Каледин Алексей Максимович, генерал от кавалерии, родился 12 (24) октября 1861 г. в  станице Усть-Хоперской области войска Донского, в семье войскового старшины (полковника). Учился в Воронежском кадетском корпусе. В 1882 г. Алексей Каледин окончил Михайловское артиллерийское училище, после которого служил в конно-артиллерийской батарее Забайкальского казацкого войска.

В 1887 г. Каледин А.М. поступил в Академию Генерального штаба, которую окончил через два года. Был назначен старшим адъютантом штаба 6-й пехотной дивизии. Два года командовал эскадроном 17-го драгунского Волынского полка. Затем Каледин занимался штабной работой в Варшавском военном округе, в штабе Донского казачьего войска.

В 1903-1906 гг. был начальником Новочеркасского казачьего юнкерского училища, значительно улучшил уровень подготовки будущих казачьих офицеров. С 1906 г. Каледин — помощник начальника штаба Донского войска. В 1907 г. был произведён в генерал-майоры.

С 1910 г. командовал 2-й бригадой 11-й кавалерийской дивизии, а с 1912 г. был назначен начальником 12-й кавалерийской дивизии, которую возглавлял до февраля 1915 г. Под его руководством дивизия стала одной из лучших в русской кавалерии. Во время Первой мировой войны будущему атаману войска Донского довелось командовать дивизией, корпусом и 8-й армией.

Генерал Каледин А.М.

Генерал Каледин А.М.

Уже в период Галицийской битвы 1914 г. командующий 8-й армией генерал Брусилов А.А. мог убедиться в боевых качествах 12-й кавалерийской дивизии и её командира. Всегда хладнокровный, спокойный и даже суровый Каледин твердо держал управление дивизией в своих руках, его приказы выполнялись подчиненными быстро и энергично. По выражению Деникина А.И. в отличие от многих других военачальников он не посылал, а водил полки в бой.

Во время Гродекского сражения «одновременно с атаками на корниловскуго дивизию австрийцы прорвались с юга на Миколаев, создавая уже угрозу всей 8-й армии. Ген. Каледин лихими конными ата­ками и стойкостью стрелков сдерживал прорвавшихся…», — писал Деникин (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 259). Генерал Каледин отличался большой личной храбростью. За бои под Львовом был награждён Георгиевским оружием, в октябре 1914 г. получил орден святого Георгия 4-й степени.

В начале 1915 г. бок о бок сражались воины «Железной бригады» Деникина и дивизии Каледина. «В начале февраля бригада брошена была на помощь сводному отряду ген. Каледина под Лутовиско, в Ужго­родском направлении. Это был один из самых тяжелых наших боев. Сильный мороз; снег — по грудь; уже введен в дело последний резерв Каледина — спешенная ка­валерийская бригада.

Кавалерия на марше

Кавалерия на марше

Не забыть никогда этого жуткого поля сражения… Весь путь, пройденный моими стрелками, обозначался торчащими из снега неподвижными человеческими фигу­рами с зажатыми в руках ружьями. Они — мертвые — застыли в тех позах, в каких их застала вражеская пуля  во время перебежки…

Во время этих же февральских боев к нам неожидан­но подъехал Каледин. Генерал взобрался на утес и сел рядом со мной, это место было под жестоким обстрелом. Каледин спокойно беседовал с офицерами и стрелками, интересуясь нашими действиями и потерями. И это про­стое появление командира ободрило всех и возбудило на­ше доверие и уважение к нему. Операция Каледина увенчалась успехом». (Там же с. 272-273). Австрийцы были отброшены за реку Сан, а сам Каледин А.М. за эти бои получил орден святого Георгия 3-й степени.

В период отступления Юго-Западного фронта весной и летом 1915 г. конница Каледина, как и «Железная бригада» (с конца апреля «Железная дивизия») Деникина, часто перебрасывалась с одного тяжёлого участка фронта на другой, заслужив название «пожарной команды» 8-й армии.

В феврале 1915 г. генерал-лейтенант Каледин был тяжело ранен и эвакуирован в Киев. Через четыре месяца, ещё не закончив лечения, он уже опять был на фонте. В августе 1915 г. Алексей Максимович был произведён в генералы от кавалерии и назначен начальником 12-го армейского корпуса 8-й армии Юго-Западного фронта. Красивых слов генерал произносить не умел и не любил, но его постоянное появление на передовой линии, спокойные беседы с офицерами и солдатами, вызывали к нему полное доверие и уважение войск.

В воспоминаниях Брусилова, написанных в советское время, он даёт своим подчинённым, имевшим в отличие от него самого, академическое образование:  Корнилову, Деникину — как военачальникам часто не лестные характеристики. Не обошёл своим вниманием Алексей Алексеевич и Каледина.

