Весной 1943 г., когда боевые действия утонули в распутице и постепенно сошли на нет из-за истощения сил соединений сторон в кровопролитной зимней кампании, пришло время задуматься о планах на лето. Утопавшие в грязи поля и дороги должны были рано или поздно высохнуть, а поредевшие соединения — получить людей и технику. Оставалось ответить на вопрос «Что делать нам?» и не менее актуальный — «Что будет делать противник?».

Несмотря на тяжелые поражения зимой 1942/43 г. и наметившееся истощение сил, германская армия оставалась сильным и опасным противником. Более того, в сравнении с началом войны и началом летней кампании 1942 г. общая численность германской армии даже возросла. Вызвано это было не только потребностями войск на Восточном фронте, но и необходимостью наращивания контингентов немецких войск в находящейся под угрозой вторжения союзников Европе.

На Восточном фронте находилась армия, насчитывавшая в своих рядах 3 млн. 15 тыс. человек, практически той же численности, что и начала 22 июня похода на СССР (3,2 млн. чел.). По числу соединений вермахт первой половины 1943 г. даже превосходил вермахт июня 1941 г. Другой вопрос, что эти соединения были уже совсем не те, что раньше…

Оперативный приказ №6 от 15 апреля 1943 г.

Оперативный приказ №6 от 15 апреля 1943 г.

Побудительные мотивы немецкого командования довольно точно сформулировал в своих мемуарах тогдашний командующий группой армий «Юг» фельдмаршалЭ. фон Манштейн. Он писал: «Весной 1943 г. никто не мог сказать, начнут ли Советы вновь наступать после окончания периода распутицы. Они ведь могли подождать, чтобы усилить свою группировку и посмотреть, когда их союзники действительно откроют второй фронт на континенте. Такая стратегия выжидания не исключала проведения ряда ударов небольшими силами, чтобы сохранить свой престиж и предотвратить оттягивание немецких сил с востока. Для немцев это было бы самым неприятным.

Но это могло привести к тому, что мы, бездеятельно ожидая в обороне, должны были бы потом вести войну на два фронта против сильных противников. По этой причине чистая оборона, нечто вроде позиционной войны, для нас была неприемлема.

Вторым соображением, говорившим против применения чисто оборонительной тактики, был тот простой факт, что нам не хватало для этого имеющихся на востоке дивизий. Фронт от Черного моря до Ледовитого океана был слишком велик для того, чтобы мы могли создать на нем прочную оборону, и меньше всего в полосе группы «Юг», которая должна была оборонять тогда 32 дивизиями фронт от Таганрога на Черном море до района юго-восточнее Сум, составлявший около 760 км.

Соотношение сил позволяло Советам, в случае если бы мы ограничились чистой обороной, проводить наступление на различных участках Восточного фронта превосходящими силами и прорывать наш фронт. В результате этого противник добился бы или окружения стабильных участков фронта, или нашего отступления. 1944 г. дал достаточно примеров того, к чему приводила нас попытка удерживать неподвижный фронт.

Следовательно, мы не могли ограничиться только чистой обороной! Наоборот, мы должны были — пусть даже и в рамках стратегической обороны — привести в действие факторы, которые давали нам преимущество перед противником: более искусное руководство войсками, высокие боевые качества войск, большую подвижность наших войск (особенно летом)» (Манштейн Э. фон. «Утерянные победы», M.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999. С. 486-487).

Влепив противнику звонкую оплеуху под Харьковом, немецкое командование вполне могло рассчитывать на перехват стратегической инициативы. Крупный успех на Востоке позволял надеяться на перелом в уже казавшейся бесконечной войне. Надеяться можно было если не на победу, то, по крайней мере, на удовлетворительные условия перемирия. Первые наброски амбициозного плана появились еще в разгар боев за Харьков. 13 марта 1943 г. А. Гитлер подписал оперативный приказ № 5, в котором указывалось:

«Следует ожидать, что русские после окончания зимы и весенней распутицы, создав запасы материальных средств и пополнив частично свои соединения людьми, возобновят наступление. Поэтому наша задача состоит в том, чтобы по возможности упредить их в наступлении в отдельных местах с целью навязать хотя бы на одном из участков фронта свою волю, как это в настоящее время имеет место на фронте группы армий «Юг». На остальных участках задача сводится к обескровливанию наступающего противника. Здесь мы заблаговременно должны создать прочную оборону».

Таким образом, стратегия немецкого командования была выбрана еще в марте 1943 г. Задачей войск на Восточном фронте было наступление с целью упредить удары противника. Оставалось определиться, где наступать. Курская дуга как цель немецкого наступления появилась тогда же, в марте 1943 г., на волне успехов под Харьковом. Через Курск проходили важные железнодорожные магистрали, кроме того, сам Курский выступ естественным образом являлся удобным плацдармом для наступления во фланг и тыл групп армий «Центр» и «Юг».

