Энгельс». Движение одиночных транспортов началось одновременно в западном и восточном направлениях. Транспорты выходили из Рейкьявика (Исландия) и губы Белушья (Новая Земля), уходили на север к кромке льда и шли вдоль нее на запад или восток. На время движения транспортов для их прикрытия и оказания помощи поврежденным судам южнее трассы выставлялись патрули из эскадренных миноносцев, тральщиков и подводных лодок. Из 13 судов, следовавших одиночно из Исландии, погибло 5, а из 28 судов, следовавших из Советского Союза в Исландию, — 4. Плавание одиночных судов союзники считали малоуспешным и в дальнейшем от него отказались.

С наступлением полярной ночи, зимней штормовой погоды возобновилось движение конвоев в Советский Союз и обратно. Вместо одного большого конвоя направлялись с интервалом в несколько дней два малых. В это время шел встречный конвой, что позволило лучше использовать боевые корабли и увеличить плотность охранения конвоев. Первый конвой в середине декабря прошел не замеченным противником. Второй был атакован двумя тяжелыми крейсерами и шестью эскадренными миноносцами. В условиях сильного снежного шторма немецкие корабли вели бой с кораблями охранения, но к транспортам пробиться не смогли. Обе стороны потеряли по одному эскадренному миноносцу. Потерь в транспортах не было.

Узнав об этой неудаче надводного флота, Гитлер пришел в ярость и потребовал сдать большие корабли на слом, а их орудия использовать для береговой обороны. Гросс-адмирал Редер подал в отставку. Командующим военно-морским флотом был назначен адмирал Дениц, который до этого командовал подводными силами. Этим эпизодом завершился крах германской военно-морской теории о нарушении коммуникаций с помощью крупных надводных кораблей.

В январе и феврале 1943 г. на Севере прошло несколько конвоев с сильным охранением. Больших потерь в транспортах не было. Только конвой RA-53, вышедший из Мурманска 1 марта 1943 г., потерял три транспорта. Однако вскоре союзники опять прекратили отправку конвоев до осени, мотивируя это тем, что в условиях полярного дня плавание опасно.

К этому времени Северный флот получил свыше 200 отечественных самолетов различных типов. Авиация систематически наносила удары по аэродромам противника, причиняя ему большой ущерб. В прикрытии конвоев и кораблей в удаленных от берегов районах большую роль сыграли самолеты Пе-3 95-го авиационного полка под командованием подполковника А.В. Жатькова. Шла борьба за завоевание господства в воздухе, которая к концу 1943 г. закончилась победой военно-воздушных сил Северного флота.

Условия действий для немецких подводных лодок стали намного сложнее и в связи с увеличением числа противолодочных самолетов и кораблей, вооруженных гидроакустическими приборами. Самыми надежными кораблями для охранения конвоев, и в частности для борьбы с подводными лодками, были эскадренные миноносцы. После перехода Северным морским путем из состава Тихоокеанского флота лидера «Баку» и эскадренных миноносцев «Разумный» и «Разъяренный» в составе Северного флота была сформирована бригада миноносцев, первым командиром которой стал капитан 1 ранга П.И. Колчин. Все корабли вскоре были оборудованы новой гидроакустической аппаратурой и успешно вели борьбу с подводными лодками.

В течение 1942 г. в состав Северного флота вошли полученные от союзников 10 тральщиков, оборудованных гидроакустической аппаратурой. Они использовались не только для траления, но и для поиска подводных лодок. Кроме того, новыми гидроакустическими средствами оснащались старые сторожевые корабли и катера. Все это повышало эффективность борьбы с подводными лодками. 22 сентября 1943 г. в Альтен-фьорд, где стоял линейный корабль «Тирпиц», проникли три английские карликовые подводные лодки. Они сбросили у борта корабля бомбы с часовым механизмом, взрывом которых надолго вывели из строя «Тирпиц».

В конце декабря линейный корабль «Шарнхорст» пытался атаковать конвой IW-55B. 26 декабря он встретился с отрядом прикрытия конвоя, в составе которого был новейший английский линейный корабль «Дьюк оф Йорк». В результате боя «Шарнхорст» был потоплен.

С уничтожением последнего крупного немецкого корабля опасность на Севере для конвоев со стороны надводных кораблей резко уменьшилась. Кроме того, фашистское командование перебросило с Севера на центральный участок советско-германского фронта значительную часть авиации. Однако подводные лодки все еще представляли большую опасность для конвоев. Пришлось увеличить охранение конвоев. Большую роль в борьбе с подводными лодками играли конвойные авианосцы. Для непосредственного обеспечения конвоя в своей зоне Северный флот каждый раз выделял более 40 боевых кораблей и вспомогательных судов и до двух авиационных дивизий. Как правило, авиация заранее наносила удары по аэродромам противника, а корабли производили поиск подводных лодок.

В 1944 г. активность фашистских сил на внешних морских сообщениях продолжала снижаться. В распоряжении немецкого командования в Северной Норвегии оставался один крупный корабль — поврежденный «Тирпиц». В ноябре 1944 г. он был потоплен английской авиацией. Количество немецких самолетов на Севере снизилось до 200. Однако фашистское командование надеялось, что в случае обнаружения конвоев оно успеет перебросить в Северную Норвегию ударную группу авиации с центрального участка Восточного фронта. Реальную угрозу морским сообщениям все еще создавали подводные лодки, количество которых в норвежских базах колебалось от 18 до 37. В то время как силы противника постепенно уменьшались, силы Северного флота росли. В течение года флот получил 6 подводных лодок, 2 тральщика, 32 торпедных и 62 противолодочных катера.

В августе 1944 г. по договоренности между правительствами США, Англии и СССР в счет репараций с Италии Северному флоту были переданы во временное пользование английские и американские корабли: линейный корабль, крейсер, девять эскадренных миноносцев и три подводные лодки. Это пополнение позволило сформировать в составе флота эскадру, командующим которой был назначен контр-адмирал В.А. Фокин. Если линейный корабль и крейсер не сыграли существенной роли в боевых действиях, то эскадренные миноносцы активно участвовали в охранении конвоев и в борьбе с подводными лодками противника.

С уменьшением угрозы для конвоев произошли изменения и в их составе. Конвои теперь включали 30-40 транспортов, 1-3 эскортных авианосца, крейсер или крейсер ПВО и 30-35 эскортных кораблей. Особенно большое значение имело включение в состав конвоев эскортных авианосцев, что позволило усилить борьбу с подводными лодками и увеличить возможности отражения атак самолетов. С августа 1944 г. и до конца войны движение конвоев не прерывалось. Из 231 судна, прошедших за это время по северной коммуникации, было потеряно 2 транспорта.

Всего за время войны на Север прибыло 738 транспортов в составе конвоя и убыло 726 транспортов в составе 36 союзных конвоев. Офицеры и матросы английского военного и торгового флотов, в также моряки других стран антифашистской коалиции, участвовавшие и проведении конвоев, выполняли свой долг с большим мужеством и мастерством. В исключительно сложных условиях Северного морского театра при систематических ударах врага они делали все, чтобы доставить грузы.