Вот что о нём Брусилов пишет: «Он был человеком… чрез­вычайно молчаливым и даже угрюмым, характера твер­дого и несколько упрямого, самостоятельного, но ума не обширного, скорее узкого, что называется, ходил в шорах. Военное дело знал хорошо и любил его…» Далее Брусилов сообщает, что по его представлению Каледина назначили командиром 12-го корпуса, и «оказалось, что командиром корпуса он уже был второстепенным, недо­статочно решительным…» По мнению Брусилова, с коман­дованием корпуса Каледин хорошо справиться не мог.

Весной 1916 г. Брусилов был назначен главнокомандующим Юго-Западного фронта, Каледин сменил его на посту командующего 8-й армией. Брусилов был против этого назначения, однако вмешался Николай II, и Каледин получил в командование 8-ю армию. Готовилось наступление на Восточном фронте. По плану Ставки Юго-Западный фронт получал особую задачу: он, «тревожа противника на всем протяжении своего расположения, главную атаку производит войсками 8-й армии в общем направлении на Луцк».

Однако командующие армиями Юго-Западного фронта Каледин и Щербачев не были сторонниками наступления, они высказали сомнение в его успехе. Брусилов пишет, что Щербачев в конце концов согласился с доводами главнокомандующего фронта, но Каледин продолжал упорствовать. После заявления Брусилова, что он готов перенести главный удар южнее, в 11-ю армию, с тем, чтобы она наступала на Львовском направлении, Каледин предпочёл не отказываться от главной роли в предстоящей операции.

Итак, в «Брусиловском прорыве» армия Каледина действовала на главном, Луцком направлении. Начав наступление 22 мая, она уже к исходу следующего дня прорвала первую полосу обороны 4-й австрийской армии. Еще через два дня был взят Луцк. Австрийцы бежали к Ковелю и Владимир-Волынскому, армия противника была наголову разбита и отброшена более чем на 100 км. В плен было захвачено около 45 тыс. человек. Но успех прорыва использован не был.

Действия 8-й армии против австро-германских войск в конце июня – августе 1916 г. были значительно менее удачными. Брусилов не мог допустить, что 8-я армия — его армия топчется на месте, терпит неудачи, в то время, как другие армии, Щербачева и Лечицкого, продолжают победное движение. Деникин считал, что именно этот психологический мотив заслонял собою все стратегические соображения. Брусилов полагал, что причина неудачи кроется в недостаточной настойчивости его преемника и несколько раз письменно и по аппарату посылал ему резкие, обидные и несправедливые упреки…

После Февральской революции Каледин А.М. выступил против распоряжения Временного правительства о «демократизации армии», считая, что подобные действия подрывают дисциплину в войсках. В мае 1917 г. Каледин был снят с поста командующего 8-й армией.

Не получив нового назначения на фронте, Каледин уехал на Дон, где 18 июня (1 июля) 1917 г. казаки избрали его Донским Войсковым Атаманом. Выступая в августе 1917 г. на Московском государственном совещании, атаман Каледин призвал к продолжению войны до победного конца, к запрету митингов и собраний в воинских частях, к укреплению дисциплины в войсках и упразднению Советов.

Генерал Каледин поддержал выступление Корнилова Л.Г., но сам в «корниловском мятеже» не участвовал. После Октябрьского переворота, который генерал считал преступлением, он объявил, что до восстановления законной власти Войсковое правительство берет на себя всю власть на Дону, где началось формирование Добровольческой армии под руководством генералов Алексеева М.В. и Корнилова Л.Г. Однако казачество, уставшее от пережитой войны, не спешило вступать в Добровольческую армию и воевать против большевиков.

11 января 1918 г. красные казаки, собравшиеся на съезд в станице Каменской, объявили о низложении Каледина А.М., Войскового правительства и о создании Донского казачьего ВРК во главе с бывшим подхорунжим Подтелковым Ф.Г. Малочисленные отряды Добровольческой армии уже не могли сдерживать наступление Советов, и 28 января генерал Корнилов известил Каледина о том, что его армия уходит на Кубань.

Для защиты Донской области от большевиков на фронте нашлось менее 150 добровольцев. Понимая, что положение безнадёжно, а население, ожидавшее от большевиков экономических реформ, не только его не поддерживает, но настроено враждебно, на заседании войскового правительства Каледин заявил, что в таких условиях слагает с себя полномочия войскового атамана.

29 января генерал Каледин А.М. покончил с собой выстрелом в сердце. В своем предсмертном письме генералу Алексееву М.В. он объяснил свой уход из жизни «отказом казачества следовать за своим атаманом». Новый Донской Атаман генерал Краснов П.Н., избранный в мае 1918 г. говорил: «Ни одному из вождей гражданской войны с большевиками не пришлось пережить столько нравственных и душевных мучений и разочарований и видеть так много измены и подлости людской, как первому выборному Донскому Атаману — генералу Каледину».