Поэтому в вышеупомянутом оперативном приказе от 13 марта Гитлер требовал нанесения удара с двух сторон по Курскому выступу. Однако в марте группа армий «Центр» участвовать в крупном наступлении не могла — сказывались потери в ходе отражения «Марса» и оборонительных боев под Орлом. Соединения группы армий «Юг» также были значительно ослаблены. Поэтому план срезания выступа ударами двух групп армий был отложен на неопределенный срок.

15 апреля Гитлером был подписан оперативный приказ № 6. Цели и задачи войск в нем были определены следующим образом: «Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» — первое наступление в этом году. Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года.

В связи с этим все подготовительные мероприятия необходимо провести с величайшей тщательностью и энергией. На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна стать факелом для всего мира…»

По плану операции «Цитадель» предполагалось срезать Курский выступ двумя ударами по сходящимся направлениям, одним с севера и одним с юга. Это позволило бы образовать обширную брешь в построении советских войск и перехватить инициативу. Основной ударной силой наступления должны были стать 9-я армия на северном фасе Курского выступа и 4-я танковая армия и армейская группа «Кемпф» — на южном.

Поскольку одним из вдохновителей нового наступления был командующий группой армий «Юг» Э. фон Манштейн, в дальнейшем предполагалось использовать брешь в советском фронте в его интересах. За операцией «Цитадель» должна была последовать операция «Пантера» — глубокий прорыв в тыл советским войскам, стоящим на пороге Донбасса.

Формулировка фюрера «как только позволят условия погоды» довольно точно определяла временной интервал, в который должна была начаться «Цитадель». Начало наступления было назначено на середину мая. Манштейн считал, что нужно атаковать противника как можно раньше, упреждая советское наступление в Донбассе. Однако далеко не все разделяли его энтузиазм. Оппонентом командующего группой армий «Юг» выступил один из командующих армиями его северного соседа.

Впрочем, по своему весу в глазах фюрера командующий армией стоял на голову выше своего непосредственного начальника. Его имя известно почти каждому, кто увлекается историей Второй мировой войны, — Вальтер Модель. Ему удалось заслужить доверие Гитлера в роли энергичного командира, способного выправить ситуацию, стоящую на грани катастрофы. Тяжелой для немцев зимой 1941/42 г. Модель стал командующим 9-й армией в районе Ржева. К весне 1943 г. за его плечами был опыт нескольких успешных оборонительных сражений на центральном участке советско-германского фронта.

Его армия устояла под ударами советских войск под Ржевом, а в марте 1943 г. она была использована для восстановления рушащегося фронта в районе Орла. В орловском выступе Моделю также сопутствовал успех, и обвал фронта группы армий «Центр» был остановлен. Одним словом, когда Модель говорил, Гитлер слушал. Однако именно Модель 3 мая 1943 г. подготовил доклад, поставивший под сомнение осуществимость операции «Цитадель» в случае ее начала по плану, т.е. 15 мая. Основным аргументом командующего 9-й армией стали данные разведки относительно оборонительных возможностей противостоящего 9-й армии Центрального фронта.

Обсуждение доклада состоялось 3-4 мая 1943 г. на совещании в Мюнхене. Присутствовавший на нем Г. Гудериан впоследствии вспоминал: «Совещание открыл Гитлер. В своей 45-минутной речи он обстоятельно обрисовал положение на Восточном фронте и поставил на обсуждение присутствующих предложения начальника генерального штаба и возражения генерала Моделя. Модель, располагая подробными разведывательными данными, особенно аэрофотоснимками, доказал, что как раз на этих участках фронта, на которых обе группы армий хотят предпринять наступление, русские подготовили глубоко эшелонированную, тщательно организованную оборону.

Генерал-полковник Г.В. Гудериан - создатель немецких танковых войск

Генерал-полковник Г.В. Гудериан - создатель немецких танковых войск

К тому времени русские уже отвели главные силы своих мотомеханизированных войск с выступающих вперед позиций и в свою очередь на вероятных направлениях нашего прорыва, который мы намечали провести согласно нашей схеме наступления, необычайно усилили свою артиллерию и противотанковые средства» (Гудериан Г. «Воспоминания солдата», Смоленск: Русич, 1999 г., с. 422-423).

