В третьей декаде февраля на центральном направлении, в полосе между Днепром и Сев. Донцом развернулись сражения, в результате которых противник одержал победу и вновь захватил Харьков и Белгород. Линия фронта на данном направлении стабилизировалась, приняв форму гигантского выступа, получившего название «Курская дуга». Гитлеровское командование, желая вновь овладеть стратегической инициативой, разработало операцию «Цитадель» для прорыва и окружения Красной Армии в районе Курска.

Конфигурация курского выступа создавала потенциальную возможность окружения и последующего уничтожения Центрального и Воронежского фронтов. В случае успешного решения этой задачи военно-политическая обстановка кардинально менялась в пользу Германии. Для наступления на Курск Гитлер сосредоточил 50 дивизий, из них 16 танковых и моторизованных. Здесь впервые предполагалось использовать в больших масштабах танки «Тигр», «Пантера», новые истребители «Фокке-Вульф-190».

15 апреля 1943 года Гитлер подписал оперативный приказ ставки вермахта № 6, утверждавший план наступления в районе Орёл-Курск-Белгород-Харьков. Приказ гласил: «Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» — первое наступление в этом году. Этому наступлению придаётся решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года».

Немецкий командирский танк, первые дни сражения на Курской дуге

Немецкий командирский танк, первые дни сражения на Курской дуге

Курская битва продолжалась 50 дней и ночей — с 5 июля по 23 августа 1943 года. Она включала в себя три крупных стратегических операции советских войск: Курскую оборонительную (5 — 23 июля), Орловскую (операция «Кутузов») (12 июля — 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3 — 23 августа) наступательные операции. По своему размаху, привлекаемым силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям Курская битва является одной из крупнейших битв Второй мировой войны. Артиллеристы стали подлинными героями битвы на Курской дуге, вынеся на своих плечах основную тяжесть боёв.

Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, начатый под Сталинградом, был завершен в ходе Курской битвы и сражения за Днепр. Руководители Германии планировали летом 1943 г. провести крупную наступательную операцию (кодовое название «Цитадель») в районе Курска. Немцы надеялись разгромить все южное крыло советских войск, изменив тем самым военно-политическую обстановку на советско-германском фронте в свою пользу.

Подбитый танк Т-34, июль 1943 г.

Подбитый танк Т-34, июль 1943 г.

Операция «Цитадель, к которой немецкое командование тщательно готовилось, должна была вернуть вермахту стратегическую инициативу, восстановить престиж Германии, подорванный поражением в Сталинграде. На Курской дуге было задействовано со стороны Германии около 900 тыс. человек, 1,5 тыс. танков, более 2 тыс. самолетов; с советской стороны — более 1 млн. человек, 3400 танков и около 3 тыс. самолетов. К проведению операции германское командование привлекло группу армий «Центр» под командованием Г. фон Клюге (9-я и 2-я армии) и группу армий «Юг», которой командовал Э. фон Манштейн (4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф»).

Фельдмаршал Э.Ф. фон Манштейн на командном пункте армий группы "Центр"

Фельдмаршал Э.Ф. фон Манштейн на командном пункте армий группы «Центр»

Желая как можно лучше подготовиться к решающему сражению, Гитлер несколько раз переносил срок начала операции. Прошел май, затем июнь, начался июль, а на советско-германском фронте продолжалось затишье. Среди советских военачальников возникло опасение, что в ожидании немецкого удара можно упустить время. Командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Ватутин предлагал отказаться от преднамеренной обороны и самим перейти в наступление первыми. Его предложение не нашло поддержки в Ставке.

Советское командование также готовилось к проведению летом 1943 г. крупной наступательной операции. Поначалу планировалось прорвать фронт противника на юго-западном направлении. Сил для этого у советской стороны было достаточно. После проработки разных вариантов было решено перейти к преднамеренной обороне, измотать наступающего противника, выбить его танки, а затем ввести в бой свежие резервы, перейти в наступление на всех фронтах. На направлениях главных ударов противника создавалась прочная глубоко эшелонированная оборона: восемь оборонительных полос и рубежей, насыщенных противотанковыми средствами.

Советскому командованию, в отличие от 1941 и 1942 годов, удалось правильно установить состав войск противника и определить направление его главного удара летом 1943 г. Информация о готовящемся наступлении немцев была добыта советской разведкой. В книге «Записки командующего фронтом 1943-1945» Конев И.С. писал: «Уже весной 1943 года советское Верховное Главнокомандование располагало данными о готовящемся летнем наступлении немецко-фашистских войск в районе Курской дуги. Данные разведки поступали с исключительной быстротой и точностью. Было точно определено и направление главного удара противника».

К началу немецкого наступления Ставка сосредоточила на курском направлении до 40% общевойсковых соединений, все пять танковых армий. Соотношение сил в районе Курского выступа было в пользу советских войск: в людях — 1,4:1; в танках и САУ — 1,2:1; в самолетах — 1,3:1; в орудиях и минометах — 1,9:1. Никогда еще в одном месте не сосредоточивалось такое количество войск и техники. Были созданы стратегические резервы под командованием генерала Конева И.С., так как план советского командования предусматривал переход от обороны к дальнейшему наступлению.