Интересно отметить, что именно Модель, а не фельдмаршал Гюнтер фон Клюге руководил подготовкой плана наступления войск группы армий «Центр» в рамках общего плана операции «Цитадель». Более того, оба командующих группами армий, и Манштейн, и Клюге, придерживались мнения, что «Цитадель» нужно начинать в мае. Впрочем, еще в октябре 1942 г. Вальтер Модель стал четвертым в списке молодых генералов, которые были определены как подходящие фигуры для назначения на должность командующего группой армий, если такая вакансия вдруг откроется. Но так или иначе, нужные факты и цифры были вброшены на совещании и оказали решающее воздействие на самого фюрера.

По данным, представленным Моделем, Центральный фронт Рокоссовского К.К. в начале мая насчитывал 31 дивизию, 1200 орудий, 200 установок реактивной артиллерии и 1500 танков. Численность боевых подразделений войск Рокоссовского оценивалась немцами в 124 тыс. человек. Это давало Центральному фронту почти двойное превосходство над 9-й армией, насчитывавшей в середине мая 324 924 «едока» при численности боевых подразделений 67 188 человек, 824 орудия и около 800 танков и САУ.

При этом аэрофотоснимки показывали множество советских противотанковых позиций и траншей на пути немецкого наступления. Прорыв этой развитой системы обороны требовал сильной пехотной составляющей. Однако большая часть пехотных дивизий армии Моделя имела численность пехоты вдвое меньше штатной, многие из этих соединений расформировали, по крайней мере, три из штатных девяти пехотных батальонов. Такие шестибатальонные дивизии были заметно слабее девятибатальонных соединений, вступивших на территорию СССР 22 июня 1941 г. и периодически прибывавших с запада после переформирования или формирования заново.

Артиллерийские батареи в дивизиях 9-й армии были сокращены с четырех штатных орудий до трех, а в некоторых батареях было по одному-два орудия. К 16 мая 1943 г., т.е. к моменту, когда по плану должна была начаться операция «Цитадель», пехотные дивизии имели среднюю «боевую численность» (численность непосредственно участвующих в бою подразделений) в 3306 человек. Острой проблемой также был транспорт. Тринадцати пехотным дивизиям 9-й армии недоставало 2000 грузовиков, а 4-я танковая дивизия из-за нехватки была вынуждена держать 2500 лошадей.

Особенно хорошо видна разница между возможностями ударных группировок Моделя и Манштейна, если сравнивать «боевую численность». Пятнадцать пехотных дивизий 9-й армии к началу «Цитадели» имели среднюю «боевую численность» 3296 человек, а восемь пехотных дивизий 4-й танковой армии и армейской группы «Кемпф» — 6344 человека. Пехотные соединения Манштейна имели почти вдвое большую численность боевых подразделений.

Причины этого довольно просты: восстанавливая фронт после сталинградской катастрофы, верховное командование бросало в группу армий «Юг» соединения, прошедшие в 1942 г. переформирование на западе. Напротив, у Моделя в основном были пехотные дивизии, находившиеся на Восточном фронте с 1941 г. Неудивительно, что именно Модель стал инициатором сдвига сроков начала «Цитадели». Дело было не в личных качествах Моделя как военачальника, а в объективном состоянии его войск после нескольких кровопролитных сражений за Ржев.

Доклад Моделя произвел сильное впечатление на Гитлера. Никто из присутствовавших на совещании в Мюнхене командующих и даже начальник Генерального штаба Курт Цейтцлер не смогли выдвинуть убедительных аргументов против выкладок командующего 9-й армией. В итоге было решено сдвинуть срок начала операции «Цитадель» на месяц. Это решение впоследствии станет одним из наиболее критикуемых среди принятых А. Гитлером за всю войну. Решение Гитлера отложить «Цитадель» действительно весьма уязвимо для критики.

Проблема была в том, что пополнения получала не только 9-я армия, но и противостоящие ей советские войска. Сегодня мы можем оценить ситуацию не по разведывательным сводкам, а по объективным данным о численности войск сторон. В апреле 1943 г. Центральный фронт насчитывал 538 480 человек, 920 танков, 7860 орудий и 660 самолетов. В начале июля в распоряжении Рокоссовского К.К. было 711 575 человек, 1785 танков и САУ, 12 453 орудия и 1050 самолетов.

Немецкая 9-я армия к 4 июля достигла «боевой численности» 75 713 человек (при общей численности 335 тыс. человек), число танков возросло с 800 до 1014, орудий — с 3006 до 3368. Как мы видим, Центральный фронт наращивал основные показатели численности войск более быстрыми темпами. Соотношение сил между армией Моделя и фронтом Рокоссовского перед началом операции по сравнению с маем 1943 г. не улучшилось, а даже ухудшилось. Задержка с началом операции не дала ожидаемого результата. Следует также отметить, что именно в мае 1943 г. в инженерные части Воронежского фронта начали поступать противотанковые мины, для установки которых в итоге было два месяца. Мины в июле 1943 г. станут настоящим бичом немецких танков.

План наступления на северном фасе Курской дуги, разработанный Вальтером Моделем, базировался на нехарактерном для немецкой военной школы приеме ввода танковых соединений в прорыв после взлома обороны противника пехотой. Он собирался прорвать позиции Центрального фронта атакой пехоты при поддержке тяжелых танков, штурмовых орудий, артиллерии и авиации. Из восьми подвижных соединений, имевшихся в распоряжении 9-й армии, только самую слабую — 20-ю танковую — Модель собирался использовать при первом ударе.

В целом план наступления 9-й армии можно назвать несколько двусмысленным. Остается впечатление, что Модель стремился предотвратить сковывание самых ценных подвижных соединений. Оставаясь во втором эшелоне, они могли быть быстро переброшены на другие участки фронта для латания рушащегося под ударами Красной Армии фронта.

Если сам по себе план операции «Цитадель» был простым и даже примитивным, то эта незатейливость была с избытком компенсирована замысловатым планом командования группы армий «Юг». Помимо наступления на Курск силами 4-й танковой армии, предполагалось наносить удар на северо-восток силами армейской группы «Кемпф». Последняя стояла фронтом на восток по реке Северский Донец, и ее наступление в любом случае уводило от главной цели — Курска.

«По мнению командования группы, решающим фактором для использования этих армий было то обстоятельство, что противник вскоре после начала операции бросит в бой свои сильные оперативные резервы, стоявшие восточнее и северо-восточнее Харькова. По меньшей мере, столь же важной, как удар на Курск с целью отсечения находившихся там вражеских сил, была задача обеспечить с востока этот удар от подходящих вражеских танковых и механизированных соединений, нанося встречные удары. Разгром этих сил был также важной целью операции «Цитадель», — писал Манштейн.

Армейская группа Кемпфа имела задачу удерживать одним пехотным корпусом полосу обороны на Донце от пункта юго-восточнее Харькова до района Волчанска. Ее танковый и пехотный корпуса (всего 3 танковые и 3 пехотные дивизии) должны были активными действиями обеспечить операции по прорыву у Курска на восток или северо-восток.

Генерал Гот считал, что приказ о наступлении прямо на север вдоль прямой трассы через Обоянь не следует понимать буквально. По его мнению, местность и расположение противника существенно препятствовали бы такому продвижению. В районе 20 км на юг от Обояни местность отлого спускалась в направлении севера-востока и севера к р. Псёл. И постепенно поднималась снова на другом ее берегу, давая возможность отличного обзора для русских. Местность, пересекаемая р. Псёл вокруг Обояни, была слишком узкой из-за большого количества водоемов, а направление течения реки не давало возможности обойти их.

Генерал Гот также понимал, что советский стратегический резерв, включающий несколько танковых корпусов, быстро вступит в бой, протискиваясь через узкий проход между реками Донец и Псёл в районе Прохоровки (около 15 км на северо-восток от Белгорода). Если бы передовые части 4 ТА вступили в тяжелый бой с ними в районе, пересекаемом р. Псёл около Обояни, то русские танки могут нанести сильный удар по немецкому правому флангу и иметь успех, именно из-за того, что танковые дивизии вермахта будут ограничены в продвижении рекой Псёл.

Так как эта ситуация могла быстро обернуться катастрофой, Гот понимал, что в его планы не должно входить столкновение с советским бронетанковым резервом около Прохоровки до начала непосредственного наступления на Курск. Он считал жизненно важным ввести в такое сражение самое мощное из имеющихся соединений, с тем, чтобы сначала вынудить противника вступить в бой на выбранной немцами территории, не пересеченной р. Псёл, на которой немецкие танковые дивизии могли бы использовать в полной мере свою превосходящую мобильность и силу.

Следовательно, после прорыва рубежа обороны противника 2-й танковый корпус СС не должен продвигаться прямо на север вдоль р. Псёл, а резко повернуть на северо-восток к Прохоровке для уничтожения танковых сил русских. Таким образом, одним из ключевых моментов в планировании наступления группы армий «Юг» стала забота о защите флангов от контрударов советских резервов. Опыт войны с СССР убеждал немцев, что контрудары будут. Вопрос был в том, чтобы минимизировать их последствия. Как показали последующие события, оба решения (удар «Кемпфа» и поворот к Прохоровке) оказали существенное влияние на действия 5-й гв. танковой армии. Немецкому командованию в итоге операции «Цитадель» так и не удалось быстро достичь значительного результата, а потом на ход операции стали оказывать влияние другие направления, на которых советские войска перешли в наступление…

Статья написана с использованием материалов книги А. Исаев «Освобождение 1943″, М., «Яуза», «Эксмо», 2013 г., с. 155-179.