В Курской битве командовали выдающиеся полководцы: маршалы Жуков Г. К. и Василевский А.М. С советской стороны в Курской битве принимали участие войска: Центрального (командующий генерал Рокоссовский К.К.), Воронежского (командующий генерал Ватутин Н.Ф.), Степного (командующий генерал Конев И.С.) и других фронтов. В ночь на 5 июля 1943 г, немецкие саперы проделали проходы в минных полях, а танковые и пехотные дивизии уже вышли на исходные позиции. Но за полчаса до наступления на них обрушился удар советской артиллерии.

Таким образом, фактор внезапности был утрачен, что привело немцев в замешательство. Но с опозданием на несколько часов наступление все же началось. Противник стремился прорваться к Курску с севера и юга и окружить войска Воронежского и Центрального фронтов. На отдельных направлениях на советские позиции была брошена огромная масса танков (до 100 машин на 1 километр фронта). Наткнувшись на заранее подготовленную оборону, немецкие танковые дивизии понесли существенные потери, но прорвать ее не смогли.

На первом этапе немецкие войска перешли в наступление и вклинились в нашу оборону от 10 до 35 км. Их наступление закончилось 12 июля танковым сражением в районе деревни Прохоровки — самым крупным во Второй мировой войне встречным танковым сражением. С обеих сторон в нем участвовало 1200 танков (по последним данным около 1000). Прохоровское поле вошло в летопись военной истории России наряду с Куликовым и Бородинским полями. Советские летчики в ожесточенных воздушных боях завоевали господство в воздухе, что обеспечило уверенные действия наземных войск.

После провала наступления на Курск немцы перешли к обороне, но удержать позиции не смогли. Начавшееся контрнаступление советских войск, в котором приняли участие пять фронтов, завершилось полной победой. На втором этапе битвы советские войска разгромили основные группировки противника. 5 августа были освобождены Белгород и Орел. В честь этой победы в Москве был произведен первый за годы Великой Отечественной войны артиллерийский салют. 23 августа был освобожден Харьков — важнейший политический, экономический и стратегический центр юга страны. Освобождением Харькова завершилась Курская битва.

За 50 дней Курской битвы было разгромлено 30 отборных дивизий противника, из них 7 танковых. Враг лишился 3 тыс. орудий, 1,5 тыс. танков, 3,7 тыс. самолетов и 500 тыс. солдат. Потери советской стороны в Курской битве также были очень велики: 254,5 тыс. убитых и 608,8 тыс. раненых, 1626 боевых самолетов, 5244 орудия и миномета, 6064 танка. Но то была цена победы, которая позволила Красной Армии прочно завладеть стратегической инициативой.

Контрнаступление под Курском переросло в августе в стратегическое наступление Красной Армии по всему фронту, советские войска продвинулись на запад на 300-600 км. Были освобождены Левобережная Украина, Донбасс, захвачены плацдармы в Крыму, форсирован Днепр.

Таким образом, в ходе Курской битвы было разгромлено 30 дивизий противника, который потерял более 50 тыс. человек. Немалый вклад в эту обеду внесли и партизаны. Победа под Курском ускорила развал фашистской коалиции. Гитлер не смог перебросить с Восточного фронта ни одной дивизии в Италию, где в это время произошел политический переворот, и назревала угроза выхода союзника из войны. Активизировалось движение Сопротивления в оккупированной Европе. Укрепился авторитет СССР как ведущей силы антифашистской коалиции.

В Курской битве совершено немало подвигов. Имена героев бессмертны. В их числе — Лена Лосева и Михаил Борисов.

Из книги Бабаджанян А.Х. «Танковые рейды 1941 – 1945», М., «Яуза», «Эксмо», 2009, с. 124-125

Я не писатель и никак не ставлю перед собой литературной задачи, но вместе с тем не могу избавиться от возникающих ассоциаций. «Солдаты! С сегодняшнего дня вы становитесь участниками крупных наступательных боев, исход которых может решить войну… И вы должны знать, что от успеха этого сражения зависит все…» Это из обращения Гитлера к своим войскам 4 июля, накануне Курской битвы.

Удивительно знакомо. Я это уже читал когда-то, давным-давно, еще в юности. «Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас… Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске…» Такими словами начинался приказ Наполеона перед Бородином, свидетельствует Толстой в «Войне и мире».

Как и Бородино, Курская дуга давно стала достоянием историков. «Некоторые историки говорят, что Наполеону стоило дать свою нетронутую старую гвардию для того, чтобы сражение было выиграно. Говорить о том, что бы было, если бы Наполеон дал свою гвардию, все равно, что говорить о том, что бы было, если б осенью сделалась весна». Это снова Толстой.

Сокрушаясь об «утерянных победах», генерал-фельдмаршал Э. Манштейн валит все на Гитлера: «Командование группы армий («Юг»), однако, полагало, что если уж мы предприняли упреждающий удар, то надо было сделать все для достижения полного и быстрого успеха операции «Цитадель». Если бы нам удался этот удар, если бы были уничтожены отрезанные на Курской дуге войска противника и, кроме того, в этом сражении была разгромлена значительная часть его оперативных резервов, то тем самым был бы сделан первый шаг для достижения столь желанного ничейного исхода войны» (Манштейн Э. Утерянные победы).

Осенью не делается весна, господин фельдмаршал. Позволю себе дальше процитировать из моей любимой книги: «Этого не могло быть. Не Наполеон не дал своей гвардии, потому что он не захотел этого, но этого нельзя было сделать. Все генералы, офицеры, солдаты французской армии знали, что этого нельзя было сделать, потому что упадший дух войска не позволял этого».